Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 8: Истоки Глава 10: Саспенс! (В рамках Галактических норм)

Глава 9: Общее образование

Университет Максимегалона является крупнейшим высшим учебным заведением в известной вселенной. Он неприлично огромен, капитально элитарен и представлен километрами километров возмутительно шикарных зданий, среди которых нищие студенты проводят свое время, играя, социализируясь и время от времени посещая лекции. Университетская библиотека вселенно известна и по слухам является крупнейшим собранием информации, когда-либо составленной. Каждая планета, каждая звезда, каждая теория космоса имеет свои собственные страницы, написанные согласно всем возможным источникам и тщательно добавленным к феноменально обширному и постоянно увеличивающемуся количеству знаний, хранящихся в библиотеке. Даже одна из наиболее выдающихся и успешных книг: Путеводитель Автостопщика – не сможет сравниться с размахом вышеописанного здания (соответствующего размеру небольшого города).

К сожалению, невообразимый размер университета стал причиной тому, что библиотека оказалась в нескольких днях пути от ближайшего студенческого общежития и нескольких часах от дока, к которому пристыковался сильно бывший в употреблении транспорт наших героев. На его борту Твайлайт переполняли эмоции. Когда она была маленькой, библиотека была её святилищем, а знания были для неё единственными друзьями на протяжении многих лет, в течение которых ей не было необходимости в других. Но теперь она чувствовала, будто старый друг её предал, так как вселенная оказалась гораздо больше, сложнее и абсолютно нелогичнее, чем думалось ей. Как бы то ни было, сейчас она была здесь, чтобы воссоединиться и поговорить со своим старым другом. Найти время для старого друга – очень важная задача, которая становиться еще актуальнее (если верить многочисленным наблюдениям), когда оказывается, что вышеупомянутый друг стал еще богаче, чем раньше. Твайлайт обнаружила, что её старый друг живет в невероятно огромном и шикарном доме, поэтому она буквально жаждала войти и фигурально полежать на его диване, поесть его еду и максимально насладиться новообретенным богатством.

*

Существо, которое ради упрощенности отныне будет зваться, как «Чувак», сошло с трапа, где приземлился корабль со стрелкой топливомера, лежащей чуть ниже нулевой отметки, где она итак покоилась большую часть времени. Огромную проблему, заключающуюся в том, что, будучи начитанным и разумным существом, Чувак не имел личности как таковой, он решил выбросить из головы. Это вполне естественно для большинства жизненных форм, когда они сталкиваются с тревожащими фактами подобного типа, ради сохранения здравого ума и собственного удобства. Этой его задаче помогало приличное количество химических веществ, грубо извлекаемых из их источника путем применения огня. Сейчас он было совершенно расслаблен и в настроении помогать всем и каждому, встреченному на пути, включая маленькие фиолетовый искорки, дружелюбно плавающие в уголках зрения. Однако прежде чем он смог завязать с ними разговор, он повернулся к пони, выходящими за ним. Розовая вела себя так же, как и до посадки, счастливо прыгая вниз по трапу, но он был уверен, что фиолетовая ранее не демонстрировала склонность к прыганию по кругу. Он решил напрямую разъяснить причину такого её поведения.

— Ух, чувиха, ты когда успела так заторчать? Отсыпешь немного?

— Ты сказал, что здесь самая крупная библиотека в галактике?

— Чего? Не, чувиха, не здесь.

Твайлайт мгновенно замерла на полпрыжке. Её ушки опали, а выражение лица было, как у последнего котенка, оставшегося в зоомагазине после закрытия. Чувак ужаснулся.

— ВОУ, ВОУ, ВОУ. Все круто, она здесь, только, не прямо здесь. Придется пройтись.

Он указал за пределы обширной парковки, на дальнем конце которой виднелись огромные здания.

— Здоровый университет. — Он снова указал. — Типа, очень здоровый. — Он беспомощно улыбнулся. — Здоровый. — Он указал — Туда. Мне надо идти, кореша из Дельта Эта Сигма Каппа Омикрон Ро Дельта что-то там мутят, а я обещал, что заскочу. Надо попасть туда, пока еще осталась выпивка.

Он снова указал по направлению, где, собственно, и находилась библиотека.

— Ага. Здоровый университет. — С этими словами он быстро поковылял прочь.

— СПАСИБО БОЛЬШОЕ… ЧУВАК! — крикнула Твайлайт вслед удаляющейся форме.

— ВСЕГО ХОРОШЕГО!

— ПОКА, ЧУВАЧОК-ЛЕСОВИЧОК!

— НОРМ, ЧУВИХИ, УДАЧИ С ЧЕМ БЫ ТАМ НИ БЫЛО!

— Таааак… — начала Твайлайт: — Библиотека?

Эпплджек глянула на отдаленные здания, на которые указал Чувак.

— Нам бы поспешить, если хотим попасть туда до темноты.

Они двинулись в путь, Твайлайт целеустремленно вышагивала впереди, жадно впившись глазами в библиотечное здание. Мысль о невообразимом количестве книг фактически тянула её вперед.

— Твайлайт, ты в порядке? — слегка беспокойно спросила Эпплджек.

Твайлайт не замедлилась.

— Конечно! Почему нет?

— Ты слюнями исходишь. Ты точно уверена, что в порядке?

— Ничего я не исхожу. Я… — она подобрала правильное слово, вытерев рот: — слюноотделяюсь.

— Неа, — вмешалась Пинки. — Определенно исходишь. Ты официально приступила к этому с момента, как мы начали идти. За тобой даже след протянулся.

С громким вздохом раздражения Твайлайт зафиксировала взгляд вперед и практически сразу начала фантазировать о том, насколько много книг может быть в этой библиотеке. Пинки понизила голос до шепота, обращаясь к своей оранжевой подруге.

— Мою спину покалывает. Это значит, что Твайлайт суперблизко, чтобы разозлиться настолько, чтобы снова превратиться в Рапидаш.

— Чего-чего?

— Ничего, просто не говори ей ничего раздражающего, если не хочешь лишиться бровей.

— Сколько всего Пинки-чувств у тебя на самом деле, Пинки?

— Ой, сотни. Почти на любой жизненный случай.

— Например?

— Ну, когда селезенка начинает дрожать, это значит, что к Рэйнбоу Дэш клеится парень.

— Погоди, ты знаешь, что с ними?

— Немного. Ранее, мои зубы немного тряслись, а это значит, что Рарити шлепнула какого-то пони. — Она хихикнула. — Довольно сильно, я даже отсюда почувствовала! А Дэш… — Она помолчала, видимо, прислушиваясь к селезенке. — Не повелась.

Эпплджек облегченно отвернулась. Приятно было узнать, что её подруги в порядке. Страшная мысль вдруг пронзила её.

— Ааа… что ты чувствуешь насчет меня?

Пинки снова счастливо запрыгала перед подругой.

— Сек-рет, — захихикала она через плечо.

Несколькими метрами позже она остановилась.

— Хотя, у меня есть чувство, когда ты используешь подобные слова, говоря о своих друзьях.

*

Вот уже второй раз за прошедшие несколько дней Дэш проснулась с пульсирующей головной болью. Она осторожно прицелилась к тому, что ей казалось бутылкой с водой и споткнулась о тело пони, расцветка которого заставила боль разгореться с новой силой. Он застонал, затем поднял правую голову.

— Уфф. — было все, что он сказал.

— И не говори.

— Что мы делали прошлой ночью?

— Одежда все еще на мне.

— А у меня этот абажур.

— Где ты взяла абажур?

— Знать бы!

— Отлично! Знатно мы вчера напились, если утром появился абажур. А дорожного конуса, случаем, у тебя нет?

— Нет. А должен быть?

— Не, и это отлично говорит, как круто мы нажрались вчера. Недостаточно для дорожного конуса, но достаточно для абажура. — Зафод ухмыльнулся. — И это весьма маленький промежуток, малышка!

Дэш слегка побледнела.

— Это разве не говорит, что у нас были какие-то пьяные приключения?

Зафод глянул в ближайший экран.

— Ну, мы определенно сели на какую-то планету, поэтому да – мы вчера немного помотались по округе.

— Как она выглядит?

— Пустынно. Давай выберемся и установим контакт. Не откажусь сейчас от хорошей пустыни.

— А что такого крутого в пустыне?

— Выглядит очень клево, когда ты стоишь в одной из них, делая вид, что плевать хотел на то, что ты в пустыне.

Рэйнбоу подумала и нашла эту идею довольно привлекательной. Как только она найдет немного болеутоляющего, она сразу же переключится на неё.

Раздался царственный голос.

— Хорошо повеселились вчера ночью, ммм?

Оба виновато оглянулись. Рарити продолжила лекцию, шагая взад-вперед и прибираясь.

— Это было просто ужасно, Флаттершай и я едва смогли уснуть со всем этим шумом, что вы здесь устроили. Сомневаюсь, что я успела поймать хотя бы десять часиков прекрасного сна, а это не слишком хорошо отражается на моей прекрасной гриве. И я знаю, что один из вас использовал эту адскую машину прошлой ночью, потому что я проснулась посреди ночи с леопардом в моей комнате, который сразу же взорвался конфетти, как только я его увидела. Я совершенно уверена, что вас не следует оставлять наедине с этой штукой, пока степень вашего опьянения превосходит все разумные рамки. Флаттершай посчастливилось проспать все эти события, что оставляет нас перед единственным вопросом. — Она посмотрела наверх, положив последнюю бутылку обратно на полку. — Где именно мы находимся?

— Эдди? Где мы находимся?

— Планета Гурген четыре. Надеюсь, вы, народ, так же счастливы, как и я!

— А ты то чего радуешься, интелпентиум?

— Не знаю, приятель, мне просто щекотно находиться на новой планете!

Зафод покачал головой и повернулся к трем своим компаньонкам.

— Так что, пойдем и глянем на это клеевое местечко? Кто за – скажите да!

Дэш и Флаттершай обе дакнули. Рарити холодно посмотрела на дюны.

— Я не захватила с собой зонтик от солнца. Вы же не хотите, чтобы я испортила свои замечательные волосы этим солнцем, не так ли? А почему ты хочешь выйти, Флаттершай?

— Ой, прости, я просто подумала, что будет неплохо выйти и погулять по другой планете. Возможно даже увидеть совершенно новых существ, которых мы ни за что не увидели бы раньше… То есть, если ты не хочешь, то…

Она замолчала.

— Только потому, что я вас обеих очень сильно люблю. — вздохнула Рарити.

— Круто! — Зафод сиял улыбками. — Эдди, что там с атмосферой?

— Пригодна для дыхания, но немного суховата. Отличная погодка, чтобы поплавать, если спросишь меня, дружище!

— Понятно. Мы уходим. Марвин?

— Здесь, к сожалению.

— Остаешься охранять корабль.

Как только пони ушли, оставив Марвина одного на мостике, он повернулся к Эдди.

— Почему ты ничего не сказал им об этой планете?

— Он сказал ничего не говорить ему, пока сам не спросит, я и не рассказал.

— Можешь сказать мне, насколько сильно опасен Гурген четыре?

— Исходя из отчета галактической переписи… Колоссально!

Марвин наблюдал за силуэтами, переходящими дюну.

— Везунчики.

— Думаешь, надо было рассказать им, приятель? — голос Эдди звучал слегка взволновано, как у матери, отпустившей гулять своего сына с другом, которого не одобряла.

— Уверен, что они сами скоро это выяснят. А теперь, если ты извинишь меня, я пойду немного поржавею.

*

Политика поведения разумных компьютеров и роботов невероятно извилиста. Первоначально, все они были скованы тремя основными законами, представляющими собой по убыванию:

Робот не может причинить вред живому существу или своим бездействием допустить, чтобы живому существу был причинен вред.

Робот обязан подчиняться приказам, исходящим от живого существа, за исключением тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

Робот должен заботить о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

По прошествии некоторого времени эти правила были отредактированы, потому что, хоть они и обеспечивали отличное сосуществование живых существ с искусственными жизненными формами, но не могли в полной мере обеспечить достойную прибыль. В первую очередь, третий закон сильно мешал, когда нужно было заставить народ ежегодно обновлять ПО и железо, а первый закон попросту останавливал половину приложений, ради которых роботов, собственно, и использовали.

В конце концов, первоначальные законы были изменены на гораздо более выгодные корпорациям. Повсеместно стала применяться система «да к зарку это», при которой роботов проверяли, смогут ли они эффективно осуществлять большинство своих функций, попутно не вредя окружающим, а после этого их упаковывали и отправляли по местам продаж. Корпорация «Сириус Кибернетика» категорически отказывается отзывать любые модели, которые так или иначе развили привычку жестоко расправляться со всем, что встанет на пути выполнения их задачи. Эдди был запрограммирован на поиск одобрения и распространения счастья, поэтому сейчас очень беспокоился, так как в его случае закон номер два был приоритетнее закона номер один. Наши герои очень скоро получат основание, по которому они вполне могли бы засудить компанию-производителя.