Похитители для Пинки

Двое похитителей задумали похитить Флаттершай и взять ее в заложницы. Но по непонятным обстоятельствам в копытах у них оказалась Пинки.

Пинки Пай ОС - пони

Две лучшие сестрёнки гамают в Bendy and the Ink Machine

Даже принцессам порой нужен отдых, а что может быть лучшим средством провести время в комфорте, но при этом с острыми ощущениями, как не видеоигры? А вдвоём играть ещё веселее!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Песнь феникса

Пони во время выступления открывает в себе необычный талант, сходный с пирокинезом.

ОС - пони

Проводник

Многие говорят, что от прошлого не убежишь, даже не понимая всей серьёзности этого высказывания. Сможет ли обычный пони, пришедший в Эквестрию из другого мира, обогнать прошлое, избавиться от скелетов в шкафу и обрести то, о чем он мечтал на протяжении всей своей жизни?

Принцесса Луна ОС - пони

Долгий поезд

Бесконечный стук металла, безумная идея и тёмные тучи, жадно пожирающие ночной свет.

Рэрити DJ PON-3 Человеки

Привет из прошлого

Вы никогда не задумывались над тем, почему новый замок Твайлайт Спарк был запечатан в шкатулку, открыть которую способны лишь Элементы Гармонии? Почему замок выглядит так странно? А что, если у замка уже был владелец? Что, если он существовал тысячелетия назад, еще до правления двух сестер? Что, если с ним связаны воспоминания Селестии, которые вызывают у бессмертного аликорна страх... из забытого детства? Что, если хозяин вернулся вместе со своим пристанищем?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Кризалис

О снах и кошмарах / Of Dreams and Nightmares

Теперь, когда Найтмер Мун окончательно отделилась от Луны, они вдвоём должны преодолеть обиды прошлого.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Удачная покупка

После череды свалившихся на голову проблем, юная кобылке Кьюти Винг уже было отчаялась на хоть какой-то просвет среди того мрака что окружал её. Но так получилось, что одна неудачно сделанная покупка изменила её жизнь навсегда. А неудачная ли?

ОС - пони Человеки

Легенда о короле Оаке

Рассказ про древнюю языческую эквестрию

Огранённая красота

Рэрити никак не удаётся придумать новый дизайн для платья. Она сомневается в достигнутом успехе, который у неё есть, ей начинают не нравиться её ранние работы. Она пытается понять, в чём же причина, но сможет ли она вновь обрести вдохновение и потерянные силы для дальнейшей работы?

Рэрити Эплджек ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 4. За магическими клыками Глава 6. Странная боязнь

Глава 5. Преступление без наказания

Дело о Вампире закрыто.

Жуткая поступь всё ближе и ближе. Вот сейчас дверь откроется, и… Но не открылась. Призрак продолжил свой путь по коридору, а перед кабинетом даже не приостановился. Когда лязг и топот затихли вдалеке, к Рэйнбоу Дэш вернулась способность соображать. Наклонив голову к уху Флаттершай, она зашептала:

– Нет, это не призрак. Призраки так не шумят. Значит… колдун. Тот, что забрал клыки. Надо сматываться отсюда.

Флаттершай только кивнула в ответ. Рэйнбоу Дэш подбежала к двери, приоткрыла её и осторожно выглянула наружу.

– Он свернул за угол. Сейчас или никогда. Бежим, – с этими словами она рысью рванула по коридору. Флаттершай едва поспевала за ней. Они по лестнице спустились в вестибюль и подбежали к парадному входу. Рэйнбоу Дэш попыталась открыть двери, но те оказались заперты. Где-то в глубине здания снова раздался знакомый звук. Пегаска беспомощно огляделась по сторонам. Других выходов наружу нет, и спрятаться тоже было негде. Шаги приближались, только теперь они стали гораздо чаще. Видимо, колдун учуял двух дерзких охотниц за амулетами.

– Мы бы ещё успели выбраться через чердак, но ты ведь не умеешь летать, – с отчаянием в голосе сказала Дэш.

– Прости меня, это я во всём виновата... – глотая слёзы, ответила Флаттершай.

– Нет, ты здесь ни при чём! – с жаром возразила Рэйнбоу. – Именно я затащила тебя сюда, хотя и знала, что мы можем оказаться в западне!

Флаттершай опустилась на пол возле двери, прислонилась к ней боком и тихонько заплакала. Дэш стояла рядом, совершенно растерянная. У них всё ещё оставалась возможность убежать в столовую, но Флаттершай не успеет пролезть в окно, а побег через крышу невозможен. Но у Рэйнбоу не возникло и мысли бросить свою подругу в беде. Она решила встретить врага лицом к лицу, кем (или чем) бы он ни был.

Из-за угла вестибюля вылетела огромная тень, и тут же в лицо Дэш ударил сноп яркого света, который почти ослепил её. Голубая пегаска в ужасе попятилась.

Внезапно свет погас, и кобылки услышали строгий голос:

– Так-так, и что мы здесь делаем?

Зажглись лампы под потолком. Рэйнбоу Дэш подняла взгляд и увидела перед собой высокого, кряжистого жеребца. То был их физрук Пауль, он же школьный сторож.

– Одну я узнаю: Рэйнбоу Дэш. А вторая кто? – грозно спросил он.

– Наша новая ученица, – ответила пегаска с радужной гривой, пытаясь заставить свой голос звучать как можно увереннее. – Её зовут Флаттершай...

– Та самая, которую сегодня всей школой разыскивали? В одном классе учитесь? – продолжал допрос сторож.

– Да, – коротко ответила Рэйнбоу Дэш сразу на оба вопроса.

– А в кабинет директора каким ветром занесло?

Рэйнбоу Дэш только опустила взгляд. Жеребец хмыкнул, поправил гриву, повернулся к окну, посмотрел на своё отражение в стекле и провёл по щеке массивным копытом. В свете ламп блеснул гладкий металл подковы. Теперь стало ясно, откуда взялся тот ужасный лязг. Среди пегасов подкованных мало, хотя когда-то давно подковы носили почти все крылатые пони, но со временем от них стали отказываться, и теперь стальные пластины на копытах считаются пережитком старины, а некоторые даже ратуют за полное их упразднение, мол, ни к чему жителям поднебесья тягать на себе лишний груз, это пристало лишь тем, кто обречён стаптывать ноги о землю.

Пауль ещё немного покрутил головой, разглядывая себя с разных сторон, затем повернулся к нарушительницам:

– Ну, пойдёмте, – произнёс он спокойным, слегка усталым голосом.

Пауль открыл парадную дверь, дождался, пока обе кобылки выйдут на улицу, и снова запер её. Взмахом копыта он велел малышкам следовать за собой и твёрдым шагом направился к общежитию. На улице уже давно рассвело. Дэш и Флаттершай угрюмо плелись за сторожем и тихонько перешёптывались.

– Влетит нам по первое число, – ворчала Рэйнбоу.

– Я скажу, что ты ни в чём не виновата… – заторопилась ответить Флаттершай.

– Ещё чего. Это ведь я потащила тебя в школу, значит, с меня и спрос. Но откуда мы знали, что клыки уже кто-то умыкнул?

– Как теперь быть? Я готова к тому, что меня накажут, особенно после вчерашнего… Знаешь, Дэш, мой проступок гораздо тяжелее твоего, так что если я возьму всю вину на себя, наказание вряд ли станет намного сильнее.

– Хоть прибей, не пойму тебя. Почему ты трусишь, когда бояться совсем нечего, и такая храбрая, когда дела наши и впрямь хуже некуда? Есть другой выход: мы просто расскажем правду о том, что директор вампир. Санни добрая, она нам поможет!.. Хоть я и не слишком-то доверяю этим взрослым...

– Да, идея хорошая, и всё-таки не могу поверить, что он вампир, – вздохнула Флаттершай.

Рэйнбоу Дэш лишь промолчала в ответ. Тем временем троица добралась до той половины общежития, что была предназначена для преподавателей. Пауль завёл кобылок в зал библиотеки на первом этаже, велел ждать там и удалился. Обе подруги с угрюмым видом остались стоять на месте.

Пауль скоро вернулся, следом за ним шла Санни Джонс. Вид у классной руководительницы был заспанный.

– Вот она, ваша пропажа, – сказал физрук, кивнув головой в сторону Флаттершай.

Санни молча села за ближайший стол и облокотилась на него. Пауль занял место у окна.

– И где вы её нашли? – спросила Санни безразличным голосом.

– Они вдвоём залезли в школу и пробрались в кабинет директора, – отрапортовал сторож.

– Вот как, – едва сдерживая зевок, протянула учительница и повернулась к кобылкам:

– Хотела бы знать, что вы там забыли?

– Помните, вчера днём… Флаттершай ударила директора… – начала Рэйнбоу Дэш. Жёлтая пегасочка тут же отвернулась и закрыла лицо копытцами.

– Да, помню. И? – Санни глядела на Дэш из-под полуопущенных век.

– Вы, конечно же, не поверите, но я всё равно должна сказать правду… Наш директор – вампир!

В комнате повисла тишина. Санни Джонс выпрямилась на стуле и наклонилась верёд.

– Что ты имеешь в виду? – теперь в её голосе звучало любопытство, и Дэш решила идти напролом. Она взлетела на ближайший стол и с жаром заговорила:

– Да-да, самый настоящий вампир! Он давно пьёт кровь учеников! Он и Флаттершай попробовал укусить, а она треснула его по челюсти! У него отвалились клыки, и мы решили отыскать их! Потому что это могущественный амулет, и если бы их забрал кто-нибудь другой, – злой колдун, например, – он бы натворил бед! Мы хотели спасти всех вас!

Санни прикрыла рот копытом, но это помогло только на пару секунд. Не в силах сдержаться, она расхохоталась. Смех её оказался заразительным: лицо физрука расплылось в улыбке, и вскоре звонкому голосу Санни вторил густой бас. Дэш по-прежнему стояла на столе, переводя полный удивления взгляд с одного преподавателя на другого.

– А они ведь правы, – обратилась Санни к Паулю, когда смех немного поутих.

– Неужели?! – Рэйнбоу Дэш не знала, радоваться ей или ужасаться.

– Ага! – весело вскрикнула Санни и снова рассмеялась. – Он тот ещё кровосос! Особенно когда ревизия прилетает! Всё до последней капельки высосет, – теперь она просто улыбалась.

– Ещё бы, – согласился Пауль, – он всякий раз приходит в спортзал именно в то время, когда я решаю чуток вздремнуть после обеда. Вцепляется в меня со страшной силой!

– Вот это да! – вырвалось у Дэши. – И вы молчите?!

– А что тут поделаешь? Начальство всегда пьёт кровь своих подчинённых, на то оно и начальство, – Санни хитро подмигнула физруку.

– Но у него теперь нет клыков! – выпалила Дэши. – Флаттершай удалось их выбить!

– Так вот оно что… – снова рассмеялась учительница. – Ты запугала Флаттершай россказнями про вампира. Теперь всё ясно.

Внезапно жёлтая пегасочка, которая за всё это время не проронила ни слова, вскрикнула тонким голосом:

– Я не хотела... Ни за что, никогда... – тут спазм сжал её горло. – Но… я… Простите, пожалуйста!! Я не хотела!.. Не хотела!.. – она скрючилась на полу, захлёбываясь слезами. – Нет, накажите меня! Накажите!.. Как угодно!.. Только не… не выгоняйте… не выгоняйте… снова… прошу вас… – больше малышка не могла говорить и только судорожно всхлипывала.

Улыбки мигом слетели с лиц обоих преподавателей. Санни подбежала к Флаттершай, опустилась рядом с ней на колени и обняла крылом.

– Тише, тише, не плачь. Тебя отсюда никто и никогда не выгонит, даю слово, – ласковым голосом уговаривала Санни, гладя Флаттершай по голове. – А с директором ничего страшного не случилось, в больнице объяснили, что синяк скоро пройдёт. Представь себе, он даже не понял, что произошло, а я сказала ему, что он споткнулся и упал. И ещё он беспокоился о тебе, спрашивал, всё ли с тобой хорошо – тебя ведь тогда трясло, словно в лихорадке. Но на будущее запомни: нельзя верить всему, о чём болтают вокруг.

– Болтают? – возмутилась Рэйнбоу Дэш. – Да вы же сами только что...

– Вижу, тебя это тоже касается, – отрезала учительница. – Мы слегка пошутили, а ты взяла и приняла всё за чистую монету. Кстати, откуда вообще взялась эта глупая выдумка про директора-вампира?

– Мне старшеклассники рассказывали, – пробормотала Дэш, потупив взгляд.

Санни вздохнула, продолжая гладить Флаттершай. Так прошло несколько минут. Наконец учительница поднялась с колен и обратилась к Флаттершай бодрым голосом:

– Ну всё, поплакали чуток – и хватит. Пора вставать на ноги.

Флаттершай неуверенно поднялась с пола. Сделала пару шагов, покачнулась, но устояла.

– Вот и молодец! – улыбаясь, сказала Санни. – Кстати, где она пряталась всё это время? – обратилась она к Рэйнбоу Дэш.

– У меня в комнате, – нехотя ответила та.

Санни хитро взглянула на голубую пони.

– Ясненько. А сейчас возвращайтесь к себе и вздремните хоть немного. Через два часа – в столовую и на уроки. Хорошо?

– Хорошо, – кивнула Рэйнбоу Дэш и, ведя рядом с собой Флаттершай, вышла из библиотеки.

– Санни, прости, что пришлось так рано тебя разбудить, – чуть помедлив, сказал Пауль.

– Да ничего страшного, – улыбнулась та. – Пойдём в буфет, выпьем по чашечке кофе, что ли? Ты вон вообще ночами не спишь, совсем как...

Два учителя посмотрели друг на друга и вновь рассмеялись.