Автор рисунка: Devinian
Глава 4 – Свет и тьма Глава 6 - Счастье

Глава 5 – Откровения

Тем временем пока Лайт рассказывал, историю первых хранителей, тело Ракхэна находилась в Кантерлоте в замке принцесс, а точнее в их покоях. Все его тело было окутано бинтами и уже около месяца принцессы сменяли друг друга и своей магией исцеляли его. Так как его травмы были смертельны, и сам он находился на пороге жизни и смерти. Но благодаря стихийной силе и магии самих принцесс они смогли спасти ему жизнь, но Ракхэн в течение всего месяца находился в коме. Поэтому возле него постоянно находилась одна из принцесс, боясь за его жизнь и возможных ухудшениях его здоровья.

Но не только принцессы волновались за него, Старсвирл которому пришлось остаться на границе с грифоньим королевством, чуть ли не каждый день посылал им письма, волнуясь о своем друге. Он даже три раза просил принцесс разрешить ему вернуться в Кантерлот, но принцессам приходилась просить его остаться, боясь и за возможных атак грифонов. Хотя в течение всего этого месяца не было ни одной их атаки. Но как говорится безопасность превыше всего и Старсвирл прекрасно это понимал. И все же к концу месяца он немного успокоился, так как принцессы известили его, что состояние Ракхэна в норме, хотя он до сих пор не вышел из комы.

Спустя месяц интенсивного лечения магией аликорнов, тело Ракхэна снова приобрело прежний вид. Ребра, которые были сломаны, снова срослись, восстановлены внутренние органы, переломанные копыта снова были здоровы, хотя и понадобится время, чтобы снова нормально ходить. Все это было результатом заботы принцесс.

— Луна, как он? — спросила Селестия зайдя в покои и подойдя к Луне которая лежала на перине рядом с Ракхэном, который был накрыт ее крылом.

— Без изменений. Тия я боюсь за него, а если он не выйдет из комы, — сказала Луна и на ее глазах появились слезы. Селестия легла с другой стороны Ракхэна и тоже накрыла его крылом поверх крыла Луны.

— Я тоже за него волнуюсь, но он сильный единорог, причем самый необычный из всех, которых мы встречали, — сказала Селестия и вытерла копытцем слезу с личика Луны, от чего та нежно улыбнулась.

— Тия, неужто мы и вправду…

— Влюбились, — закончила за сестру Селестия и посмотрела на Ракхэна. – Боюсь, что да Луна.

— Но Тия, разве это так плохо.

— Луна, лучик мой ночной, ты ведь прекрасно понимаешь, почему мы не должны проявлять свои чувства.

— Я знаю, но это не справедливо Тия. Я вижу, как другие пони встречаются, влюбляются и живут вместе. Они проживают вместе всю жизнь, у них рождаются жеребята или лишь нам не суждено познать этого счастья. Почему нам приходиться нести это бремя?

— Прости Луна, но даже я не могу ответить на этот вопрос? Но я знаю, что только мы можем защитить Эквестрию и нести бразды ее правления, — сказала Селестия и посмотрела на Ракхэна. – Даже если для этого нам приходится жертвовать нашим личным счастьем.

— Но Тия? Он же любит нас.

— Ох, Луна. Если бы ты три года назад просто избавила его от ночного кошмара, как он тебя попросил, а не читала его мысли, — сказала Селестия и укоризненно посмотрела на сестру.

— Я же говорила, я не специально, — сказала Луна и уловила взгляд сестры. – Ну, хорошо специально, но все равно это ничего не меняет. Мы уже тогда имели к нему чувства, и ты даже стала постоянно наряжаться, чтобы привлечь его внимание.

— Как и ты, — сказала Селестия улыбаясь.

— Сестрица, как думаешь, почему он такого большого роста?

— Энергия стихий очень велика, и с каждым годом она увеличивалась по мере его взросления, и чтобы держать в себе такую силу его тело начало расти до более крупных размеров, чем у других пони.

— Видимо это также увеличило его физическую силу и выносливость, что и спасло ему жизнь, когда мы его нашли, — сказала Луна, и прижалась плотнее к Ракхэну, наклонив к нему голову так, что их рога соприкасались.

— Луна, что такое?

— Сестра, я всю неделю думала и решила. Когда он придет в себя, я расскажу ему о своих чувствах, — сказала Луна и заметив, что Селестия пытается что-то сказать сразу добавила, — и не пытайся меня переубедить Тия. Я твердо это решила и тебе советую поступить также.

— Но Луна?

— Нет, хватит, я не хочу больше видеть, как другие пони познают, что такое любовь. Мне самой хочется испытать это чувство. Я хочу знать и быть с тем, кто меня любит, который будет всегда рядом со мной, — сказала Луна и посмотрела на Селестию, — С нами сестра.

— Луна…- начала Селестия, но ничего не могла сказать, так как понимала, что ее сестра права. Их чувства к Ракхэну очень сильны, и пытаться скрыть и отвергнуть их принесет лишь одну боль, как для них самих, так и для него. – Ты права Луна, если мы действительно его любим, то нам следует признаться ему. Но только после того как он поправиться. Тем более мы не знаем, что случилось с Рэйзером, возможно прямо сейчас он готовить новую атаку на Кантерлот.

— Вряд ли принцесса, — сказал я, от чего обе правительницы резко подскочили как от удара током и изумленно уставились на меня. Около десяти минут принцессы смотрели то на меня, то друг на друга, пока наконец Луна не прервала эту смешную ситуацию.

— Ракхэн ты очнулся! — радостно выкрикнула она, видимо поняв это только сейчас и набросившись на меня, крепко сжала меня в своих объятиях от чего все мое тело взмолило о помощи из-за резкой боли. Видимо раны и переломанные кости, еще не до конца излечились, даже не смотря на магию принцесс, но показывать этого я не стал и лишь обнял Луну в ответ. Меня сразу окутала волна жара, я ощущал теплое тело Луны, ее грива пахла морским бризом, и я боялся, что из-за своей силы могу само воспламениться. Но к счастью этого не произошло.

— Ракхэн, как ты себя чувствуешь? — подойдя спросила Селестия.

— Вроде нормально, только вот тело ужасно болит, но это видимо последствия комы. Вы ведь сказали, что я месяц пролежал в ней?

— Да, ровно месяц, — подтвердила Селестия и посмотрела на меня вопросительным взглядом. – Ракхэн, а с какого момента ты слышал наш с сестрой разговор?

— Ну, с момента, когда вы спросили как я, — ответил я Селестии от чего обе правительницы резко покраснели и смущенно смотрели на меня, не зная что сказать. Но я решил, что лучше отложить эту тему до более удобного случая и затронул другой интересовавший их вопрос. – Селестия насчет Рэйзера можете не беспокоиться, он нас больше не потревожит, правда теперь мы не знаем, кто станет новым королем грифонов. Но надеюсь, что с новым мы сможем заключить перемирие и положить конец этой войне.

— Но что же все таки там произошло? Когда мы прибыли на место весь ландшафт местности был изменен до неузнаваемости, — спросила Луна.

— Боюсь это я постарался, весь ландшафт преобразился из-за накрывшей его волной цунами, — сказал я.

— Цунами! — изумленно воскликнули обе принцессы.

— Цунами, а точнее снежного цунами. Можно конечно было бы назвать это лавиной, но в ходе сражения с армией грифонов, я часто использовал огненную силу, и большая часть снега просто растаяла, поэтому по большей мере это цунами.

— Невероятно! Чтобы создать что-то подобное требуется немалое количество магической энергии и сил, и это не учитывая, что тебе пришлось потратить большое количество энергии во время боя, — сказала Селестия с удивлением, но оно тут же сменилось беспокойством. – Тебе повезло, что мы смогли тебя спасти. Ты ведь понимал, что ты можешь погибнуть? — спросила Селестия и на ее глазах появились слезы.

— Я не просто понимал, я знал, что я должен был погибнуть, — сказал я, и от такого заявления Селестия и Луна были шокированы.

— Ты знал, что от этого ты погибнешь и все равно сделал это? Зачем ты так рисковал? — непонимающе и возмущенно спросила Луна.

— Простите, но мне пришлось пойти на это. У меня не было другого выхода. Их армия была слишком многочисленна, и пройдя границу Эквестрии их было бы уже не остановить, поэтому в тот момент это было единственным верным решением, — сказал я и попытался встать, но чуть приподнявшись, мои копыта резко пронзила острая боль и я упал назад на перину.

— Тебе нельзя вставать, — сказала Луна, резко подойдя ко мне, — три твоих копыто были сломаны, а у одного даже был открытый перелом и поэтому последующие несколько недель тебе придется пройти реабилитацию.

— Хорошо, я понял. Селестия, а за этот месяц, сколько было новых атак на Эквестрию?

— Ни одной, что удивительно. Хотя если Рэйзер погиб, им действительно придется выбрать нового короля, и видимо они до сих пор его не выбрали.

— Кстати, а Старсвирл здесь или он остался на границе?

— Мы попросили его остаться, опасаясь и за возможных атак, но он просил нас вернуть его в Кантерлот, чтобы он смог тебя проведать. Кстати прямо сейчас напишу и отправлю ему письмо, что ты наконец вышел из комы и благополучно себя чувствуешь, — сказала Селестия, и сразу взяла пергамент и перо с чернилами.

— Селестия я думаю, будет лучше пока сообщить отрядам на границе, чтобы не сразу атаковали грифонов, если те появятся на горизонте. Ведь если их новый король будет более благоразумен, то у нас есть шанс закончить эту войну.

— Думаю ты прав Ракхэн, — не отрываясь от письма сказала Селестия. – Но лучше им будет не терять бдительности, на всякий случай.

Закончив писать письмо, Селестия вызвала придворного гонца и велела отправить это донесение во все отряды на границе. Он поклонившись взял письмо и немедленно отправился в дорогу, правда он был удивлен увидев меня в покоях принцесс. И после того как он исчез я снова попытался встать, но лишь приподнявшись я снова почувствовал резкую и острую боль в копытах и упал обратно на перину.

— Ракхэн осторожно, — сказала Луна и прижалась ко мне плотнее и снова накрыла меня своим крылом. В отличие от сестры она не стеснялась проявлять свои чувства. Но правда я все еще боялся, что из-за переизбытка чувств моя сила снова выйдет из под контроля, как два года назад.

******

 — Ракхэн, может не надо, — сказал Старсвирл спрятавшись за деревом. – Ты помнишь, что произошло, когда ты пытался с помощью магии земли вырастить целое дерево за пару минут.

— Да ладно тебе Старсвирл, не будь занудой. Тем более это вышло случайно.

— Ага, случайно. Случайно вместо магии земли ты использовал магию молнии, от чего в земле появилась огромная воронка, как раз размером с дерево.

— Ничего страшного. В этот раз точно получится, я в этом уверен, — сказал я и мой рог яркой засиял и выпустил в землю ярко-зеленую луч, но ничего не произошло. Старсвирл вышел из-за дерева и подошел ко мне.

— Может я использовал слишком мало энергии земли?

— Не знаю Ракхэн. Во всяком случае ты не создал еще одну воронку, — улыбаясь сказал Старсвирл, но тут мы услышали непонятный звук исходивший из земли. Посмотрев вниз, мы увидели как участок, на который я направил луч, начал светиться и из него появилось маленькое растение, которое начало расти. Уже через пару минут мы смотрели на огромное дерево.

— Это потрясающе Ракхэн, — сказала подойдя к нам Селестия. – Тебе удалось вырастить целое дерево за такое короткое время. В прошлый раз тебе потребовалось несколько дней, прежде чем оно выросло.

— Спасибо принцесса, это все магия земли. Правда еще надо попрактиковаться в этом заклятии, а то у меня еще голова болит после него, да и сам рог чуточку побаливает.

— Позволь я немного тебе помогу, — сказала Селестия и направила на меня свой рог и уже через минуту, я почувствовал себя лучше. – Знаете, когда Луна была еще маленьким жеребенком, и когда у нее что-то болело, я всегда успокаивала ее одним верным способом.

— Каким же? — спросили мы со Старсвирлом.

— Вот таким, — сказала Селестия и поцеловала меня в лоб и нежно улыбнулась.

В один момент мне показалось, что земля ушла у меня из под ног, как будто я стал пегасом и взмыл высоко в небо. Мое тело охватил жар, и вся душа просто горела от переизбытка чувств, и лишь открыв глаз, я понял, что действительно горю. Селестия и Старсвирл удивленно смотрели на меня. Видеть меня всего объятого огнем для них было уже не впервой, но чтобы я загорался вот так не с того ни сего было удивительно даже для меня. Конечно до этого меня охватывали резкие смены эмоции, что влияло за собой на мою стихийную силу, но такого сильного всплеска стихийной энергии было впервые.

— Ракхэн, ты как в порядке? — обеспокоенно спросила Селестия.

— Да принцесса, просто ваш поцелуй был очень неожиданным вот и переизбыток чувств, — краснея сказал я.

— Прости, я совсем забыла, что твои эмоции иногда влияют на твои способности в управлении стихиями.

— Ничего страшного принцесса, просто небольшое воспламенение и все.

— Что ж думаю ты прав. Оставлю вас дальше продолжать практиковаться, только не переусердствуйте, — сказала Селестия и отправилась во дворец.

— Ракхэн, ты точно в порядке? — спросил Старсвирл.

— Да, а что?

— Просто раньше такого проявление стихийной энергии еще не было, вот я и беспокоюсь.

— Небольшой всплеск эмоций вот и все Старсвирл. Ладно, давай дальше практиковаться. Могу поспорить, что к концу дня я с легкостью смогут вырастить целый парк новых деревьев.

******

-Ракхэн, как ты себя чувствуешь? — выведя меня из воспоминаний, спросила Селестия, которая снова легла возле меня и накрыла своим крылом, как и Луна. Они обе смотрели на меня не отрывая взгляд, что просто не могло не вогнать меня в краску. Я понимал, что сейчас я должен испытывать радость и счастья ведь нахожусь с двумя пони, которых люблю больше всего на свете. Но я был растерян и не знал, что им сказать.

— Нор…маль…но, — еле выговорил я и опустил голову пытаясь не смотреть на них.

— Что-то не так? — волнуясь, спросила Луна.

— Нет, нет, все в порядке. Просто…- не зная, что сказать начал я. Да и что можно было сказать в такой ситуации. Я даже подумывал резко телепортироваться куда-нибудь, правда не знаю куда, но лучше как можно дальше.

— Ракхэн лучше не надо, — сказала Селестия и нежно посмотрела на меня.

— Принцесса, а как…- хотел спросить я, но вспомнив, что рядом лежат принцессы и тем более аликорны я сразу все понял. – Вы прочитали мои мысли? — неловко спросил я.

— Прости Ракхэн, просто я хотела узнать, что тебя беспокоит. И с каких это пор ты снова называешь нас принцессами, — сказала Селестия.

— И вы простите, что только что хотел сбежать, просто я не знаю, что вам сказать. Я не просто не думал, я даже не надеялся, что когда-нибудь такое может случиться. Что вы принцессы и правительницы Эквестрии можете полюбить такого как я.

— Но все таки это случилось и сейчас тебе нужно отдыхать, — сказал Луна и прижалась ко мне покрепче, положив свою голову мне на шею.

— Луна права Ракхэн, тебе нужно отдохнуть и восстановить свои силы. И скоро мне придется покинуть тебя.

— Почему сестричка?

— Если ты не забыла, то у нас еще много дел, которые не требуют отлагательств.

— Извини, я совсем забыла. Да и луну скоро надо поднимать, а то уже вечер.

— Простите, что перебиваю. Но что теперь дальше? — спросил я и посмотрел сначала на Селестию, а потом на Луну. Обе они не понимали, что я имею в виду. – Ну, поскольку теперь я и вы знаем какие у нас друг к другу чувства, что будет дальше?

— А дальше Ракхэн, ты будешь продолжать отдыхать и не задумываться о будущем, — сказала Селестия и тоже прижалась ко мне плотнее, что я чувствовал биение ее сердца. – Ты заслужил на отдых, а что будет дальше, мы еще успеем обсудить. Ведь пока Эквестрии ничто не угрожает мы можем отдохнуть. А если что, то мы с сестрой постоим за нее. Правда Луна?

— Правда Тия.

— Я думаю, вы правы. Мне стоит отдохнуть и не задумываться о будущем, — сказал я и опустив голову на перину закрыл глаза. Но мою голову не отпускала мысль о том, что сказал мне Лайт. Хотя он не сказал, когда именно Дарк полностью восстановить свои силы, я знал что рано или поздно это случиться. Но отбросив эти мысли в сторону, я стал погружаться в сладкую дрему, находясь с двумя самыми дорогими для меня пони.