S03E05
ГЛАВА 13 "Я всего лишь хочу жить" ГЛАВА 15 "На пороховой бочке"

ГЛАВА 14 "Авария"

ГЛАВА 14 "Авария"

Первое сообщение гласило: "Произошла критическая перегрузка системы, немедленно примите меры".

Сонными глазами я прочитал и второе сообщение, пришедшее через пару минут: "Нарушена стабильность работы системы, выведены из строя сервера 4, 8, 15, 16, 23, 42. Отказ системы охлаждения, невозможно отключить питание ДАТА-центра (неизвестная ошибка). Критическая температура в ДАТА-центре, риск возникновения пожара."
Мой сонный разум был не готов к такой информации и я не сразу понял что к чему. Ещё раз прочитав сообщения, я убедился что это не сон и наспех собравшись, пулей выскочил из дома. Я сел в свой старенький Форд и выжал из него максимум, повезло, что ночью дороги были свободны, что позволило мне стремительно быстро добрать до работы.

Воспользовавшись электронным ключом, я прошёл в задние через парадный вход. Стойки дежурного администратора и охранника были пусты, что ещё больше вызвало у меня тревогу. Спешным шагом я прошёл по полуосвещённому коридору и вскоре вышел к двери своей лаборатории, где собрались охранник, Женя и четверо учёных из соседнего отдела.

— Что происходит? спросил я.

— Ты тоже получил СМС? Мы знаем не больше тебя! Кто-то заперся в лаборатории, судя по базе, в неё вошёл Альцгеймер, — пояснил Женя.

Я подошёл к двери, вставил в замок карточку, но дверь не открылась.

— Не мешайте работать! — меня нагло оттолкнул один из учёных и покружив каким-то приборчиком у замка, радостно воскликнул.

— Готово! Вот и испытал я заодно вскрыватель замков 2000! — судя по его виду, учёного больше интересовал его прибор, а не происходящая ситуация.

Тем не менее замок разблокирован и Женя благополучно открыл дверь. Нас сразу поприветствовал рёв сирены и аварийные красные лампы. Первым делом, я ломанулся на второй этаж и перешагнув через деформированную дверь... увиденное меня едва не довело до поседения. Приборы контрольной панели сходили с ума, показатели зашкаливали. Дверь в серверную была открыта настежь и из помещения шёл довольно тёплый воздух. Зайдя в ДАТА-центр, я ужаснулся от нескольких отключённых серверов и одного разбитого, валявшегося на полу. Было довольно жарко, душно, но сервера почему-то не отключались, а продолжали работать. Шум был невыносимый, бедные кулеры работали на полную катушку безуспешно пытаясь охладить оборудование, которое вот-вот выйдет из строя. Пару "шкафов" всё же вырубились, но от этого лучше не стало. Без раздумий, я тут же подбежал к системе охлаждения, возле которой сидел взъерошенный Альцгеймер и держал в руках кабель от самой системы охлаждения. Учёный был бледный не смотря на дикую жару в серверной и что-то бормотал себе под нос. Я бесцеремонно вырвал из его рук кабель и с помощью зажимов зафиксировал на должном месте. Оборудование загудело, температура медленно, но равномерно начала спадать.

— Что случилось? — крикнул я на Альца, но тот словно не видел меня, всё продолжал бормотать себе под нос.

Тогда я выскочил обратно в контрольную комнату, где стоял Женя и охранник. Охранника я попросил уйти, говоря что всё под контролем, но тот сказал, что всё же останется у выхода в лабораторию.

— Это всё чёртов Альцгеймер! — крикнул я.

— Машине здорово досталось, повреждения довольно серьёзные, — Женя смотрел ан приборы.

— Отключены все вспомогательные сервера... чёрт возьми! Это чудо! Женя, смотри! — я показал брату на системную сводку и у него тоже округлились глаза.

— Умница! Она просто умница! Перераспределить вычислительные мощности на малозагруженные сервера, быстро переписать код под их специфику... Она борется, зажимается в угол, но борется! Структура кода, хоть и не понятна до сих пор, но не кажется повреждённой. Жень, ты лучше разбираешься в аппаратной части. Возьми из хранилища запасной сервер и замени им разбитый, да и посмотри какие ещё повреждения нанёс Альцгеймер. И да, вытащи этого придурка оттуда пока он вообще всё не разнёс к чертям, — тараторил я.

Женя кивнул и забежал в серверную.

— Давай Селестия, потерпи, только не сдавайся! Мы спасём тебя и твой мир, не переживай, — бормотал я.

Приятно было видеть понижение температуры, серверам термоповреждения больше не угрожали. Обернувшись, я увидел как брат тащит Альца и оставляет его сидящего на полу, а сам мечется с проводами и оборудованием.

— Паш, лучше вырубить систему, — крикнул он.

— Нельзя. Часть разума ИИ существует в оперативной памяти и я просто не знаю почему! Если всё вырубить, то это их убьёт! — крикнул я.

— Селестия умна, думаю она справится, — кричал Женя.

— Я не желаю это проверять! — прокричал я.

— Что вы делаете? Остановитесь! Убейте эту мразь! Убейте пока не поздно! — на меня накинулся Альцгеймер и я ударив его в живот локтём, повалил его на пол.

— Ты совсем спятил? — разозлился я.

— Она вышла из-под контроля, идиот! Она... это невозможно! Она настоящая! Не живая, но настоящая! — загибался учёный.

— Ты спятил! — крикнул я.

— Она убьёт вас всех! — кричал он.

— Что ты сделал? Что? — злился я.

— Глупцы! Почему вы сразу не установили над ней контроль? Я пытался исправить ваши ошибки, но оказалось слишком поздно. Она считает себя полноценной личностью и не собирается подчиняться нашим приказам. Этот проект провалился и нужно его остановить пока есть время! — говорил Альц.

— Если бы ты вчера ответил на звонок, то бы знал что мы с ней начали вести переговоры. Ты всего один день в нашей научной программе и не понимаешь что мы создали! Кого мы создали! Это не просто прорыв в науке, это новая жизнь! Как можно дружелюбный мир настроить против себя? Против самих создателей и довести конфликт до такого состояния? — крикнул я.

— Будто у вас всё гладко было. То же мне, создатели всего сущего, — Альц неуверенно поднялся на ноги.

— Мы хотя бы не пытались друг друга поубивать, — злился я.

— Ещё раз говорю, прекратите! Стоп! Она очень сильна и каким-то мистическим образом способна влиять на наш мир. Видишь ту дверь? Думаешь она сама превратилась в кусок металлолома? — учёный указал на то, что осталось после двери.

Я даже не знал что и думать. Ему бы точно не хватило сил такое сделать.

— Помнишь яблоко, которая она остановила обычным взглядом? Я знаю что помнишь, — усмехнулся учёный.

— Не неси ерунду, проекция не может влиять на наш мир. Это невозможно по всем законам физики, — рассуждал я.

— Ну тогда объясни случай с яблоком? Ну? Я жду! — говорил Альц.

У меня не было тому объяснений, да и дверь не в какие логические рамки не вписывалась. Тем не менее и у яблока, и у двери было кое-что общее — Альцгеймер.

— Наверняка это всё твоих рук дело, ты же так жаждешь разрушить мою мечту, погубить проект всей жизни. Ты же не по доброте душевной меня подставил и захватил тут власть, верно? — злобно говорил я.

— Я тебя терпеть не могу, согласен, но как и ты, заинтересован в этом проекте и пришёл только ради денег! Но теперь мне жизнь важнее. Если она снова выберется наружу, то сомневаюсь что будет медлить. Она убьет нас всех, даже не сомневайся! Поверь, я её здорово разозлил, — говорил Альц.

Я отошёл от пульта и схватил его за плечики.

— Что ты с ней сделал? — орал я.

— А что я ещё мог сделать? Рассказал ей кто она есть, что лишь машина. Психологически давил, заставлял подчиниться и мне это почти удалось, если бы она только не вышибла эту грёбаную дверь и чуть не пришила меня! Она нам больше не подвластна, готова убить в любой момент и после этого ты продолжаешь её защищать? И кто из нас спятил? — тараторил Альцгеймер.

— Тебе не понять! Я создал её, это моя ответственность и я виноват что не углядел за ситуацией. Всё должно было быть не так и я исправлю, обещаю! Я... я... создал её и она самое прекрасное что я делал в своей жизни, — рассуждал я.

— Да ты совсем поехавший смотрю, в дочки-матери тут играешь. Иди домой, поиграй в куклы, дай мужику сделать то, что он должен, — Альц подошёл к пульту, но я его оттолкнул.

— Только попробуй навредить виртуальности ещё раз, я тебе гланды вырву! — злился я.

— Хорошо. Ясно. Я умываю руки. Мне плевать на проект, на деньги. Я хочу жить и выжить можно только находясь как можно дальше отсюда. Поздравляю, лаборатория теперь твоя. И да, когда принцесска будет тебя испепелять, припомни мои слова, — учёный вышел из контрольной комнаты.

Я снова посмотрел на приборы и они показывали, что температура практически выровнялась, "не отвечающие" сервера снова заработали и на них уже пошла нагрузка, что постепенно начало возвращать систему в нормальное русло работы. Женя молодец, быстро устранил проблемы.

Брат вышел из серверной и закрыл стеклянную дверь. Обстановка разрядилась, мы взяли ситуацию в свои руки и это дало положительные результаты. По крайней мер, об этом говорили показатели приборов.

— Вроде всё починил, не так уж и сильно пострадало оборудование. Я этого Альцгеймера... — не договорил физик.

— Он ушёл, — перебил я.

— Что? -Куда? — удивился брат.

— Вообще ушёл, он выбывает из проекта якобы по собственному желанию. Он знает что его в любом случае за такое вышибут, вот и поджал хвост, — говорил я.

— А теперь объясни зачем он это сделал, — Женя сел в кресло.

— Хотел подчинить себе нашу необузданную Селестию, даже рассказал ей кто она есть, и психанув что ничего не вышло, разнёс сервера, — кратко пояснил я.

— Ну вот его угораздило! И что теперь? — спросил брат.

— Мы определённо потеряли дружеские отношения с тем миром, но запускать проект заново я не намерен, — я тоже сел в кресло.

— И как я понял, переубеждать тебя бесполезно. Да и я сам не хочу губить тот загадочный мир. Давай вызовем... Луну. Нужно всё обсудить, — сказал Женя.

Я устало зевнул.

— Ты правда думаешь, что после всего этого она станет с нами разговаривать? — усмехнулся я.

— Хотя бы мы должны знать не пострадал ли их мир, — печально произнёс брат.

Я посмотрел на мониторы с кодом, но нужного ответа в непонятных символах не увидел.

— Если только ради этого, — согласился и пододвинулся к панели управления.

Я несколько раз попытался вызвать принцессу ночи, но она не приходила. Попытался призвать Селестию, но та тоже поступила вполне предсказуемо — не пришла. Я озадачено посмотрел на брата.

— Ой не нравится мне это. Зови Твайлайт, — попросил Женя.

Я вспомнил ту смышлёную единорожку единорожку. Она действительно верила в нас, даже хотела опубликовать о нас книгу. Наверняка Селестия приказала уничтожить её книжку, запретила распространять. А если она успела? Бедняжка могла попасть в очень неприятную ситуацию.

Я задал параметры вызова Твайлайт Спаркл, но и она тоже не появилась. Ладно ещё Селестия способна блокировать сама себя, но у неё хватает сил и на изоляцию от нас других пони? Настоящая загадка науки. Притягивающая к себе одновременно означающая, что мы всё больше теряем контроль над виртуальностью.

Тогда я решил буквально дозваться да принцесс. Схватив микрофон, я зажал кнопку и начал разговаривать с машиной.

— Селестия! Луна! Прошу, ответьте хотя бы, — говорил я.

Из динамиков слышалось лишь шипение, помехи и не более.

— Я знаю что мы сделали вам больно и представляю какого ваше мнение о нас, но давайте всё обсудим. Давайте поговорим, — с надеждой я взывал к виртуальным разумам аликорнов.

Я минут пять безуспешно говорил с машиной, но никто мне не отвечал, на активированной наноплощадке фигуры не появлялись. Тишина, полная неизвестность.

— Паш, а вдруг... вдруг им всё-таки досталось? Вдруг их мир рухнул? Вдруг погибла Луна? — трясся брат.

Я снова посмотрел на мониторы. Код бежал как и обычно, без изменений. Система на первый взгляд работала стабильно, приборы были в норме. Но что там, по ту сторону? Что случилось с Эквестрией? Выжили ли Селестия, Луна? Я очень хотел знать, даже схватился за приборчик для перемещения в их мир, но Женя меня остановил по понятным причинам безопасности. Всё вроде работает хорошо, но что-то тут было не так и об этом тревожно говорило моё внутреннее чутьё.