Грань миров: Эволюция

Рассказ о пони... Или нет. В общем,о той, чьей жизни не должно было быть. Она не такая как все... Она полумантикора.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Нотация Хувс

В научном сообществе Кантерлота находится кто-то очень хитрый, выдающий себя за принцессу Селестию. С этим мириться никак нельзя! Старлайт Глиммер берет дело в свои копыта.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Лира Старлайт Глиммер Санбёрст

Забытые катакомбы.

Кружка чая, два друга в скайпе, грусть печаль.Одному из друзей пришла в голову дурацкая мысль, которую МЫ и написали.Сразу скажу, здесь НЕ ПРО ПОНИ!Я думаю не стоит писать, т.к. фик меньше чем на страницу.И да, это наша первая работа, но ждем критики.

Служанка

Кервидерия. Далёкая страна оленей, что раскинулась в полных жизни лесах и горах. Место, где среди деревьев, ручьёв и ветров обитают духи, а города уступают величию Природы. Где-то в глубинке этой страны робкая лань ищет своё место... И получает шанс найти его с предложением самого Лесного Херрена, от которого тяжело отказаться.

Другие пони ОС - пони

Для Рарити

Действие происходит спустя годы после окончания третьего сезона. Спайк страдает от любви к Рарити. Твайлайт соглашается превратить Спайка в пони для того, чтобы он попробовал заполучить любовь Рарити.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк

Эквестрийские Сестры: Начало новой эры

О том, как две сестры пришли к власти, про то, что стояло у истоков страны дружбы и Гармонии. Главный вопрос - были ли оправданны все жертвы ради той державы? Стоило ли поднять солнце в тот день...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд

Месть королевы

Лишившись Роя, королева Кризалис позорно бежала с поля боя. Однако она не собирается влачить жалкое существование и скрываться до конца дней. Заручившись поддержкой двух последних истинных чейнджлингов, Кризалис решает вернуть власть и отомстить тем, кто посмел перейти ей дорогу!

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони Кризалис

За семьи и свободу

Всего через двенадцать часов Сильверстрим уедет на каникулы, оставив Галлуса одного в Школе Дружбы. Несмотря на все уговоры, он наотрез отказался поехать с ней и даже не объяснил почему. Но вскоре всё изменилось, когда поздней ночью к нему в дверь постучалась очень необычная пони и задала каждому простой вопрос: “Зачем вы приехали в Школу Дружбы?” И если ответ их будет “Затем, чтобы найти друзей”, то… Почему?

Другие пони

Тёмные уголки

Все порой боятся тьмы. Страх перед неизвестностью, воплощающийся в темноте, естественен для всех, по крайней мере для большинства. Порой, правда, мрак символизирует отнюдь не неведомое.

Твайлайт Спаркл Человеки

Контрольная точка

Два друга Макс и Андрей, два простых парня - пилоты самолета, пресекают воздушное пространство так называемого Бермудского треугольника. Не сложно догадаться, что с ними может произойти.

Автор рисунка: Noben
Глава 10. Я верю в тебя… Глава 12. Вызов брошен

Глава 11. Главное – бодрость духа

– Теперь я стала посмешищем для всей школы… – дрожащим голосом прошептала Флаттершай, вытирая мокрое от слёз личико.

Жёлтая пегасочка повернула голову к Рэйнбоу Дэш, с угрюмым видом сидевшей рядом. Та ничего ей не ответила, лишь положила копыто на плечо. Флаттершай медленно поднялась на ноги и побрела в ту сторону, откуда совсем недавно её с Рэйнбоу класс привели учителя. Из груди несчастной малышки вырвался протяжный вздох.

– Я не буду оправдываться, не буду плакать, – бормотала про себя Флаттершай, – чему быть, того не миновать…

Но далеко отойти она не успела: Рэйнбоу Дэш залетела вперёд и преградила ей дорогу. Флаттершай остановилась и подняла взгляд на свою подругу.

– Ну-ка прекрати, никто тебя не выгонит, Санни Джонс сама обещала, помнишь? И летать ты обязательно научишься! Я верю в тебя… а ты в себя веришь? Неужели мы столько времени зря старались? Подумаешь, провалила сдачу норматива! Я вот даже не пыталась, сама видишь, за тобой погналась. Ещё поглядим, кому сильнее влетит.

Слова радужногривой пони несколько успокоили Флаттершай, но настроение у неё лучше не стало. Малышка подошла к краю облака, легла рядом с ним и устремила взгляд куда-то вниз.

– Но, Дэш… – начала было она после долгой паузы, но осеклась. Рэйнбоу приблизилась в надежде услышать продолжение фразы, однако Флаттершай не торопилась заканчивать свою мысль. Молчание вскоре наскучило нетерпеливой летунье:

– Что «Дэш»? – слегка раздражённо спросила она, выгнув бровь.

– В моём возрасте все уже давно получили кьютимарки… а я ещё нет. Все пони как пони, а у меня вечно ничего не выходит. Дэш… что со мной не так?

Дэш нахмурилась и заговорила сердитым тоном:

– Эй, ну-ка выбрось из головы все эти глупости! Не так, не так… Да всё с тобой в порядке, получишь ты свою кьютимарку, никуда не денешься. Вот, например, у меня дела лучше некуда, а бок, как видишь, пустой. Ты лучше прекращай пялиться на землю – ничего интересного там нет, – поднимайся и пойдём обратно в школу, а то все наши наверняка уже вернулись.

Рэйнбоу развернулась на месте и решительно зашагала прочь, и Флаттершай тихой семенящей походкой последовала за ней.

Возле входа в общежитие их ждала Санни Джонс. Рэйбоу Дэш набрала полную грудь воздуха и приготовилась получить изрядный нагоняй, но вместо этого учительница обняла Флаттершай крылом и увела в сторону, велев радужногривой пони ждать у порога.

– Флаттершай, что с тобой случилось? – негромко спросила Санни, когда они отошли на достаточное расстояние. – Рэйнбоу говорила, будто ты делаешь успехи, и я надеялась…

– Простите меня, пожалуйста, – сбивчиво забормотала Флаттершай, едва сдерживая слёзы. – Наши тренировки и вправду помогли мне, но там, на платформе… я не знаю, что произошло… И теперь все смеются надо мной, – последнюю фразу Флаттершай произнесла очень тихо, будто не хотела, чтобы пони-педагог её услышала.

– Не беспокойся, милая, посмеются и перестанут. Просто не обращай на них внимания – и они вскоре о тебе забудут.

Флаттрешай подняла взгляд на Санни Джонс:

– Значит, вы не исключите меня из школы?

– Ни в коем случае! Может, где-то тебя и не могут научить летать, но только не у нас. Нам дорог каждый пегас, и не важно, умеешь ли ты летать или нет. Главное – твой особый талант. Вряд ли он будет связан с полётами, но всё же ты рождена с крыльями, и потому должна уметь хотя бы держаться в воздухе, пускай и на небольшой высоте.

Флаттершай крепко обняла Санни Джонс.

– Правда не выгоните? – спросила она с нотками радости в голосе.

– Правда. Обещаю, – улыбнулась Санни.

– Спасибо, – Флаттершай обняла её ещё крепче.

Обе пони вернулись ко входу в общежитие, где их ждала Рэйнбоу Дэш.

– А вы, уважаемая, не отлынивайте и готовьтесь послезавтра сдавать зачёт, – обратилась Санни к ней.

– Послезавтра? Я могу и завтра, да хоть сегодня могу. А почему именно послезавтра? – чуток недовольно спросила Дэш.

– Потому что… так надо.

– Надо? Это как? Что должно случиться? Будет сюрприз? – голубая летунья засыпала учительницу вопросами, но в ответ та лишь таинственно улыбнулась.

– Да, в каком-то роде сюрприз, к тому же завтра неподходящий день для сдачи нормативов. Впрочем, скоро сами всё узнаете, – Санни Джонс хитро взглянула на двух малышек и направилась в сторону здания школы.

После такого события, как поход в лётный лагерь, ни о каких уроках и речи быть не могло, так что остаток дня все ученики были полностью свободны. К вечеру стало пасмурно – погодные команды гнали с фабрики длинную вереницу тяжёлых дождевых туч, – и Рэйнбоу Дэш захотелось спать, потому она легла гораздо раньше обычного. Сумерки едва начинали сгущаться, а она уже нежилась в мягкой постели и тихонько посапывала.

Флаттершай какое-то время задумчиво смотрела в окно, но в конце концов и её сморил сон.

На следующее утро, встав довольно поздно, обе кобылки наскоро привели себя в порядок и заторопились на занятия.

В коридоре общежития было не протолкнуться от жеребят. Флаттершай, как всегда, шла следом за Дэш, стараясь не глядеть по сторонам и не отставать.

Они были уже почти у выхода, когда впереди раздался крик: «Гляди, Клаттершай!». Рэйнбоу мгновенно остановилась и обвела толпу взглядом в поисках нахала. Так и есть, неразлучная парочка – Квил и Хоппер, первые в классе задиры. Тогда, в лётном лагере, именно они придумали розовогривой пегасочке эту обидную кличку.

– Вот так встреча! И как наши успехи по части воздухоплавания? – Квил с противной ухмылкой приблизился к Флаттершай, но Дэш заслонила её.

– Шли бы вы своей дорогой, – процедила она сквозь зубы.

– Вафельница хорошо придумала отдать этого цыплёнка на попечение Рэйнбоу Крэш. Кто лучше всех научит так классно… падать?! – Хоппер во всё горло расхохотался собственной шутке.

Брови Дэш сначала взметнулись вверх, затем медленно сошлись над переносицей.

– Как ты меня назвал? Ну-ка повтори, – с плохо сдерживаемой яростью прошипела Рэйнбоу, однако Хоппер и ухом не повёл.

– Бросай ломать комедию, этой пернатой нужен настоящий тренер. Как насчёт обучения по фирменной методике Квила и Хоппера? Мы гарантируем быстрый результат!

– Ага, – подхватил Квил, – сбросим её с облака. Жить захочет – мигом научится!

– Только попробуйте… хоть кончиком крыла…

– Хватит разговоров, пора за дело, – с этими словами Хоппер направился к дрожащей от страха Флаттершай. – Квил, заходи сбоку.

Дэш поняла, что с двумя сразу ей не справиться.

– Шай, беги в комнату! – крикнула она и изо всех сил толкнула Хоппера в самую гущу жеребят. Мигом образовалась свалка. Флаттершай, увидев, что шутки кончились, развернулась и со всех ног припустила по коридору. Квил бросился было в погоню, но Дэш изловчилась и поставила ему подножку, от которой тот шлёпнулся на пол.

Оба противника оказались выведены из строя, но ненадолго. Впрочем, большего и не требовалось. Пользуясь неразберихой, Дэш взлетела под потолок и устремилась следом за Флаттершай, которая уже ждала её на пороге. Дэш влетела в комнату и первым делом заперла дверь на щеколду.

– Теперь придётся ждать, пока стихнет буря, – отдуваясь, точно после спринта, сказала голубая летунья.

Раздался сильный удар в дверь, затем злой голос Хоппера:

– Выдай нам это чучело по-хорошему, а то всё здесь разнесём!

– Только попробуйте! – вскричала Дэш.

Вместо ответа дверь затряслась под градом ударов, однако сил для исполнения своей угрозы у хулиганов оказалось маловато. Грохот стих, затем прозвучало слово «окно» и раздался дробный стук копыт по полу коридора.

Дэш оценивающе поглядела на оконный проём: н-да, такая хлипкая рама двух разъярённых пегасов надолго не задержит. Флаттершай, вся в слезах и трясущаяся от страха, сидела в углу, всем своим видом демонстрируя, что в драке проку от неё не будет никакого. Дело запахло синяками и выдранными перьями. Отступать некуда, значит, выход один – готовиться к обороне. Взгляд Дэш лихорадочно метался по комнате в поисках хоть какого-нибудь оружия. Веник? Смешно! Стул? Слишком тяжёлый, пока размахнёшься… Седельные сумки? Если натолкать туда побольше учебников… Стоп! Дэш радостно взвизгнула и нырнула под кровать.

Внимательный читатель наверняка помнит, что в самый первый день Флаттершай с перепугу отправила директора школы в нокаут, и ей пришлось прятаться у Дэш. В тот вечер Рэйнбоу притащила «преступнице» кучу еды, предполагая, что Флаттершай будет жить в «подполье» не меньше недели, однако запасы пригодились только за ужином. Затем случилось так много всего, что малышки про них совершенно забыли, и две седельные сумки, почти доверху набитые всяческой снедью, сиротливо лежали под кроватью, неделю за неделей.

Радужногривая пони вытащила их и открыла. Так и есть, за всё это время содержимое успело полностью зачерстветь. То, что надо!

Рэйнбоу Дэш настежь распахнула окно (всё равно ведь выломают), водрузила сумки на подоконник, подхватила копытом пирожок поувесистее и приготовилась встречать незваных гостей.

Первым оказался Хоппер. Увидев противницу, он издал воинственный клич и ринулся в атаку. Рэйнбоу дождалась, пока он подлетит как можно ближе, и со всего размаху запустила пирожок прямо ему в лоб.

От неожиданности Хоппер потерял управление, сделал в воздухе «мёртвую петлю» и рухнул на облако. Не давая ему опомниться, Дэш влепила ещё два заряда.

У дорожки, что опоясывала общежитие, как раз напротив окна, стояла скамейка, и Хоппер поспешил спрятаться за ней. Тут подоспел Квил. Он завис в воздухе, не понимая, почему его дружок растянулся на облаке, вместо того чтобы драться с Дэш, которая пренахальнейшим образом стояла в распахнутом настежь окне. Из раздумий его вывел удар маффином. Квил резко развернулся лицом к Дэш – и тут же получил бутербродом по щеке. Взвизгнув от боли, пегасёнок спикировал рядом с Хоппером.

– Какого сена? Где она раздобыла камни? – простонал Квил, растирая стремительно краснеющее ухо.

– Лучше скажи, что нам теперь делать, умник! – Хоппер высунул было голову, но тут же спрятался обратно: рядом с ним о скамейку раскололся батон. Один из обломков упал неподалёку, и Хоппер кинулся за ним.

Бац! Шлёп! Пусть невкусно, зато метко, и храбрец возвращается в укрытие со свежим синяком над бровью.

Квил во все глаза уставился на добычу Хоппера:

– Ничего себе, да это же…

– Ну, берегись, Радужная Авария... – вне себя от злости прошипел Хоппер. – Тебе это так не пройдёт!

Рэйнбоу Дэш только расхохоталась в ответ:

– Смелее, чего ждёте? Иль духу не хватает? Флаттершай с облака сбрасывать храбрые, а пирожков испугались!

Хоппер с яростным рёвом вскочил на скамейку и что есть силы запустил в противницу своим трофеем. Удар был мощным, но бестолковым: батон разбился о стену общежития; во все стороны полетели крошки. А Дэш разила без промаха: одно попадание в грудь и ещё одно – по макушке, вдогонку.

Тем временем поле битвы окружила толпа жеребят, которая росла с каждой минутой. Здесь были все – и одноклассники враждующих сторон, и взрослые ученики, и целая куча малышни; откуда-то с неба даже спустилась парочка взрослых пегасов, по-видимому, дрейфовавшая поблизости безо всякого дела. Гомон, хихиканье, кто-то взялся комментировать события.

Рэйнбоу Дэш выглядела как безумная: растрёпанная радужная грива, вся усыпанная хлебными крошками, горящие глаза, воинственно растопыренные крылья и очередной пирожок в сжатом, точно пружина, копыте. Однако она была одна против двоих, и пока Квил и Хоппер высовывались по очереди, ей ещё удавалось загонять их обратно за скамейку, но если они вздумают напасть одновременно, она просто не успеет швырять свои снаряды с нужной скоростью.

– А ну-ка подвинься!

Дэш повернула голову и оторопела: Флаттершай с решительным, хоть и всё ещё мокрым от слёз лицом запрыгнула на подоконник, подтянула к себе седельные сумки, запустила копыто в одну из них, достала засохший бутерброд и изготовилась к бою.

– Думаешь, я брошу свою лучшую подругу в беде? Сейчас мы зададим перцу этим ничтожным трусам! – слова розовогривой кобылки прозвучали так твёрдо, что Рэйнбоу почувствовала себя готовой держать оборону хоть против всей школы.

Пополнение оказалось как нельзя кстати: парочка решилась на новую атаку. Едва поднявшиеся в воздух пегасята были встречены градом окаменелых хлебобулочных изделий. Меткостью Флаттершай похвастаться не могла, но её появление смутило противника. Замешкавшийся Хоппер получил бубликом в глаз и был вынужден спешно отступить, Квил не стал ждать, пока ему совместными усилиями понаставят фонарей, и тоже юркнул обратно под защиту скамейки.

– Подходите, не стесняйтесь, угощения хватит на всех! – залихватски выкрикивала Дэш, подкидывая на копыте огромный, похожий на бумеранг рогалик.

А зрители веселились на полную катушку. Квил с Хоппером, пунцовые от стыда и злости, затравленно озирались по сторонам. Они были готовы разорвать Дэш и Флаттершай в клочья, но высунуться из укрытия означало мигом попасть под шквальный обстрел. Парочка забияк ещё ни разу не оказывалась в настолько унизительном положении: если раньше жертву для насмешек всегда выбирали они, то сейчас потешались над ними самими, и к тому же целой школой! Неизвестно, чем бы всё закончилось, если б не вмешательство третьей стороны.

– Что здесь происходит?!

К полю брани, решительно рассекая толпу, спешила миссис Санни Джонс.

– Рэйнбоу Дэш и Флаттершай вместе с Квилом и Хоппером кидались друг в друга камнями! – выкрикнул кто-то с задних рядов.

– Камнями? – удивилась учительница. – Но где они их взяли? – она зашагала было к окну, как под её копытами раздался хруст.

Санни глянула вниз, на раздавленный бутерброд.

– Хлеб? – недоумённо проговорила она. – Хлеб?! – теперь голос Санни Джонс дрожал от возмущения. – Негодницы, да как вы посмели швыряться едой?! Земные пони не щадя копыт выращивают зерно и пекут хлеб, а вы его используете как метательные снаряды? Если он зачерствел, ещё не значит, что никуда не годится! Им можно кормить птиц! Ладно Рэйнбоу Дэш, но от тебя, Флаттершай, я подобного никак не ожидала!

Розовогривая пегасочка ничего не ответила, лишь опустила голову, однако Рэйнбоу Дэш и не думала брать всю вину на себя.

– Почему сразу мы? Они первые начали, нам пришлось защищаться!

– Да, это правда! Квил с Хоппером сами полезли в драку! – выкрикнула Оранж Фреш, протискиваясь в первые ряды.

– Именно! Так оно и было! – один за другим раздавались голоса из толпы.

Санни Джонс развернулась, окинула хулиганов строгим взглядом, тяжело вздохнула и твёрдым голосом произнесла всего два слова, до боли знакомые обоим пегасятам:

– К директору.

Рэйнбоу Дэш и Флаттершай сидели на школьном крыльце, где им велела ждать Санни Джонс.

– Понятия не имею, что это за сюрприз… – недовольно пробубнила голубая кобылка. Она прищурилась и почесала затылок. – Никак не могу вспомнить, что же сегодня за праздник такой... Может быть, ты в курсе, Флаттершай?

– Нет…

– Ладно, скоро узнаем. Флатти, а всё же мы здорово задали перцу тем двум нахалам. Даже не ожидала от тебя такого, – улыбаясь произнесла Рэйнбоу, но Флаттершай не ответила ей, лишь опустила взгляд.

– Из-за меня ты всё время попадаешь в неприятности, – едва слышно произнесла она.

– Зато ты расквиталась с Квилом и Хоппером за вчерашнее. Только подумай: двух первых хулиганов загнали под скамейку чёрствой выпечкой. Да это событие не меньше недели обсуждать будут! Держу пари, после сегодняшнего утра твоё падение с вышки уже никто и не вспомнит. Честно говоря, я удивлена, ведь если б не ты, точно быть мне сегодня битой. А ныла-то недавно: «Что-то со мной не в порядке»… Да с таким характером ты и кьютимарку получишь, и летать научишься, главное – не вешай нос, и всё будет отлично.

Вдалеке показалась Санни Джонс. Она остановилась возле общежития и, по-видимому, завела с кем-то разговор, но собеседник был скрыт за выступом облака. До двух подруг долетали лишь обрывки слов, и Дэш послышалось, что Санни произнесла её имя. Радужногривая кобылка решила подобраться поближе, соскочила с крыльца и крадущейся походкой устремилась вдоль школьной стены. Флаттершай последовала за ней.

Внезапно Дэш резко остановилась, лицо её просияло, и она с криком «Браааатик!» что есть силы рванула к беседующим пони. Флаттершай сначала испугалась, но быстро сообразила, что брат Рэйнбоу Дэш вряд ли сделает ей что-нибудь плохое, и со всех ног поскакала следом за подругой.

– Браааатииик!! – ещё громче выкрикнула Дэш, бросаясь на шею фиолетовому пегасу с радужной гривой и золотистого цвета глазами.

Пони лишь весело рассмеялся в ответ и обнял Рэйнбоу:

– Привет, цыплёночек… – произнёс он с нежностью в голосе.

Дэш тут же вырвалась из объятий:

– Эй, сколько раз я просила не называть меня так! – сердито пробурчала она.

– Что ж, приятно было поговорить, но меня ждут дела, – с улыбкой сказала Санни Джонс и неспешным шагом направилась в сторону школы.

Едва учительница покинула компанию, Дэш вновь заключила своего брата в объятия, но теперь держалась за его ногу, прижимаясь к ней щекой.

– Братик, я так по тебе соскучилась!

– И я тоже, – фиолетовый пегас ласково взъерошил радужную чёлку своей сестрички, после чего перевёл взгляд на Флаттершай.

– Ты ведь подруга Рэйнбоу Дэш, верно? Как тебя зовут?

– Я… – едва слышно пробормотала Флаттершай, но тут же вспомнила случай с Файрфлай, глубоко вдохнула и что есть силы выпалила: Флаттершай!

– Рад новому знакомству, Флаттершай. Моё имя – Рэйнбоу Тэйл…

– Лучший летун во всей Эквестрии! – закончила Дэш за своего брата, глядя на его кьютимарку – прямой, словно стрела, радужный след, пробивающий облако.

– Сестричка, ты преувеличиваешь… – покраснел пегас, а затем продолжил, – Кстати, жеребятки, вы готовы идти?

– Куда идти? – недоумённо спросила Дэш.

– На стадион, разумеется, – ответил Рэйнбоу Тэйл слегка растерянно.

– А зачем нам туда идти?

– Разве вы не знаете, что за день сегодня? – теперь фиолетовый пони был явно удивлён.

– Не-ет… – протянула радужная летунья и вопросительно посмотрела на брата.

– Ай-яй-яй, Дэши… Как стыдно! – поцокал языком Тэйл. – Сегодня же день основания Клаудсдейла! Все пегасы собираются на стадионе, где будут соревноваться лучшие пилотажные группы Эквестрии. И угадай, кто будет в их числе? – хитро улыбнулся пегас.

– Вондерболты? – спросила Дэш, расплываясь в улыбке.

– Именно! – кивнул головой Тэйл. – Поэтому прямо сейчас мы отправляемся туда, я возьму вам сладостей, и мы отлично проведём время, цыплёночек!

– Ну просила же не называть… Там будут Вондерболты! Круто!

– Но для начала хочу обсудить с тобой один вопрос, – голос брата зазвучал строго. – Что за хлебные баталии ты устраиваешь в школе?

– Эм… – Дэш потупила взгляд, будто на мгновение превратилась в Флаттершай, но лишь на мгновение, – Квил и Хоппер снова задирались, вот нам и пришлось дать им бой. А что мы ещё могли сделать?

– Например, рассказать взрослым… – пегас улыбнулся, видя, как личико Дэш принимает сердитое и в то же время брезгливое выражение. – Ладно, ладно, на месте Санни Джонс я бы ещё сказал вам спасибо, что в ход не пошли табуретки и столы, – фиолетовый пони хитро подмигнул своей сестре. – А теперь за мной, время не ждёт!

По дороге на стадион Рэйнбоу Тэйл расспрашивал Дэш о школьных делах, но та всё время отвечала невпопад: ей не терпелось увидеть Вондерболтов.