Аполлон

- Хьюстон, у нас... пони?

Принцесса Луна

Винил и Октавия: Университетские ночи

Представляю вашему вниманию дополнение к фанфику «Винил и Октавия. Университетские дни», в котором рассказывается о времени, которое главные герои проводят «за кадром» основного рассказа.

DJ PON-3 Октавия

Серая вечеринка

Пинки Пай проиграла и отдала право провести вечеринку Чизу Сэндвичу, но что же чувствует сама Пинки Пай?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Fallout Equestria: Хроники Дитзи Ду

Привет, меня зовут Дитзи Ду. Большинство из вас знает меня, как автора "Копытоводства по Выживанию на Пустошах" . Двести лет я странствовала по Эквестрийской Пустоши, и за время тех странствий я получила огромное количество бесценного опыта, который я выложила в Пособие. Теперь же, я расскажу вам свою историю.

Гильда Снипс Дерпи Хувз Другие пони Флэм

Инсомния

Эквестрия существует уже очень много лет. Не раз многие пытались прервать замечательную идиллию, царившую в этом чудном мире, но все они были побеждены. Но зло никогда не дремлет... Новой угрозе было суждено покончить с известным нам миром окончательно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Весенняя война

Конфликт между Оленией и чейнджлингским государством изначально был лишь вопросом времени. Конкуренция на северных торговых маршрутах, наличие множества спорных территорий, почти не обжитых, но богатых различными рудами, лесом и иным сырьём. Королевство, некогда сильное и влиятельное, сейчас представляет собой печальное зрелище: колонии окончательно отложились, экономика, а за ней и армия с флотом пришли в упадок. Король Йохан сидит на шатающемся троне, его попытка устроить маленькую и победоносную интервенцию в земли чейнджлингов позорно и с треском провалилась. После недавнего инцидента, когда несколько чейнджлингских компаний стали жертвами масштабной аферы со стороны оленийских металлургических предприятий, отношения между державами критически накалились. Кризалис выдержала восьмимесячную паузу, а затем выдвинула ультиматум: в возмещение убытков пострадавших предприятий Оления должна сдать две своих пограничных области. Оленийскому правительству дан срок в двадцать четыре часа, все понимают, чем это должно кончиться. Войска чейнджлингов стоят на границе в полной боеготовности, ожидая приказа вступить в чужие пределы.

Чейнджлинги

Филлер Вэйт

Многие думают, что если переехать в Америку твоя жизнь изменится и ни учёба, ни работа тебя затруднять не будут …. Это не так, жизнь такая же серая. Может быть, это я такой серый? Нет, я так не думаю ведь я каждый день пытаюсь хоть как-то сделать свою жизнь поярче. Мои родители умерли год назад в автокатастрофе, и всё наследство было отдано моему старшему брату. Вся жизнь и оставалась бы такая серая до конца моих дней, если бы однажды вечером я не зашёл в бар выпить пива. Я сильно засиделся и познакомился с одним человеком. Кажется, его звали Синвер и он русский. Мы с ним болтали, и он по пьяне сказал что-то о перемещении в пространстве и о каких-то пони и то, что у него есть какая-то штука для перемещения. Я, конечно, не поверил ему, мол, по пьяне много чего можно наговорить, но он дал мне свою визитку сказал, что могу приходить в любое время и добавил: Я вижу в тебе что-то очень хорошее я тебе доверяю. И он словно испарился, когда я попросил бармена ещё пива.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони Человеки

Счастье,которое можно уместить в ларце.

Маленький и простой рассказ,с маленькой и простой моралью.Прочитав его,вы не откроете для себя ничего нового.Максимум,вы вспомните что-то,но уж точно не узнаете...

Другие пони

Кобыла, что когда-то жила на луне

В мире бронзы и пара Твайлайт Спаркл думала, что с изобретением новой модели телескопа она сделала открытие, изменившее ее жизнь. К добру или к худу, но она была права. Ее открытие изменило не только ее жизнь, но и жизни тех, кого она нашла в своей отчаянной попытке связаться с единственным существом, таким же одиноким, как сама Твайлайт. Все было бы гораздо проще, окажись это кто-нибудь другой, а не та, кого Твайлайт могла назвать лишь Кобылой на луне. Значит, это определенно не в пределах пешей досягаемости.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Приговор времени

Продолжение фанфа «Призраки иного мира»; знакомство не обязательно, но желательно. Попаданец-вселенец пройдя долгий путь в мире победившей добродетели Литлпип, так и не нашёл пути на Землю, зато нашёл способ отправившись в прошлое предотвратить как события FoE так и свой призыв в иной мир. Теперь вместо мира пережившего «ядерную» войну и «День солнца и радуг», персонажу придётся действовать в мире, в котором последний раз воевали кидаясь овощами и фруктами. Что же может пойти не так?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Темпест Шэдоу

Автор рисунка: Siansaar
Глава 6: Бремя приключений Глава 8: Истоки

Глава 7: Манёвры и ученые степени

— БЕЖИМ!

Слово едва сорвалось с губ Зафода, как четверка пони бросилась бежать, действуя скорее инстинктивно, чем как-то по-другому. Дэш поднялась в воздух и летела довольно далеко впереди, когда раздался первый выстрел. Заряд ядовито-зеленой плазмы ударил в камень рядом с Флаттершай, заставив ту шарахнуться в сторону Рарити с писком чистейшего ужаса.

— ДА НИ ЗА ЧТО!

Разворот, который заломила Дэш, превратившись из пони, несущейся со скоростью около сотни километров в час, в пони, несущуюся в обратном направлении со скоростью чуть выше ста шестидесяти километров в час, заставил бы расплакаться даже самого сдержанного физика.

— НЕ СМЕЙ делать этого с Флаттершай!

Она ускорилась, летя навстречу полицейскому кораблю, и пронеслась прямо над ним, заставив тот задребезжать. Пилоты мгновенно переключили внимание на радужную пегаску, безрезультатно стреляя по её ускользающему силуэту.

— За ней!

— Да!

Она снова пронеслась над кораблем, в этот раз еще быстрее, и он едва не развалился, пытаясь прицелиться в неё.

— УБЕГАЙТЕ ОТСЮДА! — прокричала она, пролетая над троицей пони, преследуемая полицейским кораблем. Они могли только ошеломленно наблюдать, как она все сильнее отдалялась от них с разозленной полицией на хвосте.

— Когда Зарквон создал эту, он сделал смертельное оружие! Зашибенно! — Зафод изображал редкое для него выражение восхищения на обоих лицах. — Не отстаем! Она всегда так себя ведет?

— Беспокоиться за друзей или проявляет храбрость, которой ты лишен? — язвительно спросила Рарити.

— Оба!

Впереди показался корабль и Зафод забрался внутрь. Флаттершай задержалась на трапе, глядя наружу:

— Будь осторожна, Рэйнбоу Дэш, — молила она маленькое пятнышко вдали, которое еще сильнее ускорилось относительно другого пятнышка.

Рарити приобняла желтую пегаску:

— С ней все будет хорошо. Я уверена.

— Та летающая штука выглядит очень опасной…

— Не знаю, что собой представляет эта… чем бы она ни была, дорогая, но ей никогда не сравнится с нашей Дэш.

Но мгновение спустя, меньшее пятнышко вдруг сменило направление полета. Дэш камнем падала вниз.

— О нет! — пискнула Флаттершай.

Вспышки света стали едва видимыми, когда большее пятнышко корабля полиции рвануло вниз, в погоне за пегаской. Это, в свою очередь, прекрасно говорило об огромном расстоянии, с которого они наблюдали, и поэтому никто из них не мог увидеть, насколько быстрее набирала скорость Дэш относительно местного ускорения свободного падения.

*

Сверхзвуковой Радужный Удар, исходя из незаменимого, хоть и слегка ненадежного путеводителя по галактике, случается, когда существо с определенным расположением к радужной магии разгоняется за пределы местной скорости звука и мгновенно, совершенно и полностью ломает цветовой спектр (если использовать технические термины). Он отмечает невероятные силы, вовлеченные в создание звукового, светового и магического взрыва, способного раскалывать скалы, трясти землю и заставлять каждое миленькое существо на многие километры вокруг искать укрытие. Он отмечает капитальные перегрузки. Он отмечает необычный и невозможный способ образования конуса маха, который формируется слишком рано и сопровождается очень яркими цветами, и, наконец, он отмечает, насколько по-наркомански тот выглядит, а также удивительную редкость подобного явления.

Он не отмечает, однако, сможет ли исполняющий удар избавиться от висящего на его хвосте тяжелобронированного корабля преследования Галактической Полиции. К счастью, для нас это и не нужно. А все потому, что это проверялось всего лишь один раз и все пони, наблюдавшие за этим, остались абсолютно довольны результатом. (Для протокола: результат превзошел все ожидания.)

*

Далеко отсюда, побитый на вид звездолет совершал утомительный перелет по гиперпространству. Трое из его пассажиров на данный момент спали, оставив Твайлайт Спаркл составлять компанию студенту в кабине пилота.

Твайлайт оттолкнула от лица пару пушистых двадцатисторонних игральных кубиков и поглядела на студента. Он не обращал ни малейшего внимания на отдаленные искорки на экране, предпочитая ковыряться в боках своего кресла. Время от времени он откапывал кусочек сухой лапши быстрого приготовления и съедал его, светясь от удовольствия.

— Кхм. — вежливо прервала его Твайлайт.

Он замер, с виноватым видом роняя добытый кусочек лапши.

— Чего?

Твайлайт вздохнула. Она не была маниакальным приверженцем чистоты, но у всего есть свои пределы.

— Эмм… как тебя зовут?

Он почесал свою неряшливого вида растительность на лице и нахмурился.

— Не знаю. Никогда не задумывался.

— Прости?

— Никогда не нуждался в нем. Мои друзья зовут меня чуваком. Или братаном. Или как-то так.

Он все еще хмурился, как будто бы раздумывая о чем-то сложном. Твайлайт постаралась выдать улыбку.

— А как ты зовешь своих друзей?

— Чувак, братан, друган, вот… — он мгновение помолчал. — Как-то так…

Он с каждой секундой выглядел все беспокойнее и беспокойнее из-за невозможности дать ответ на этот вопрос.

— Забудь.

Твайлайт повернулась к экрану, но тот оставался по-прежнему абсолютно безынтересным. В конце концов, она повернулась обратно.

— Эээ… а что ты изучаешь?

По лицу Чувака пробежала волна облегчения.

— Я изучаю интерпретационную историю.

— И это?

— Мы пытаемся выяснить, на что была бы похожа история, если бы мы не перемещались туда-сюда во времени и не меняли реальность в огромных количествах. Когда кафедра обычной истории лишилась бюджета в пользу кафедры Богословия и Водного поло, мы взяли несколько их старых проектов.

— Путешествия во времени… возможны? — Глаза Твайлайт расширились.

— Да, но не особо полезны. В наши дни, всё время практически однородно, народ перемещает современные штучки в прошлое, а старые – в будущее. Сейчас ничего особо не меняется, я даже не знаю, можно ли применять эту фразу, потому что «сейчас» практически ничем не отличается от «когда-либо». И это очень круто, понимаешь? — Он помедлил, потом самодовольно усмехнулся. — Я скоро получу бакалавра в Ты-не-сможешь-доказать-обратное.

— А что если я смогу?

— Что сможешь?

— Доказать обратное?

Существо призадумалось на секунду.

— Тогда… — он ухмыльнулся. — Моя ученая степень превзойдет твои доказательства.

— Так… если наплевать на правила, есть у меня степень?

— Конечно!

*

Интерпретационная история является, без преувеличения, пятым по бесполезности предметом во всей известной мультивселенной. Все потому, что она оперирует совершенно нереальными фактами для создания совершенно нереального результата, которые абсолютно никак не применяются в реальном мире. Единственной работой для выпускника кафедры интерпретационной истории является преподавание этого самого предмета. Так как его бесполезность никак не понизила его популярность, он до сих пор с успехом преподается, причем количество курсов неуклонно растет с каждым годом. То, что ранее началось с пьяной идеи, постепенно переросло в предмет, являющийся, на данный момент, наиболее преподаваемым и востребованным в истории создания. Интерпретационная история привлекательна по нескольким причинам, но главные из них – различие между тем, насколько сложно он звучит для остальных и тем, насколько он действительно сложен. Несмотря на это, в некоторый момент следующей пары столетий, численность студентов, интересующихся этим предметом, превзойдет численность населения галактики.

*

Оставляя режущий глаза радужный след, Дэш вернулась к Золотому Сердцу. Невероятная дуга состояла из всех цветов спектра, вычерченная толстыми, по-мультяшному яркими линиями. Называть это радугой было почти оскорбительно. Дэш приземлилась с пренебрежительным взмахом крыльев и немного постояла с поднятыми передними копытами, ухмылка на её лице в любое другое время была бы жутко раздражающей, но сейчас она просто сообщала двум своим взволнованным подругам, что с ней все в порядке.

Флаттершай рванула к Дэш с радостным криком.

—ДЭШ!

Рэйнбоу, смеясь, вырвалась из её объятий.

— Я в порядке, Флатти, тем неудачникам в жизни не справится с лучшим летуном Эквестрии! Я бы сделала их даже будучи пьяной и с кексиком в глазу! — Она глянула на свой хвост с обожженным кончиком. — Это так и задумывалось!

Рарити была другого мнения, но промолчала.

— Отлично сработано, по крайней мере, у одного пони среди нас достаточно смелости, чтобы разобраться с маленькой проблемкой Зафода. Предлагаю нам, леди, пойти и обсудить произошедшее, и что он о себе возомнил!

*

На борту Золотого Сердца ошарашено сидел Зафод, его копыто нависло над панелью управления Бесконечно-невероятностным двигателем. Два очень крепких напитка уже гуляли по его организму, не особо спеша успокоить его нервы, как того обещала бутылка. Он выжидал последнего момента, чтобы выбраться отсюда потому, что световое шоу оказалось на редкость увлекательным. Теперь он пересмотрел свое мнение о пони, путешествующих с ним на корабле, насчет склонности тех к убийству. Радужная, теперь, была официально признана наиболее привлекательным предложением в его непосредственной близости.

Такими были мысли, роившиеся в его голове, когда он внезапно ощутил шлепок по правой голове, прилетевший от копыта Рарити.

— ЭЙ! — сказала его левая голова, глядя вверх. — Это что ещё была за х… — Его другая голова ощутила увесистый подзатыльник, заставивший его растянуться на полу. — Какого зарка ты творишь, сумасшедшая су…

Он в последний момент прикусил язык, когда Рарити издала громкий фырк, не обещающий ничего хорошего, если последним его словом будет не «Леди, а двумя сопровождающими не «Простите» и «Меня».

— Леди, простите меня. — Он неуверенно встал. — Но пожалуйста, скажите, за что именно я извиняюсь!

— Не только за то, что ты был наполовину пьяным, с тех пор как мы встретились, — бушевала Рарити.

— Да, но…

— Не только за то, что ты разыскиваемый преступник,

— Но, детка…

— Не только за то, что ты подверг нас всех опасности, лишь бы показать свое чудовищное эго,

— Минутку…

— Не только за то, что мгновенно сбежал и спрятался, бросив Леди защищать тебя от закона, но еще и за то, что притащил нас сюда ради отвратительной и откровенно неприятной похвальбы и показухи, не упоминая уже о твоих бесчисленных развратных заигрываниях и пьяном идиотизме!

Зафод оторопел. Подсознательно он уже начал тянуться за напитком, когда его инстинкт выживания, до этого так редко используемый, но теперь полностью вставший на ноги, ментально огрел его за подобные мысли. Тут прорвалось эго и сказало инстинкту заткнуться и шуровать обратно на задворки разума. Боль, было, бросилась на помощь инстинкту, но была блокирована, когда гнев дал той ментальный эквивалент пинка, и получившаяся в результате ментальная потасовка была прервана только тогда, когда раздался радостный голос Эдди, радость которого была слегка натянута и с оттенками паники.

— Не хочу прерывать вас, народ, но мои датчики сближения говорят, что сотня с лишним полицейских кораблей только что вошла в окрестности!

— Бельгия! Сваливаем отсюда, Эдди!

— Бэз проблэм!

Как только корабль начал запихивать реальность в мясорубку, тихий голосок Флаттершай прошептал Дэш.

— Я еще никогда не слышала слово на букву с, но от того, как он говорит его, сразу становиться понятно, что это плохое слово.

*

Бесконечно-невероятностный двигатель был создан очень умным студентом, которому в голову пришла поистине отличная идея выяснить, насколько невероятным будет его существование, которую он сразу же скормил Конечно-невероятностному генератору. Использовать субмезонный мозг Бамблвини-57, соединенный с атомным векторным плоттером, и все это вместе погрузить в генератор Броуновского движения, дабы изменить исход событий, казалось тогда хорошей идеей, но лишь до тех пор, когда выяснилось, что вероятность подобных событий никак невозможно соотнести с уровнем вероятностей, которые можно пронаблюдать. К примеру, шансы на то, что в какой-нибудь день пойдет дождь могут быть три к одному, но в выходные дни, дни для пикников, музыкальных фестивалей или спортивных матчей вероятность дождя, как было установлено, существенно возрастает. Более того, вероятность плохой погоды можно понизить в домашних условиях только лишь подготовившись к ней. Если взять с собой тяжелый зонтик и надеть максимально неудобную, защищающую от дождя одежду, можно гарантировано утверждать, что день выдастся теплым и сухим. Пронаблюдав, как разные условия с легкостью изменяют стандартные вероятности, миниатюризация сделала свое дело, но лишь до тех пор, пока устройство не превратилось в глупую, используемую больше для детских шуточек, показуху.

Возможность телепортировать космический корабль по вселенной, без её предварительного разворота, была зарезервирована за бесконечно неизвестным Бесконечно-невероятностным двигателем. Никто не знает принцип его действия, за исключением того, что он несет в себе брусок чистого золота, который, возможно, представляет собой артефакт величайшей важности или простую желтую безделушку.

Как бы то ни было, Бесконечно-невероятностный двигатель, ныне принадлежащий Зафоду, уносил наших героев от непосредственной опасности, чему они должны быть благодарны. И конечно же они будут, сразу же после того как все вокруг перестанет быть шоколадным, а Рарити прекратит быть зефиркой.