Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 2: Из огня Глава 4: Политическая фразеология

Глава 3: Да в полымя

В дни, когда Галактическое Правительство только формировалось, могучие флотилии бороздили просторы вселенной на субсветовых скоростях, связываясь между собой по субэфирному радио. На кораблях того времени все серьезные перемещения занимали невероятное количество времени, а учитывая размер пространства (большой), даже когда два корабля договаривались о месте встрече, большую часть времени этой самой встречи у них занимала грандиозная игра в галактические жмурки. К тому времени, когда было изобретено гиперпространство, и путешествия сократились до считанных часов, по галактике летала куча дряхлеющих обломков кораблей, все еще пытающихся отыскать друг друга. Примерно в то же время, чтобы путешествовать без использования межзвездных кораблей, начала активно применяться телепортация, желающих попросту швыряли сквозь миллионы крохотных червоточин, что по ощущалось так же неприятно, как и звучало. Магическая телепортация же существовала так же долго, как и магия, поэтому изобретение менее надежного и менее приятного способа путешествия выглядело как результат работы чего-то вроде вселенской антимонопольной службы. И все же, всемирно известно, что абсолютно все сущее будет подвергаться возражениям со стороны пони, людей или еще каких-нибудь межпространственных чудищ, и магическая телепортация, в свою очередь, не является исключением. Религиозные группы, защитники морали да и просто завистливые жизненные формы всегда презирали магию в любых её проявлениях, причем таким уникальным типом глупости, что присущ только развитым организмам.

Все вышеназванные методы перемещения бесконечно менее невероятны, чем Бесконечно-невероятностный двигатель, который, хоть и бесконечно быстрый в теории, но имеет свои недостатки, что не позволяет пустить его в массовое производство. Любые изменения внутри корабля можно отменить, отключив двигатель, но последствия такого большого количества невероятностей может причинить очень, очень много проблем всему, что встретиться на пути, начиная от рыбного дождя и заканчивая созданием и спонтанным самовозгоранием мэра Варшавы. Для любого пони, не привыкшего к бесконечной невероятности, эффект от нахождения на борту, пока двигатель работает, довольно неприятен и это еще мягко сказано. Чтобы иметь хоть какое-то представление об этом, разумно предложить читателю выпить две порции Пангалактического грызлодера и уставиться прямо в разум полного психа. Или вы можете не делать этого, потому что это будет слишком уж глупо.

*

Флаттершай в ужасе пискнула, её копыта, похоже, вплавились в пол. Её голова поднималась, шея удлинялась, а волосы, казалось, разделились на сотни… листьев?

— Флаттершай, ты превращаешься в дерево, прекрати сейчас же!

Рэйнбоу Дэш попятилась к стене, когда её желтая подруга вновь приняла свою обычную форму, затем повернулась к Рарити.

— Какого сена здесь происходит?

— Дорогая, пожалуйста, постарайся успокоиться. И если мне действительно придется поверить в пляшущие вокруг меня маленькие веники в босоножках, это будет очень трудно сделать, когда ты действуешь мне на нервы. Кое-кто здесь хочет сойти с ума с достоинством, знаешь ли. — фыркнула Рарити.

Вселенная вокруг них скрутилась, как если бы выжимали мокрую губку, только вместо воды из неё выливалось, довольно разочаровывающего серо-синего цвета, первичное вещество. Из него образовывалось множество новых миров, которые пару мгновений стонали от собственной полнейшей нелепости, прежде чем снова исчезнуть.

— Впрочем, — смущенно произнесла Рарити — думаю, достоинство может подождать пару секунд.

Она слезла со спины синей пегаски, куда она, взвизгнув, забралась, когда один из жутких миров подполз к ней. Флаттершай подбежала к ним, и троица прижалась друг к дружке, пока окружающее пространство продолжало превращаться целиком и полностью в овсянку.

— Быть деревом, оказывается, не так, как я себе представляла.

— Никогда и не было, — отозвалась проносящаяся мимо маленькая креветка, пойманная вихрем, состоящим из других креветок.

Трое сидели на том, что, по их мнению, было полом.

— Мы все видим это? — Спросила Дэш, наблюдая, как мимо них пронеслась черепаха в направлении вышеупомянутого вихря, намеренно игнорируя правило «только для креветок» и старательно изображая выражение «ненавистники пускай ненавидят».

— Креветочное торнадо?

Флаттершай кивнула. Рарити добавила:

— И черепаху.

— А еще тысячи странно выглядящих существ, постоянно повторяющих фразу: «Ну правда, это не глупые мультики для маленьких девочек, сам посмотри» и сидящих у светящихся ящиков?

— Точно.

— Так, либо я сошла с ума и только что подумала, что вы мне ответили, либо это все происходит на самом деле.

— Либо, — пискнула Флаттершай. — Мы все сошли с ума и видим одни и те же нереальные вещи.

Другие тоже было призадумались об этом, но были прерваны. Сверху раздался голос. Он был веселый, жестяной и, если бы одной из них было известно это слово, компьютерный. Он казался весьма веселым и в настроении делиться этим весельем с любым встреченным пони, независимо от того, нравиться ему это или нет.

— Четыреста двадцать пять тысяч девять к одному и падает. Это ли не замечательно, народ? Я — Эдди, ваш бортовой компьютер, просто предупреждаю вас, прекрасные незнакомки, о нашем уровне невероятности. Не волнуйтесь, девочки, все станет отличненько всего через десять минут.

*

В жизни есть такие моменты, когда события достаточно накалились, и от любого наблюдающего за ними вполне разумно ожидать того, что он будет ждать продолжения сюжета, когда его, например, прерывает реклама, но только в том случае, когда продолжение действительно последует. К сожалению, автор будет иногда раздражать каждого пони и переключаться на другие части истории, которые хоть и заслуживают гораздо меньшего внимания, но нужны, чтобы истории в целом двигалась более или менее ровным темпом. Путеводитель для Путешествующих Автостопом по Галактике отмечает этот феномен как категорически раздражающий. В заключении, он указывает, что изобретатель подобных клиффхэнгеров может пойти и засунуть свою голову в… на чем статья и обрывается.

*

— Бесконечно-неверочто?

— Невероятностный! — весело отозвалась Пинки. — Это так круто!

— И что, — продолжила Эпплджек ровным голосом, — это значит на нормальным языке?

— Только то, что они были спасены САМЫМ ПРОДВИНУТЫМ КОРАБЛЕМ ВО ВСЕЛЕННОЙ! — Пинки почти визжала — Я так ЗАВИДУЮ!

Твайлайт покачала головой.

— Но, Пинки, что в этом хорошего? — Твайлайт едва сдерживала крик. — МЫ ПОТЕРЯЛИ НАШИХ ДРУЗЕЙ!

— Ну… — Пинки помолчала, глядя на настенный экран. — Я завидую от того, что мы годами проторчим в этой капсуле, пока доберемся до ближайшего космопорта. У них же в это время будут суперприключения, в то время как мы будем сидеть здесь сложа копыта! Я всегда хотела полетать на бесконечной невероятности, вокруг тебя происходит сотня вещей, но тебе это не вредит, поэтому можно увидеть ТАААК много! Они в безопасности, и я уверена, что знаю, как найти их, пока они остаются на том корабле. К тому же, я знаю пони, что украл его, и он…

— УКРАЛ? — хором прокричали Эпплджек и Твайлайт.

— Ну да, но он хороший. Немного странный, если вы понимаете о чем я. — Она приблизилась и уголком рта произнесла: — Если честно, он очень странный; он странно одевается и всегда говорит о вечеринках и остальном, и я сильно сомневаюсь, что он думает о чем-то кроме них.

*

Пони, о котором она только что говорила, лениво сидел на кресле, рассеяно глядя на коктейль, который он левитировал перед одним из своих лиц. Другая его голова наблюдала за картинкой с камер нижних палуб, где объявились странные пони. Его звали Зафод Библброкс, и как только уровень вероятности нормализовался, он отхлебнул из бокала. В Путеводителе у него не только была собственная статья, но и множество других, посвященных его карьере, гардеробу, романтическим достижениям и множеству психических отклонений. Он отрастил себе вторую голову, потому что тогда это казалось хорошей идеей, а второй рог был чисто ради стиля. Факт того, что они были на одной голове его мало заботил. Он был одет в длинный плащ, окрашенный гораздо большим количеством цветов, чем было в обычном спектре, с красной узорчатой подкладкой. На обеих головах покоились отражающие очки на несколько размеров больше, фиолетовый цвет которых, как ему казалось, придавал ему лихой вид в совокупности с серебряной шерсткой и гривой с синими прожилками. На данный момент он наслаждался своим восьмым крепким напитком и лениво почесывал свою метку (изображающую его).

— Эдди, вынужден признать, что на этот раз ты постарался. Зашибенно! Эта беленькая просто ПЭРЭЛЕСТЬ. Отрастить ли мне третий рог? Не, хорошего из этого ничего не выйдет. Или нет? Плевать. Надеюсь, радужный понь не претендует на этих восхитительных кобылок.

Он усмехнулся, прикончил напиток и медленно вывалился из кресла.