Автор рисунка: MurDareik
Первый день в лётной школе Одна на «поле боя»

В ожидании неприятностей

Мэр Клаудсдейла спокойно сидела в своём кабинете, когда в дверь постучали.
 — Войдите!

Курьерша с конвертом в зубах засеменила к ней и, робко положив его на стол, доложила:
 — Вам письмо.
 — Мне лично?
 — Именно.

Мэр взглянула на конверт, подняла его и прочитала адрес получателя. Действительно, адресовано было именно ей.
 — Я…могу идти? – осторожно спросила курьерша.
 — Погодите, — мэр внимательно изучала графу «адрес отправителя». Это был какой-то совершенно неизвестный пони. Что ж, она уже получала такие письма, но тут что-то было не то. Адрес. Это был не Клаудсдейл. Стало быть, это не жалоба какого-то горожанина. Что же это за адрес? Вроде что-то знакомое… И тут до неё дошло, кто это написал… Других вариантов не было…
 — О нет…только не снова, — прошептала она.
 — Вы что-то сказали?
 — Проследите, чтобы это сожгли! – мэр швырнула на стол конверт.
 — С-сейчас?
 — Немедленно! Это может быть опасным!

Перепуганная курьерша выбежала с конвертом из кабинета. Мэр вздохнула и выглянула в окно. Команда погодных пегасов пронеслась прямо рядом с мэрией.
 — Надеюсь, это всё не повторится снова. Возможно, в этот раз они решили ограничиться письмом, — успокаивала она себя.

Этим же вечером в огне догорали безобидные строки этого письма: «Надеемся, что вы пожалеете маленькую Спидвэйв и примите необходимые меры для возвращения её родителям».

* * *
 — Смотрите, смотрите, наш Спринтер пришёл!
 — Как дела, Спринтер? Нормально долетела? Хи-хи!
 — Эй, Спринтер, подай карандаш!
 — Чего такая грустная, Спринтер? Хлопай ресницами и взлетай!
 — Вэйв, не слушай их!
 — Но…
 — Я сказал, не слушай!

Так прошла первая учебная неделя Спидвэйв. Нельзя сказать, что она была в восторге от учёбы в лётной школе. Уроки истории, метеорологии и аэродинамики ей нравились, но только уроки, перемены же и особенно полётная практика доставляли пегаске одни расстройства. В полётах, естественно, никаких продвижений у неё не было, на таких уроках она лишь вызывала смех жеребят. Такой неприятный смех… С первого учебного дня Спидвэйв дали прозвище «Спринтер» и по-другому её в классе никто больше не называл. Никто, кроме Альтаира.
 — Давай, догони меня!
 — Но ты наверху…
 — Догони меня, Спринтер! Что, не можешь?
 — Прекрати, Айс Минт! Не видишь, ей обидно!

Хотя нет, не стоит обобщать. В классе были две кобылки, которые не дразнили Спидвэйв, и даже иногда заступались за неё. Это были Глэс Кенди и Джелли Берри, которые тоже плохо летали. Они вдвоём были не то, чтобы против Айс Минт, но выражали неодобрение её поведения и отношения к Спидвэйв, так как дразнила нелетающую пегаску в основном она. Но вот когда дело доходило до того, что сама Айс Минт, позади которой стояли её верные телохранители, подходила к Кенди и Джелли и, дыша им прямо в лицо мятой, спрашивала «Ну и что же вы мне сделаете?», те тут же осекались, потому что каждый в классе знал: с Айс Минт шутить не надо, и если что, она расскажет своей мамочке-завучу небылицу с несогласившимся с ней в главной отрицательной роли, и тогда кое-кому будет плохо. Это знали все, и этого все боялись, вот поэтому никто не решался выступить против Айс Минт. Саммер Бриз доверяла ей, на уроках «главная в классе» была просто ангелочком с мятными крылышками, а иногда даже открыто подлизывалась, так что вариант «рассказать учителю» тоже сразу отпадал, всё равно не поверит. Айс Минт была хитрой пегасочкой и никогда не дразнила никого в присутствии учителя. Вот такой несправедливый парадокс творился в новонабранном классе лётной школы, и Спидвэйв вынуждена была находиться в этой атмосфере.

Учебная пятница подходила к концу, и нелетающая пегаска сидела на уроке истории пегасов, последнем на сегодня уроке. Она читала учебник и выполняла задание, данное классу – выписывала из текста названия орудий, которыми пользовались древние пегасы. Раздался звонок, ученики засуетились на местах.
 — Домашнее задание на доске. Из класса никто не выходит! – в который раз выкрикнула мисс Бриз. Она всегда говорила эту фразу, когда заканчивался последний урок. Разумеется, если этот урок проходил в классе, а не в спортзале, тогда же Саммер Бриз сама заходила за учениками, чтобы вести их в общежитие. Что ж, выходить пока никто и не собирался, пегасики складывали вещи у себя на местах, переговариваясь и смеясь над какими-то своими темами. За неделю в классе сформировались группы по двое или трое жеребят, которые вместе везде ходили, вместе что-то обсуждали и жили, как часто встречалось, в одной комнате. Вот так группками пегасики двигались к выходу, но выходить никто и не думал.

Тем временем собирающуюся Спидвэйв ткнул копытом Альтаир, показывая на миссис Флай, которая как раз в этот момент заглянула в класс. Кобылка быстро бросила в сумку карандаш, накинула её себе на спину и вместе с названным братом направилась к выходу.
 — Мисс Бриз, мы пойдём? – обратил на себя внимание Альтаир.
 — Конечно, до свидания! – попрощалась учительница.
 — До свидания! – хором сказали Спидвэйв и Альтаир и вышли.
 — До встречи, Спринтер-неудачница! – услышала напоследок Спидвэйв дерзкий голос Айс Минт.
 — Я, кажется, сказал тебе, чтобы ты не слушала их! – строго напомнил Альтаир, заметив уныние Спидвэйв.
 — Как я могу их не слушать? Я же не глухая, с ушами-то у меня всё в порядке…

Жеребята шли по коридору по направлению к маме Альтаира, которая ждала их чуть дальше.
 — Вот вы где, а я вас уже жду! – сказала миссис Флай, завидев их.
 — А где папа? – спросил Альтаир, пока его мама пристёгивала ему ремешок.
 — Он улетел в город, у нас закончилась мука, а я собиралась пирог испечь... Я сказала, что сама смогу везти на шлейке Спидвэйв, ну и тебя страховать, так что полетим сегодня втроём.

Спидвэйв заметила, что мистер Флай каждый день улетает в город по утрам, но иногда ещё и вечером, если что-то надо купить. Какой город, никто не говорил, но подразумевался Лас Пегасус, ведь это был самый близкий к дому Флаев город.
 — Ну что, как успехи, Спидвэйв? – подмигнув, спросила миссис Флай, когда застёгивала ремешок на нелетающей пегаске.
 — Никак, я не смогу летать, — твёрдо и пессимистично сказала Спидвэйв.
 — Знаешь, детка, чтобы чему-то научиться нужно, прежде всего, желание. Если не хочешь научиться летать, то ничего и не получиться. Старание и ещё раз старание! И всё у тебя будет хорошо! – миссис Флай ласково пригладила волнистый чубчик Спидвэйв, та немного улыбнулась. Эх, если бы миссис Флай её, наконец, услышала…

Когда пегасы прилетели из школы, папа Альтаира уже был дома.
 — О, наши орлята вернулись! – сказал он, когда они зашли. – Ну как, скоро будем покорять небеса?

Жеребята только рассмеялись в ответ. Альтаир вприпрыжку побежал в свою комнату, не заметив как у него из крыла выпало перо. Однако это заметила Спидвэйв, она нагнулась, подобрала с пола синее пёрышко и задумалась, разглядывая его. Маленькая кобылка вдруг очень хорошо вспомнила эпизод из своей жизни…

* * *

Спидвэйв и Рейнбоу были очень увлечены постройкой миниатюрного облачного замка. Голубая пегасочка поправляла маленький желобок, по которому ручейком стекала радуга. Её сестра, которая в это время формировала облачную башенку, наблюдала за этим процессом, что выглядело весьма забавным: Рейнбоу, высунув язык, копытцами сдвигала по миллиметру немного криво прилепленный желобок, стараясь при этом ничего не повредить.
 — Здорово, что папа достал нам с фабрики погоды немного радуги! – сказала Спидвэйв, когда Рейнбоу поднялась посмотреть на плоды своих трудов.
 — О да, радуга это вещь! – восторженно сказала пегаска, взяла в копыта банку в радугой и принялась разглядывать переливающееся разноцветное вещество внутри неё. – Когда у меня будет свой дом, я тоже там сделаю радужные водопады! – затем она посмотрела ещё раз на замок и сказала: — А вокруг замка будут Вондерболты!
 — Но у нас нет Вондерболтов, Рейнбоу! – с улыбкой возразила Спидвэйв.
 — Тогда я буду Вондерболтом! – радужногривая кобылка взлетела над маленьким замком и стала летать вокруг него, то повышая, то понижая скорость.
 — Ну, как, девочки? Получается? – Рейни мягко шла по облачной полянке по направлению к дочерям. Она улыбалась и любопытно разглядывала их творение.
 — Вот, смотри, мам! – Спидвэйв гордо указала на облачный замок. – Правда, красивый?
 — Ух-ты! Правда! – искренне восхитилась Рейни. Старшая дочь тем временем всё ещё не могла наглядеться на совместное со Спидвэйв творение, она подпёрла копытцами щёки, состроила милую мордашку и пропищала:
 — Так круто!

Рейни и Спидвэйв посмеялись с этого «Так круто!», как вдруг Рейнбоу подскочила и с криком «Папа!» бросилась в объятья к Саншайну, который как раз в это время подошёл к пегаскам.
 — Ну, что, юные леди, вносим вклад в современную архитектуру? – сказал он и поднял Рейнбоу над головой, та засмеялась и заработала крылышками, как будто думала, что папа сейчас отпустит её, но на самом деле это было не так. Радужногривые весело смотрели друг на друга, Рейни и Спидвэйв тоже смотрели на них и улыбались. Да, оба родителя одинаково любили обеих дочерей, но у Рейнбоу и Саншайна был какой-то свой, понятный только им двоим, мир. Спидвэйв и её мама прекрасно знали это, и никто ничего против этого не имел.
 — Идём, красавица, я тебе кое-что покажу, — ласково сказал пегас и поставил дочурку, которая тут же побежала вслед за ним, обратно на облако. Спидвэйв посмотрела им вслед, после чего прижалась всем тельцем к маминой ноге, выше она ей не доставала. Рейни, улыбнувшись, присела и обняла крылом Спидвэйв. Ох, как же уютно под серым маминым крылом! Нелетающая пегаска зажмурилась бы от удовольствия, если бы не заметила что-то перед собой. Что-то лежало на облаке, Спидвэйв немного высунулась, чтобы рассмотреть. Она подняла его, «что-то» оказалось маленьким голубым пером.
 — Это Рейнбоу потеряла? – спросила пегасочка, показывая маме перо.
 — Наверно, капелька.
Спидвэйв продолжала разглядывать голубое пёрышко.
 — А ты знаешь, что у пегасов есть традиция: хранить перья тех, кто им дорог.
 — Выщипывать друг у друга что ли? – хохотнув, спросила Спидвэйв.
 — Нет, капелька, не выщипывать, — Рейни ласково потёрлась носиком об ушко дочери, та зажмурилась. – Перья ведь сами иногда выпадают, вот как сейчас с Рейнбоу.

Спидвэйв задумалась.
 — Подожди меня здесь, — шепнула ей мать, встала и пошла в сторону дома. Возвращаясь, она несла с собой какую-то книжечку или блокнотик.
 — Вот, — Рейни опять села рядом со Спидвэйв и раскрыла книжечку. Там были какие-то записи, но она их пролистала, открыв взору Спидвэйв странички, между которыми она заложила три пера. Одно было большим сине-фиолетовым, другое — почти такого же цвета, но посветлее и совсем маленькое, и третье – небесно-голубое, чуть поменьше, чем то, что нашла Спидвэйв.
 — Папа, я и Рейнбоу! – кобылка последовательно указала на перья, принадлежащие названным ею пегасам.
 — Верно, малышка! – с улыбкой сказала мать.
 — Значит, я тоже могу собрать у себя такую к-кол-лекцию? – пегасочка выговорила недавно выученное слово.
 — Ну, конечно! Можешь начать как раз с этого пера, — Рейни придвинула голубое пёрышко поближе к Спидвэйв. – И… — нелетающая пегаска ахнула, мама выдернула из своего крыла перо, — вот, это тебе в качестве дополнения.
 — Зачем?.. Ты же сказала, что не надо выщипывать!
 — Пустяки, капелька, возьми его себе.

Спидвэйв посмотрела на серое перо, затем на маму, та улыбалась. Затем она взяла перо зубами и положила рядом с пером сестры.
 — Ну вот, у тебя уже есть небольшой набор, — улыбнулась Рейни.

Спидвэйв ещё раз посмотрела на перья, перевела взгляд на маму и рассмеялась.

* * *

Спидвэйв только сейчас поняла, что улыбается во весь рот. Синее пёрышко, что навеяло ей такие хорошие воспоминания, всё ещё лежало у неё на копыте. Да, потом она приобрела и папино перо… Но все три, равно как и их обладатели, остались там, дома, в Клаудсдейле. Эх, они, наверное, скучают там по Спидвэйв. Мама, папа, Рейнбоу… Рейнбоу… Так, так, стоп, кажется, что-то проясняется, Рейнбоу Д…
 — Ты чего тут стоишь?
 — А?
 — Ты всё это время стояла в прихожей? – Альтаир выглядел удивлённым.
 — Подожди… Какая тебе вообще разница, где я стою? Рейнбоу Д… Что же дальше? О, Селестия, я опять забыла! Помню только, что на «Д», а дальше…
 — Ты что-то вспомнила?
 — Я бы вспомнила, если бы ты меня не сбил!
 — Кто кого сбил?! Я вообще ничего не знаю, стоишь тут посреди прихожей и что-то…моё перо?
 — Детишки, не ссорьтесь!
 — Зачем ты мои перья подбираешь? – хихикнул Альтаир.
 — Эй, ну я только одно взяла!

Альтаир рассмеялся ещё больше.
 — Ничего смешного! – Спидвэйв в шутку показала «брату» язык и ушла в свою комнату. Положив перо на стол, пегаска прижала его карандашом, чтоб не сдуло ветром. «Заберу потом домой», подумала она. Затем взяла тетрадки и карандаш и направилась к выходу. Каждый день они с Альтаиром делали уроки на улице.

Когда Спидвэйв вышла из дома и спустилась вниз, жеребёнок уже поджидал её, сидя на траве.
 — Ну что там сегодня? – спросила кобылка.
 — Значит так: вот это надо пересказывать, тут перерисовать схему и ответить на вопросы.
 — Отлично! С чего начнём? – бодрым голосом спросила Спидвэйв.

Пегасики охотно принялись за домашнее задание. Это, вероятнее всего, покажется странным, но домашняя работа действительно никогда не отягощала Спидвэйв и Альтаира, потому что они всегда делали её вместе и не думали о её сложностях. Сделав задания по метеорологии, аэродинамике и пересказав друг другу текст по истории пегасов (так их научил папа Альтаира), жеребята со спокойной совестью собрали школьные принадлежности и отправились в дом, ведя очень оживлённую дискуссию.
 — А если на облаках будет расти трава, животные научаться летать и будут жить на облаках!
 — Тогда облака растворятся, и пегасы упадут на землю вместе с животными!
 — А если все поднимутся на облака! Будут выращивать там зерно! Но да, тогда точно всё рухнет… О, Вэйв, сегодня ведь пятница?
 — Да, а что? – пегаска залезла рядом с Альтаиром на диван.
 — А то, что завтра выходной, и не надо идти в школу! Тебя два дня не будут дразнить, здорово? – весело подпрыгнул пегасик.
 — Здорово! – Спидвэйв тоже подпрыгнула и тут же заметила, что диван обладает отличной упругостью. Она подпрыгнула ещё раз, затем ещё, и ещё и вскоре вошла в ритм.
 — Что ты делаешь? – с ухмылкой спросил Альтаир.
 — Прыгаю, не видишь? – весело воскликнула кобылка. – Давай, присоединяйся! Это весело!

Через пять минут совершенно обо всём позабывшие пегасики, звонко хохоча, прыгали на диване. Миссис Флай, заглянувшая в это время в гостиную, сперва удивилась, она не помнила, чтобы её сын когда-либо прыгал на кровати, но потом рассмеялась и сказала:
 — Так, детишки, прекращайте это дело!
 — Но ма-ам, это же весело!
 — Диван не вечный, так что давайте, слезайте.

Жеребята покорно перестали прыгать и слезли с дивана.
 — Я там пирог испекла, идите чай пить, — сказала миссис Флай и ушла на кухню. Альтаир и Спидвэйв, отдышавшись, тоже направились туда же. Во время чаепития Спидвэйв заметила, что названный брат кашлянул несколько раз, но не стала заострять на этом внимание. Однако уже когда они сидели в своём уголке, Альтаир закашлялся сильнее, и Спидвэйв не могла не прокомментировать это.
 — Чего это ты сегодня целый день кашляешь? – спросила она.
 — Что, правда? Целый день? – миссис Флай беспокойно подбежала к сыну. – Голова не болит?
 — Да нет… — пегасик ответил неуверенно, так как немного опешил от резкой смены событий. Мать, в свою очередь, подняла его с коврика и вывела на свет, затем осмотрела с ног до головы, развернула ему крылья, проверила горло, после чего поднялась и сказала:
 — Так и есть. Пернатый грипп.

В подтверждение её слов с Альтаира слетело ещё одно перо. Он посмотрел на Спидвэйв взглядом «спасибо, что сдала», та всё это время сидела, притихнув, в уголке.
 — Ну что, мистер, будем тебя лечить? – миссис Флай приложила копыто к горячему лбу жеребёнка. – Давай-ка ты иди в свою комнату, я сейчас принесу тебе лекарство.

Альтаир опустил голову и покорно удалился из гостиной.
 — А Спидвэйв-то не заразилась? – наконец подал голос мистер Флай, что всё это время стоял рядом со своей женой.
 — Сейчас посмотрим. А ну иди сюда, красавица.

Мама Альтаира провела осмотр Спидвэйв, после чего сказала:
 — Вроде здорова, — затем повернулась к мужу и сказала ему, — Пойди, посмотри, остался ли у нас аспирин, — после чего отправилась в комнату Альтаира проконтролировать его.
 — Миссис Флай!
 — Да? – пегаска остановилась, услышав голосок Спидвэйв.
 — Можно я выйду на улицу? – немного неуверенно спросила кобылка.
 — Да, конечно. Первое правило помним?
 — Далеко от дома не уходить!
 — Верно. Ну, давай, беги!

Спидвэйв вышла из дому, спустилась на землю и осмотрелась. Солнце постепенно ползло к горизонту, заливая золотом облака, слабый ветерок колыхал желтеющую траву. Тишина… Маленькая пегаска стояла и думала, чем бы ей заняться. За неимением гениальных идей насчёт этого, она стала просто скакать по земле, нарезая круги. Через десять минут, признав это занятие скучным, Спидвэйв опустилась на траву, после чего позволила своему телу упасть целиком и задумалась. О чём? О том же, о чём она всегда думала, когда ей было нечего делать – о маленьком грифоне Быстрике и его собачке Точке. Конечно же, эти двое всегда существовали лишь в голове Спидвэйв, она даже не помнила, как они там появились. Видимо, когда-то ей так, как сейчас, нечего было делать, и безграничная детская фантазия породила этих двух персонажей. Сейчас пегаска думала о том, как грифон Быстрик мастерил для своей собачки крылья, чтобы она могла летать вместе с ним. Вообще это был очень изобретательный маленький грифон, и всегда любил что-то строить или чинить. Спидвэйв даже как-то подумала, что если бы он был пони, у него на кьютимарке было бы что-то вроде гаечного ключа, или молотка, или винтика…
 — Апчхи!

Пока пегасочка думала, ей в нос залетела пушинка. Потерев носик, Спидвэйв бросила взгляд в сторону дома Флаев. Уже немного темнело, и в окне (наверное, гостиной) загорелся свет. Решив, что ей сейчас лучше пойти в дом, пегаска запрыгнула к входу по облакам. Она бы уже зашла внутрь, если бы не заметила кое-что интересное. Вдоль той стороны дома, на которой находились окна, был выступ, по которому можно было пройти мимо всей стены. Заинтересованная этим, Спидвэйв шагнула на этот выступ и осторожно пошла вдоль. Проходя мимо окна гостиной, кобылка, хихикнув, пригнулась, чтобы её не заметили. Далее следовало тёмное окно, в котором Спидвэйв увидела очертания своей комнаты. Когда кобылка проходила мимо следующего окна, она сначала не заметила ничего необычного, но, увидев за ним знакомого жеребёнка, едва ли не сорвалась с барьера от неожиданности. Спидвэйв как-то совсем забыла, что Альтаир всё ещё в доме. Тёмно-синий пегасик, опустив голову, неподвижно сидел на своей кровати. Любой пони, недостаточно знающий Альтаира, мог бы сейчас подумать, что ему грустно, но Спидвэйв знала, что он просто задумался. Она часто заставала его в раздумьях, это было совершенно обычным явлением для её названного брата. О чём он там всё время думает, пегаска не знала и как-то не думала спрашивать, но в такие моменты Альтаир совершенно ничего не замечал. Вот и сейчас пегасик сидел и думал, а его «сестра» стояла снаружи на выступе и смотрела на него с улицы через окно. Находя эту ситуацию весьма забавной, Спидвэйв хихикнула и решила как-то привлечь внимание Альтаира.
 — Альти! Эй, Альти!

Пегасик встрепенулся, будто на него вылили ведро холодной воды. Он забегал глазами по тёмной комнате, выискивая того, кто его звал, и, остановив взгляд на окне, из которого на него смотрела довольно хихикающая Спидвэйв, он удивлённо обрадовался и быстро вскарабкался на подоконник.
 — Ты как сюда попала? – спросил Альтаир. Он был уже в шарфике, видно, миссис Флай об этом позаботилась.
 — Вот так, — пегаска весело подпрыгнула на выступе, на котором стояла.
 — Надо же, я сам туда никогда не залезал! Надо будет попробовать.

Спидвэйв ещё раз хихикнула и тоже залезла на подоконник.
 — Ну и что ты тут делаешь? – заглядывая в комнату, спросила пегаска.
 — Да так, ничего… — сказал Альтаир и принялся разглядывать подоконник.
 — Что, совсем ничего?
 — Ну, я тут думал…
 — О чём? – Спидвэйв придвинулась ближе к «брату» и стала смотреть на него взглядом, полным заинтересованности. Под таким взглядом жеребёнок немного смутился, но всё-таки сказал:
 — Я просто представил…а вдруг на звёздах тоже кто-то живёт?
 — На звёздах? – Спидвэйв усмехнулась. – Не знаю…
 — Ну а вдруг!

Сине-фиолетовая кобылка задумалась.
 — Хм. А вдруг мы тоже живём на какой-то звезде?
 — А если там кто-то живёт, то они тоже вот так смотрят на нас по вечерам?
 — И вдруг звезду, на которой мы живём, уже кто-то выбрал?
 — Или подарил кому-то?

Пегасики вошли в азарт и с интересом обсуждали, что бы было, если бы все жили на звёздах.
 — И вот эта звезда тоже появилась у кого-то из них на кьютимарке!
 — Ты что, у них, наверное, нет кьютимарок!
 — А, ну да. А если… — сказал Альтаир и вдруг замер, прислушиваясь.
 — Что? – спросила Спидвэйв.
Альтаир повёл ухом в сторону, откуда доносилось постепенно приближающееся постукивание копыт.
 — Кажется, мама идёт.
 — Ой, я пошла! – бросила Спидвэйв и спрыгнула обратно на выступ.
 — Эй, ты куда? – немного обиженно напоследок сказал жеребёнок. Но Спидвэйв уже шагала вдоль стены к входу в дом. Она не услышала, как миссис Флай зашла в комнату Альтаира и спросила, зачем он сидит на подоконнике.

Войдя в дом, Спидвэйв направилась в свою комнату. На столе лежало, прижатое карандашом, перо Альтаира. Справа под тетрадками был какой-то листок, пегаска вытащила его оттуда, чтобы посмотреть. «О, я уже и забыла про это», подумала она, разглядывая свой рисунок солнца, тучки и радуги. Вдруг она вспомнила кое-что, что хотела спросить, положила рисунок обратно и вышла из комнаты. В гостиной сидел мистер Флай и читал журнал. Кобылка подошла и села рядом с ним на диван, тот почти не обратил внимания. Немного посидев, Спидвэйв всё-таки решилась начать разговор.
 — Мистер Флай? – осторожно сказала она.
 — Да? – не отрываясь от журнала, спросил тот.
 — А…меня скоро заберут домой?

Пегас внимательно посмотрел на Спидвэйв и сказал:
 — Скоро, я думаю. Но нам ещё не ответили на письмо.

Нелетающая пегаска немного упала духом, но не загрустила.
 — Ладно, — сказала она и пошла обратно к себе.

Выходные прошли почти незаметно. Спидвэйв тайком пробиралась в окно к Альтаиру, который сидел почти всё время в комнате, и они чуть ли ни целыми днями болтали о том, о сём. Вот однажды вечером во время такого разговора Спидвэйв осознала одну крайне неприятную вещь.
 — Слушай, так твоя мама сказала, что тебе в школу завтра идти нельзя?
 — Ага, и не только завтра, наверное… А что?
 — Значит, я буду там совсем одна? – под словами «совсем одна» Спидвэйв подразумевала полное отсутствие поддержки, и Альтаир её в этом понял.
 — А, ты об этом… Ну ты помнишь, что я тебе говорил? Просто не слушай их и всё!
 — Да как мне их не слушать?
 — А вот так! Делай вид, что не замечаешь их! Они ведь смеются даже не над тобой, а над тем, что говорит про тебя Айс Минт. К тому же, есть ведь ещё Кенди и Джелли, они на твоей стороне.
 — Ну да… Ладно, я пойду, мне ещё сумку собрать надо, — Спидвэйв слезла с подоконника на выступ.
 — Удачи тебе завтра! – сказал Альтаир ей вслед.

На следующий день миссис Флай сама сопровождала Спидвэйв в школу. Дойдя с ней до класса, она остановилась и сказала:
 — Ну, удачи тебе, малышка! Я приду за тобой потом.
 — До свидания! – попрощалась Спидвэйв и со вздохом повернулась к двери класса. «Так, спокойно, Спидвэйв, соберись, просто не замечай их», подумала она про себя. Ещё раз вздохнув, пегаска открыла дверь и осторожно вошла в класс.

...