Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 13. Не как все. Глава 15. Строительные заботы.

Глава 14. Будь здорова!

Спустя пару дней я, наконец, закончил с системой, оставалось её только установить. Для этого я попросил помощи у Эплджек и Биг Мака. Заодно мне вызвались помочь Биги.

Мак тащил за собой телегу со столбами, Бен и Эплджек копали ямы и устанавливали туда столбы, мы же с Тикки вешали рупоры и устанавливали устройства, причём вешали повыше, так, на всякий случай. Работать мы начали с утра пораньше, и когда наступил полдень, решили, наконец, прерваться. К нам подошла Фолкси, неся подносы с закусками, которые приноровилась носить на крыльях.

— Вот, держите, трудяги. Как продвигаетесь?

— Не очень, — ответил я, — нам хотя бы парочку помощников, но, увы, попросить некого.

Тут я краем глаза заметил, как из-за края дома выглядывает знакомая шляпа.

— Привет, Фредди, — сказал я, — не желаешь присоединиться? У нас тут очень вкусные сэндвичи с салатом.

Поняв, что её раскрыли, Фредди вышла из укрытия и подошла к нам.

— Ну, мне стало скучно, да и Твайлайт сказала, что на сегодня обследование закончено, вот я и решила посмотреть, что вы тут делаете.

— Понятно. Может, хочешь нам помочь?

— Чем? Я не так много умею, — хм, действительно.

— По ходу дела придумаем. Ну что, все передохнули? Отлично, Пошли дальше.

Мы проследовали к следующему месту, на котором должен был стоять столб. Эплджек выкопала яму, затем Мак и Бен вытащили столб и вкопали его. Но как только я установил на него оборудование, он тут же начал крениться. О нет, если он упадёт, рупору конец, а запасных нет. Но тут к столбу подскочила Фредди и поймала его одной ногой, причём не сильно напрягаясь.

— Фух, еле успела. С этим плащом явно надо что-то придумать, чуть не споткнулась.

— А ты сильная, — удивилась Эплджек, — Слушай, Биг Мак, может, пригласим её помочь нам с урожаем?

— Ага, — ответил её брат.

Фредерика поставила столб на место и немного утопила его в землю.

— Вот, теперь не упадёт. – Она посмотрела на меня, явно ожидая похвалы.

— Молодец, очень вовремя поймала. Думаю, я знаю, как ты можешь нам помочь.

Далее работа пошла немного быстрее. Более того, Фредди спокойно таскала по два столба, но чтобы не смущать парней, она всё же решила таскать по одному. Оставалось всего ничего, как вдруг она споткнулась о собственный плащ и упала, при этом раздался треск разрываемой ткани.

— О нет, — испугалась Фредди, — мой плащ!

Она тут же сжалась, словно потеряла всякую защиту, и даже боялась пошевелиться.

Я подбежал к ней, — Ты в порядке, не ушиблась?

— Н-нет, всё нормально. Точнее, не нормально. Мой плащ, он… — я посмотрел на повреждения – дыра была немаленькой и почти доходила до хвоста. Надо что-то придумать. Так, мы, кажется, недалеко от дома Рарити, думаю, она нам поможет. Мы быстро вошли в дом, стучаться было некогда. Так, где там модная единорожка?

— Так, стой здесь, сейчас вернусь.

Где же там может быть модельерша? Обойдя те места, куда, по логике, можно зайти посетителю, я вернулся обратно в зал и застал Фредди и Рарити, смотрящих друг на друга круглыми глазами. И всё бы ничего, но на Фредди не было шляпы. Она лежала рядом, слегка обгоревшая.

Я подбежал к ним, — Что случилось?

— У… у… у неё… — пыталась выдавить из себя слова Рарити, показывая на голову Фредерики.

— Да, у неё рога. А ещё хвост, но это детали.

— Так она что, дракон?

— Нет, просто болеет чем-то, что частично сделало её драконом. Рарити, ты не волнуйся, она безобидная, просто вот не повезло стать драконоподобной.

— Да она мне чуть ткани не сожгла!

— Я нечаянно! – попыталась оправдаться Фредди, — Просто неудачно чихнула и искрами подпалила рулон ситца. Я же попыталась его потушить, и потушила, между прочим. Вот, — сказала она, одновременно теребя шляпу.

Рарити пару раз глубоко вздохнула, приходя в себя, — Уже отойти на пять минут за нитками нельзя. Ладно, Луна с ним, с ситцем, всё равно он в этом сезоне не актуален. Вы по какому поводу?

— Да вот, починить кое-что, — показал я на дыру в плаще.

— Это же как тебя угораздило, дорогая? – спросила единорожка у всё ещё испуганной клиентки.

— Ну, я таскала столб, споткнулась, неудачно упала и вот.

— Что? Гаджет, почему ты заставляешь её таскать какие-то столбы? Это же мужская работа!

— Нет, нет, я сама попросила. Просто у меня, как оказалось, это хорошо получается.

— И всё же, ты девушка, не забывай об этом. Ладно, снимай плащ, посмотрим, что можно сделать.

Фредди сняла плащ, передала Рарити.

— Да, всё куда страшнее, чем я думала, — сказала та, осмотрев повреждения, — его теперь только на выброс.

— Но… как же я… — испугалась Фредди.

— Не понимаю, почему ты прячешь от всех свои рога и хвост? Очень даже неплохо смотрится, разве что зелёный хвост не очень сочетается с красной мастью, но всё равно ничего ужасного, — сказала та, кто всего пару минут назад смотрела на неё глазами размером с тарелку. – Так, давай-ка снимем с тебя мерки. Раз не можем починить старое, сделаем новое.

Драконоподобная не успела ничего возразить, как её измерили по всем необходимым параметрам, даже длину хвоста померили. Затем в воздух поднялся рулон ткани, приземлился на стол и развернулся, заняв собой всю его поверхность. Маэстро начала наносить на него линии выкройки. В этот момент в дверь постучали. Я открыл – на пороге стояла Эплджек.

— Вы куда там пропали? У нас ещё куча работы.

— Да, да, уже иду, – я встал так, чтобы заслонить собой не успевшую спрятаться Фредерику, — Фредди останется тут, ей нужно починить плащ. Ну что, идём?

Мы продолжили устанавливать столбы и оповещатели. Спустя примерно пять или шесть столбов, ко мне подбежала Рарити и шепнула на ухо:

— Всё готово.

Я сказал остальным, что скоро вернусь и побежал за единорожкой.

Когда мы вошли в мастерскую, Фредди там не было. Рарити пару раз топнула:

— Можешь выходить.

Моя подопечная, так, по крайней мере, думал я, вышла из-за ширмы. На ней был светло-коричневый плащ, но теперь он был точно подогнан по её фигуре, нигде ничего не свисало и не болталось, и теперь его хозяйка могла не опасаться, что запутается в нём или наступит на его полы.

— Я постаралась сделать его удобным, крепким и функциональным. Например, у него есть капюшон, на случай, если слетит шляпа. Надо только дёрнуть этот шнурок.

Фредди дёрнула верёвочку, и над её головой тут же раскрылся капюшон, который хорошо скрыл рога, но при этом позволял нормально видеть. Затем она дёрнула другой шнурок, и капюшон тут же сложился. Удобно, ничего не скажешь.

— Ты сказала, что эта система на случай потери шляпы. Но где, собственно, шляпа?

На голову Фредди опустилась бежевая шляпка, но не такая, какая была у неё до этого, а маленькая, с плоским верхом.

— Так вот, возвращаясь к плащу, у него в задней части имеется специальный карман для хвоста, чтобы в случае сильного ветра плащ не задрался.

Расписав нам все особенности своего творения, Рарити спросила довольную клиентку:

— Я тут обратила внимание на твою метку. Ты специализируешься на вязании?

— Ну да, даже умудрилась стать известной в узких кругах.

— Но как ты держишь спицы, ты же не единорог и не можешь держать их с помощью магии?

— Ну, у меня свои секреты, уж извини.

— Ладно, но с тебя шаль.

— Без проблем.

Поблагодарив и распрощавшись с Рарити, мы вернулись к работе.

Ближе к вечеру большая часть столбов была вкопана, оставалось всего ничего из числа тех, что должны были стоять по пути к Вечнодикому лесу. Ну, разберёмся с ними завтра.

Мы пришли домой, Фредди, решив, что бояться больше нечего, повесила плащ и шляпу на вешалку, и уже подошла было ко мне, сверявшемуся с планом, как в библиотеку влетела Пинки Пай.

— Привет. А где Твайлайт? Я хотела узнать насчёт оформления сцены, на которой будет происходить автограф-сессия Фолкси, — тут она заметила Фредди, — О, привет. Я – Пинки Пай. А тебя как зовут?

Та, к кому она обращалась, так и застыла на месте от неожиданности. В её глазах явно читалась паника, она никак не могла понять, что ей делать.

— Я… Э…

— Ты чего так испугалась? Я слишком резко появилась? Знаешь, ты мне напоминаешь мою подругу Флаттершай, она тоже пугается, когда я врываюсь к ней домой. Хотя чего уж там, она, по ходу, боится почти всего. Ой, а что это у тебя на голове? Готовишь костюм для Ночи кошмаров? Здорово получается, хвост прям как настоящий! Так как тебя зовут?

— Ф-Фредерика, можно просто Фредди. – она немного успокоилась, когда поняла, что Пинки думает, будто рога и хвост ненастоящие.

— Круто! Новый друг это всегда хорошо! В честь знакомства надо устроить приветственную вечеринку.

— Не надо вечеринок! Я не очень люблю большие компании. Может быть попозже.

— Как хочешь. Так, где там Твайлайт?

— C утра она, кажется, собиралась идти к Зекоре, зачем не знаю,- ответил я, — Думаю, скоро вернётся, сама знаешь, ночью в лесу опасно.

— Не, в лес не полезу. Ладно, тогда завтра загляну. – И она исчезла так же резко, как и появилась.

Фредди помотала головой, пытаясь понять, что сейчас произошло. Как ни странно, испугалась она скорее неожиданного появления Пинки, чем того, что её увидели без плаща. Более того, она внезапно для себя поняла, что не так уж и боится, что её увидят без маскировки, но тут же отбросила эту мысль. Нет, никто не должен видеть её такой, вот вылечится, тогда можно будет расстаться и с плащом, и со шляпой. А то, что её увидели те, кто не должен был – что ж, тут уж ничего не поделать, придётся потерпеть, пока лекарство не будет готово.

Фредди хотела на всякий случай надеть плащ, мало ли, кто ещё ворвётся, но я её отговорил.

Твайлайт пришла через полчаса, и по её виду было видно, что она о чём-то крепко задумалась. Не здороваясь, она прошла в свою комнату.

— Чего это она? – спросила Фредди.

— Видимо что-то идёт не так просто, как хотелось бы. Но ты не волнуйся, в подобного рода исследованиях такие ситуации – обычное дело. Рано или поздно она решит свою проблему.

На следующий день мы в том же составе, что и вчера, вкопали оставшиеся столбы, а затем занялись установкой оповещателей на крышах домов. И тут я снова удивился, насколько же удачно Рарити подобрала дизайн каждому из них. Когда я слез с крыши «Сахарного уголка», то сначала не сразу и разглядел, куда же я там поместил рупор.

После установки последнего оповещателя, и объединения их всех проводами, я отправил членов команды установки, а также нескольких примкнувших к нам добровольцев, включая Джастина и Рэйнбоу Дэш, в разные части города. Фредди же осталась со мной, она побаивалась отходить от меня, да и я, на всякий случай старался далеко её не отпускать. Затем я с помощью мастер-ключа активировал систему на ближайшем столбе и подключил к ней микрофон, взятый на время у Фолкси. Мастер-ключ, в отличие от простого включателя, торчавшего из всех столбов, на которые была установлена система, позволял с помощью микрофона делать различные объявления, а также производить перенастройку. В принципе, при желании можно было сделать так, чтобы сообщение шло из определённого рупора, мало ли, нужно будет с кем-нибудь срочно связаться.

— Раз, два, три, проверка! – начал я тестирование системы. – Привет Понивиль, говорит городская система экстренного оповещения. Просьба не пугаться, это пробный пуск для проверки работоспособности системы. И в честь первого запуска предлагаю послушать хорошую музыку, — и я включил «Жёлтый воздушный шар», а затем мы с Фредди прошлись мимо нескольких домов, на которых была установлена система.

— Вроде слышно нормально, как думаешь? – спросил я свою помощницу.

— Думаю, да, — неуверенно ответила та.

— Ты чего такая напряжённая? Из-за того, что тебя увидела Пинки? – Фредерика кивнула, — Да не переживай, Пинки наверняка решила, что хвост и рога ненастоящие. А если и поняла, то едва ли кому-нибудь скажет. Она из тех, кто болтает, но не пробалтывается. По большей части. Ладно, как насчёт после всех тестов заглянуть в кафе к Фолкси?

— Можно, — радостно, но скромно согласилась Фредди. Мэй нравилась Фредерике, она была добрая, но при этом энергичная. А ещё она старалась никогда не унывать. Фредди видела, как тяжело приходится Мэй с непривычки на новой работе, но при этом сестра Гаджета никогда не жаловалась, даже если приходила домой просто никакая от усталости.

Помимо проверки работы я ещё смотрел, как легли провода. В целом, всё было неплохо, некоторые из них удалось замаскировать под гирлянды, хотя парочку моментов всё же надо было исправить, но это может пока подождать.

Через несколько минут все тестеры собрались в указанном месте и отчитались о результатах проверки. Всё везде работало как надо. Что уже радует, в кои-то веки получилось собрать что-то с первого раза. Хотя те провода… Ну, это легкоустранимые мелочи.

— Слушай, раз такое дело, может включить что-нибудь повеселее? – предложила Рэйнбоу. – Или пусть Винил Скрэтч отожжёт.

— Нет, музыка была только для проверки, теперь нужно перевести систему в нормальный режим.

Что я и сделал, заодно взяв себе на заметку, что можно воспользоваться помощью ди-джея при подборе музыки для отвлечения параспрайтов.

Итак, одной проблемой меньше. Это дело мы решили отметить в кафе, куда и отправились всей толпой, что смутило Фредди. Она, видимо, решила, что в кафе пойдём только мы вдвоём. Директор кафе отпустил Фолкси к нам, даром, что на здании висел один из оповещателей, чему директор был только рад, как-никак о приближающихся бедствиях он будет узнавать первым, а значит, будет время убрать столики и столы. Ну и посетителей предупредить, чего уж там.

— Предлагаю тост за самого крутого изобретателя! – подняла стакан с соком Рэйнбоу, — Кстати, с музыкой от Винил всё было бы на двадцать процентов круче, но хоть есть куда стремиться.

— За Гаджета! – хором воскликнули все присутствовавшие за сдвинутыми столами.

— Что за праздник, почему без меня? – спросила появившаяся откуда-то Пинки. При её появлении Фредди натянула шляпку на глаза и подняла воротник плаща.

— Праздник в честь окончания работ над… чем-то там очень нужным и важным, — ответил Джастин, — если хочешь – присоединяйся, как-никак не уговори ты миссис Кейк, нам бы не удалось повесить одну из этих штук на «Сахарный уголок».

— Ну так, я сама незаменимость!

После ещё нескольких тостов мы разошлись, решив, что в ближайшие выходные надо будет устроить праздничную вечеринку. Фредди спорить не стала, так как она надеялась к этому времени стать нормальной с помощью лекарства, которое, как она опять же надеялась, создаст Твайлайт.

Но время шло, а у фиолетовой единорожки, судя по выражению её морды, что-то не получалось. Она ходила задумчивая, постоянно что-то бормоча под нос. Я хотел было спросить, не нужна ли моя помощь, но как только я услышал что-то про рекомбинацию белков и мутацию каких-то там толи хромосом, толи рибосом, понял, что едва ли смогу чем-то помочь. В медицине я не настолько силён.

Чем задумчивее становилась Твайлайт, тем больше росло напряжение во Фредди. Она уже не была так уверена, что всё получится, хотя и старалась отгонять плохие мысли.

Видя, как мучается Фредерика, я решил немного её проветрить. А что может быть лучше для расслабления, чем спокойный пейзаж? Потому мы отправились к дому Флаттершай, может, в окружении милых зверушек ей станет получше.

Когда мы подошли к дому самой скромной пони, та как раз пыталась успокоить своих подопечных, которые по какой-то причине вдруг перестали её слушаться, но получалось у неё плохо. Даже её фирменный взгляд не помогал, так как она не могла посмотреть никому прямо в глаза. Но едва мы подошли к ним на расстояние всего нескольких метров, как все звери разом что-то почуяли и быстро спрятались кто куда. Самые нерасторопные попробовали спрятаться за свою хозяйку. В частности, уже известный мне мистер Медведь и кролик Энджел.

— Ой, чего вы так испугались? – спросила у них Флаттершай, но те не ответили, а только со страхом смотрели в нашу сторону. Точнее, они смотрели на Фредди. Неужели они чуют её драконью часть?

— Привет, Флаттершай! – поздоровался я. – Знакомься, это Фредерика, или просто Фредди. Фредди, это Флаттершай.

— П-привет, — поздоровалась скромная пегаска, — Рада познакомиться.

— Я тоже, — не менее скромно ответила красная пони.

Они стояли и смотрели друг на друга, словно соревнуясь в скромности, пока я не решил нарушить странную паузу:

— У нас тут последние несколько дней выдались напряжёнными, и я подумал, что нам надо немного побыть в спокойной атмосфере, где нас никто не побеспокоит. Надеюсь, ты не против, если мы побудем тут немного?

— Конечно не против, гостям я всегда рада. Подождите немного, я принесу чайник и чашки.

Я помог ей принести сервиз, и мы расположились неподалёку от её дома, устроив импровизированный пикничок. Само собой, мы тоже пришли не с пустыми руками – на скатерти, разложенной прямо на земле, лежала пара коробок с пирожными и кексами.

— Слушай, Флаттершай, а почему все звери разбежались, когда мы подошли? – спросила Фредди, решив попробовать завязать разговор.

— Не знаю. Обычно такое происходит перед грозами или если к нам движется что-то большое и страшное, вроде дракона. Но на небе ни тучки, а драконы от нас далеко, так что остаётся только гадать.

Стоп, Флатти же боится драконов. Это, правда, не помешало ей накричать на одного из них, но неизвестно, как она отреагирует, если узнает, кто Фредерика на самом деле. Ох, зря я её сюда привёл, надо было к озеру сходить.

— Ну, всякое бывает, — сказала пони в плаще, поправляя шляпу, — животные порой бывают непредсказуемы. Может быть, им что-то показалось. Или, например, ветер принёс чей-то запах издалека, такое бывает.

— Может ты и права. По крайней мере, опасности не видно, так что можно не волноваться. Кстати, а почему ты носишь плащ? На улице вроде тепло.

— Ну, понимаешь… Скажем так, причина есть.

— Ой, извини, я, наверно, затронула неприятную тему.

— Да ничего страшного, не переживай. Как-нибудь расскажу, когда придёт время.

Животные потихоньку начали подходить к нам, очень осторожно и поглядывая на странную гостью их хозяйки. Самый отважный суслик решил подойти к ней поближе. Осторожно приблизившись, он принюхался. Пахло чем-то страшным, но при этом незнакомка не выглядела опасной, она разговаривала с Флаттершай спокойно, без угрозы в голосе, да и та, с кем она разговаривала, показывала, что полностью ей доверяет. Может быть, она не представляет опасности? Была — не была. Суслик пискнул, привлекая внимание. Гостья посмотрела не него и улыбнулась:

— Привет, мистер Суслик. Решил познакомиться? Ну, меня зовут Фредди. Вот, держи в знак дружбы, — и она протянула ему кусочек кекса.

Мистер Суслик всё понял правильно и дал знак остальным, что опасности нет, после чего остальные животные приблизились уже смелее. Но был кое-кто, кто был не согласен с сусликом. Кролик Энджел всё равно не доверял незнакомке, он считал, что под личиной доброй пони скрывается опасное существо.

Внезапно подул ветер, приподнявший полы плаща, и Энджел увидел зелёный хвост. Вот оно что! Так это дракон! Маленький, правда, но дракон. Кролику не приходилось видеть драконов, но он примерно представлял, что они такое. А раз так, надо её разоблачить.

Мы сидели, попивали чаёк, разговаривали обо всём, как вдруг на Фредди из неоткуда напрыгнул кролик и стащил её шляпу. На наше счастье Флаттершай отвлеклась на что-то, благодаря чему Фредерика успела дёрнуть за шнурок, и её голову закрыл капюшон. Затем я быстро отобрал шляпу у кролика и водрузил на место. Фух, вроде успели.

— А зачем ты капюшон надела? – спросила Флаттершай, заметив перемену в одежде Фредди.

— Тут немного дует, а у меня уши чувствительные, — попыталась объяснить та.

-Странно, я не чувствую. Ну ладно. Где там Энджел, что-то его тут не видно?

А кролик тем временем пытался придумать, как дать понять хозяйке, что её новоиспечённая знакомая не та, за кого себя выдаёт. Тут Фредди в нос попала пудра с пирожного, и она чихнула, постаравшись при этом прикрыться копытом. Но, не смотря на это, кролик всё же заметил искры. Вот оно! Теперь ушастый хитрец знал, как разоблачить гостью.

— А тебе не тяжело ухаживать за столькими животными? – спросила Фредди.

— Нисколько. – Ответила Флаттершай. — Они все мои друзья, так что мы находим общий язык. Хотя, бывает, могут и заупрямиться. Но я справляюсь. – Тут к ней подскочил кролик, — О, Энджел, вот ты где. Знакомься, это Фредди. Ой, что это у тебя?

Вместо ответа кролик открыл перечницу, которую держал в лапах, и дунул перцем на Фредерику. Та тут же начала бороться с сильнейшим желанием чихнуть, но не выдержала и чихнула так, что вместо искр у неё вырвалось небольшое пламя. При этом она мотнула головой так, что шляпа слетела, после чего Энджел дёрнул за шнурок, из-за чего капюшон сложился и обнажил рога.

— Ч-что это было? – испугалась Флатти.

— Флаттершай, ты только не пугайся, — попытался успокоить я её, — Фредди не дракон…

— Дракон? – ещё больше испугалась пегаска.

— Нет, НЕ дракон. У неё болезнь, из-за которой частично становятся драконами…

— Значит, всё-таки дракон!

— Да не дракон она, пойми ты уже! – чёрт, что же делать? С испуганной Флаттершай говорить бесполезно, меня об этом предупреждали, но надо что-то придумать.

Энджел торжествовал. Теперь чудовище разоблачено и опасность миновала. Но что это? Стоп, что они делают?

Фредди натянула капюшон так, чтобы не было видно не то, что рогов, но и морды, и хотела уже было уйти, как вдруг увидела, что животные, сначала разбежавшиеся после того, как она чихнула пламенем, начали снова подходить к ней, при этом они её совсем не боялись. Ну, выдала огонь, ну и что такого? Самые смелые птички даже уселись ей на рога, показывая, что опасности нет. Флаттершай заметила это и как-то даже успокоилась.

— Вот, видишь, — сказал я ей, — её даже звери не боятся, понимают, что у неё доброе сердце.

— Н-ну да, ты прав. Просто я испугалась огня. В общем, прости меня, Фредди.

— Да не за что извиняться. Это я должна прощения просить. Я своим чихом чуть скатерть не подожгла.

— Да уж, надо что-то придумать с твоим чиханием, ты уже второй раз из-за него влипаешь, — заметил я.

Тут я заметил, что к нам снова подходит тот злополучный кролик. Но на этот раз он имел виноватый вид.

— И что ты скажешь в своё оправдание? – строго спросила у него его хозяйка.

Тот помялся, но затем подошёл к Фредерике и протянул ей морковку. Фредди посмотрела на Флаттершай.

— Не бойся, так он извиняется, — пояснила та.

Пони в шляпе, точнее уже без шляпы, взяла морковку, — Не переживай, я понимаю, ты защищал хозяйку. Но ты хоть подумал, что было бы, окажись я злой? – и тут у кролика поникли уши. Об этом он как-то не подумал, — Ладно, извинения приняты, иди и больше не шали.

Мы посидели ещё какое-то время, а затем вернулись домой. По дороге я заметил, что Фредди стала поспокойнее, уже не так переживала насчёт исследований её болезни. Что ж, значит, разрядка пошла на пользу.

И вот, настал день, когда Твайлайт должна была объявить результаты исследований. Хотя до этого Фредерика держалась молодцом, но тут не удержалась и от волнения плохо спала ночью, да и я тоже волновался.

Ближе к полудню в гостиную вошла хозяйка библиотеки, вслед за ней вошла Зекора. Фредди смотрела на них со смесью надежды и страха. Фиолетовая единорожка заметно нервничала, и мне это не нравилось.

— Фредди, — начала Твайлайт, — мы провели множество исследований, перепробовали множество методов, — она глубоко вздохнула, — но найти лекарство не удалось.

У меня внутри словно что-то оборвалось. У Фредди же, судя по всему, просто обвалилось с громким треском и скрежетом.

— Как… не нашли… Ты же обещала… Ты говорила, что сможешь. – Фредерика была потрясена. Её последняя надежда рухнула.

— Фредди пойми, мы старались, бесчисленное количество раз пытались, — пыталась объяснить ей Зекора, — Но болезнь упрямая попалась, ни за что не подавалась.

Но Фредерика их не слышала.

— Всю жизнь я думала, что мою болезнь можно победить, что она излечима. Я искала способ, мои родители водили меня по различным клиникам, но ничего не помогало. И вот, когда забрезжил лучик надежды, я бросила всё и примчалась сюда. Я надеялась, что хоть тут мне помогут, но надежда оказалась ложной. А теперь мало того, что меня не вылечить, так теперь все узнают, что я уродка!

— Фредди, я же говорил тебе, Рарити и Флаттершай болтать не станут, Пинки же вообще думает, что это костюм.

— Вас что, кто-то раскрыл? – спросила Твайлайт.

— Случайно получилось. – Ответил я, а затем снова попытался успокоить сорвавшуюся пони. — Да послушай же ты…

— Ты не понимаешь! И никто не понимает! Думаешь, я не знаю, как окружающие относятся к тем, кто не такие, как они? Я видела, как пони в Мэйнхэттене с презрением смотрели на одного беднягу просто потому, что у него было что-то с зубами, и он носил очки с толстенными линзами. Но он хоть на пони был похож! А я вообще не пойми что!

— Послушай, мы можем тебе помочь…

— Мне уже никто не поможет! Я чудище, а значит должна жить среди чудищ! – и она выбежала на улицу, причём с такой скоростью, что я даже не сразу понял, что это мимо меня просвистело.

— Стой! – запоздало крикнул я, но было, само собой, поздно.

— Соберите народ, нужно найти её, если она зайдёт слишком далеко в лес, может пострадать, — сказал я и рванул вслед за беглянкой.

Та бежала прямо к Вечнодикому лесу, и нырнула в него раньше, чем я добежал до середины пути от города до леса. А она быстрая, так сильно меня обогнать. Хотя я и сам не спортсмен, но всё же скорость впечатляет.

Я почти добежал до леса, как вдруг из неоткуда появился дракон, который, спикировав вниз, схватил меня и потащил вверх. Пролетая мимо одного из рупоров, я попытался спастись, схватившись за него, но лишь оторвал.

Что делать, что делать? Драконы же, вроде, не едят пони. Они пытаются в основном драгоценными камнями, ну ещё птичье гнездо могут разорить, но что б вот так кого-то схватить. Зачем я ему понадобился?

Дракон приземлился возле какой-то скалы.

— Зачем я тебе понадобился? – спросил я его.

— Потребую за тебя выкуп, — прорычал тот, — у вас, насколько я знаю, есть те, кто способен найти драгоценности в толще земли.

— Предположим, но почему ты схватил меня?

— В городе хватать было опасно, у вас есть те, кто способен напугать даже дракона. Слышал от кого-то из родственников, — это да, есть такие, вот только знал бы он особенности этой пони.

— Но ведь тебе как-то надо передать сообщение о том, что я у тебя? Давай ты оставишь меня здесь и слетаешь, передашь сообщение.

— Чтобы ты мог сбежать? Ну, уж нет.

— Ну, или понеси меня с собой.

— Чтобы тебя отбили? Не, не вариант.

Тут я заметил, что всё ещё держу рупор.

— Думаю, я знаю, как можно сообщить о моём положении, — я поднял рупор и крикнул изо всех сил, — Помогите!

Всё, больше я ничего сделать не смогу. Хотя…

— Ты что творишь? – злобно посмотрел на меня дракон.

— Сообщаю о своём бедственном положении, разумеется, — ответил я, одновременно понимая, что начинаю седеть.

— Ещё раз такое выкинешь, я тебе устрою.

— Выкину что? Что-то вроде этого? – спросил я и засветил в небо лучом света.

— Оно самое. Стоп, я же говорил, без глупостей.

— Или что? – спросил я, хотя сам знал ответ.

— Или, — оскалил дракон частокол своих зубов.

— А ну отпусти его! – раздалось откуда-то снизу.

Мы с драконом разом посмотрели вниз.

— Фредди! Скорее, беги в город, приведи Твайлайт или Флаттершай. А лучше и ту, и другую.

— Немедленно отпусти его! – твёрдым голосом и командирским тоном приказала дракону Фредерика, пропустив мои слова мимо ушей.

— Или что? – с усмешкой спросил дракон.

— Или пожалеешь.

— И что ты мне сделаешь? И вообще, что ты за дракон? Что, только вылупилась? Ну, так иди, с другими дракончиками поиграй, не мешай взрослому дяде требовать выкуп.

— Отпусти, кому сказала! – и она выдохнула струю пламени, но не очень сильную.

Дракон только рассмеялся.

— И это, по-твоему, пламя? Вот пламя, — и он выдохнул на Фредди не то что струю, самый настоящий столб огня, который поглотил храбрую поняшу целиком.

— Фредди, нет! – закричал я. Нет, не может быть. Она же из-за меня…

Дракон прекратил поливать огнём, и на месте пламени теперь был лишь столб дыма. Мне было страшно смотреть на то место, где стояла драконоподобная, но когда дым развелся…

— Фредди, ты жива! – та стояла в кругу выжженной земли совершенно целая и даже не обгоревшая.

— И даже цела! Видимо, у меня ещё и шкура драконья. По крайней мере, по свойствам.

— Хм, неплохо для дракончика. – Немного удивился дракон,- А теперь…

— А теперь моя очередь, — не дала ему договорить «дракончик».

Она присела, а затем, сильно оттолкнувшись, подпрыгнула высоко в воздух и таким образом оказалась на уровне головы моего похитителя. По дороге вверх она глубоко вздохнула, и, оказавшись в верхней точке прыжка, резко выдохнула, окатив пламенем половину дракона. Меня лишь чудом не зацепило, хорошо, что окаченный огнём от неожиданности отпустил меня, и я упал в удачно подвернувшиеся кусты.

— А теперь проваливай, и чтоб больше я тебя тут не видела! – крикнула Фредди неудавшемуся вымогателю. Тот, поняв, что добыча ушла, да и ещё раз таким сильным пламенем получить не хочется, взлетел в воздух и поспешил скрыться.

Я вылез из кустов и увидел, что Фредди собралась уходить.

— Постой! – крикнул я ей.

— Не останавливай меня, я должна уйти. Ты же видишь, я чудовище.

— Ты не чудовище, ты Фредди. Да, ты не такая, как все, но ты не чудище. Была бы ты чудищем, стали бы мы тебе помогать? И стала бы ты спасать меня? К тому же, проведя с тобой несколько дней, я увидел, какая ты добрая и отзывчивая. И знаешь что? Плевать мне на твою болезнь. Да будь ты почти целиком драконом или ещё кем, я всё равно бы не отказал тебе в помощи. И вспомни – да, Рарити и Флаттершай сначала тебя испугались, но потом ведь приняли тебя такой, какая ты есть. Тебе не нужно стесняться своей особенности, на то она и особенность, чтобы выделять тебя из толпы.

Фредди развернулась ко мне, в её глазах блестели слёзы. Я медленно подошёл к ней и обнял:

— Я никогда тебя не брошу. Звучит банально, но ты стала очень важна для меня. Пожалуйста, не уходи.

Фредди уткнулась мне в плечо и тихо заплакала.

— Ну, ну, не плачь. Чисто технически плакать должен я, ведь спасли меня.

Фредди немного успокоилась, но всё равно продолжала хлюпать носом.

— Знал бы ты, как я испугалась! Огромный дракон, да ещё как пыхнет! Думала всё, прощай жестокий мир и мои любимые спицы!

— Но ведь всё обошлось? Ты молодец. Не ожидал, что ты так его поджаришь.

— Сама удивилась. Просто я в какой-то момент поняла, что могу это сделать.

— Ты только не пугайся, но, по-моему, твоя болезнь развивается. Помнишь, как ты при нашей первой встрече свалилась от перегрева? А теперь тебя даже драконье пламя не берёт!

— Что ж, чему быть, того не миновать. Болезнь же не смертельная, так чего бояться?

— Ты права. Ладно, пойдём домой.

— Ах да, ещё кое-что. Собери в библиотеке своих друзей.

Я не стал спрашивать, зачем она просит об этом, всё и так было понятно.

Когда мы пришли домой, Джастин, Фолкси, чета Бигов, а также подруги Твайлайт были уже там. Я специально, перед тем как войти, притянул к себе плащ и шляпу Фредерики.

Мы вошли в дом и Фредди объявила:

— Спасибо всем вам, что пришли. За эти несколько дней многое произошло. Я познакомилась с несколькими замечательными пони, которые приняли меня, не смотря на то, что знают меня всего ничего. Кого-то я знаю лучше, с кем-то мне ещё предстоит познакомиться.

— Короче! – прервала её Рейнбоу, но тут же поправилась, увидев строгий взгляд остальных пони. – Пожалуйста. Я не любительница длинных речей.

— Короче, так короче, — и она сняла плащ и шляпу.

Те из присутствующих, кто не знал о секрете, кроме Джастина, так и ахнули.

— Ох, ты ж тучка! – Воскликнула радужная пегаска.

— Так они настоящие? – удивилась Пинки. – Флатти, а ты чего не реагируешь? Дракон же!

— Ну, так получилось, что я узнала её тайну раньше. Извини, но меня просили её не раскрывать.

— А чего это с ней? – спросил Джастин, который монстров не боялся по определению. Кроме параспрайтов, но то отдельная тема.

— Болезнь Драконоподобия. — Объяснила Твайлайт.- Хотя я бы скорее назвала это состоянием. Болезнь вредит, а тут кроме внешних изменений ничего.

— У меня теперь ещё и шкура жаропрочная, — уточнила Фредди. – Выяснили при стычке с драконом… Я потом расскажу.

— Но почему ты раньше не сказала, дорогая? – спросила Тикки.

— Стеснялась. Боялась, что вы будете думать обо мне как о чудовище.

— О тебе? Шутишь? – спросил Бен, — Да будь ты хоть целиком драконом, я бы и не заметил. Пони делают его поступки, а не внешность.

— Но в плаще я всё равно похожу. – Сказала Фредди, — Привыкла я к нему.

— Ну, раз такое дело, может, закатим вечеринку? Пожалуйста! У меня вечеринковое голодание! – едва не взмолилась Пинки.

— Хорошо, Пинки, жги! – разрешила ей Твайлайт.

— Ура! – воскликнула любительница праздников и тут же ушустрила готовиться к предстоящему вечеру.

Что ж, всё хорошо, что заканчивается вечеринкой.