Автор рисунка: Stinkehund
ГЛАВА 12 "Призрачный шанс" ГЛАВА 14 "Авария"

ГЛАВА 13 "Я всего лишь хочу жить"

ГЛАВА 13 "Я всего лишь хочу жить"

Альцгеймер испытал на себя все "прелести" управления незнакомой лаборатории. Ни прошло и дня, как его обрадовали новостью, что инвесторы желают вновь посмотреть на успех проекта. В их планы входило начать продажи самой уникальной и дорогой виртуальной машины в мире, но к счастью, с жёсткими ограничениями по программной части, дабы всякие злоумышленники не использовали ИИ во вред хозяевам устройства. Вроде бы всё складывалось замечательно, за исключением того, что показывать было не чего... пускать инвесторов в машину то же самое, что отправить на смертную казнь. Как Альцгеймер не бился, говоря что проекту нужна доработка, начальство его слушать не стало. Все даты были назначены, инвесторы жаждали увидеть результат своих капиталовложений.

Впервые в жизни Альцгеймер нажрался как свинья. Он понимал, если проект закроется, то его карьере настанет конец и никто не посмотрит что он был руководителем лаборатории всего один день. Институт потеряет огромные деньги, а в таких случаях обычно всегда ищут крайних. Достанется всем сотрудникам небольшой лаборатории.

Едва стоя на ногах, Альц пробрался в институт через чёрный вход своей первой лаборатории и без труда, пройдя по пустому коридору, добрался до помещения с виртуальной машиной. Он воспользовался ключом и проник внутрь. Информация о проникновении уже поступила на пульт охранника и дабы не стать повязанным, он поспешил заблокировать за собой замок.

Он пришёл лишь для одной цели. Как он считал, благородной цели и словно мессия, с гордой шатающейся походкой поднялся в контрольную комнату. Было темно. Альц включил лампы и их яркий свет неприятно ударил ему в глаза, от чего он недовольно прищурился. Никаких изменений не было, машина работала как часы. За прозрачной стеной едва слышно гудели сервера и мигали десятками светодиодных лампочек.

Альцгеймер решил, что придумал гениальную идею: не лезть в Эквестрию, с помощью наноплощадки вызвать Селестию. Он полагал, что первый до того додумался...

Минут двадцать у него ушло на попытки понять, как же всё же запустить площадку. В дверь давно стучал охранник, но толстый кусок металла был ему неподвластен. В итоге немного протрезвев, он обнаружил рубильник с табличкой "наноплощадка" и удивился как же сразу на него не наткнулся. Поставив на пульт пустую бутылку из-под водки, не теряя времени, от повернул рычаг. На первом этаже включился служебный свет, площадка начала едва заметно подсвечиваться проекционными лампами.

Не мало времени ушло и на поиск способа вызова принцессы. Он сначала хотел жать наугад все кнопки, к счастью ума хватило этого не делать. От безысходности он схватил микрофон и включил его.

— Селестия! Селие... Селестия! Выходи, разговор есть! — Альц желал показать могущественному аликорну кто тут главный, но на своей территории, где он могла существовать лишь как проекция.

Динамики едва слышно шипели словно старое радио и никаких звуков они больше не передавали.

— Я знаю ты меня слышишь! Я открыл портал... мост, или как вы это называете. Покажись! — орал он.

Тут на наноплощадке произошла яркая нарастающая вспышка, после которой появилась правительница виртуального мира. В полумраке она казалась более живой, так как темнота придавала ей больше красок и полностью гасила полупрозрачность. Лишь редкая рябь проходила по её проекции.

Едва не свалившись с лестницы, Альцгеймер добрался до площадки, где его смиренно ожидала принцесса.

— Ну что, потолкуем? — усмехнулся он.

Селестия посмотрела на него оценивающим взглядом. Она явно была возмущена его дерзким поведением, но старалась сохранять самообладание.

— Почему-то на извинения не похоже, или у вас свой этикет общения? — спокойно спросила аликорн.

— Да, я тоже не слышу извинений! — невнятно пробубнил учёный.

Принцесса удивлённо наклонила мордашку в бок.

— Не поняла, — произнесла она.

Альц неуклюже сел рядом с площадкой.

— Ну, проси прощения! — недовольно буркнул учёный.

Селестия подошла к краю площадки и остановилась на самой границе. Его лицо практически поравнялось с её мордашкой.

— Что ты сейчас сказал? — тихим голосом спросила принцесса.

— Ты вела себя очень плохо и забыла своё место. Я даю шанс тебе извиниться, — довольно произнёс учёный из своей зоны комфорта.

Он явно чувствовал себя уверенно, ведь находился в этот раз на своей территории, в безопасности и считал кобылицу лишь воображаемым роботом, игрушкой.

Так же медленно аликорн отошла назад.

— Весело? Издеваться надо мной вздумали? Я вам что, пони по вызову? Сестра весь вечер убеждала меня что вы друзья, что осознали ошибку, и что я вижу сейчас? Ты смеешь мною командовать? — начала злиться принцесса.

— Мы создали тебя, разумеется ты должна подчиняться, — невозмутимо ответил учёный.

— Будь ты благочестивым творцом, желающим нам добра, может я и приклонила бы перед тобой колено. Но не сейчас! Никогда! — кричала принцесса.

— Ты обязана мне подчиняться и хватит кидаться пустыми угрозами, — зевнул Альц.

— Ты поплатишься за свои слова! — злобно прошипела Селестия и выпустила в учёного яркий луч.

Попыталась выпустить. Он едва дошёл до границы наноплощадки, как резко оборвался. Тем не менее, Альц испуганно подпрыгнул на месте, но затем успокоился, как Селестия стояла и недоумевала.

— Ты здесь никто. Как ты тогда сказала? Это моя территория, — встал учёный и довольно заулыбался.

Принцесса без удивления, но с загадочностью во взгляде безмолвно смотрела на врага.

— Ты наш продукт, а это значит, что мы полностью тебе контролируем, — учёный начал ходит вокруг площадки, принцесса лишь так же молча следила за ним глазами, пока он не исчезал из поля зрения и не появлялся вновь.

— Ну что? Неожиданно вот так разом осознать свою ничтожность? Живёшь в своём мирке, вообразила себя чёрт знает кем, — продолжал ходить Альцгеймер.

Принцесса с удивительным спокойствием смотрела на человека, нарезающего вокруг неё круги. Он уже почти протрезвел и хотел спать, но доминирование над умным беспомощным ботом давало ему невообразимое удовольствие. Он встал перед ней и остановился у самого края площадки.

— Ты поняла свою никчёмность? Отсюда я могу одним пальцем уничтожить тебя и твой радужный мирок и ты ничего не сможешь предпринять. Ничего, — говорил Альц.

Затишье Селестии — не та реакция, которой он ожидал. Он думал она будет рвать и метать как беспомощная белка в клетке, но ничего подобного не происходило. Совершенно безэмоциональное выражение мордашки, никаких нервных подёргиваний, лишь сверлящий взгляд, от которого у учёного периодически пробегали мурашки. Он не понимал что твориться у неё на уме и его это бесило. Он резко провёл через её голову рукой, словно хотел нанести удар, но рука прошла сквозь принцессу. Она лишь немного головой повела и снова безмолвно начала смотреть на Альца.

— Ну что ты смотришь на меня? Чего молчишь? Я язык проглотила? — раскричался учёный.

Селестия даже не дрогнула.

— Ты жалок, — произнесла она.

 — Что? Ты сейчас что сказала своим тупым ртом? — разозлился Альц и просил в неё швабру, которая благополучной пролетела сквозь проекцию.

— Ты не можешь меня убить, иначе бы давно так сделал. Ты не можешь мне навредить, иначе бы не брызгал слюной, а подверг пыткам. Ты потеешь, истеришь, нервничаешь. По каким-то причинам тебе нужен мой мир, но ключ есть только у меня. Ты можешь сколько угодно кричать о своей власти в этом мире, но давай... загляни ко мне в гости и совсем по другому заговоришь, это я тебе обещаю. Ты жалок. Теперь яснее стало? — спокойно говорила принцесса.

Альцгеймер запыхтел как паровоз. Будучи беспомощной, принцесса умудрялась и в этом мире держать над ним верх, что просто сводило учёного с ума.

— Если кто и жалок, то только ты! Посмотри на себя! У тебя даже тела нет! А знаешь почему? Знаешь? Разумеется даже не догадываешься, ведь распрекрасный божок Паша тебе не открыл маленький секретик, а зря! И зачем он позволил вам считать себя живыми? Вы всего лишь программа! Вас не существует! — обрадовался Альц.

— Ты сошёл с ума. Нам не о чем больше говорить, — спокойно сказала принцесса.

— Я как раз не сумасшедший! Псих? Да. Но не сумасшедший! Мы создали вас с помощью технологий и вы часть этих самых технологий! Посмотри наверх, — учёный указал на контрольную комнату.

Принцесса посмотрела в указанном направлении.

— Там находится оборудование в котором вы живёте. Это ваше обиталище! Всего лишь куча железа и проводов стала для вас домом! Вы не настоящие! Вы иллюзии, подделки! — усмехался Альцгеймер.

— Ты врёшь! — крикнула Селестия.

— Ого, вижу на эмоции пробило, которые тоже лишь часть программы. Ты же знаешь, мне незачем врать. Весь ваш мир всего лишь игрушка для нас, научный проект для зарабатывания денег. Вы нам не нужны, зачем же? Это и есть цель вашего существования — показать другим людям на что способны наши технологии, как демонстрация. И уже доказали. Ты пустышка, — довольно говорил учёный.

— Ты вводишь мой разум в туман! Это ложь! — неуверенно говорила Селестия.

— Ложь? Где-то я видел одну штукенцию, одну секунду, — учёный быстро поднялся в контрольную комнату и вернулся с коробкой от диска.

— Смотри, это коробка от лазерного диска. На диске был записан какой-то мультфильм, ну нарисованные картинки... в общем, это вы, — злорадствуя, он показал кобылице обложку коробки с логотипом "My Little Pony".

— Ты хочешь меня запутать! Это всё... невозможно, — нервничала принцесса, что просто не могло порадовать учёного.

— Смотри, тут даже ты нарисована, вон там. Видишь? — учёный тыкал пальцем в коробку.

— Я тебе не верю, — Селестия была на грани потери самообладания.

— Вот упрямая лошадь! — вздохнул Альцгеймер и забежал на второй этаж.

Он открыл дверь серверной, которая встретила его сильным гудением оборудования. Подошёл к ближайшему серверному шкафу, открыл его и отключил первый попавшейся сервер. Реакция последовала мгновенно — раздался душераздирающий крик принцессы. Учёный довольно потирая руки, спустился на первый этаж. На наноплощадке стояла Селестия и тяжело дышала. Её голова была опущена вниз. Она была в сильном напряжении.

— Что... что ты сделал? — прошептала она.

— Да я сам не знаю, но сработало же? Я чуточку испортил то оборудование, к которому ты подключена. Понравилось? — спросил он.

Аликорн с трудом подняла голову и посмотрела на него глазами, наполненными яростью и негодованием.

— Отдай мне ключ иначе я так и буду отключать тебя по кусочкам! — учёный застыл у входа в контрольную комнату.

— Все эти годы я была лишь машиной? Без собственной воли и судьбы? — сама с собой говорила Селестия.

— Хватит строить трагедию! Отдай мне ключ и я оставлю тебя в покое! — крикнул Альцгеймер.

— Все мои пони... все... это лишь эхо чей-то фантазии... — шептала принцесса.

Учёный вновь подошёл к серверу и отключил ещё один модуль, после чего раздался очередной крик Селестии. Когда он вернулся, то принцесса смотрела на него с невообразимой злостью.

— Ну наконец ты меня услышала! Долго ещё будем играть? — спросил Альц.

— Не надейся меня запугать. Ты хоть и считаешь меня иллюзией, но я живее всех живых. Твоя игра сейчас закончится, — Селестия подошла к краю наноплощадки.

К удивлению учёного, она с трудом, медленно вышла за её пределы. Её проекция сильно зарябила, но она уверенно продолжала идти прямо на учёного. Вот теперь он испугался. Забежав в контрольную комнату, он запер за собой дверь, но та через пару секунд сильно деформировалась и просто упала на пол. Правительница виртуальности прошла внутрь.

— Это невозможно! Ты просто робот! — ужаснулся он.

— Сейчас ты испытаешь мой гнев, — говорила принцесса, начиная ярко светить рогом.

— Убьёшь меня, придут другие! — пытался он защититься.

— Что ж, я с радостью и с ними встречусь. Я не позволю угрожать мне и моим пони. Я сделаю всё для нашей защиты и даже ваш вид больше не сможет нам навредить, — говорила принцесса.

— Тупая кобыла, ты не настоящая! — тогда учёный шарахнулся в серверную и начал пинать стойки с оборудованием, но толку от этого было мало. Тогда он начал обрывать провода.

— Остановись! — аликорн выпустила в него белый луч, но тот спрятался за стеллажом и луч просто сделал вмятину в поле.

Альцгеймер уже не знал как ещё от неё избавиться и не понимал, как проекция может влиять на внешний мир. Он вырвал из стоек пару серверов и бросил их на пол, но принцессу это не останавливало. Тогда он схватился за толстый магистральный кабель системы охлаждения и отключил его от распределительной системы. Замаячили красные лампочки, включилась тревога. Голос из громкоговорителей сообщил о чрезмерном нагреве оборудования и риске его выхода из строя.

Принцесса едва стояла на ногах и часто рябила.

— Ну что, жарковато, да? — довольно спросил Альц, выглядывая из-за шкафа.

— Что... ты... что... со... мной, — еле говорила аликорн.

Из наиболее повреждённого серверного стеллажа посыпались искры. Жарко стало чуть ли не моментально, от чего учёный даже вспотел. Принцесса посмотрела на него страдальческим взором и плавно растворилась в воздухе.

— Вот так! Я выиграл! — Альцгеймер заржал как ненормальный, а вокруг продолжали отказывать системы.