S03E05
От автора. Почти (не)вероятное будущее.

Послесловие.

Не читайте если намерены и дальше потреблять мои произведения – я сделал ЭТО против своих воззрений и только потому, что такова логика произведения.
Честное слово, не надо.
Хотя бы не раскрывайте увиденного в комментариях.

http://www.youtube.com/watch?v=Ns-fQRnm9sk

Твайлайт неуверенно оглянулась. И увидела опять нагло раскрывшиеся без приказа крылья, как бы намекающие, что кому-кому, а Принцессе-то звать на помощь не положено. Следовательно, разбираться так и так придется самой. Да и вообще: она ведь готовилась к куда более агрессивному развитию событий.

Ну а поскольку магия отказывается нормальным образом на него воздействовать, придется пользоваться более примитивными методами познания. Ей почему-то не хотелось думать, будто зондирующее заклятье выдало верную информацию.

Действительно неким неуловимым образом истончившееся и вытянувшееся за прошедшее время копыто осторожно коснулось переливающейся на свету шеи. Холодная и никакого пульса не прощупывается. Впрочем, разве возможен иной результат при осмотре почти не обменивающейся теплом с внешней средой твердопанцерной ящерицы?

С некоторым трудом отогнав опровергающие предыдущий тезис недавние воспоминания, кобылка еще раз аккуратно обошла тело по периметру. Никаких новых данных – разве что уточнение траектории внезапного падения на ровном месте.

Поскольку идея позвать кого-нибудь в качестве поддержке вновь оказалась признана нерациональной, «Принцессе» пришлось пойти на более настойчивую попытку контакта.

— Ой, — само собой вырвалось недостойное аликорна восклицание, когда выглядящий монолитным шип на плече вдруг обломился под ее откровенно несильным нажатием, вовсе рассыпавшись в пыль от падения на камни. Оставшаяся из-под него лунка тут же начала потихоньку выкрашиваться на слабом ветерке.

Твайлайт вдруг почувствовала прилив злости – не столько даже на непрошенного кавалера, с чего-то решившего вместо выполнения обещания улечься посреди стены разваливающейся на глазах кучей не подающей признаков жизни органики, сколько на свою никоим образом не соответствующую званию и возложенной на нее ответственности реакцию. Нет, ну она же банально боится – как и всегда, стоит ситуации стать чуть менее предсказуемой и понятной. А ведь шла-то сюда сражаться!

Нервный смешок, перешедший в раздраженный рык – и кобылка без следа смущения или аккуратности одним рывком переворачивает сразу запылившего всё вокруг радужной крошкой жеребца. Вот только затем случилось именно то, что и происходит в результате импульсивных действий – не взятый в расчеты хвост подсек ей ноги, а до сих пор не сильно привычные крылья не успели раскрыться вовремя.

Ну и естественно есть только одно место, куда волшебница могла упасть.

Какое-то время они просто смотрели друг на друга, а затем волшебница наконец опомнилась и вскочила с него будто ошпаренная. Вопреки ожиданиям, монстр не попытался как-либо ей воспрепятствовать.

Ощущение разливающегося по щекам предательского румянца лишь еще больше вывело кобылку из душевного равновесия. Впрочем, в данный момент оно только к лучшему:

— Я предупредила, что если ты не уберешься из Эквестрии к рассвету – то будешь иметь дело со мной, — рог указал точно в грудь не спешащему подниматься врагу всего живого. – Защищайся!

Ноль реакции. То есть вообще.

Минут через пять так и не решившаяся напасть на бездвижного противника бывшая единорожка внезапно почувствовала себя глупо. На память сразу пришли данные с зонда.

— Эй! – позвала стремительно теряющая остатки уверенности из-за нерациональности происходящего Твайлайт. – Ты живой вообще?

— Просто никак не могу поверить, что убил столько времени на ухаживания, — едва слышно отозвался Силин, смаргивая упавшую на веко разноцветную чешуйку. – Ведь стоит только немного умереть – и кобылки сами начинают на тебя бросаться.

Краска смущения вспыхнула пуще прежнего, вызвав к жизни отошедшее на пару минут раздражение, а оно в свою очередь пнуло замешкавшуюся решимость:

— Защищайся, чудовище!

Магия послушно отозвалась на ее зов и перед бывшей единорожкой закружился крошечный вихрь, готовящийся стать пронзающим всё сущее лучом света.

А этот урод даже не пошевелился.

— Вынужден огорчить: ваш покорный слуга ныне не в том состоянии, чтобы участвовать в окончательной битве между добром и любовью к понине. Не чувствую ничего ниже шеи, — он немного повернул голову вбок. – Впрочем, это, скорее всего, ненадолго: за неспособным двигаться дракоаликорном наблюдать слишком скучно. Поэтому если жаждите мести, рекомендую не медлить – у вас вряд ли имеется больше месяца до тех пор, пока ужасный монстр сможет встать на ноги.

Твайлайт сжала зубы и, после пары минут мучительных колебаний, послала предназначенный врагу всего живого заряд в небо.

— Я просто выкину тебя за границы Эквестрии.

— О да: телепортировать едва живого главу новоэквестрийского корпуса в выжженные Орденом Пустоши, где бродят недобитые и весьма злопамятные тартаровцы действительно на порядок более злобно и изощренно, — одобрил затею владыка тварей.

С губ сам собой сорвался короткий рык. А затем кобылка уже привычно спустила лишний пар и смогла рассмотреть ситуацию рационально. Чтобы спустя миг ударить копытом по лицу.

— Видимо сие есть знак осознания вами того непреложного факта, что в случае моего внезапного исчезновения все решат, будто Спасительница наконец выполнила свой долг, буквально распылив Создателя Чудовищ на корпускулы, — ага, эти переливающиеся крошки как раз добрались до края стены и сейчас сыпятся вниз сплошным потоком.

Небось со стороны выглядит просто потрясающе…

Вдох — копыто к груди, выдох — от себя.

— И кстати, хочу сразу сообщить вам принеприятнейшее известие, — оскалился уменьшившийся почти вдвое за счет исчезновения панциря ящер. – А именно я более не намерен уходить из сей страны. Если вы конечно не решите сменить место жительства.

Уже в полной мере понявшая всю «бесперспективность» ситуации Твайлайт лишь хмыкнула, для чего-то заметив:

— Но ты ведь обещал.

— И даже взял плату, которую кстати готов вернуть с процентами хоть сейчас, — подмигнул ей жеребец. – Что же до нарушения договора, то всё по закону: как-никак форс мажор.

— Я тебя ненавижу, — от всего сердца призналась опять покрасневшая «Принцесса», устало прислоняясь к зубцу. – Какой еще «форс мажор»?

— Практически невозможный, — иронично отозвался Силин и с прежде никогда не виденным благоговейным видом тихо произнес всего одно слово. – Прощение.

Бывшая единорожка удивленно воззрилась на будто бы осветившегося изнутри – и кстати с чего-то оказавшегося под панцирем серебристо-серым – зверя.

— Во всяком случае нечто очень на него похожее, — с радостной улыбкой продолжил монстр. – И кто знает, может сие странное создание – или их Коллектив – способно проявить подобное же милосердие и к более достойному его существу.

Аликорн какое-то время пыталась понять сказанное, однако в итоге лишь мысленно плюнула и вполне физически зевнула – сказывалась бессонная, наполненная совершенно лишними размышлениями и эмоциями ночь.

— Ладно: я смогу потерпеть тебя еще пару недель – тем более, что даже Создатель Чудовищ в таком состоянии не сможет навредить Эквестрии, — практически не подающее признаков жизни тело поднялось в воздух. – А там уже можно будет устроить нормальное покушение без лишних спецэффектов и свидетелей.

— Остается только пожелать вам удачи, — без тени страха сверкнул глазищами монстр. – И знаете что?

Твайлайт скептически вскинула бровь, размышляя где бы его скинуть, чтобы в народе не возникло ненужных брожений.

— Он будет свободен, — произнес будто бы слушающий некий тихий голос в своей голове дракоаликорн, — когда наполнится.