Автор рисунка: Devinian
С тобой же сейчас всё в порядке, да?

Так давно не виделись.

Рэинбоу Дэш явно не была жаворонком. В дверь приглушённо постучали. Затем последовало несколько мощных ударов, больше похожих на удары молотка, звук от которых пронёсся через весь дом и заставил Дэш выйти из своей спальни. Пошатываясь, она устало зевнула. Стараясь держать свои веки открытыми настолько, чтобы видеть, она потянула дверь обессиленным копытом и тут же отпрянула от радостной пегаски стоявшей на её крыльце.

— Специальная доставка для тебя, Рэинбоу Дэш! — Дитзи Ду припевала, тыкая толстую прямоугольную посылку прямо в нос голубой кобылке. Рэинбоу взвизгнула и выдернула посылку прямо из протянутых копыт, вгрызаясь в обёртку своими зубами.

— Вау. — Дитзи моргнула левым и правым глазом по очереди. — Это что-то важное, Рэинбоу Дэш?

— Я очень на это надеюсь, Дерпи! — Рэинбоу, визжа, избавила посылку от остатков упаковки, явив свету чуть ли не светящуюся пачку перевязанных страниц. — Это она! Она здесь! Она наконец-то здесь!

Дитзи наклонила голову. Она спросила:

— Что это за книга?

— Последний выпуск величайшей книжной серии, когда-либо созданной пони! — Ответила Дэш, поднимая книгу над головой. — «Дэринг Ду и Поцелуй с привкусом яда!»

Один глаз Дитзи дёрнулся. Больше она никак не отреагировала.

— Твайлайт заказывала связку очень редких книг о фениксах, что уничтожило весь фонд библиотеки на пару месяцев, — проворчала Рэинбоу, — поэтому я заказала последний выпуск сама! Я хочу начать собирать свою собственную коллекцию, начиная с конца! — Её улыбка подняла её щеки к глазам.

Золотистые глаза Дитзи чуточку повернулись.

— Ты имеешь в виду… с конца, то есть всё? Она закончила писать их?

Если бы Рэинбоу Дэш уделила немного больше внимания, она бы полюбопытствовала, почему в тоне Дитзи сквозила такая надежда. Но, так случилось, что Рэинбоу была слишком взволнована, чтобы это заметить.

— Лучше бы этого никогда не произошло! — Воскликнула Рэинбоу. — Автор серии «Дэринг Ду» самая крутая кобыла в Эквестрии — сразу после меня, конечно. — Она одарила Дитзи дерзкой усмешкой, после чего продолжила. — Я надеюсь, что это серия никогда не закончится! Дэринг Ду — мой герой!

Она издала долгий вздох, практически испепеляя взглядом веточку пегасьего золотарника (Golden-rod — название вида растения — прим. Редактора), изображённого на обложке книги.

— Чтобы я не отдала за то, чтобы Дэринг Ду была настоящей.

Дитзи могла только хрюкнуть. Её передние копыта перекрестились вместе перед её грудью. Рэинбоу Дэш прижала к себе книгу, словно младенца, в то время как Дитзи Ду попятилась к краю облака.

— Да-а-а… эти вымышленные приключения, безусловно, очень захватывающие. — Она выдавила смешок.

Рэинбоу поморщилась на неё необычным выражением лица (хотя она мысленно назвала его «Стиль Твайлайт»).

— Ага… да. Очень захватывающе. — Сказала она с согласием.

— Ну, мне ещё нужно доставить целую кучу всего Дэринг! Я имела в виду, Ду (Игра слов, Do — должна и Doo — фамилия — прим. редактора)! —

Она так же широко улыбнулась и нырнула вниз с воздушного дома.

— Увидимся позже, Рэинбоу Дэш!

Рэинбоу закатила глаза, развернулась, закрыла дверь, села на круп и сразу же начала читать, улыбаясь до ушей.

{-ДД-}

Дитзи распахнула дверь дома и позвала свою дочь. Когда никто не ответил, она поспешила на кухню и начала искать записку. Конечно же, небрежный почерк Динки на квадратной бумажке сообщил ей, что единорожка проводит время с Метконосцами. Дерпи поморщилась от мыслей о метконосцах, но старалась не волноваться за свою маленькую дочурку, расслабившись в кресле у кухонного стола.

— Ещё один день, — вздохнула Дитзи, — ещё один бит.

Ей никогда не нравилось, как это звучит. Казалось, не хватает определённого ритма.

Всё равно, её работа на день была выполнена. Там было рекордное количество крупных бандеролей для доставки. Поэтому она несколько раз возвращалась в почтовый офис, что отняло много времени, но сейчас всё уже было закончено. Когда Дитзи бросила свою пустую почтовую сумку на круглый стол, она спросила себя вслух: «Что может быть лучше ощущения, что день удался?»

Сумка издала необычный звук, ударившись о стол. Дитзи резко приподнялась с кресла, устремив на мешок один пошатывающийся глаз.

— Звучит как письмо… — Она проглотила неожиданно появившийся комок в горле. — Я пропустила доставку?

Со скоростью молнии она запустила копыто в сумку и выудила оттуда коричневатый конверт. Закусив губу, Дитзи проверила адресата. Неожиданно для неё, имя, указанное на передней стороне, было «Дитзи Ду»

— О богини! — прощебетала она. — Письмо? Для меня? — Она чуть было не расплакалась на месте. Она не получала писем с тех пор, как умерла её мать.

Её золотистые глаза пытались найти имя отправителя. Удручающе, но она не могла использовать какое-либо из них, чтобы связаться с отправителем, и приступила к открытию письма. К счастью, тот, кто его писал, имел хороший почерк.

Дорогая Дитзи.

Так долго не виделись! Уже сколько, лет пять? Восемь? Вроде того. Во всяком случае, я много думала о тебе в последнее время. Не знаю, идёте ли вы в ногу с Мэйнхэттенскими Бестселлерами в своем маленьком городишке, но моя новая книга вышла несколько недель назад и уже на вершинах хит-парадов! Моя зарплата была немного больше, чем я ожидала — мне же не особо нужно просто хранить ещё больше битов в хранилище, я права? — но это заставило меня призадуматься, не пора ли мне дать себе отпуск и немного попутешествовать, как в старые добрые времена. Я подумала, не навестить ли мне некоторых пони, с которыми я очень давно не виделась. И кого же мне лучше навестить первой, как не свою собственную сестру?

Так что ты думаешь? Я приезжаю в Понивилль! Это так, я собираюсь зажечь вечеринку! Если в этой дыре вообще есть какие-нибудь вечеринки, я права? Ну, я думаю, у вас будет какое-нибудь развлечение для нас… Вроде глазения на деревья или… шутки над пони! Бьюсь об заклад, этот маленький городок земных пони остро нуждается в хороших шутках, а? В любом случае, даже если в вашем Фальшвилле (Phony-ville. «Фальшивый» + «вилль» = Фальшвилль — прим. переводчика) будет совсем нечего делать, я приеду просто для того, чтобы встретиться с тобой, и одно это будет стоить всей поездки!

Смотри, сестрёнка… Я знаю, что никого не обманываю. Ты, возможно, уже с пеной у рта стоишь, просто прочитав это. Но не пытайся писать мне и говорить, чтобы я не приезжала, потому что я уже в пути. На самом деле, пока ты читаешь это, я уже могу быть у тебя на пороге! Просто… постарайся иметь открытый разум. Эм… прости. «Открытый разум», должно быть, просто ужасно звучит. Как насчёт «Открытого сердца?» Просто выслушай меня. Мне есть, что сказать.

Мне тебя не хватает, сестрёнка. По-настоящему.

Твоя Любящая Сестра.

Дитзи, скрипя зубами, скомкала бумагу и кинула её в стену. «Нет», прорычала она. — Она не могла написать это всерьёз. Она не могла появиться здесь.

Она галопом промчалась в переднюю комнату и выглянула в окно, ожидая увидеть веселую пегаску, готовую постучать в дверь. К её облегчению, пока никого не было. Пока. Если Дэринг действительно имела в виду то, что она написала, она могла появиться в любой момент.

— Это совсем, ни капли, даже чуточку, абсолютно не хорошо! — Сказала Дитзи со злобой. — Я надеюсь, что это была какая-то шутка. Для её же блага.

Дитзи была рада, что Динки сейчас не было дома; она не хотела бы, чтобы её дочь увидела её в таком распалённом состоянии. С другой стороны, Динки так же могла появиться в любую минуту. Чтобы успокоиться, Дитзи побежала обратно на кухню и начала делать то, что всегда успокаивало её измотанный разум.

Двадцать пять минут спустя, Дитзи взяла защитную прихватку, чтобы ртом вытащить из духовки партию из шести рассыпчатых маффинов. Она принесла поднос к кухонному столу и положила его на деревянную поверхность. Вдыхаемый сладкий аромат вызывал мурашки на её спине, слегка колышущие её лёгкие серые перья. Динки всё ещё не вернулась, чтобы с ней можно было поделиться вкусной выпечкой, но Дитзи всё же забыла свой предмаффиновый стресс. Она подняла ещё один маффин с круглого блюда и откусила несколько кусочков от его хрустящей корочки.

— Ммм, — прогудела она, смакуя кусочек. — О Селестия, это прекрасно

— Ты ешь их или делаешь их? — спросил скрипучий голос за её спиной. Дитзи вскрикнула, подбросив маффин так высоко в воздух, что он разлетелся от удара о потолок.

— Вау! Это самая классная вещь из тех, что маффин когда либо делал (Намёк на Doo, их общую фамилию — прим. переводчика) на моей памяти!

Голос врезался в барабанные перепонки Дитзи, словно коготь мантикоры. Она стиснула зубы, постепенно наполняясь разочарованием от своей новой компании.

— Ты вломилась в мой дом, — обвиняюще сказала она, поворачиваясь лицом к непрошенному гостю, — напугала меня до полусмерти, уничтожила один из мои маффинов, и у тебя ещё хватает злобы подчёркивать этот глупый глагол? (Имеется в виду глагол do — делать. Созвучно с фамилией Дерпи и Дэринг – Doo — прим. переводчика)

Другая пони рассмеялась.

— Глупый глагол? Это, возможно, одно из важнейших слов в Эквестрийском языке. Я не знаю, чтобы мы делали без него!»

Дитзи сделала несколько глубоких успокаивающих вдохов. Напрасно.

— Почему бы тебе не выделять глагол «не делать», например? Это прямое производное.

— Эй, сестрёнка. Не надо испытывать на мне свой словарный запас. Не будем забывать, кто здесь автор бестселлеров, а?

— Не будем забывать, о ком все твои дурацкие истории! — вскрикнула Дитзи, полностью поворачиваясь к лицу врага. Горчично-желтая кобыла подняла свои копыта до уровня плеч.

— Ах, обо мне, спасибо тебе большое, — ответила она.

Дитзи поставила одно копыто перед кухонной плиткой.

— Не забивай мне голову. Мы обе знаем, что в этих приключениях было две героини. Сёстры Ду. Не так ли мы с тобой называли нас самих, Дэринг?

Дэринг Ду тряхнула гривой серых оттенков.

— Рада тебя видеть, Дитзи. — Она держала копыто у рта, сдерживая смех. — Или мне лучше сказать… Дерпи. — Её глаза цвета фуксии глянули между плохо сфокусированных глаз Дитзи, и она хихикнула.

Дитзи, будучи шокирована, отшатнулась.

— Ты… как ты…?

Она заикалась, заставляя Дэринг смеяться ещё громче.

— Так назвал тебя жеребец на транспортном депо, — объяснила та между смешками. — Я спросила, где живёт Дитзи Ду, а он ответил «А, вы имели в виду почтовую кобылку, Дерпи? ПХА-ХА-ХА! — Она повалилась на пол, махая копытами в воздухе.

Дитзи нахмурилась.

— Я ненавижу это имя, — произнесла она. — Не называй меня так. Пожалуйста».

Её серьёзность отсудила пыл Дэринг. Она поднялась на своих копытах и опустила взгляд вниз.

— Прости, сестрёнка. Я просто думала, что это весело. Я здесь не для того, чтобы издеваться над тобой, честно.

Кроткие и покорные нотки в её голосе постепенно откалывали небольшие кусочки от стены, которую Дитзи возвела вокруг своего сердца.

— Так… почему ты здесь? — спросила она.

Дэринг вздохнула через нос.

— Ну, я… как я говорила в моём письме, я много думала о тебе. Мне действительно тебя не хватает, Дитзи. — Уголки её рта слегка приподнялись. — Мне не хватает старых добрых времён, когда мы жили историями, которые я сейчас пишу.

Дитзи снова нахмурилась.

— Ты имела в виду, истории, на которых твои книги лишь слегка опираются? Я читала твои почеркушки, Дэринг. По крайней мере, столько, сколько смогла вытерпеть. Ты полностью вырезала меня из повествования, и указала события, которые никогда не происходили и были написано просто для развлечения.

— Эмм, привет? Это книги, Дитзи. Они все для развлечения. Я не планировала писать биографию. Так я зарабатываю на жизнь. Так что с того, что я что-то несколько преувеличила?

— Ауисотль? Серьёзно? – спросила Дитзи с полузакрытыми глазами.

Дэринг покачала головой.

— В каждой истории должен быть злодей, Дитз. К тому же, это великолепный персонаж! Он занимал первое место в Эквестрийской Первой Десятке Вымышленных Злодеев на протяжении шести лет!

— А сколько раз Дитзи Ду появлялась в Эквестрийской Первой Десятке Вымышленных Героев, Дэринг?

Глаза Дэринг начали сужаться.

— Технически, раз шесть. Ты многое привнесла в серию Дэринг, как и я. – Напомнила она.

— И что же именно я привнесла, Дэринг? А? – Закричала Дитзи. — Её имя? Нет, оно твоё. Её появление? Ах, нет, подождите. Оно тоже твоё. Может, её личность? Неа. — Она покачала головой в преувеличенном недоумении. — Просто не знаю, где там вообще хоть что-то от меня.

Дэринг напряглась, её дыхание участилось.

— Ты же сказала, что читала мои книги? Тогда ты должна была понимать, что ни один пони не сможет делать то, что делает она. Всё, что я сделала — это взяла двух авантюрных кобыл, сделала из них одну, добавила несколько антагонистов, и разбогатела. Как будто это плохо.

— Это всё, что ты сделала, Дэринг? Это всё, что ты сделала? — обвиняюще воскликнула Дитзи. Она топнула копытом, повернулась вокруг, рысью пронеслась на кухню за кухонный стол и демонстративно плюхнулась на самое дальнее от своей сестры кресло.

— Что ты делаешь? — Спросила Дэринг, шагая вперёд в тот момент, когда Дитзи отправила половину маффина в рот.

— Пфосто игнофифую тфою эфоистифную лофь, — ответила она, жуя выпечку.

— Эгоистичную ложь? — Повторила Дэринг. — Дитзи, ты можешь просто успокоиться и выслушать меня? Я приехала к тебе не просто так.

— Да мне фсе рафно. — Дитзи проглотила маффин и сплюнула. — Уходи, Дэринг. Уходи из моего дома. Не возвращайся.

Дитзи притопнула своим жёлтым копытом.

— Мой ответ — нет! — Объявила она. — Я твоя старшая сестра, и я требую хоть капли уважения, когда я пытаюсь тебе рассказать что-то очень важное.

Дитзи упала лицом прямо на стол.

— Хорошо. Только быстро.

Дэринг прочистила горло.

— Что же, Дитзи, как ты, возможно, знаешь, я недавно опубликовала книгу «Дэринг Ду и~

— Проклятье шепчущего поцелуя», — закончила Дитзи, издавая неприятные чмокающие звуки своими губами, облепленными крошками.

Вздохнув, Дэринг продолжила.

— Да, так. И, знаешь… я действительно ей горжусь. Это отличное дополнение к серии, в котором есть много элементов, которые раньше даже не рассматривались, и мои издатели очень заинтересованы в следующей части. Они хотят, чтобы я написала первый выпуск к концу следующего месяца. — Она сглотнула, её зрачки сузились в панике. — Но, Дитзи… У меня больше нет ничего, что можно описывать! У меня закончились приключения!

Дитзи склонила голову набок. — Чеееееегоооооо? — спросила она преувеличенно громко. Дэринг проигнорировала её грубость.

— Я уверена, ты заметила, что каждая книга основана на одном из наших приключений, Дитзи. Мы нашли много мифических артефактов для папы, когда он заболел. Конечно, я опустила это в книге. Вымышленная Дэринг имеет природную тягу к приключениям, ты понимаешь? Если бы я добавила к этому просьбу умирающего отца, читатели восприняли бы всё это слишком серьёзно.

В любом случае, у нас было хорошее приключение, у тебя и у меня. Мы бы, возможно, могли жить так всегда! Но потом, естественно, мы… «распались», можешь назвать это так.

Дитзи начала рычать.

— Хе-хе… Кхм. У всего хорошего есть конец, так ведь, Дитз? — Дэринг постепенно бледнела. — Но мои издатели с этим не согласны. Они хотят новую историю, но мне просто нечего им предложить. Я не могу просто взять новое приключение с потолка. Я просто пишу то, что я помню и, понимаешь… добавляю несколько плохих парней. Но сейчас? Все закончилось! Я опубликовала последнее из наших приключений. Я застряла, Дитзи! Я не знаю, что мне делать!

Она оборвалась и закусила губу. Дитзи подняла бровь.

— Это всё? — спросила она, сдвинув глаза.

Дэринг кивнула.

— Ну, да. — Она окинула взглядом тихую комнату. — Это всё.

— Ты пришла ко мне… за советом, что тебе написать?

Дэринг застонала и провела копытами по лицу.

— Нет, Дитзи. Я пришла сюда, чтобы попросить тебя… ты знаешь… — она кивнула головой в сторону входной двери. Дитзи моргнула.

— Я хочу пойти ещё на одно приключение! — Выпалила Дэринг, Взмыв в воздух и тут же приземлилась.

Дитзи уставилась на свою летающую сестру.

— Чеееегооооо?

— Я хочу, чтобы ты раскопала своё старое снаряжение, прыгнула со мной на первый же поезд и пошла вместе со мной искать редкие древние артефакты, — подытожила Дэринг, иллюстрируя свои слова жестами. — Затем я напишу об этом, и все будут счастливы. Это не так сложно.

Наконец, Дитзи всё же вернулась в чувство.

—Не так сложно? Ты СУМАСШЕДШАЯ? Дэринг, я уже осела на месте. У меня есть работа. У меня есть дочь.

Глаза Дэринг описали полукруг.

— У тебя есть что?

Дитзи натянула гордую улыбку.

— Ты не ослышалась. Я теперь мать. Я удочерила сиротку-единорога из Кантерлота и растила её уже семь лет.

— Ах, великолепно! Это просто прекрасно! — Сетовала Дэринг, вскидывая копыта над головой. — Теперь у меня точно нет шансов убедить тебя идти вместе со мной.

— У тебя никогда их не было.

— Мать? Для единорога? О, Селестия… — Дэринг опустилась на корточки и надулась.

Серая пегаска наконец почувствовала некоторую жалость к своей сестре.

— Ох, Дэринг, — вздохнула она, положив свой подбородок на ей копыта. — Извини, но было очень глупо с твоей стороны думать, что я приняла бы твоё предложения. Была бы я матерью или нет.

Обидевшись, Дэринг вонзила в неё пытливый взгляд.

— Потому, что ты, — продолжила Дитзи — судя по всему, совершенно не принимаешь в расчёт то, что прошло больше восьми лет с тех пор, как я что-либо слышала от тебя, и я, к тому же, всё ещё не готова простить тебе то, что ты сделала мне и нашей семье.

У Дэринг отвисла челюсть.

— Что… что я сделала тебе? — ошеломлённо спросила она.

Сфокусированный глаз Дитзи дёрнулся.

— Не пытайся изобразить невинность. Ты знаешь, о чём я веду речь.

— ЭТО БЫЛ НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ! — Вскрикнула Дэринг, вставая с колен достаточно быстро, чтобы напугать сестру.

— Вот только не надо! — Воскликнула Дитзи. — Это, возможно, закончилось не так, как ты ожидала, но это совершенно точно не был несчастный случай!

— И что именно я сделала нашей семье?

Дитзи смеялась над ней.

— Ты, должно быть, шутишь. Скажешь, ты не помнишь, как ты сбежала из дома после смерти отца? Прямо тогда, когда мама нуждалась в нас больше всего?

У Дэринг встал ком в горле.

— Я… э-э…

— Скажешь, что ты не помнишь, как нарушила своё обещание ему? Ты знала, что я не могла найти оставшиеся артефакты сама, особенно после того, что ты сделала со мной.

— Это была случайность!

— Случайность или нет, я больше не гожусь для этого. Ты могла закончить это самостоятельно, но ты вместо этого ты уехала, дабы идти карьерой писателя ради Пита.

Розовые глаза Дэринг блестели яростными эмоциями, пока её сестра продолжала.

— И потом ты пошла и изменила произношение нашей фамилии. Мама чуть не умерла, когда она увидела название твоей первой новеллы! Ты буквально плюнула ей в лицо!

— Моё “Do” — слово действия! — прокричала Дэринг. — Ваше “Doo” — звук, который издаёт ребёнок, когда он гадит в подгузник!

— Достаточно! — Вскричала Дитзи, бросаясь на свою сестру, размахивая крыльями. Стол разбился об пол, отправляя четыре хрустящих маффина в раскалённый от ярости воздух.