Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 7: Манёвры и ученые степени Глава 9: Общее образование

Глава 8: Истоки

Давным-давно на заре вселенной, в одном из отдаленных уголков не очень далекой галактики, появились первые пониподобные жизненные формы, зародившиеся на планете Закерли V, глубоко в области более известной, как Зона Хасбро. Они отличались от большинства современных пони; были более крупными, тяжелыми, с маленькими глазами и более толстыми мордочками. Эволюция продолжала делать свое дело, как она обычно и поступает в таких случаях. Они со временем становились все меньше размером, и, вместе с этим, получали все меньшее разнообразие личностей и еще меньше интересных социальных истории (по крайней мере, для стороннего наблюдателя, сами пони никогда этого не замечали, слишком занятые хождением по магазинам и волнениями о текущих модных тенденциях, особенно это применимо для третьего поколения).

Силы эволюции экспериментировали с крыльями, рогами, морскими пони, даже пытались антропоморфировать пони, пока, наконец, не достигли самой выигрышной формы – возврат к основам. Четвероногие с тремя основными типам пони, что так знакомы сегодня. Однако эти новые пони несли в себе, как утверждают ведущие биологи, так называемый ген «Фауст», который вывел вид абсолютно на другую ступень развития. Даже на две ступени (что довольно затруднительно, да и практически невозможно), потому что силы природы других планет, казалось, заглядывали через плечо Закерли V, тщательно все записывая и бессовестно копируя её отличные идеи. Неожиданно, схожие формы жизни распространились по всей галактике. Совершенно разные виды, которые по непонятным причинам выглядели и вели себя почти в полном соответствии с развившимися на Закерли V. И так пони или, по крайней мере, пониподобные жизненные формы стали одной из самых распространенных групп в галактике. Остается лишь сказать, что предыдущие эволюционные формы пони («поколения», как их иногда называют) не имеют такого повсеместного распространения по вселенной, но по-прежнему встречаются, то тут, то там.

Наши же пони являются представителями оригинальных видов, живущих в оригинальном мире, какими их и создала Богиня-Принцесса Эквестрии. Для своего детища Селестия решила полностью скопировать существ, взяв за образец магическую планету, с которой наши героини и герой поторопились сбежать.

*

Причина их подобного положения в данный момент сидела на матрасе, весело сочиняя песенки, которые она напевала, когда того требовала ситуация. Ни один пони никогда не ценил тех усилий, что требовались ей, чтобы сочинить и запомнить эту прорву песенок. Друзья парализованы страхом перед врагом, которого (что самое важное) можно победить, лишь посмеявшись над ним? У неё имелась такая песенка. Нужно убедить друга поделиться билетиком на Гранд Галлопинг Гала? Есть. Застряла в яме, заткнутой гигантским булыжником, который не можешь сдвинуть и никаких шансов на спасении? Ну, она работала над этим. Надо признать, что это было довольно сложно. Но она просто не могла себе позволить, чтобы её застали врасплох без подходящей песенки. Это случилось однажды, она успела сочинить только половину песни, направленной на то, чтобы придать другу смелости перепрыгнуть через довольно маленькую трещину, и хоть убеждения сработали, ей было жалко, что она так и не смогла воспользоваться ею.

Здесь застряли, по причине

Этой дуться я не дам,

Чтоб улыбки засияли

Песенку спою я вам!..

Она остановилась. Нет, этот мотив совершенно не подходил к сложившейся ситуации. А повторяющиеся рифмованные куплеты были из копыт вон плохи. Розовая пони постучала копытцем по подбородку. Хотела бы она вернуть своего прежнего композитора, а то этот писака не сможет сочинить нормальную песенку даже, чтобы спасти собственную жизнь. А чего стоит его рассказ, обновления глав которого постареешь, прежде чем дождешься, не упоминая уже, насколько жалко смотрятся его попытки сломать четвертую стену и рекурсивные отсылки. Если бы только…

Её поток сознания был прерван Эпплджек, раздвинувшей шторы-бусы в её временную комнату.

— Сахарок?

— Привет! — Пинки вскочила, безмолвно напоминая автору, что разговор еще не закончен.

— Думаю, нам нужно поговорить. — Эпплджек выглядела серьезно.

Ушки Пинки слегка опали, и она чуть склонила голову.

— О чем?

Эпплджек быстренько приблизилась к подруге и обняла её одной ногой.

— Ну-ну, не нужно так беспокоиться, я совсем не злюсь. Просто подумала… что я не знаю, то есть у меня такое ощущение, что я совсем не знаю тебя, но все время думала, что знаю.

Она помолчала немного, убедившись, что сказанное ей имеет смысл, затем продолжила.

— И самое главное то, что я хочу узнать тебя. Оказывается, что ты в курсе всех этих чудных штучек и все вдруг резко меняется, а я даже не хочу пытаться понять всю эту сумасшедшую вселенную, где мы внезапно оказались. Но мне нужно, и… блин, Пинки, я подумала, что было бы интересно узнать твою историю. Как ты очутилась среди нас?

Пинки виновато поникла.

— Прости, что никогда ничего вам не рассказывала.

Эпплджек рассмеялась, слегка ударив её свободным копытом.

— Ты уже говорила это, глупышка, и я прощаю тебя. Я понимаю. Мне просто любопытно.

Пинки просияла, и пони-фермерше показалось, что вокруг неё начинает играть музыка. Энергичная тема, под которую начала напевать Пинки.

Вселенная громадна,

Куда ни посмотри,

И где-то там однажды

На свет явилась пони по имени…

Оранжевое копыто воткнулось ей в рот. Подруги Пинки давно поняли, что это был единственный способ прервать её песенку. Владелец копыта захихикал.

— Прости, сахарок, но я хочу, чтобы ты говорила. Не хочу пропустить ничего важного потому, что у тебя не нашлось рифмы.

Любительница вечеринок надулась.

— Но это была очень хорошая. Я её годами писала.

— Ну так сохрани её, пока мы не соберемся все вместе.

— ТОЧНО! А еще мы сможем провести «Снова Вместе» вечеринку»!

— Конечно. Но пожалуйста, Пинки, расскажи мне о своих приключениях.

— Оки-доки-локи! — Она наклонилась ближе. — Но ты точно уверена, что не хочешь услышать песенку?

*

— Обожаю этот корабль. Несмотря на золотое сердце, у этой крошки определенно перья из стали! Зашибенно!

— У неё нет перьев, приятель! — Радостный голос Эдди разрушил хорошее настроение Зафода.

— Заткнись! Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду, она летает на крыльях крутости!

— Крыльев тоже нету, эль капитано. Хочешь, покажу чертежи? Ты мог бы узнать много новых функций, которыми я могу поделиться! Поделится с превеликим удовольствием!

— Эдди, если ты не заткнешь свою шарманку, я подключу все твои логические цепи к крупнейшей в галактике анонимной имиджборде и заставлю читать и переводить!

Последовала немедленная тишина.

— Так-то лучше!

Он потер копытом место, куда его ударила Рарити.

— Если ты не заметила, — произнес он, скатываясь в праведное негодование с гораздо меньшим скрипом ментальных шестеренок, нежели нормальные пони. — Кое-кто должен был вернуться на корабль и подготовить его к отлету. Так оказалось, что этот кое-кто – я. — фыркнул он. — Готов принять твои извинения.

Рарити со злости топнула копытцем (очень мягонько, не желаю повредить оное) и умчалась прочь из помещения. Флаттершай последовала за ней, но Дэш осталась, все еще не отойдя от всплеска адреналина.

— Так, заслужила я стаканчик?

Зафод отвернулся от компьютера, позволив кораблю продолжать дрейфовать сквозь вакуум космоса в одном из уголков галактике. Он находился (по совершенно чистейшему совпадению) идеально в центре вселенной, где, как это ни странно, оказалось на удивление скучно. Все, что тут должно было когда-нибудь произойти, уже произошло, когда вселенная только появилась, и, как большинство отличных вечеринок, никто и никогда не пытался повторить эти события. К тому же, здесь было еще довольно сильно намусорено после первого Большого Взрыва.

— Конечно, детка. Эй, Марвин?

— Знаешь, пока вы там снаружи веселились, гоняясь за смертью, я здесь ржавел ужасными темпами. Части меня, которая сейчас в другом мире, сильно повезло, потому что пройдет еще много тысячелетий до того, как я смогу последовать за ней. — Марвин тяжело вздохнул. — Я только что потерял несколько молекул оксида железа. Очень везучих молекул.

— Заткнись, Марвин. Быстренько сделай нам пару дюжин напитков.

— Время для моих ежедневных категорически бессмысленных заданий, так?

— Шевелись!

— С сожалением сообщаю, что мне запрещено снабжать тебя алкоголем, пока ты пилотируешь корабль. — Он помедлил немного, обдумывая сказанное. — Сожалею не потому, что беспокоюсь о тебе, а потому что сожалею о каждом моменте моего жалкого существования. Не хочу давать тебе никаких ложных надежд.

— ХОРОШО, иди… занимайся, чем бы ты там не занимался.

Голос Марвина стих, когда он ушел с мостика, напевая песенку собственного сочинения, идеально точно описывающую разницу между чувством трагического и чувством ужасного.

— Что с ним такое? — спросила Дэш, нахмурившись. — Он всегда так себя ведет? — Она поднялась на копыта. — Может пойти поговорить с ним?

— Не беспокойся. Андроид параноид испорчен. Те кошаки что-то мутили с искусственным интеллектом, но слишком перемудрили. Или вот Эдди, — он указал на терминал позади него, — он тоже испорчен. Даже не знаю, что хуже: компьютерная персонификация антидепрессанта или мистер металлический нытик.

— Так… с ним совсем ничего нельзя поделать?

— Никогда и не пытался. Я совершенно уверен, что он даже доволен этим на каком-то определенном уровне. Я уже знал кошаков вроде него. ЛАДНО, — он поднялся и приблизился к панели, которая скользнула в сторону, обнаружив широкий выбор бутылок. — Что ты хочешь?

Рэйнбоу с опаской оглядела бутылки. Разнообразие цветов поразило её, три из них она видела впервые в жизни, а один даже пытался выползти из бутылки.

— А что у тебя есть из очень крепкого? — Подумав, она быстро добавила. — Только, чтобы не ослепнуть после.

Зафод скептически оглядел бутылки.

— Плюнь на слепоту, я абсолютно уверен, что на корабле есть технические штучки, чтобы заменить тебе глаза.

— Чего?

— Ну да, у нас тут полно подобных штучек. Это мне напомнило одну забавную историю: однажды, я повстречал одну очень клевую кобылку на какой-то захолустной планетке, мы с ней выпили, но она умчалась прежде, чем я успел починить ей зрение! Она так и осталась с глазами, смотрящими в разных направлениях. Типа косоглазия, знаешь?

— Что случилось?

— О, она не захотела отправиться со мной, сказала, что у неё дочь. — Он отвлекся от напитков, которые готовил. — Что-то не так?

— Нет, ничего…

«Нет» — подумала Дэш: «Быть такого не может».

*

Пока на одной стороне вселенной один бетельгезианец случайно раскрывал подробности своей жизни, другой старался изо всех сил, раскрывая подробности своей как можно лучше. Это являлось тем, что мы могли бы назвать совпадением, но, к сожалению, так Оолон Колуфид назвал квантово соединенную причинность, если судить по его последнему научному труду: «Все, что вы хотели знать о квантах, но до сих пор вынуждены спрашивать из-за возможности событий ведущих к этой возможности».

Эпплджек рухнула на матрас, трясясь от едва сдерживаемого смеха, пока её розовая подруга рассказывала ей свои подвиги. Она уже поведала о том, как её наняли в Путеводитель после того, как она обнаружила себя в кабинете главного редактора на следующий день после особенно успешной вечеринки, где она застряла, совершенно не помня, как оказалась там. Она рассказала о бессчетных приключениях в попытках исследовать планету, которая, на самом деле, давно уже прекратила свое существование по причине каких-то скверных манипуляций со временем, и как позднее её отправили в командировку, чтобы пересмотреть статью Путеводителя об Эквестрии.

— И вот, этот глупый торговец пытается найти что-нибудь, чтобы получить достаточно топлива, чтобы мы не врезались в Эквестрию супер-пупер быстро, и когда он покопался в грузовом отсеке, единственным что он нашел – оказался огромный чан с овсянкой, и он такой: «может, запхаем её в преобразователь материи?» А я ему говорю: «Овсянку? Ты что, с ума сошел?» но что ты думаешь? Это сработало! Хватило как раз, чтобы он смог сбежать, но, предварительно, этот бедняга взял и выбросил меня в одной из спасательных капсул, дабы сбросить немного веса и выбраться оттуда! Я рухнула прямо в море, а спасли меня морские пони!

— Кто-кто?

— Сама узнаешь когда-нибудь. Наверное. Так или иначе, после приземления мне пришлось сильно постараться, чтобы найти жилье, пока я проводила свои исследования!

— Как давно это было?

— Где-то за два года до моего прибытия в Понивилль. Я путешествовала довольно долгое время, собирая информацию для прикрытия, чтобы не так сильно выделятся, когда я, наконец, найду жилье. Ты и представить себе не можешь, насколько сложно отвыкнуть от жизни в сумасшедшей вселенной и привыкнуть к жизни в небольшом городке совсем без компьютеров!

— Разве у Твайлайт нет одного из этих компьючегототам в её подвале?

— Технически, думаю, у вас есть несколько компьютеров, но никто из вас даже никогда не пробовал реактивный полет! Знаешь, как долго мне пришлось собирать материалы, чтобы собрать мою маленькую летающую штучку? А еще я скажу, что порой вам очень сильно везло, что среди вас был пришелец! — отозвалась Пинки пренебрежительно в своей уникальной веселой манере.

— Когда, например? — В голосе Эпплджек не было ни намека на обиду, как у водителя, который не получил ничего кроме благодарного кивка, когда пропустил кого-то на переходе.

— Ну, никто из пони не знал, что из себя представляют параспрайты! Это могло закончиться не очень хорошо. Я слышала об одной планете, которую облюбовали параспрайты, и никто не знал правильной польки, поэтому к концу месяца от планеты не осталось ничего, кроме сферы из параспрайтов размером с планету, с несколькими пони, живущими на нем! — Она захихикала.

— Ага, а что случилось потом?

— Потом, потом я прибыла в Понивилль, затем появилась Твайлайт и собрала нас вместе, а потом у нас были все эти приключения, а потом у нас была та ночная вечеринка, но утром я сказала вам, что я пришелец, а потом мы сбежали с Эквестрии, а потом она «БУМ! ХРЯСЬ! БАБАХ!», а затем внезапно «ФФФУШ!», и все вернулось на свои места, но мы не могли вернуться, а этот большой, злючий вогон выкинул наших друзей с корабля, а потом мы сбежали на Звезду Барнарда, а потом мы встретили этого студента, и он пообещал нас подбросить, а затем ты пришла сюда и спросила у меня про мою жизнь, и я рассказала, а затем я сказала тебе это. А затем я сказала тебе это. А затем я сказала тебе это.

Эпплджек села, пока Пинки замкнулась в своей петле. Ей сильно не хотелось прерывать розовую пони, частично от того, что та была совершенно счастлива, частично от того, что этот момент идеально подходил, чтобы обдумать услышанное. Вся эта вселенная, определенно, была за пределами её понимания, но, похоже, она была за пределами понимания всех пони, поэтому быть слегка не в теме не казалось очень уж серьезным упущением. Она была простой пони, но принимать это за глупость было бы огромной ошибкой. Тут она осознала, что Пинки Пай остановилась.

— Разве ты не собираешься сказать мне, что что-то сказала мне?

Ответное хихиканье было таким же неподдельным, как вогонский капитанский гриф Секретно (крупный полуорел полулев с очень скверным характером, применяющийся в случаях, когда существо владеет компрометирующей вогонов информацией, которую никак не хочет забыть по-хорошему).

— Глупышка, ты уже слышала, как я сказала тебе это, поэтому не думаю, что надо рассказывать эту часть истории снова!

Раздался стук, когда копыто Эпплджек приземлилось на свое место на лице кобылки. Еще несколько подобных этому дней и она сможет разработать совершенно новый способ изменения рельефа собственного лица.

*

В Путеводителе для Путешествующих Автостопом по Галактике есть множество статей насчет акта совокупления, который, как ни странно, занимает довольно большую часть психики любого уважающего себя существа. Более того, он имеет, по крайней мере, одну статью, соответствующую заголовку: секс, совокупление, отношения, связь, блуд, спаривание, соитие, случка, занятие прекрасной любовью, занятие не очень прекрасной любовью и бизнес-прерыв – наряду со многими другими, описывающими в сущности одно и то же. Дальше-больше, в нем есть еще несколько статей, озаглавленных: мастурбация, передергивание, онанизм, клоппинг и так далее. Короче говоря, любой пони мечтающий о полном руководстве по ублажению собственных низменных инстинктов, не ведущих к стандартным биологических последствиям вроде беременности, вряд ли сможет отыскать более лучшего компаньона, нежели Путеводитель.

В, по крайней мере, одном из множества его мнений по данной теме, путеводитель отмечает, что вполне обычно для двух существ, которые знакомы или не знакомы друг с другом, совершить подобный акт, предварительно поглотив достаточное количество алкоголя или избежав близкой к смерти ситуации. Обе вышеназванных причины были вполне применимы к Рэйнбоу Дэш и Зафоду Библброксу, которые имели роскошь быть физически совместимыми и, даже, практически идентичными в морфологии видов. Казалось, что на данный момент должны были бы произойти определенные вещи, а некоторые, даже, сомнительной природы. К счастью, ничего из вышеописанного не случится в ближайшем будущем. Читатель какое-то время может не бояться за свою невинность.