Двигатель дружбы

С подачи Скуталу, Метконосцы решают поучавствовать на выставке юных изобретателей в надежде получить свои метки.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Пикантная ночь в замке Кантерлот

Мостин, Морсимер и Монтегю: сестра и двое братьев, родом из Холлоу Шейдс, в течение своей первой настоящей рабочей недели находятся на службе в страже замка Кантерлот. Их таланты делают их подходящими для этой должности, даже если они испытывают терпение начальства. Однако эта ночь не похожа ни на одну другую. У стены замка появился незваный гость, и троица вынуждена разбираться с ситуацией. Они и не подозревают, что совершенно не подготовлены к такому сценарию, и всё быстро принимает непристойный оборот...

ОС - пони

Милые пони опять делают милые вещи

Ещё одна россыпь бессвязных еженедельных историй, приуроченных к выходу каждой серии теперь уже 9го сезона

Бумажный мир

Селестия никогда не демонстрировала свою полную силу. Но почему?

Принцесса Селестия Кризалис

Особый рецепт

Продолжение темы о жизни обычных пони и их кьютимарках. Кондитер из Кантерлота после долгих лет разлуки возвращается на родину.

Другие пони

Сияние ночи

Великая и могучая Трикси значительно усложнила себе жизнь тем злом, семена которого бездумно сеяла вокруг себя. Одиночество - то, что она получила, но даже оно стало давить настолько сильно, что отвергнутая фокусница больше не смогла его выносить...

Трикси, Великая и Могучая

September

Фанфик написанный к песне "September" музыканта The Living Tombstone.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Завод Поиска Судьбы

Однажды в Понивилле строят завод, который помогает найти кьютимарку...

Эплблум Скуталу Свити Белл

Кровавые яблоки

Ты... Подойди сюда. Если у нас есть время... Ты сам не знаешь, почему Эквестрия стала такой? Я могу рассказать тебе начало этого ужаса... Там, есть заброшенный дом... Зайдем туда, там нас никто не тронет...

Флаттершай Эплджек Найтмэр Мун

В Эквестрии богов нет!

Рассказ о том как главный герой потерял память, но в странном месте и при неизвестных обстоятельствах. Кто он такой и что его ждёт? Это ему только предстоит узнать...

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund

С годовщиной

Рарити дарит Селестии самый щедрый и самый ужасный из всех подарков, что та когда-либо получала на годовщину.

Спальня была нещадно бела. Лёгкие белые занавески с мерцающей золотой бахромой обрамляли позднее дневное солнце. Обои были пятнистого белого цвета, мебель — белая, с золотой отделкой. В комнате было едва ли достаточно теней, чтобы придать третье измерение. Там была снежно-белая кровать с балдахином и две белые кобылы: аликорн и единорог.

Селестия, аликорн, стояла перед окном; её шкурка была белой, словно полуденное солнце. Она держалась на расстоянии в несколько шагов от кровати, словно боясь обжечь её обитательницу или быть сожжённой в ответ. Рарити, единорог, лежала в постели, едва дыша; её шкура была белой, как пробки на бутылках, скрытых в шкафчиках ванной комнаты.

— Ох, Селли! — ахнула Рарити. — Это идеально! Я никогда его не сниму!

Так называемым «совершенством[1]» был маленький нефритовый кулон в копыте. У него были завитки по краям, напоминающие волны, которые до недавнего времени украшали гриву Рарити. В конечном итоге кулон окажется в одном из ящиков, полных иных предметов украшения, когда-то тоже признанных совершенными или вовсе вечными произведениями искусства. Но обе пони читали «Оду к греческой вазе» и понимали, что Рарити не любит омрачать прекрасное буквальным значением. Ещё несколько раз погладив кулон, Рарити застегнула крючок, позволив кулону упасть на шею.

— Я знаю, что это не очень подходящий цвет для твоих волос, — процедила Селестия, тяжело выдохнув, — да и под причёску уже не подходит, ещё с тех самых пор, как парикмахер…

— Изменил её, м? Глупости. Я просто проветривала корни. И, кстати, сейчас твоя очередь получать подарок. Но вручить его тебе я могу лишь на балконе. Не будешь ли столь любезна?

— С удовольствием, — сказала Селестия, окутав Рарити магической пеленой и осторожно подняв старую единорожку с кровати. С Рарити, парившей впереди, Селестия прошла меж каменных колонн.

Погода, конечно, тоже была идеальной. Из больших открытых окон бального зала, расположенных на этаж ниже, до сих пор доносился контрапункт четырёх струнных инструментов с аккомпанементом в виде голоса как минимум стольких же хорошо подвыпивших пони. В том самом зале, должно быть, неприкосновенно стоит большой праздничный торт, покрытый белой глазурью, с сорока тремя свечами в центре и двумя лентами из глазури, переплетёнными вдоль краев: одна — всех цветов гривы Селестии, другая — индиго Рарити. Многие гости на празднике всё ещё не заметили, как виновники торжества удалились в свои покои.

Селестия осторожно посадила Рарити на красную шёлковую подушку дивана, беспристрастно ждущего их изо дня в день, повернула голову, чтобы с любопытством понюхать огромный дубовый стол, расположенный рядом, и беззвучно выдохнула. Стол был покрыт изображениями Рарити. Фотографии, портреты, даже несколько копий вырезок из газетных статей.

— Ох, Спайк! — позвала дракончика Рарити.

Огромная голова Спайка поднялась над горизонтом балкона. Он вытянул шею через перила, пока его тело стояло где-то во дворе внизу.

— Здесь все? — спросила она. — Каждая из, верно?

— Все, которые мы смогли найти, — грустновато пробормотал Спайк. — Даже копии.

— Я не понимаю, — сказала Селестия.

— Ох, не стоит делать вид, что ты не понимаешь, о чём я, — заявила Рарити. — Мы обе знаем, что ты, должно быть, уже пытаешься выбрать самую подходящую фотографию. Мой подарок тебе, дорогая, заключается в том, что выбирать буду я.

Селестия сделала шаг назад от стола, стукнув задним копытом. — Фотография?

— Для твоей комнаты. Ох, перестань притворяться. Та комната.

Рарити обнаружила ту комнату около сорока лет назад, когда их связь ещё считалась достойной новостей. Это было единственное помещение в замке, к которому Селестия не подпускала ни Рарити, ни её магию. Единорожка была единственной пони в замке, способной увидеть водянистый блеск в глазах принцессы с едва заметным наклоном её плеч после посещения того самого места.

Дверь туда не была заперта ключами Камергера. Он был преданным пони, но чрезмерно доверчивым, и в любом случае жеребцом. Это не больше чем маленькая комната с одним маленьким окном, стены которой покрыты картинами пони, а ящики заполнены десятком других. Некоторые полотна были пугающе старыми.

В нижнем ящике она нашла мозаику коричневого пегого пони. Жеребца, как можно было догадаться по плутовскому блеску в глазах. Мозаика была аккуратно отколота от стены ещё сотни, а то и тысячи лет назад. Рарити просто держала ту на свету, чтобы лучше рассмотреть детали, но дверь за спиной единорожки предательски неудачно открылась. Увидев Селестию, Рарити перепугалась, как маленький жеребёнок, залезший в шкаф родителей, отчего уронила хрустальный силуэт; тот со звуком, который обе пони не забудут никогда, разбился об пол. Яркие плитки стекла разлетелись во все стороны.

Нет! — воскликнула Селестия.

— Ох! — прошептала Рарити. — Я не хотела…

— Ты убила его!

Селестия протиснулась мимо неё и склонилась над комками пыли и цвета, собирая плитки, переставляя их туда-сюда; увы, собрать их заново не удавалось. Осознав или, возможно, просто смирившись, голова упала вниз, ударившись рогом о землю, заставляя плитки, повисшие в воздухе, упасть с очередным трескающимся звуком.

Изображения, в конце концов поведала убитая горем Селестия, принадлежали пони, которых она когда-то знала. С ударением на «знала», выдавила из себя Селестия.

Рарити подняла фотографию со стола. На ней была изображена молодая кобыла, сияющая энергией; индиговая грива в фирменных завитках и полный жизни взгляд. Рарити редко позволяла себя фотографировать с тех пор, как начала использовать консилер. Тяжкий вздох, наполненный мыслями о молодости, и копыто, положившее фотографию обратно.

— Спайк, будь добр. То одолжение, о котором мы договорились.

Голова Спайка нависла над Рарити и дубовым столом. Взгляд сначала задержался на единорожке, потом на столе, а потом и вовсе на Селестии.

— Я не могу, — послышалось от дракона.

— Пожалуйста, Спайк. Будь любезен.

Спайк отвернул голову.

— О, не будь таким, Спайки-Вайки.

Рарити любовалась изумрудными гребешками на затылке Спайка, размышляя, называются ли они гребнем или это относится только к курам. Однако мысль пропала тут же, как раздался грохот с сильным порывом ветра. Единорожка почувствовала древний, инстинктивный ужас, поднимающийся по позвоночнику. Осознание пришло быстро — это именно то, о чём она попросила. Это был звук взрослого дракона, делающего глубокий вдох.

Спайк повернулся в сторону подруг и с ужасным ревом, проносясь мимо них, высвободил огромное пламя. Не дружественное зелёное магическое пламя, а белый, горячий огонь, мгновенно поглотил все портреты вместе со столом.

Селестия смотрела на пепел в ужасе.

— Ты… ты же собиралась выбрать одну из…

— Я собиралась выбрать, — поправила Рарити. — И мой выбор — не оставить ни одной. Это мой тебе подарок на годовщину, дорогуша.

Селестия впервые в жизни выглядела сбитой с толку.

— Я была очень счастлива вместе с тобой, — с улыбкой на лице заключила Рарити. — Этого достаточно. Тебе не нужно помнить меня вечно. Живи дальше, живи без меня…

С мутными от слёз глазами Селестия лишь склонилась к Рарити, чтобы обернуть её хрупкое тело в своих передних ногах, а лицо скрыть в белом мехе, заплакав.

— Это для твоего же блага, дорогуша. Спайк, скажи ей, что это было для её же блага.

Спайк лишь молча нахмурился. Далеко внизу, в пещере под горой, спрятанная на страницах старой книги, осталась одна последняя фотография Рарити.

Примечание автора:

Спасибо Foxy E, horizon, Axis of Rotation, Ferret, PresentPerfect, Clearly Not, & GhostOfHeraclitus за редактирование! Особенно тому, кто предложил сократить количество сцен с 3 до 2.

Я долго откладывал эту историю, думая, что смогу объединить её и Celerity в один фанфик. Но, по-моему, они несовместимы. Полнометражная версия "Celerity" — это история, о Селестии готовой отпустить прошлое, которое в конечном итоге включает в себя и Рарити, а той остаётся лишь постепенно смиряться с этим. Здесь же почти всё наоборот: Селестия хочет удержать прошлое.

Здесь небольшая игра слов: в английском «идеально» пишется как «perfect», а «совершенство» — «perfection», но в русском языке, увы, корни у слов разные.

Комментарии (1)

+1

Жутковато немного...

Кайт Ши
Кайт Ши
#1
Авторизуйтесь для отправки комментария.