Утренняя звезда

Сумеречное помрачение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл

Комары

Любовь ко всем животным приносит смерть. Приходится ставить рамки.

Флаттершай

Местоимения

Хлопоты с Твайлайт.

Твайлайт Спаркл

Утро — время учеников

Трое жеребят из Понивилля, называющие себя Меткоискателями, подросли. Судьба дала им таких наставников, о которых многие могли бы только мечтать… но подобное везение нужно отрабатывать. И они это сделают, ведь наступило их время — время учеников.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Первая Луна

Она - принцесса Эквестрии. Ее основная обязанность - дарить пони время отдыха, дарить пони Ночь. Но только как маленькой Принцессе научится справляться с такой большой и холодной, огромной и непослушной Луной?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Проклятый старый дом

Небольшая зарисовка о том, как однажды, будучи ещё совсем малышкой, Флаттершай потерялась в лесу...

Флаттершай

Исчезновение

Однажды утром Твайлайт Спаркл проснулась одна в совершенно пустом мире.

Твайлайт Спаркл

Архетипист

Почему пони снятся сны? Почему наши сновидения настолько похожи? Что, если бы нам стало сниться нечто совершенно новое? Дискорд говорил, что хотел сделать наши сны более интересными. Добавить немножко остроты в наши скучные ночные жизни. Ничего опасного — лишь толику веселья, чтобы было о чём поговорить утром. «Незачем так беспокоиться, Твайлайт Спаркл, — уверял он. — Как-никак сны ещё никому не вредили». Хотелось бы мне, чтобы он был прав.

Твайлайт Спаркл Дискорд Старлайт Глиммер

Томминокеры.

Небольшой кроссовер. В нем есть немного вархаммера, немного разной мифологии, немножко TES.И зебра.

Обратная сторона

Магия. Для единорогов, как и для аликорнов она упрощает многие повседневные дела. Но на события всегда есть другая точка зрения, и у каждого поступка есть обратная сторона.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Автор рисунка: Devinian
Глава 2: Из огня

Глава 1: В основном безвредна

Путеводитель для Путешествующих Автостопом по Галактике так описывает пони:

Милые.

Краткость и обрывочность некоторых частей этого вместилища знаний отчасти вызвана недостатком места, но и, в большинстве своем, отсутствием компетентности, мотивации и уравновешенности львиной доли сотрудников путеводителя. Факт того, что расы, во многом схожие с пони, населяют огромный кусок галактики, лишь усиливает бесполезность любых записей о пони.

— Зачем писать что-то, о чем итак уже все треплются? — как однажды сказал Стагьяр Зил Догго неудачливому писателю, что предлагал создавать более подходящие статьи. Само по себе то, что подавляющее большинство жизненных форм терпят неудачу в получении заметки объемом более одного слова, когда статьи на гораздо более мутные, едва ли интересные, темы могут состоять из тысячи слов, говорят о путеводителе больше, чем большинству сотрудников хотелось бы знать. Статья про Эквестрию, к примеру, если отбросить то, что она являет собой единственную страну на единственном мире, довольно объемная, в то время как миллионы пониподобных рас заслужили лишь крохотной сноски.

Более популярная, чем антология «Книга Селестии о вкусных и полезных тортиках», распродаваемая быстрее, чем «Пятьдесят три способа занять себя, будучи сосланной на луну», и вызывающая гораздо больше споров, чем печально известные «Кексики», эта великолепная книга примечательна еще и тем, что существует во всех слоях реальности. Если взглянуть на Всеобщую Великую Мешанину (как её повсеместно называют), то вы найдете, что не существует более подробного путеводителя по чудесам вселенной, руководства по выживанию в стычках с ужасными монстрами или поиску ближайшего местечка с дешевым алкоголем. Но, собственно как и все остальное, историю этой книги можно отследить к необыкновенно обыкновенным существам. Частью которых является группа пони из Эквестрии, которая на данный момент времени совершенно не знает своей судьбы даже на следующие пять минут. Если предположить, что знай они свою судьбу ПОСЛЕ этих пяти минут, они просто-напросто наплевали бы на это.

Факт того, что одна из них не является существом их расы не приходил в голову ни одной из этих пони. То есть приходил, вообще-то, но они не придавали этому особого значения. Если бы хоть одна из них задумалась бы об этом, то остальные возможно и обратили бы на это внимание. Она озаботилась тем, чтобы выглядеть как обычная земная пони, но оказалась не слишком компетентной для этой задачи, как и любой другой сотрудник вышеназванной книги. К счастью, остальные быстро привыкли и не обращали внимания на странности её поведения, ссылаясь на «Это же Пинки».

*

В Сахарном Уголке в настоящее время висела тишина. Почти. Одинокая усталая пегаска с полузакрытыми глазами высунулась из входной двери. Она стряхнула радужную гриву с глаз, о чем немедленно пожалела. Головная боль, ранее пульсировавшая, теперь резко долбила, напоминая, сколько она выпила прошлой ночью. Она осторожно ступила обратно.

Вода. Нужна вода.

Она присосалась к крану, и еще одна смазанная форма спустилась по лестнице. Пегаска сосредоточилась, пытаясь вспомнить, что такое оранжевый, и кто из пони был этого цвета.

— Утречка, сахарок.

— Уууууу.

Эпплджек смотрела на свою подругу, которая явно была не в настроении говорить. Она была гораздо крепче своей радужной подружки, являясь одной из тех пони, что могут выдуть смертельную дозу алкоголя и не мучиться следующим утром от похмелья. Оранжевая кобылка прислонилась к стене, наблюдая, как Дэш отлипла от крана и села на пол, по-видимому, готовая контактировать с миром.

— Где остальные?

— Ну, Твай спит на кровати Пинки, не думаю, что ей будет сильно плохо. Пинки носится вокруг и, насколько я знаю, она будет еще прыгучее, чем…

Прежде чем Эпплджек смогла подобрать подходящую фразу, розовый вихрь слетел с лестницы, толкая перед собой удивленных Флаттершай, Твайлайт и Спайка. Рарити показалась моментом позже, каким-то образом найдя время, чтобы поправить прическу, макияж и даже избежать любительницы вечеринок. Прежде чем пони смогли открыть рты, чтобы сформировать вменяемую беседу, Пинки стала в стойку. Она выглядела неестественно серьезно, прохаживаясь вокруг, пока её подруги молчали молча сидели.

— Хорошо, народ, мне нужно вам сказать кое-что очень важное. Я скажу вам это сейчас, и скажу вам это, пока вы сидите, потому что это супер-пупер важно, но немного пугает, поэтому я не хочу, чтобы вы свалились или что-то еще, и я знаю, что вы все думаете, что это просто Пинки ведет себя как Пинки, и все же я еще Пинки, и буду Пинки до конца своей жизни, сейчас я веду себя не как Пинки, когда говорю, что не всегда была Пинки.

Внутри остальных велась непримирая борьба между Не-Позволить-Своему-Лицу-Выдать-Удивление и Понять-Что-Пинки-Сейчас-Сказала. У Дэш была еще одна противоборствующая сторона к двум вышеназванным: Не-Отказаться-От-Концепции-Жизни. Все же, синяя пегаска смогла взять себя в копыта настолько, чтобы спросить какого черта она, Пинки, болтает, и как она, Пинки, думает, что она, Дэш, может внимательно слушать, когда её, Пинки, голос на несколько октав выше, чем комфортно для неё, Дэш. Особенно, когда она, Дэш, серьезно подумывает вернуться в её, Дэш, теплую постельку. Остальные согласились, не прибегая к выражениям, которые были опущены в этом повествовании ради соблюдения норм приличия. Не обратив особого внимания, Пинки продолжила.

— Что если я скажу вам, что выросла не на ферме камней?

Твайлайт усмехнулась.

— Вообще-то, Пинки, я удивлена, что ты подумала, мы поверим в это изначально. Камни – не погода, они выживают и без пони, снующих рядом.

— Я хочу сказать, а что если я вообще не из Эквестрии? То есть, если скажу, что как-то раз прибыла сюда и никогда не пыталась уйти, потому что здесь мне было весело, и я встретила вас, и все было так замечательно, и я не могла вам сказать этого, потому что вы бы подумали, что я врунишка, и не захотели бы больше со мной дружить? Что если я скажу вам, что прилетела с планеты, что находится самую малость в стороне от Бетельгейзе.

Тишина вновь заявилась в комнату. Она продолжала торчать здесь, дожидаясь пока её не прервут возражения. Твайлайт смотрела Пинки в глаза. Она чувствовала, что на правах единственной из них, кто знает, что из себя представляет Бетельгейзе, должна как-то высказаться. У Эпплджек отвисла челюсть. Он смогла бы распознать ложь, но вот ложью эти слова как раз не звучали. Дэш не понимала, правильно ли она расслышала розовую пони или пропустила пару этапов разговора. Рарити собиралась было высказаться, но Флаттершай была первой, нарушившей тишину, которая уже начинала чувствовать себя неуютно.

— Эмм. — Пинки уставилась на желтую пони, которая собрала всю свою смелость и тихонько пискнула: — Почему ты говоришь нам это сейчас?

Пинки слегка взвизгнула.

— УХХХ! Потому что конец света через две минуты!

Пони опешили. Тишина, уже почти вышедшая за дверь, вернулась и приготовилась к долгим посиделкам. Но вдруг была грубо прервана неожиданным звуком, раздавшимся откуда-то сверху. Это был голос. Он говорил на понячьем, но таким тоном, что заставил самых крепких, отважных и даже мертвых пони съежиться от ужаса. Это был тот тип голоса, которым не говорят ничего хорошего, хоть ты плачь. Он разносился по комнате, раздаваясь одновременно со всех поверхностей.

— Население Эквестрии, с вами говорит Простетник Вогон Джелц из Галактического совета по планированию гиперпространства. Как вам, без сомнения, известно, планы развития периферийных районов Галактики включают в себя постройку гиперпространственной экспресс-ветки, проходящей через вашу звездную систему. К сожалению, ваша планета подлежит сносу. Процесс сноса займет менее двух минут по Эквестрийскому времяисчислению. Спасибо за внимание.

Шестерка пони рванула наружу, таща за собой не совсем отошедшего от последних событий Спайка. Пони со всего Понивилля пялились вверх. Там, бесшумное, огромное, металлическое и с откровенно наплевательским отношением к собственному весу, висело нечто.

Нечто не совсем кубическое, каждая поверхность которого умудрялась выглядеть невообразимо отвратно. Там где оно должно было быть чистым, оно было грязным. Места, где грязь могла скрыть убогость, были надраены до блеска. Ржавчина свисала, словно безобразная зверюга, прилипшая к углам и заметная даже с поверхности планеты. Рарити едва не упала без чувств. У пони не было радиопередатчиков, поэтому обозначить свое существование у них не получилось, и Простетник Капитан, слегка разочарованный невозможностью отчитать планетку снизу и как следует разозлиться, нажал кнопку.

Раздавшийся звук был так же неприятен, как и вид кораблей, сотнями, тысячами окруживших одинокий мирок с собственными луной и солнцем, которые в данный момент отлетали в пространство, прочь от только что уничтоженной планеты. Солнце спешило на конференцию глав звукозаписывающих компаний, чтобы доказать, что у каждого мероприятия есть своя яркая сторона. Всего лишь секунду, идеальной сферой, как бы повторяя очертания планеты, в пространстве неподвижно висели желтые пухлые корабли. Затем они разлетелись, оставляя после себя пустоту. Таким образом, случился конец света. Хоть и слегка опередив расписание, что даст капитану повод описать это в отчете и разозлиться.

На самом деле, очень мало из этого повествования затронет Эквестрию, поэтому не будем затягивать.

*

Путеводитель, в моменты поразительной ясности, упоминает, что умы большинства видов просто не способны примириться с некоторыми событиями, особенно крупными трагедиями или чем-то, случившемся вне места их обитания. Во вселенной очень мало существ, способных принять десять или около того смертей, не затолкав воспоминания о них глубоко на задворки своего разума, помеченного «Не открывать». Они, несомненно, будут знать, что это нечто плохое, но не примут этого близко к сердцу. Той расой, которая по стечению обстоятельств, не получила данного умения вычеркивать неприятные вещи, были Мардажоны Лепласса. Это одинокие, фиолетовые существа, что проживают свои дни парализованными от горя, чувствуя каждую трагедию, как свою собственную. Их экономика практически полностью держится на производстве темных уголков, в которые можно забиться, бумажных мешков, чтобы спрятаться от окружающего мира, а также крепких алкогольных напитков разных сортов. Это лишний раз доказывает, что хоть эволюция и является движущей силой всех жизненных форм во вселенной, но и она может напортачить похлеще любого зазевавшегося бога. Единственной причиной тому, что Мардажоны окончательно не вымерли, явилось то, что они весьма падки на плотские утехи, и, по еще одной причуде природы, довольно быстро размножаются. И это весьма прискорбно, так как хорошее, годное вымирание смогло бы стать столь необходимым для них благом. Путеводитель также поясняет, что Мардажоны были весьма рады изобретению политиков-консерваторов, что дало им возможность, наконец, перестать беспокоиться о других.

*

Перенесемся же к шестерым пони и одному дракончику, которые не были столь равнодушны к случившемуся. Это событие попросту выходило за рамки их понимания. Другой причиной тому, что они не были огорчены прямо в эту самую секунду, было то, что все они, за исключением Пинки, были без сознания. Розовая пони, ранее уже путешествовавшая лучом переноса материи, воспользовалась ситуацией, чтобы подумать. Было ли хорошей идеей напоить их прошлой ночью? Надо признаться, что она сама едва проснулась вовремя, но в целом, было понятно, что вечеринка прошла весьма успешно, чтобы пони смогли проигнорировать практически все остальное, вот и её тело игнорировало всё, кроме жалости к себе. Да и как еще она смогла бы собрать их вместе? Ну, возможно одной из её Вечеринок™ Пинки™, но с момента, как магия алкоголя овладела группой, она сместилась в худшую сторону. Но если отбросить отрицательную сторону, это ведь сработало, так? Жаль, что она не смогла спасти больше, но семь существ тоже было неплохо, да и к тому же так будет легче не попасться на глаза Вогонам. Как бы то ни было, они прибыли невредимыми в убогий, но не занятый спальный отсек. Спасибо Селест… ну, какой бы то ни было пони за Дентрасси. Без них пробраться на вогонский корабль было бы невозможно в очень, ОЧЕНЬ благоприятный день и смертельно во все остальные дни. Она заглянула в сумку, убедившись, что захватила все самое необходимое. В дополнение к электронному пальцу, который она использовала, чтобы останавливать попутки, у неё было полотенце, субэфирный приемник, по которому она и узнала о приближающемся флоте Вогонов, и эта замечательная книга: Путеводитель для Путешествующих Автостопом по Галактике. Вздохнув, она промотала к статье об Эквестрии. Информация по магическим местам быстро обновлялась, так как дополнения пересылались прямо из будущего, когда новости уже дошли до редактора. Она оторопела. Ох. Это будет сложно объяснить.

*

В пустоте, оставленной после Джелца, внезапно возникла яркая вспышка, за ней последовала еще одна, фиолетовая. Не спеша образовался мирок, вырастая на глазах. Забулькала вода, наполняя реки и моря, заснеженные хребты гор появлялись, словно выбеленные кости, и планетку покрыла трава. Если бы кто-нибудь присмотрелся поближе, то увидел бы формирующиеся города, дороги и домики. Высокая белая аликорн, сопровождаемая другой фиолетовой, но чуть поменьше, шагали рядом, распространяя вокруг жизненные формы. Пони, застывшие смотрящими в небо, были магически возвращены к жизни, на орбите образовались нежно вращающиеся луна и солнце. Резервная копия восстановлена.

*

— Подожди-ка минутку, сахарок, почему это мы не можем вернуться обратно? — в голосе Эпплджек чувствовалось едва сдерживаемое нетерпение.

—Нууууу… — Пинки закусила губу. — Похоже, что Селестия настолько супер-пупер могущественная, что может запросто воссоздать планету вокруг нас, а мы этого даже не заметим. Что, собственно, она и сделала, вернув к жизни всех пони на планете. Всех пони, включая нас, я имею в виду. Мы вернулись к нашей повседневной жизни и не можем просто взять и вернуться обратно, то есть, как же глупо будет, если там будет две меня, хоть это и значит, что у нас будут супер вечеринки, приколы и разные… — Она поглядела в сторону коридора, откуда донеслись звуки приближающихся сапог. — Кажется, Вогоны уже обнаружили нас и, скорее всего, разозлятся и вышвырнут нас с корабля, и я очень сильно сомневаюсь, что мы сможем убедить их развернуться и подбросить нас обратно.

Рэйнбоу Дэш приложилась копытом к лицу, остальные просто оторопело стояли. Когда большие зеленые туши вошли в дверь, только Эпплджек смогла высказаться.

— Вот же ж конские яблоки.

*

Фанфики Вогонов, вне всякого сомнения, вторые по отвратности фанфики во всей известной вселенной. Они создаются, чтобы удовлетворить потребности автора в писательстве, а когда автор огромный, безмозглый, жестокий, жалкий, мстительный и весьма неприятный бюрократ, то результат поистине ужасает. И именно этому наши несчастные героини подвергались в данный момент. Вогоны прекрасно знали, какой рассказ по-настоящему подействует на гостей, и поэтому Джелц вытащил свой эпик в четыре тысячи слов на тему, как его понификация спасает вселенную.

— …И вот Джелц Блестючий тенегрозный радужногрохочущий атбросил сваю цвитную гриву, и она паплыла, как миняющаяся радуга над его агромными сексуальными крыльями, а его рог раздилял её посредине, как рог, раздиляющий посридине фантастически сексуальную гриву, потому что так он и делал…