S03E05
Глава 3. Север Глава 5. Дороги

Глава 4. Ночь

Второе посещение Синстола обернулось для Редлайн настоящей бедой. У единорожки осталось меньше суток, чтобы выполнить задание и избежать уготованной ей страшной участи.

Редлайн покачивалась на бетонном полу, смотря на тело в туннеле. Пони ждала уготованной ей участи. Троица разъярённых охотников разделилась. Главная пожелала лично расправиться с Айсгейзом и побежала по туннелю в то время, как двое других остались около единорожки и тела Куцого. Но через несколько минут кобыла вернулась ни с чем – сбежавший единорог сломал терминал, и на его восстановление ушло бы много времени, за которое беглец успел бы скрыться. Дать волю гневу хотелось, и кобыла выплеснула его на единорожке. Попытавшаяся сопротивляться Редлайн тут же была успокоена несколькими ударами копыт. Её специально не били по голове, дабы сохранить товарный вид.

— Ошейник на неё и тащите наверх, — скомандовала Главная, закончив избивать единорожку и оставив ту на грани обморока.

— А что с… Куцым? — тихим голоском поинтересовалась Эрроу, будто она не хотела снова пробудить ненависть у командирши. И это у неё почти получилось: земная кобыла стиснула зубы так, что даже послышался скрежет. Редлайн зажмурилась, готовясь к новой боли, но Главная больше не подняла копыто.

— Его больше нет. Забери всё ценное и важное, и уходим. Жду вас у дальней двери, — максимально спокойно ответила командирша, но в её голосе чувствовалась дрожь. Она побрела в сторону ближайшей кучи мусора, откуда зубами достала старое рваное покрывало. Им она прикрыла тело Куцого, окинула его взглядом в последний раз и побрела дальше вглубь туннеля.

Битер в это время одел на Редлайн ошейник с цепью и присоединил другой её конец к ремню своих сумок. Затем он слабо пнул единорожку и приказал ей подняться. Редлайн послушалась и с трудом встала на ноги. К этому моменту Эрроу уже сняла ПипБак с ноги Куцого и вместе с инструментами заталкивала его себе в сумку. Битер дёрнул цепь и конвой двинулся в сторону выхода.

Сколько Эрроу провозилась с останками терминала, Редлайн не знала. Она пару раз проваливалась в сон на неизвестный срок и просыпалась от копыта Главной. В конце концов лучница справилась с задачей, и охотники выбрались на поверхность. На Пустоши стояла ночь, и в её тьме прекрасно виднелись прожектора вдалеке, освещавшие синюю башню Синстола. Редлайн увидела их и сразу же начала пятиться, натягивая цепь. Единорожка не хотела возвращаться в это место. В особенности после того, что успела натворить там. Но прошли четыре дня с последнего визита и она снова видела огни города. Битер дёрнул натянутую цепь, и кобылка упала на землю.

— Поднимайся! — устрашающе спокойным тоном отрезала Главная. — Мы все устали и отдохнём в конце пути.

Кое-как поднявшуюся кобылку тут же потащили вниз со склона. Ноги её уже не слушались, и всё чаще Редлайн падала прямо на ходу. После очередного падения кобылка просто отказалась подниматься, и приказы Главной, а так же её удары не приводили к должному эффекту. Битеру ничего не оставалось кроме как просто потащить единорожку на себе, благо до города остались жалкие десятки метров.

Последним, что помнила кобылка перед тем, как полностью отключиться, стали открывавшиеся ворота города и лица встречавших охранников.

* * *

Пришла в себя Редлайн уже в изоляторе. Его роль выполнял подвал одного из складов, стоявших в этом месте ещё до основания города. Под охраной нескольких вооружённых от хвоста до кончика носа пони в этих катакомбах с затхлым воздухом и неповторимым ароматом плесени содержались не только преступники, так или иначе нарушившие жизнь города, но и те, за кого назначили награду.

Разлепив веки, кобылка приподнялась, чтобы осмотреться, и громко выдохнула. Тело тут же отдалось резью в боку. Из-за неё единорожка раскашлялась и этим вызвала новые волны боли; у неё даже дыхание перехватило. Когда стало полегче, Редлайн ухмыльнулась: её немного подлечили и даже глубокие порезы обмотали бинтами, но на полноценное исцеление это явно не походило.

Нормально осмотревшись, пони невольно улыбнулась: она угодила дважды в одну и ту же камеру. Пони сидела на клочке соломы, игравшем роль матраса. Потрескавшаяся штукатурка, ржавая решётка вместо двери, тарелка с разлитой похлёбкой рядом с ней и воняющее отверстие в углу для нужд – вот и всё. Максимум неудобств при минимуме пространства – вот девиз этого заведения. Лишь появились новенькие надписи и рисунки, накаляканные на стенах. К неразборчивым карикатурам добавились почеркушки угольком, по стилю похожие на наскальную живопись очень древних времён. Скрытый талант нарисовал целую серию рисунков про двух пони. Один из них оседлал другого, причём в различных и самых необычных позах. И на каждой из почеркушек аккуратненькая стрелочка вела от нижнего пони к двум словам «Приви Радж».
«Похоже, у мэра появился ещё один фанат», — подумала Редлайн. Кобылка не знала, сколько ей пришлось бы тут торчать, и решила потратить минутки спокойствия на обдумывание всевозможных вещей. Она просто устроилась поудобнее на соломе и погрузилась в размышления.

В прошлый раз Редлайн вляпалась в историю, связанную как раз с этим мэром. Построив глазки очередному недалёкому начальнику поста, ей без усилий удалось выбить себе пропуск почти во все районы города. Ну а дальше начался рутинный поиск информации о целях задания кобылки – о шаре памяти и ПипБаке. В итоге единорожка сидела в баре «У Финча» и спаивала очередного начальника караванной службы, пытаясь выудить нужные данные. Всё шло точно по её плану, когда к ним подошёл пьяненький земнопони в деловом костюме. Незнакомец начал приставать к единорожке. Сыпал комплиментами и обещаниями, восхвалял её небесную красоту. Редлайн его игнорировала, но незнакомец не отставал и уже начал в наглую клеиться. Не будь кобылка занята – просто ушла бы оттуда. Но тогда он была не в духе из-за затянувшихся поисков и вспылила сразу после очередной попытки погладить её по крупу. Два удара копытами в грудь сразу же повалили жеребца на пол. Естественно, о ласках теперь не было и речи – бедный пони сразу же завопил что-то нечленораздельное.

В детстве кобылка вычитала интересную поговорку «Лежачих не бьют». К сожалению, она была совершенно неприменима в реалиях Пустоши – удар между задних ног, и неугомонный рот болтливого незнакомца сразу же замолк. Вот тут-то и началось: начальник почти сразу же припал к нахалу, толпа рассосалась, а на кобылку набросились охранники. Удар, другой, и теперь уже она корчилась на полу, а в последствии и вовсе лежала в этой самой камере, щурясь от боли и языком проверяя целостность зубов. Позже единорожка узнала, что ударила по гордости и достоинству самого мэра этого города. А рассказал об этом он сам, навестив её в этом же подвале. Для начала её наказанием должны были стать долгие сутки заточения, пока судьбу кобылки не решили бы наверху.

Прошло два дня, и её освободили. Щедрый незнакомец выложил гору крышек и несколько рабов за единорожку, но предпочёл остаться неизвестным. Редлайн дали день в этом городе, после чего обязали покинуть его. Эти сутки единорожка потратила с пользой. Большую их часть заняли поиски нужной информации по ПипБаку. Но не уходить с пустыми копытами кобылка не хотела. Подмазавшись к охранникам, она смогла пройти в башню и спереть прямо из-под носа мэришки винтовку, хранившуюся в открытой стеклянной витрине – видимо, очень ценную для него – после чего благополучно слиняла из этого покинутого Богинями города.

Дальше наступили многодневные поиски ПипБака на Пустоши и неожиданная встреча с Айсгейзом. При мысли о нём пони поёжилась и задумалась: а стоило ли ей тогда пробовать устройство на его ноге?

И когда всё было уже готово, Айсгейзу пришла в голову гениальнейшая идея разойтись. Он буквально выбил почву у кобылки из-под ног, и она пошла ва-банк, на крайние меры. Но и тогда планам помешали – за её головой пришли наёмники. Редлайн, конечно, думала, что за неё назначат награду, но чтобы такую заманчиво большую...

В конечном итоге единорожка снова тут, сидела в окровавленном комбинезоне с кучей болячек и не до конца заживших ран, да водила копытом по полу. Броню и сумки отняли, бока болели, трудно было дышать. Но лучше уж такая боль, нежели компания тех пони.

Из потока мыслей Редлайн вырвал противный звон бьющихся друг о друга железок. Неохотно она посмотрела в сторону шума. По прутьям решётки стучал железной палкой охранник.

— К тебе гость, Бейж Хорн, — прорычал чёрный земнопони в комбинезоне, а затем, радуясь словно ребёнок тому, что разбудил единорожку, ушёл в неизвестном направлении.

На его место встал серый земной пони средних лет с короткой красной гривой. Потёртый деловой костюм идеально сидел на нём, подчёркивая фигуру, а серьёзное выражение лица дополняло картину – пони внушал уважение.

— Ты кто? Что нужно? — максимально дерзко спросила Редлайн, и не подумав о том, чтобы встать.

Взгляд серых глаз жеребца метался по всей камере, затем остановился на лице кобылки.

— А вы любите наступать на одни и те же грабли дважды, — ответил он со спокойным тоном.

— Что-о?! Вали отсюда! — рявкнула единорожка и отвернулась.

— Меня предупреждали, что вы грубиянка, Десятка, — всё тем же голосом произнёс незнакомец.

Глаза Редлайн расширились от удивления, уши встали торчком, мордаха вытянулась и отвисла челюсть. «Откуда он знает?...» Когда пони повернулась к жеребцу, странный пони продолжил.

— Похоже, вы наконец-то восприняли меня всерьёз. — Глаза незнакомца смотрели прямо на Редлайн. — Сколько ещё раз мне нужно будет вытаскивать вас отсюда?

— Я... я... Что?! — пыталась кобылка связать слова в единую фразу.

— В первый раз было проще. Простое нарушение правил поведения. Но сейчас... — Он вздохнул. — Зачем вам понадобилось это оружие? Неужели снаряжения Колоды было мало.

— Эм-м-м. Я... я не знаю вашего имени.

— Валет. Большего вам знать не положено, — ответил незнакомец, вызвав недовольство единорожки. Она не любила говорить с теми, чьего имени не знала.

— Я потеряла всё, Валет. У меня не оставалось выбора, — опустив голову словно нашкодивший жеребёнок, тихо произнесла кобылка.

У лестницы в подвал что-то упало. Валет посмотрел туда, попросил ещё несколько минут на беседу, а затем вновь обратился к пленнице:

— Вытащить вас отсюда во второй раз оказалось труднее. К сожалению, низшие члены Колоды лишь расходный материал. И ваша судьба после задания нас несильно беспокоит.

Редлайн лишь молча смотрела на собеседника, ведь сама почти наизусть знала устав – любой, чьё звание ниже Вальта, приравнивался к легко заменимому разнорабочему. Даже лучшие из них.

 — В этот раз ценой вашей свободы стала она сама.

— Что?! — Единорожка метнулась к решётке и просунула голову меж прутьев.

Один из охранников посмотрел в сторону кобылки, но, заметив выставленное в его сторону копыто Вальта, вернулся к своим делам.

— На мэра у меня практически нет влияния. Поэтому условия были... немного... несправедливыми для вас. Он согласился освободить вас отсюда, если вы будете... кхм... принадлежать ему.

— Какое право он..? — процедила Реждайн сквозь зубы и оскалилась, прижав уши к голове. — Какое право вы имеете решать мою жизнь?!

— Такое право дано мне Королём.

— Но...

— Хватит, Десятка. Всё уже решено. Вам будет дарована свобода в пределах города, но дальше выходить запрещено. Так же вам придётся выполнять любые приказания мэра.

— Но моё задание...

— Вы дважды попались. О задании поговорим, когда вас освободят. Скоро за вами придут. Готовьтесь. Найдёте меня в баре «У Финча».

Валет кивнул и двинулся к выходу, оставив единорожку один на один с новой жизнью, не сулившей ничего хорошего. Из маленького окошка почти под самым потолком лился слабый свет, снаружи доносились ритмичные завывания. Размяв затёкшие ноги и походя по камере, пони вновь легла на место и стала ждать свою судьбу.

Та особо не торопилась появляться перед ней. По другую сторону решётки появились два пони в бронежилетах охраны. Один из них открыл клетку, второй кинул единорожке светлый комбинезон, отдалённо напоминавший те, что сидели на них самих.

— Вот и мои провожатые, — ехидно заявила Редлайн, выбравшись из камеры, и пошла в сторону выхода. Охрана молча двигалась по бокам.

Навстречу им другие охранники вели нескольких потрёпанных пони, еле волочащих ноги. Судя по их разговору с надзирателем, эти пьянчуги устроили в одном из баров драку. Пропустив колонну, единорожка с провожатыми спокойно вышли на улицу и двинулись в направлении синей башни. Пока в городе один из Вальтов, смысл в сопротивлении терялся. Поэтому кобылка лишь плыла по течению.

Пони прошли по подземному коридору, буквально вырезанному в слоёном пироге из различных материалов. Затем Редлайн ждал долгий подъём на трясущихся от голода ногах на самый последний этаж этого строения. Как поняла сама единорожка, этот этаж был далеко не последним, но лестничный проём заканчивался именно на нём. Далее виднелась лишь пустая шахта, ведущая к дырявой крыше. Из стен торчали металлические прутья, а сверху свисали цепи. Насладиться видом ей не дал Валет, стоявший около автоматической двери. Он жестом отпустил охрану, взглянул на кобылку и нажал кнопку около двери. Створки разошлись в стороны, и её виду предстал коридор, выходивший в большую прекрасно освещённую комнату. Когда Валет двинулся в сторону, единорожка прошла внутрь.

Обычный зал без единого окна. Пустые металлические тумбы и шкафы расположились вдоль стен, чередуясь со рваными и выцветшими остатками довоенных плакатов, на которых ничего нельзя было разобрать. Редлайн удивилась, заметив витрину, что разбила недавно. Только теперь поверх обычного стекла была закреплена металлическая сетка. Внутри лежала украденная винтовка. В стене справа виднелась резная деревянная дверь, контрастировавшая с остальным интерьером. За столом в центре сидел земной пони со шкурой салатового цвета и короткой, зализанной назад тёмно-зелёной гривой. Он поднял на гостью взгляд своих изумрудных глаз и улыбнулся от уха до уха. Вот тут Редлайн и поняла, что её последующая жизнь будет печальной, и улыбка сразу же исчезла. Обернувшись, она увидела грустное лицо Вальта, не сулившее ничего хорошего в случае её побега, поэтому посмотрела на мэра и глупо улыбнулась в ответ. Справа от стола стояла коричневая земная пони со множеством следов от побоев по всему телу. Кобыла с кожаным ошейником на шее сверлила взглядом пол под собой. «И он думает, что я буду терпеть подобное?»

— Свободна, — рявкнул на рабыню мэр. Земная пони кивнула и, не поднимая голову, поспешила скрыться за деревянной дверью. Автоматическая дверь за спиной единорожки так же закрылась.

— Бейж Хорн. Какое странное имя, — обратился мэр к кобылке, расхаживая по залу. Кьютимарка в виде пера и свитка красовалась на его боку. — Но ничего. Теперь я смогу придумать тебе новое имя. Назовём тебя...

— У меня уже есть имя, и нового мне не надо, — огрызнулась единорожка, прервав пони. Мэра это задело, и он остановился прямо перед гостьей.

— Ты знаешь, кто я? Как меня зовут? — спросил жеребец, встав теперь сбоку.

— Самый важный круп в этом городе, многоуважаемый мэр Приви Радж, — выговорила Редлайн, стараясь вложить в каждое слово столько желчи, сколько могла.

— Молодец, но не совсем правильно. Теперь я не только мэр города, но и твой хозяин, — прошептал он на ей ухо и, встав на дыбы, ударом в грудь выбил из лёгких кобылки весь воздух. Пони упала на пол, зажмурившись от боли. — Запомни это.

— Эй, Радж, — прошипела Редлайн сквозь зубы. — Яйца не болят?

Ещё один удар по боку отбил ей желание острить. Единорожка открыла глаза и увидела злость на морде жеребца.

— Негоже избивать рабыню в первый же день. Ты не закована в цепи и ошейник подобно той кукле для игр... — Мэр указал копытом в сторону деревянной двери и вернулся к столу. — …лишь благодаря своим покровителям. Им пришлось отдать мне многое, чтобы сохранить дружественные отношения и твою свободу одновременно. Ладно хоть оружие вернулось. Так что успокойся и прими свою новую жизнь. Для начала прими душ. Там есть ванная комната, лекарства и еда. Нельзя тебе появляться рядом со мной в таком виде.

Редлайн не знала, сможет ли она воспользоваться своим взглядом или нет, но решила попробовать. Поднявшись на ноги, она посмотрела прямо в глаза жеребцу. К сожалению, у неё ничего не получилось. Приви Радж просто глядел в ответ, а затем выдохнул.

— Что такое? Ты планируешь сжечь меня глазами? Зря стараешься. Надо будет запомнить, что у тебя тяжелый взгляд. А теперь иди и вымойся!

Редлайн молча побрела к двери. За ней оказалась спальная комната. На ковре посередине стояла кровать. Вместо матраса на деревянном каркасе валялась куча посеревших подушек, на которых лежала та самая коричневая кобыла с чёрной гривой. При виде гостьи она сразу же зарылась головой в них, стараясь выглядеть как можно меньше. На столе рядом стояли тарелки с едой. Единорожка косо посмотрела на них и двинулась к другой двери в ванную.

Приняв сразу несколько микстур из аптечки, единорожка залезла в душ. Почти ледяная вода привела Редлайн в чувство и развеяла остатки сна. Кобылка встала перед зеркалом и взглянула на себя: зелья более-менее справились со всеми царапинами и мелкими ранками от ударов хлыста. Грива потеряла свою прежнюю яркость – краска от всех испытаний, что выдались на голову кобылки, начала смываться.

Затем к Редлайн зашла рабыня и, пробормотав про приказ мэра, начала расчёсывать и заплетать в косички гриву. Покончив с причёсками, единорожка приступила к долгожданному обеду – паре жалких картофелин не только без каких-либо специй, но даже несолёных. Лишь после этого пони показалась в основном зале, где Приви Радж что-то обсуждал с Вальтом. Увидев единорожку, последний кивнул мэру и покинул комнату.

— Ты просто красавица, Бейж Хорн, — отвесил комплимент мэр, довольно улыбаясь, и двинулся к выходу, где его уже ждала охрана. Кобылку презрительно фыркнула и осталась стоять на месте. Заметив это, Приви Радж встал в дверях и продолжил: — Ты идёшь со мной.

— Что? Захотелось похвастаться мной перед остальными? — оскалилась единорожка, поджав уши.

— Ну-ну, тебе не стоит злиться, — разочарованно вздохнув, ответил мэр. Охранники в лице земного пони и единорога пошли в сторону воспротивившейся кобылки. — И тебе не стоит злить других.

Накаченные жеребцы с полным отсутствием мозговой деятельности в глазах достали пистолеты. Получать пару лишних дырок Редлайн не захотела и, кивнув, с поникшей головой двинулась им навстречу. Земнопони отправил оружие обратно в кобуру и довольный пошёл обратно. Единорог же обошёл кобылку и встал позади. В их окружении пони и покинули апартаменты мэра Синстола. До самого подземного коридора они шли молча, но на подходе к нему Приви Радж заговорил.

— Надеюсь, ты хотя бы при других пони не будешь мне перечить. Твоя выходка в том баре сильно ударила по моей репутации в городе. От этой занозы в крупе Блю Стрип и так куча проблем была, а теперь она стебёт меня при первом же случае, — говорил жеребец, пока мы двигались по тускло освещённому коридору. «Нужно было ударить тебя тогда посильнее. Может, отбила бы что-нибудь окончательно.»

Охранник впереди расталкивал всех, кто попадался ему по пути. Единорожка разглядывала идущих навстречу пони, не слушая очередной монолог мэра.

— Ты меня слушаешь? — Приви Радж толкнул кобылку. — До вечера ты свободна. У тебя есть часик-другой. Один из моих пони последует за тобой, чтобы ты не натворила бед. Ты всё поняла?

— Есть, босс. Или мне при других величать тебя господином? — с особым цинизмом спросила Редлайн. Мэр никак не отреагировал и отвернулся.

Пони вновь поднялись на поверхность, где снова царил полумрак – вечер плавно переходил в ночь.

— Гуляй до вечера. Экскурсия тебе, думаю, не нужна. Фэм Ли приглядит за тобой, — сделал последнее указание Приви Радж, затем улыбнулся напоследок и в сопровождении второго охранника пошёл дальше по своим делам.

* * *

Охранник вишнёвого цвета с короткой бурой гривой не отставал от единорожки ни на шаг. Даже когда кобылка оторвалась от него на пропускном пункте в Жилой Квартал, он отыскал её в одном из закоулков.

— Чтобы нам в будущем избежать подобных недоразумений, я скажу вам прямо. У меня есть идентификатор вашего ПипБака, так что скрыться от меня вы не сможете, — слабо улыбнувшись, произнёс он, пока Редлайн восстанавливала дыхание около какого-то ломбарда после очередной попытки побега.

— А в сортир или душ ты за мной тоже пойдёшь? — спросила кобылка, возмущаясь. — О, точно! А когда спать буду, ложись рядом, чтобы лучше следить было.

— У меня есть работа, и я её выполню, — ответил Фэм Ли, рассматривая шатавшихся по улицам пони. — Поэтому занимайтесь, чем хотите, а я просто буду рядом.

— Хорошо-хорошо, — фыркнула Редлайн, поднимаясь, и пару раз хлестнула себя хвостом по бокам, дабы отряхнуться. — Идём в бар «У Финча». У меня там встреча. Или мне и общаться ни с кем нельзя?

— Я всего-лишь должен не дать вам покинуть город. В остальном полная свобода.

— Вот это условия! Какой щедрый дар! — взвизгнула единорожка и, осмотревшись, двинулась в сторону заведения – единственного бара, не вызывавшего у неё отвращение от своего меню.

Висевшие на уровне груди двери приветственно распахнулись под воздействием магии кобылки, и она прошла внутрь. В заведении царил сущий хаос, впрочем как всегда. В обеденное время молоденькие официантки не успевали обслуживать нахлынувших клиентов, а в этот раз ещё и пары столиков у стен не хватало. Единорожка начала осматриваться в поисках Вальта, но в такой толпе заметить его было просто не возможно.

Стоявший позади Фэм Ли заметил нервозность кобылки и поинтересовался:

— Вы ищете кого-то особенного?

— Да. Серого жеребца с красной гривой. Он ещё был недавно у мэра, — ответила пони, не переставая осматривать толпу.

— Вы о советнике Грей Хинте?

— Ну-у-у, наверное. — «Этот хрен ещё и советник?»

— Хорошо, сейчас поищу его, — сказал Фэм Ли и вклинился в толпу перед нами. Спустя буквально пару минут он выскользнул обратно и, радостно заявив о находке, попросил единорожку пройти за ним. «Ну, хоть какая-то польза от него».

За его спиной в комбинезоне Редлайн проследовала до одного из квадратных столиков у стены. Валет сидел за ним и тасовал несколько потрёпанных карт, раскладывал их на столе белой рубашкой со значком серой шестерни вверх, а затем повторял всё по-новой. Увидев единорожку, пони отвлёкся и жестом попросил сесть на стул напротив.

— Вы хотели со мной поговорить, Грей Хинт? — спросила Редлайн, устроившись на предложенном месте.

— А вы не торопились, мисс Бейж Хорн. Нам предстоит беседа по поводу вашего задания, — важно ответил пони, разложил пять карт на стол рубашкой наверх и обратился к её сопровождению. — Погуляй где-нибудь. Она не сбежит.

Фэм Ли послушно кивнул и отошёл к одному из круглых столиков.

— Ну что ж, Десятка. Давайте поговорим о вашем задании. Прошу, докладывайте, — произнёс жеребец, перевернув одну из карт. Ею оказалась Десятка Треф.

Кобылка сглотнула слюну и собралась с мыслями.

— Задание по нахождению Изделия выполнено частично.

— И как же это понимать? — спросил Валет, тасуя оставшиеся четыре карты.

— ПипБак найден, но... но найден так же и потенциальный носитель, — словно оправдываясь, вставила единорожка эту реплику, затем замялась и заметно тише продолжила, прижав ушки и опустив голову. — ПипБак у него.

Жеребец перевернул другую карту со стилизованным пони в короне – Король Пик – и ткнул в неё копытом.

— А какое задание поручил вам он?

— Найти ПипБак и доставить его Королеве, — начав нервничать, ответила кобылка.

— Именно. Но вы провалились, — беспристрастно заявил он, положив на рубашку третью карту. Ею оказалась Королева Треф с изображением красивой пони с величественной диадемой. — Вы не успели выполнить поручение в положенный срок, растеряли своё снаряжение, дважды попались, да ещё и в одном и том же городе.

— Но я нашла носителя...

— И где они сейчас? Ты упустила их обоих. — Голос пони сильно изменился. От спокойствия не осталось и следа, зато ощущались нотки злости и презрения. — Что ты заладила «носитель, носитель»? Ты думаешь этот... белый единорог такой единственный и неповторимый?

— Что? Откуда? — искренне удивилась Редлайн.

— Нам многое известно. Подходящих носителей на Пустоши как радтараканов. А ПипБак один. И он был у тебя в копытах. Но ты упустила... — Валет прервался и вздохнул.

— Я… Я доставлю вам этот ПипБак. Он в городе. Отправлюсь прямо сейчас! — заверещала кобылка.

— Никого ты не доставишь. Нет в городе твоего единорога, — потирая подбородок копытом, произнёс советник. — Его начальница охраны отправила на какое-то задание. Так что ты опоздала.

— Но… но как же…

— Не будь ты так дорога Колоде, мы бы сейчас не разговаривали. Тебе необходимо покинуть город и вернуться на базу. Там дальше решат, что с тобой делать. Твоё задание передано другой.

— Но разве я не собственность этого идиота-мэра?

— К сожалению, так и есть, — согласился советник. — Я уже говорил, у меня нет влияния на него. Но зато моё слово – закон для многих других. Отправляйся в Квартал Военных. У ворот встретишь пони по имени Джоинт. Он снабдит тебя оружием и бронёй и выпустит из города. Поторопись.

— Спа-спасибо, — промямлила ошарашенная единорожка.

— Благодари Королеву, — отрезал Грей Хинт и встал из-за стола.

Редлайн проводила уходящего Вальта взглядом и затем перевернула оставшиеся две лежащих карты. Туз Пик и Джокер. Улыбнувшись, она повернулась к подошедшему охраннику.

— Мне нужно к воротам Военного Квартала, — сказала Редлайн, магией собирая карты, а положила их в карман на ноге.

— У вас не так уж и много времени осталось, — протестующе ответил Фэм Ли, но, увидев упрекающий взгляд кобылки, сдался.

— Твоё дело лишь сопровождать меня. А куда и как не твои проблемы. Время есть. — Она окончательно убедила охранника. — Идём.

* * *

Солнце полностью ушло за горизонт; на улицах уже во всю горели фонари и факелы. Как ни странно, но пони вовсе не собирались идти спать в такое-то время. Наоборот, они будто отдыхали весь день, чтобы ближе к прохладной ночи выйти на улицу. Редлайн поёжилась; температурный датчик на её ПипБаке показывал близкое к нулю значение.

— Снова похолодало, — подумала кобылка вслух, вновь осматривая улицу. То тут, то там зажигались различные вывески; из тихих прежде заведений доносилась приглушённая оркестровая музыка.

— Через тридцать минут вы должны быть в апартаментах мэра, — вновь напомнил Фэм Ли. Жеребец явно нервничал из-за неисполнения приказа. — Давайте сократим путь. За мной.

Редлайн кивнула, и Фэм Ли свернул в ближайший переулок, чуть ли не расталкивая попадавшихся на пути пони. Кобылка поспешила за ним.

— И что за короткий путь? — спросила Редлайн, кое-как догнав охранника.

— Пройдём через Приближённых, — не оборачиваясь, отрезал охранник.

Тёмный переулок привёл двух пони на широкую улицу, освещённую множеством разноцветных ламп и фонарей. Музыка здесь уже сильнее била по ушам: тихую оркестровую мелодию заменила резкая трескотня, переполненная баханием на грани слышимости.

Чем ближе к центру подходила парочка, тем больше ярких вывесок попадались на глаза. Первые этажи почти всех зданий были отданы под различные заведения: начиная от простых баров и заканчивая стриптиз-клубом с лаконичным названием «Стройные Ножки». Даже бордель «Сладкий круп» имелся. Прямо около его дверей, привязанные цепями к трубам на земле сидели и лежали пони с ценниками на шеях. Редлайн мысленно порадовалась, что её хозяином не стал владелец этого места, и тут же поймала себя на мысли, что радуется собственному порабощению.

Посреди улицы высилась странная будка высотой немногим больше двух пони. Один из скатов ржавой крыши зарывался прямо в землю; металлические двери с противоположной стороны были заварены и закреплены цепями. Остальные стенки были увешаны различными постерами и выцветшими рекламками.

— Что это была за будка такая? — спросила Редлайн, остановившись у стенда с плакатами о розыске.

— Конечная станция ветки метро, — задумчиво ответил охранник. — А может и не конечная. Но она давно запечатана.

Единорожка мимолётом осматривала вывешенные розыскные листовки. Среди множества неизвестных пони и грифонов она заметила себя: криво нарисованный на пожелтевшей бумаге портрет с кучкой надписей вокруг и ценником теперь был перечёркнут двумя мазками красной краски. Но вот от следующей находки у кобылки прошёл мороз по шкуре. На гораздо более новой листовке изображался с почти фотографической точностью профиль Айсгейза. Надпись ниже гласила:
Стойло 309

Внимание!

Привести живым.

Награда 17000 крышек

Редлайн не сомневалась, что такую награду за его голову назначили из-за ПипБака. Уже к завтрашнему вечеру за ним будут гоняться все. Возможно, что и собственное стойло придёт за ним. Нельзя было терять больше ни минуты. Единорожка магией сорвала оба объявления и, аккуратно сложив, засунула их всё в тот же карман на ноге.

— Знакомый? — поинтересовался Фэм Ли.

— Что-то типа того, — коротко ответила Редлайн и порысила дальше. — Времени мало, сам говорил.

Пони выбрались на Центральную площадь и остановились у закрытых ворот в Квартал Военных. Высокие металлические створы охраняли два пони в силовой броне. При виде приближавшихся пони один из них вышел вперёд.

— Вам лучше уйти отсюда, — донёсся сильно искажённый кобылий голос из забрала подошедшего пони. — Посещение Военного Квартала ночью запрещено.

— Мы уже уходим, — заявил Фэм Ли, затем обратился уже к кобылке: — И что ты тут хотела найти?

— Нет, постойте! — встряла в разговор Редлайн. — Мне нужно встретиться с Джоинтом. Он должен был ждать меня тут.

— Мистер Джоинт не покидал Квартал Военных. Никаких встреч не было оговорено, — ответила всё та же кобыла в силовой броне.

— Но…

Щелчок предохранителя седельной винтовки стражей заставил Редлайн замолчать.

— Идём. Тут всё строго. Ты не сможешь пройти. — Фэм Ли встал между охраной и единорожкой и начал толкать последнюю в сторону башни. Стражница лишь издала короткий смешок, усиленный динамиками брони, и вернулась к своей напарнице.

Редлайн и Фэм Ли успели отойти на несколько метров, когда кобылка почувствовала лёгкую дрожь в земле. Она остановилась и замерла. Монотонная и еле ощущаемая, эта дрожь передавалась от камней прямо в её тело. Вместе с её усилением непреодолимый страх начал накрывать единорожку вместе с мелкой зубной дрожью.

— Эй! А что у вас под землёй? — поинтересовалась она у своего телохранителя.

— Да ничего такого. Подвальные помещения и туннели, — не думая ответил он.

Дрожь тем временем усилилась и переросла в уже прекрасно ощущаемую тряску. Жеребец что-то прокричал и дёрнулся к Редлайн, но звуки сливались в монотонный гул. Внезапно накатившая воздушная волна чудовищной силы откинула всё вокруг, включая пони, назад к воротам в Квартал. Из лёгких единорожки выбило воздух. На пару секунд повисли давящая тишина и спокойствие. Редлайн не успела даже понять, что произошло, а ответная, гораздо более сильная и обжигающе горячая волна пришла к ним со стороны Военного Квартала, сопровождаемая оглушительным грохотом и сокрушительной тряской. Вместе с кусками ворот, забора и кирпичными осколками, подхваченные этой волной, пони пролетели добрых три метра и проскользили ещё столько же по осыпанной мусором земле. Гул наполнил уши, и воцарилась почти абсолютная тьма.

Очухавшись и осмотревшись, Редлайн поняла, что в городе пропало всё освещение, лишь факелы и вспыхнувший пожар прорезали тьму. Вернувшийся слух засёк перестук падающего на землю мелкого мусора вперемешку со стонами и криками пони вокруг. На месте ворот возвышалась стена огня, а где-то в глубине Квартала рос многометровый чёрный дымовой гриб с проскакивавшими ярко-белыми молниями. Звуки взрывов и грохот обрушивавшихся строений сопровождали поднимавшиеся временами шары огня.

Ударная волна оказалась ослаблена воротами и забором и поэтому несильно покалечила единорожку и Фэма Ли. А вот пони в силовой броне рядом с ними повезло намного меньше – Л.У.М. не показывал ни одной метки в том направлении. Фэм Ли надрывно дышал, валяясь чуть правее от кобылки. Грибовидное облако густого чёрного дыма продолжало увеличиваться в размерах, озаряя город и Пустошь вокруг всё новыми вспышками.

Запищал ПипБак, выводя на экран информацию о входящем сигнале. Одновременно с этим протяжно завыла сирена, и несколько фонарей зажглись тусклым красным светом. Редлайн нажала кнопку на устройстве, и из его внешнего динамика донеслось автоматическое сообщение об опасности:
Внимание. Внимание. Воздушная тревога. Всем пони настоятельно рекомендуется спрятаться в ближайшем стойле.

«Что?! Каком ещё стойле? Тут нет никакого стойла». Единорожка посмотрела на надпись «Система Аварийного Оповещения СтойлТек» на экране ПипБака.

На крыше башни включились направленные в небо прожекторы. Их лучи медленно опускались, пока не остановились на Квартале Военных; Редлайн прищурилась, когда один из них самым краешком скользнул по ней. В его свете кобылка заметила одного из тех пони в силовой броне. Увиденное её не обрадовало: шея бедняги изогнулась под неправильным углом, зажатая между двумя огромнейшими кусками армированного бетона, редкие искры проскакивали из брони в том месте. Ноги конвульсивно дёргались. Второго охранника видно не было. Фэм Ли лежал почти полностью прижатый куском створа ворот.

— Эй! Ты меня слышишь? Я сейчас тебе помогу, но ты должен отодвинуть от себя этот обломок, — поднявшись и подойдя к нему со спины, заговорила Редлайн настолько спокойным голосом, насколько позволяло волнение.

— Ты охренела? — взвыл охранник. — Её не поднять!

— Заткнись и делай, — закатив глаза, ответила кобылка. — Готов?

Пони кивнул. Единорожка обволокла своей магией обломок и сконцентрировалась на нём. «Давай, давай. Какого-то Айсгейза смогла облегчить, а уж камень-то точно осилишь.» Редлайн влила ещё немного магии в облако и крикнула охраннику:

— Давай!

Он послушался и оттолкнул в сторону осколок. Кусок улетел метров на пять, чуть не прибив собой подбегавших пони в бронежилетах и с аптечками. Единорожка с досадой заметила, что после случая в том стойле слабость в магии не покидала её. Подбежавшие пони сразу же принялись осматривать пострадавших. Приблизившийся к одному из стражей жеребец лишь отрицательно покачал головой, смотря на другого медика. Единорог, что присел к корчащемуся Фэму Ли, что-то пробормотал про перелом ноги. А вот осматривавший кобылку пони выглядел крайне поражённым. Мгновением позже его эмоции разделили второй медпони и Фэм Ли.

— Что? Чего вы уставились? — настороженно спросила Редлайн, инстинктивно пятясь от них.

— Ваш... ваш бок, — неуверенно произнёс медпони. — Он не боли... Вам не больно?

 — Что? — недоумевая, спросила единорожка и начала осматривать себя. — О чём вы..?

Слова застряли у кобылки в горле, когда она увидела рваные раны на левом боку, слабо сочившуюся из них кровь и торчащий кусочек арматуры. Скольжение по земле не прошло даром, но взволновало единорожку не само ранение, а то, что она не чувствовала боли. Даже мелкие ранки на другом боку и шее зудели, а тут такое тяжёлое ранение, и никакой боли, даже зуда. Кобылка быстро взглянула на ПипБак – тот указывал на критические повреждения тканей, но предательски молчал по этому поводу.

— Нет-нет-нет! Не может быть! — завопила Редлайн, отступая в бок, будто пытаясь отстраниться от этого ранения.

Пони тут же подбежали к ней. Смотревший на единорожку Фэм Ли что-то кричал, а медики спорили друг с другом, но всё это пролетало мимо ушей Редлайн, ведь она была поглощена мыслями о ране. Именно этот бок ошпарило странным веществом из бочек – тем самым, с радужным отблеском, которое виднелось на осколке, побывавшем в плече Айсгейза. «Неужели оно что-то со мной сделало?» Единорожка мысленно кляла себя за боязнь влезть в кабинет доктора в стойле Айсгейза. Тогда она хотя бы знала, к чему готовиться.

Единорожку положили на землю, разорвали комбинезон и аккуратно вытащили обломок. К счастью, тот вошёл по касательной и не нанёс серьёзных повреждений. Кобылку бережно начали обматывать лечебными бинтами, заливая зельями, а она лишь лежала и смотрела, как вокруг мельтешили всё новые морды. Невесомая снежинка мягко коснулась лица Редлайн, другая растаяла на кончике уха. Единорожка перевела взгляд на небо и увидела, как падали всё новые и новые снежинки – внезапно начавшийся снегопад набирал обороты.

Тёмношкурый жеребец неспеша подошёл к засмотревшейся кобылке и наклонися над ней.

— Бейж Хорн? Вам пора встретиться с мистером Приви Раджем, — заявил он официальным тоном.

— Ей пока нельзя двигаться, — вступился за Редлайн один из медпони, заставляя странного земнопони отступить. — Лекарства ещё действуют.

Жеребец, видимо, являвшийся посыльным самого мэра, пытался что-то возразить, но медпони был непоколебим. Фэма Ли уносили на волокушах, медпони и посыльный о чём-то переругивались. Это был идеальный момент для побега. Поднявшись на копыта, Редлайн зигзагами устремилась к разрушенному бетонному забору горящего Квартала – единственного места, выход наружу в котором теперь точно не охранялся. Нужно было лишь преодолеть огненную преграду.

— Эй! Ты куда?! — послышалось сзади – посыльный всё-таки увидел её убегающий круп. — А ну вернись!

Но Редлайн окончательно решила. Останься она сейчас в городе – к утру стала бы рабыней для плотских утех. Так что терять ей было нечего. Обернувшись на бегу, единорожка увидела несущегося за ней пони и, смачно матюкнувшись, ускорилась, насколько позволяли ей сковывающие бинты и раны. Прыжок, мягкое приземление, снова прыжок – и она уже взбиралась по одной из поваленных бетонных плит, бывших когда-то забором. Оттолкнувшись от неё, кобылка перелетела уменьшившуюся стену огня и неудачно приземлилась на землю, ударившись головой о какой-то камень. Не обращая внимания на новую ранку над глазом и начавшую стекать с неё кровь, единорожка побежала к укрытию. Первой её мыслью стало спрятаться за домом, но таковых тут не осталось. Взрыв разрушил ближайшие строения до самого основания. Из гигантского кратера справа высился столб пламени, плавно переходивший в дымный гриб. ПипБак верещал о скачках температур и радиационного фона.

Единорожку не преследовали, но задерживаться тут было явно не лучшей идеей. Она порысила дальше, на всякий случай укрываясь от рыскающих лучей прожекторов за обвалами. Шкурка уже намокала от падавшего снега. И будто бы ей этого было мало, сверху начал оседать ещё и пепел, ровным серым слоем накрывавший всё вокруг. Смешиваясь со снегом, он превращался в гадкую кашицу, прилипавшую ко всему. Кобылка попыталась стереть его ногой с мордочки, но лишь испачкалась ещё сильнее.

Отбежав уже на достаточное расстояние от места взрыва, Редлайн присела отдохнуть. Здесь о нём напоминали лишь валявшийся мусор да блестевшие в свете огня редкие разбитые стекла. Под обломками то тут, то там виднелись тела (а в паре случаев лишь части) пони.

На Л.У.М.е иногда появлялись красные метки, но почти сразу исчезали, видимо, покидая зону его действия. Редлайн посмотрела в сторону выхода и могла уже невооружённым взглядом видеть высоченные бронированные врата наружу со включенными зелёными лампочками контурной подсветки, видимо, питавшимися от обособленных генераторов. Ворота прекрасно защищали от нападения снаружи, но оказались бесполезными против внутренних врагов.

Во время очередной перебежки от здания к зданию единорожка почувствовала дрожь под копытами. Шестерёнки в её голове сразу же пришли в движение. Попытки определить местоположение возможного взрыва не увенчались успехом – ничего не приходило на ум кроме осознания того, в насколько глубоком крупе оказалась кобылка. Поэтому Редлайн просто метнулась в первом попавшемся направлении, моля Богинь о благосклонности. И они её услышали: стена воздуха начала тянуть всё, что было плохо прикреплено, назад, указывая тем самым источник взрыва. Однако, в этот раз единорожка смогла не только устоять на ногах, но даже и продвинуться вперёд. Либо источник был дальше, чем в прошлый раз, либо заряд слабее.

Движения воздушных масс прекратились так же внезапно, как и начались, символизируя о коротком затишье перед огненной бурей. Редлайн рванула со всех ног за ближайшее строение, надеясь найти за ним хоть какое-то укрытие и молясь, чтобы оно не стало её же могилой. Добежать до угла она не успела. Вместе с оглушительным треском и гигантской тряской до единорожки дошла волна обжигающего воздуха и горящего мусора, подхватившая и впечатавшая её в стену одного из переулков. Редлайн упала и сразу же сжалась в комок, прикрыв голову копытами. По спине и боку болезненно забарабанил дождь из мелкого мусора. Земля тряслась и ходила ходуном. «Ну, я ошиблась – заряд не был слабее...»

Выждав после затишья ещё некоторое время, пони осмелилась поднять голову и осмотреться. Ещё один гриб чуть поодаль от первого вырос в этом Квартале, уничтожив добрую его треть. Кто бы не пытался сравнять с лицом Пустоши это место, он старался. Редлайн оказалась вне эпицентра, но чудовищная тряска и падающие обломки устроили погром и тут. Здание, за которым единорожка спряталась, оказалось на самой его границе и от полученных колоссальных повреждений буквально рушилось на глазах. Верхние уровни остальных строений пострадали схожим образом. Земля пошла трещинами, и из огромных расщелин прямо посреди улицы вырывались язычки пламени, но это были лишь предвестники настоящего пожара. Огонь распространялся с высокой скоростью, охватывая старые деревянные здания. Отряхнувшись скорее для самоуспокоения, нежели чтобы избавиться от налипшей грязи и пыли, кобылка двинулась к вратам.

Л.У.М. заполнялся жёлтыми метками – из полуразрушенных домов и завалов начали вылезать пони. Искалеченные и хромавшие, раненые и окровавленные, плачущие и стонущие они хромали или ползли в известном лишь им направлении, истошно прося о помощи. Редлайн зажмурилась и перешла на бег – у неё не было времени на помощь.

Один за другим вдоль улицы зажигались источники аварийного освещения. И в их свете Редлайн заметила пони. Жёлтая пегаска в комбинезоне охраны металась между телами пони. Редлайн решила не пересекаться с ней и свернула направо в тени ближайшего переулке, но включившийся свет делал заметней и саму единорожку

— Эй! Ты! Подожди! — грозным тоном крикнула пегаска, заметившая резкое движение. Редлайн ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Седельные винтовки летуньи уже целились в неё. Пони начала медленно приближаться к единорожке. На её левой ноге слабо светился ПипБак.

— И кто ты, собственно, такая? — угрожающим тоном спросила охранница, рассматривая Редлайн своими карими глазами из-под рыжей чёлки.
«Думай! Думай! Неверное слово, и мне конец.»

— Я... я тут работаю, — промямлила единорожка, стараясь держаться в тени. — Мне нужно найти Джоинта.

— Какого ещё Джоинта? — зарычала пегаска. — Ну-ка выйди на свет.

Редлайн послушно сделала шаг вперёд из тени и посмотрела прямо ей в глаза.

— Ты?! Ты же та новая сучка мэра. — заговорила летунья. «Нет, ну определённо мэришка ещё тот балабол. Неужели весь город знает об этом?» — Тебя же все ищу...

— Заткнись! — прикрикнула Редлайн на пегаску, и та тут же замолкла. В её глазах единорожка видела порядок и чистое сознание. Такими пони всегда было легче управлять – главное, не отрывать взгляд от глаз. Противоположная ситуация была с Айсгейзом – такого тумана во взгляде, как у него, кобылка не видела очень давно. Летунья стояла как вкопанная и, не моргая, смотрела на единорожку. — Где сейчас Джоинт?

Редлайн ненавидела проделывать этот фокус. Жалкие попытки Колоды скопировать способность аликорнов Единства гипнотизировать испортили жизнь многим пони. Без природного дара к магии делать в этой сфере было нечего. Но даже преуспевшие единороги мучились головными болями, не сопоставимыми с полученным результатом. А уж для кобылки это и вовсе ощущалось как процесс вбивания в голову раскалённых гвоздей с прокручиванием.

— Склад № 2. Подвал. Его помощник остался наверху, — словно робот, ответила она и вновь замолчала.

— И где склад? — продолжала единорожка допрос, изо всех сил стараясь не моргать под давлением пульсирущей боли.

— Дальше по дороге. Здание справа с повреждённым входом.

— А теперь... — Так долго Редлайн раньше не удерживала контроль. Щурясь единственным открытым глазом, она процедила сквозь боль последние фразы. — ...улетай. Ты меня не видела, тебя тут не было.

— Хорошо, — отрапортовала пегаска и незамедлительно взмыла в воздух.

Единорожка же плюхнулась на круп в попытках отдышаться. Голова стала тяжелой клонилась в стороны, будто её по самые края заполнили песком; глаза слезились то ли от дыма, то ли от применения гипноза. Просидев буквально минуту, кобылка вновь встала на ноги и поковыляла дальше. В этот момент раздался ещё один взрыв: простой, безо всяких выкрутасов в виде ударных волн и неизвестных молний. Однако, была всё-таки одна необычная особенность – что-то громко бабахнуло не здесь, а в Квартале Приближённых. И судя по крикам, слышавшимся даже сквозь треск пожара и вой сирен, а так же начавшейся после этого стрельбе, последствия того взрыва были не менее катастрофическими.

* * *

Найти нужное здание не составило труда. Главную роль в этом сыграла карта ПипБака, услужливо расписавшая названия любых строений в Квартале. Складом оказалось здание с развороченными взрывной волной дверями и огромной глыбой торчавшей из порушенного второго этажа.

Редлайн протиснулась через двери. На Л.У.М.е царила тишина. Света в помещении не было, и пришлось пользоваться слабой подсветкой ПипБака. Часть плит второго этажа обрушились, наполнив зал облаком пыли. Под ними оказались погребены деревянный прилавок и ещё гудевший терминал. Последний никак не отреагировал на нажатия, и единорожка бросила попытки привести его в чувство. «Не за этим я пришла». Наступив назад, кобылка чуть не поскользнулась. Направленный луч фонаря осветил пятно крови, медленно растекавшееся по полу. Фыркнув, пони нашла и тело – передние ноги и голова с неестественно выпученными глазами виднелись из под бетонной плиты.

— Твою ж кобылу, — выругалась единорожка и, надеясь, что это помощник, продолжила поиски. За решёткой, когда-то отделявшей дальнюю часть этажа от холла, а ныне покорёженной и обвалившейся, кобылку ждали погруженные во мрак стеллажи с оружием и бронёй, а так же лестницы близ правой стены, что вели на этажи выше и в подвал.

Кровавый след от другой упавшей плиты тянулся в сторону последнего. Редлайн аккуратно спустилась по ступенькам и осветила подсобное помещение. Столы, стулья, ржавый холодильник – стандартная столовая... если не считать пони, лежащего в неправильной позе на нижних ступеньках. И раз нет метки, значит, мёртвого пони. Нога его замерла, так и не дотянувшись до аптечки, висевшей прямо напротив лестницы. Хотя при его-то травмах она не помогла бы – упавшим куском бетона, ему, кажется, сломало позвоночник и расплющило заднюю часть тела, и бедняга в попытках добраться до заветной аптечки решил спуститься в подвал. Даже если это не Джоинт, то никого другого здесь всё равно не было. А с его смертью разрушились и все планы единорожки. Редлайн, впав в апатию, просто перешагнула через труп и уселась за столом, положив передние копыта на стол. Подсветка ПипБака осветила на нём несколько тарелок и чайник. Редлайн несколько секунд молча сидела и дрыгала правой задней ногой, затем, истошно крича, резко сорвалась с места и копытами снесла всю посуду со стола. Рог зажёгся магией, и стол полетел в дальнюю стенку.

— АР-Р-Р-Р-Р-Р-Р! Ну почему всё идет не по плану?! — закричала кобылка и отправила в полёт до стены стул. Сразу после этого магия её угасла. — Так. Успокойся. Не получилось по-лёгкому, будем по старинке.

Наверху что-то рухнуло, и с потолка посыпалась бетонная крошка. Направленный вверх луч подсветки показал кучу трещин, сеточкой распространившихся по перекрытию. Редлайн пришла в себя, медленно выдохнула и побежала к лестнице. На первом этаже обрушилась ещё одна бетонная плита, закрывшая собой выход и поднявшая облако пыли – строение медленно, но верно разрушалось. Кобылка хотела сразу же рвануть на второй этаж, но остановила взгляд на стеллажах с оружием и бронёй. С ближайшей вешалки она урвала утеплённую куртку и напялила на себя, предварительно сняв сумки.

Вот единорожка уже вертела карабин почти в идеальном состоянии, но тут же выкинула его, увидев вариант с оптикой. Рядом же лежали магазины к нему. С оружием кобылка определилась, а вот в выборе брони она была не так привередлива и прихватила бронежилет с одной из полок – в меру лёгкий и надёжный. Его разгрузку единорожка сразу заполнила теми самыми магазинами и напялила на себя. Броня оказалась тяжеловата и сковывала телодвижения. Но ради подстраховки Редлайн таки решила пройтись по всем рядам, и не зря. На очередном стеллаже лежало обмундирование Айсгейза, ну или его копия, очень похожая. Кобылка остановилась и посветила фонариком на шмотку – да, это была определённо вещица Айсгейза. Она запомнила новые металлические трубки, тянувшиеся к сумке. «Хорошая штука. Хочу такую же. Хотя... Вот же она!» Бронежилет тут же отправился на пол, а магазины расположились в седельной сумке с другой полки, туда же отправились и лекарства с аптечки.

Модуль оказался почти невесомым. Матрицы приветственно зажужжали, пока единорожка подгоняла ремешки под свою фигуру. В ПипБаке появилась информация о добавлении нового устройства и адаптации инвентаря. Визор, однако, оказался упрямцем и напрочь отказался воспринимать голосовые команды нового пользователя, поэтому отправился в седельную сумку. К этому времени Модуль Введения Зелий (так его обозначил ПипБак) окончательно активировался и, сговорившись с устройством на ноге, вовсю вопил о ранах на левом боку и отсутствии зелий для лечения. Аккуратно поместив препараты и склянки в специально отведённую сумку, после секундного промедления Редлайн почувствовала несколько уколов в бедро. Сообщения о тревоге постепенно исчезали.

Поднявшись на второй этаж, кобылка тихонько подошла к обваленной стене и осмотрелась. Весь район погряз в огненном мареве. Пламя подобно чистильщику стеной распространялось от грибов в разные стороны, выжигая и поглощая всё на своём пути. Земля в выжженной зоне осыпалась и оголила несколько деформированных бетонных коробок и туннелей, связывающих их. Все они стягивались к месту, откуда рос и ширился второй гриб. Единорожка взглянула туда сквозь прицел карабина и увидела нечто необычное – на самом дне чуть сбоку от гриба даже сквозь дым просвечивался огромных размеров покосившийся столб. Яркий узор из множества белых линий, изгибавшихся под прямыми углами, периодически вспыхивал на нём на несколько секунд и вновь исчезал. Просмотрев несколько таких циклов, Редлайн потеряла интерес к странной штуковине и продолжила разглядывать округу. Со стороны соседнего района доносились звуки стрельбы и криков, порою ввысь уходили трассеры от автоматных очередей. Прожектора всё реже освещали этот Квартал, концентрируюсь на заварушке в соседнем. В небе над городом друг за другом, выполняя всяческие кульбиты в попытках увернуться от попаданий, гонялись несколько пегасов. Один из них пролетел слишком близко к верхушке гриба, и его ударило разрядом молнии, затем уже дымящееся тело по инерции рухнуло на одну из крыш.

Чужая битва волновала единорожку меньше всего, и она начала искать путь к воротам. Таковой, к счастью, сразу нашёлся. Особую благодарность в тот момент Редлайн хотела выразить проектировщику, создавшему этот район – будто бы специально для неё высота зданий уменьшалась по мере отдаления от центра города. С обрушенного края можно было попасть на крышу соседнего дома и добраться так до ворот Но уже первый же прыжок испортил все планы кобылки: ноги вместе с черепицей заскользили по припрошенному снегом и пеплом скату, и, если бы не ржавый сточный слив по краям, она бы полетела вниз навстречу строительному мусору и обломкам. Чуть ли не зубами уцепившись за край, Редлайн поднялась и, обрушивая оставшиеся глиняные плитки, забралась на самый верх крыши. «Ненавижу крыши».

Одна повреждённая крыша, затем другая – единорожка медленно передвигалась по ним, стараясь не доломать и не свалиться куда-нибудь. Последующие три здания представляли собой простые покошенные одноэтажки, отделённые от высокого забора многометровой полосой отчуждения без единого строения. Несмотря на малый перепад высот, Редлайн в какой-то момент умудрилась неправильно приземлиться на покатую крышу, поскользнувшись, кубарем скатилась по ней вниз и упала на гору мусора. Модуль на пару с ПипБаком тревожно запищали о полученных небольших травмах, и очередная иголка уткнулась в бедро. Кобылка не могла не нарадоваться устройству Айсгейза. Встряхнувшись, она порысила дальше к воротам.

* * *

То ли снегопад усилился, то ли тепло пожара не доставало до этого места, но всё окружение покрыло тонким слоем снега, который лишь размешивал грязь.

Вот он выход – так близко и так далеко. Массивные ворота высотой в несколько метров с мигающими лампочками по контуру были плотно заперты. Редлайн с разбегу ударилась о них плечом, но те даже не шелохнулись. «Что ж, стоило попробовать.» Осмотревшись, кобылка заметила небольшой терминал у правой стены. Обрадовавшаяся единорожка сразу дёрнулась к нему и активировала открытие ворот. Вылезшее сообщение об отказе доступа вновь погрузило кобылку в депрессию.

ПипБак пискнул, а на краю компаса Л.У.М.а появилась жёлтая метка. Единорожка обернулась и увидела сидевшего прямо посреди улицы пони в плаще с капюшоном. В тени от пожара разглядеть его было невозможно, да и снегопад не способствовал чёткости картины, но на его левой ноге светился экран ПипБака.

— Эм-м. Здрасте, — максимально дружелюбно и при этом громко заявила кобылка, выдавив лёгкую улыбку. Странный пони никак не отреагировал. — А вы не знаете как ворот открыть?

Странный пони резко поднялся на ноги и пошёл в её сторону, отчего Редлайн заметно вздрогнула и сделала шаг назад, но решила идти до конца и двинулась навстречу, на ходу доставая и подготавливая к стрельбе винтовку. Встретились пони на середине полосы отчуждения. Вблизи Редлайн смогла разглядеть незнакомца. И вовсе это не жеребец был, а земная кобыла угольно чёрного окраса. Капюшон серого плаща был опущен на лоб, прикрывая верхушки глаз. Длинная грива, торчавшая из-под него, была схожего со шкуркой цвета цвета, но большего в такой темени разобрать не представлялось возможным. Зато ярко выделялись на таком фоне её фиолетовые глаза, взглядом которых она буквально пронизывала кобылку. Решив не напирать, Редлайн ждала, готовая в любой момент начать стрелять, пока странная пони осматривала её.

— И кто ты? — неожиданно звонким голосом спросила пони, глядя единорожке в глаза. — Ты ведь не из местных.

— Именно! — воскликнула Редлайн, кивая. — Меня тут вообще не должно быть. Поэтому, может, вы знаете как открыть эти врата?

Пони долго прожигала единорожку взглядом, а затем села прямо перед ней и потянулась к ПипБаку.

— Да, я знаю как открыть ворота. — При этих словах копыто кобылы остановилось прямо перед ПипБаком, а затем и она вновь поднялась на ноги и сделала шаг назад. Редлайн от такого жеста заметно напряглась. — А как ты тогда оказалась здесь?
«И снова облом». Единорожка поняла, что вариант с просьбами провалился, и решилась применить гипноз ещё раз. Она поймала взгляд земнопони и посмотрела ей в глаза. В сознании чёрной кобылы царили порядок и спокойствие, идеально подходившие для манипулирования. Странная пони встала как столб и ждала указаний. Но контроль продержался недолго – голову единорожки пронзила сильнейшая боль, которую ей только удавалось прочувствовать.

— Какого хрена?! Ты что пыталась сделать? — завопила очухавшаяся земнопони. — Что ты пыталась сделать?

Редлайн почувствовала, как из носа потекла струйка крови, но не придала этому значения и вскинула карабин. Взгляд чёрной кобылы сразу сменился с удивлённого на серьёзный.
«Видят Богини, я не хотела этого делать». Расстояние между двумя пони не превышало и трёх метров, и попасть в незащищенную тушку не составляло никакого труда. Карабин громыхнул, послушно отправляя пулю в сторону цели. Но попадания не произошло, кобыла просто сместилась с траектории пули без каких-либо усилий, лишь капюшон упал назад. Единорожка выстрелила ещё раз и ещё. И все разы странная пони буквально перемещалась в пространстве на несколько сантиметров, уходя от казалось бы прямого попадания. Редлайн была не самым лучшим стрелком в Колоде и прекрасно понимала свои шансы, но не попасть почти в упор было непозволительной ошибкой даже для неё. Недолго думая, единорожка проскользнула в жёлтый стазис З.П.С.а. Всё вокруг приостановилось, появилась шкала заряда, а тело кобылы автоматически поделилось на несколько зон, и у всех шанс попадания был равен девяносто пяти процентам. «Уж теперь-то ты не увернешься» – подумала Редлайн и, выбрав для четырёх выстрелов целями голову и грудь, активировала заклинание.

Всё снова пришло в движение; охваченное магией оружие само начало нажимать на спусковой крючок, а единорожка позволила себе на секунду расслабиться. Зря… Редлайн не заметила размытое пятно, что устремилось к ней из теней домов справа. За мгновение до выстрела сильный удар справа направил ствол вверх и в сторону. Все пули ушли в небо, а З.П.С. добросовестно оповестил о выполнении команды и ушёл на дозарядку. У единорожки была лишь пара секунд на то, чтобы увидеть незнакомца, но тем немногим, что она приметила, оказались пара ног, обмотанных то ли тряпками, то ли бинтами, да красная метка на Л.У.М.е. Пока одно из копыт откидывало оружие, второе своим острым краем мчалось в сторону шеи единорожки. Она успела лишь выставить на его пути приклад, уменьшив силу удара. Правда, той всё равно хватило, чтобы откинуть единорожку назад, хотя в данной ситуации она была не прочь увеличить дистанцию. Отпрыгнув (благо, толчок ей уже задали, оставалось лишь успевать ноги переставлять) от противника на пару метров, она всмотрелась в него. Странный пони двигался к Редлайн на задних ногах, мерно покачивая передними в каком-то незамысловатом танце. Не только ноги, но и всё его тело было обмотано тряпками. «Что же ты за фрукт?»

Вновь направленный в свою сторону ствол винтовки этот пони отбил выверенным ударом копыта, и новая пуля ушла в никуда. редлайн выловила этот момент и магией развернула оружие прикладом в сторону морды пони. Но тот ловко увернулся и скачком сблизился с кобылкой. Её попытку вновь отпрыгнуть он пресёк буквально на корню, наступив на хвост и прервав полёт ещё на стадии взлёта. Но единорожка даже не успела упасть на землю, а противник уже нанёс два удара ей прямо в бок. Вроде силы в тычках было и немного, но вот боли доставили они изрядно – даже сквозь комбинезон и подкладку Айсгейзового модуля единорожка всеми рёбрами прочувствовала их мощь.
«Не припоминаю, чтобы в Пустоши обучали таким приёмам». ПипБак натужно запищал, а модуль ввёл какую-то фигню в бок, видимо, посчитав её максимально эффективной в данной ситуации. Либо расслабился, либо просто не ожидал такого, но незнакомец совершенно позабыл, что стоял у кобылки на хвосте, и полностью сконцентрировался на ударах в бок и шею. Редлайн выставила ствол винтовки прямо ему в лицо, а когда он отвлёкся на него, обхватила собственный хвост магией и дёрнула его изо всех сил. Пони покачнулся, но не упал. Зато выигранного времени кобылке хватило, чтобы самой вскочить на ноги и плечом толкнуть его. В придачу она ещё и выстрелила из оружия. В этот раз увернуться противник не успел, но и Редлайн оказалось косой до ужаса. Пуля лишь чиркнула по его шее, порвав одну из тряпок. Не ожидавший такого, пони отскочил назад, тряпки на его лице и шее потеряли старый натяг, и начали просто спадать. Поняв, что они теперь будут ему лишь мешать, он снял их. В этот момент Редлайн и смогла разглядеть незнакомца получше. Серая шкура, карие глаза, растрёпанный ирокез из чередующихся серых и почти чёрных полос. Да и вся шея была покрыта тёмно-серыми полосками. Теперь всё вставало на свои места: стойка на задних ногах, выверенные и точные удары, а теперь и расцветка. Это была зебра.

Осознание того, что неуязвимых не бывает, придало кобылке сил, и она начала разрывать между дистанцию с зеброй, но противник не спешил лететь на неё. Вместо этого он просто смотрел в сторону на чёрную кобылу, сидевшую всё это время у одного из домов вдали.

— Этого ли ты добивалась? — поинтересовалась земнопони у Редлайн.

— Что?! — спросила единорожка в ответ, не сводя глаз с зебры. — Я просто хотела свалить из этого города!

— Ну, теперь-то ты уже точно не покинешь этот город, — с сожалением в голосе ответила пони. — Роко, можешь делать, что хочешь.
«Так вот как тебя зовут. Не думаю, что это кобылье имя.» Роко молча кивнул и серым пятном устремился уже на всех четырёх ногах в сторону Редлайн. Если до этого единорожка могла довольно легко поймать зебру в прицел, то сейчас не успевала даже двигать стволом за его зигзагообразными метаниями. На доли секунды кобылку охватил страх; чувство буквально впиталось в неё вместе с двумя выбивающими дух ударами, пришедшими почти одновременно. Итогом их стал достаточно продолжительный полёт к домику, около которого мгновение назад сидела кобыла. «Неужели он просто игрался со мной до этого?»

Несколько подгнивших деревянных ящиков смягчили столкновение Редлайн с бетонной стеной. После нового укола боль постепенно сходила на нет – очередным препаратом, введённым заботливым модулем стала доза МедИкса. Роко вновь ринулся к единорожке, но та прыгнула в сторону и нырнула в безмятежность З.П.С.а. Указание мест для попадания не заняло много времени, и в вернувшейся реальности пули устремились в голову противника. Но зебра будто знал, куда целилась Редлайн, и увернувшись продолжил идти на сближение.

Из земли вокруг сражавшихся вырвались фонтанчики грязевых взрывов, а край Л.У.М.а кобылки в этот момент вспыхнул красным от кучи меток, возникших из ниоткуда. Зебра и пони почти одновременно посмотрели в сторону центра города, откуда в их сторону неслись несколько серых пятен в небе.

Роко сразу потерял интерес к единорожке и повернулся к новым противникам. Кобылка же вложила всю силу в очередной прыжок и отскочила так далеко вбок, как смогла. Летевший первым пегас сразу же получил в морду удар копыт зебры и полетел в сторону. Пока летун вставал, чтобы вновь подняться в воздух, его тело наполнили свинцом несколько пулевых очередей с неба, а на зебру уже двигалась следующая цель. «И зачем им идти в копытопашный бой, если у них есть винтовки?» — посетила единорожку мысль, пока она выцеливала дёргавшегося полосатика. Заметив это, Роко скачком сместился в сторону и ударом передних копыт направил следующего налётчика с неба в сторону Редлайн, одновременно прикрывшись им от неё. Два выстрела ушли в крылатое тело, сбившее бы единорожку с ног, стой она на полметра правее.

Но каким бы быстрым и ловким не был этот Роко, количество взяло своё – в тот самый момент, когда он отправил летуна к Редлайн, его сбил и унёс третий пегас, а единрожка с улыбкой на устах сфокусировалась на ещё одном летуне, пикировавшем на неё, причём уже в опасной близости. Машинально она окунулась в З.П.С. и указала целью для единственного оставшегося заряда голову пегаса. После подтверждения команды миру вернулась его прежняя скорость, а вместе с ней подобно надувному шарику лопнула голова пони. Тело пролетело мимо единорожки и упало позади. «Хм. Да нет, З.П.С. вроде работает. Значит, эти пони такие особенные? Стоп! А какого сена его так разорвало?» Редлайн остановилась и обернулась: безголовое тело с седельной винтовкой дёргалось в конвульсиях, размахивая крыльями и ногами.

Но смутило её другое – голые мышцы лишь местами прикрывались кусками шкуры, из тела торчали рёбра, на крыльях и вовсе местами виднелись лишь кости (как он вообще летал?), из шеи с мигающим ошейником рывками вытекала тёмная жижица. Теперь Редлайн поняла, почему голова этого пони лопнула как перезрелый арбуз – данный экземпляр гуля летающего был на грани полного разложения. Однако, это не помешало ему не только летать, но ещё и постреливать из седельных винтовок. Остальные тела также принадлежали категории «давно-уже-не-пони».

А вот в зебру врезался не гуль – налётчиком оказалась та самая пегаска, на которую Редлайн недавно наткнулась. Она пронесла зебру несколько метров и отпустила беднягу в свободный полёт до забора, а затем взмыла ввысь и ушла на другой круг. Полосатик крепко приложился о бетонную стену внешнего забора и тихо упал вниз. Как ни странно, но метка этой летуньи для единорожки оставалась жёлтой. Чёрная кобыла близ дома с противоположной стороны улицы, до этого сохранявшая нейтралитет и державшаяся от бойни подальше, заступилась за своего полосатого товарища и, скинув плащ, открыла огонь из странных плазменных седельных винтовок, издававших помимо обычного шума противный писк на грани слышимости при каждом выстреле. Пегаска долгое время ловко уворачивалась от ярко зелёных пучков магии и, в конце концов, скрылась из виду.

Этого времени единорожке хватило, чтобы занять укрытие близ стены одного из дальних домов справа от ворот, откуда она уже могла спокойно следить за окружением. Земная кобыла, потеряв цель, осмотрелась в поисках новой мишени, но, не найдя таковой, побежала к зебре. Редлайн поспешила воспользоваться моментом и, пока З.П.С. набирал заряд, прицелилась через оптику по бегущей пони, однако, выстрелить не успела. Надоедливый Л.У.М. напугал её звуковыми оповещениями и новым наплывом красных меток.

Помянув Дискорда, Редлайн уже приготовилась к очередной партии сюрпризов с небес, но всё оказалось куда банальнее: со стороны соседнего района из проулка меж домов выбежал маленький жеребёнок-единорог салатового окраса. Сверху по нему сразу же прошла очередь теперь уже от двух круживших над улицей пегасов. Пули не достигли своей цели, и малыш, быстро перебежав широкую улицу, нырнул в завал одного из порушенных строений через несколько домов справа от кобылки.

— Он слинял! Взорвал грёбаный туннель и выпустил траханых гулей! — донеслась оттуда ругань, произнесённая совсем не жеребячьим голоском, а грубым хриплым голосом жеребца в возрасте. Единорожка с удивлением смотрела на малыша, на секунду подумав, что один из препаратов обладал забавными побочными эффектами. Испуганный желтогривый жеребёнок увидел кобылку, и его и так огромные фиолетовые глаза стали ещё больше.

Из того переулка, ровно как из всех ближайших, вслед за ним выбежали и обладатели красных меток – обычные гули. Бывшие пони с ошейниками на шеях метнулись к малышу и кобыле с зеброй, но были встречены потоками свинца и плазмы. Промахнуться по десятку почти развалившихся ходячих трупов не составляло труда, но им на смену приходили всё новые. И, к невезению Редлайн, они заметили её. Часть из них незамедлительно среагировали и рванули к кобылке, пока остальные мясной стеной двигались в сторону ворот. Несколько погружений в З.П.С.(чтобы уж наверняка), и головы трёх гулей, поспешивших приблизиться к единорожке, разлетелись словно конфетти, а дальше кончился заряд. Кобылка прицелилась и успела прострелить грудь следующему бегуну, и он, взвыв напоследок, упал перед её ногами..

Справа от Редлайн послышался грохот: до малыша, засевшего в завале, потихоньку добирались несколько гулей. Оставшиеся, потеряв интерес к мелкой добыче, прессовали кобылу с зеброй. Вот что-что, а позволить этим животным расправиться с маленьким жеребёнком Редлайн не могла. Из освобождённого оружия она выстрелила в тварей около малыша. Прежде чем сухие щелчки затвора заменили тихие винтовочные чихи, два гуля упали прямо на бетонные осколки, а третий обратил внимание уже на саму стрелявшую. Мертвяк с беспорядочно светившимися огоньками на ошейнике устремился к единорожке. Тем временем рог малыша засветился бледно-фиолетовым, и огромная бетонная плита, за которой он прятался секунду назад, взмыла в воздух и понеслась за гулем. Врезавшись в него с характерным шлёпающим звуком, она полетела в сторону Редлайн и уже вне магической хватки упала далеко за ней.

Сверху по жеребёнку вновь выпустили несколько очередей. Буркнув что-то неразборчивое, но явно ругательное, он поглубже зажался под развалины и обхватил магией ещё несколько обломков. Приличных размеров куски слипшихся кирпичей и бетона с невиданным ускорением взмыли вверх, но пегасы не без труда уворачивались от них, кружа над улицей. Обломки почти упали на землю, но вновь охваченные магией, послушно улетели обратно. К летающему мусору прибавились залпы магических пучков, и несколько из них всё-таки достали зашедшую на слишком крутой вираж пегаску. Охваченная пламенем от попадания пони камнем начала падать вниз, но прежде, чем рухнуть на крышу дома около Редлайн, её несколько раз ударили летающие куски бетона. Шансов выжить у кобылы не осталось. Оставшийся летун что-то прокричал с высоты и метнулся к павшей напарнице, огибая всё новые куски бетона, направленные к нему. Когда он приземлился на крышу, оттуда в разные стороны улетели мигающие шарики.

— Эйдж, гранаты! — громко крикнула чёрная земнопони, стреляя по одной из них, летевшей в её сторону. Граната взорвалась в воздухе от попадания пучка магии.

Жеребёнок что-то пробурчал и снова спрятался за мусором. Его рог перестал сиять, и куски мусора подчинились гравитации. Примеру малыша последовала и Редлайн. Раздалась серия мелких взрывов, после которых повисла относительная тишина; до кобылки доносились лишь плевки винтовки и мерные постукивания копыт.

С Л.У.М.а исчезла одна жёлтая метка, и появились ещё несколько красных. Единорожка решила выглянуть из укрытия и поглядеть на обстановку. В поднявшемся облаке из дыма и пыли подходила к концу разборка кобылы и зебры – очнувшийся Роко под прикрытием энергомагических винтовок вкопытопашную добивал нескольких прибывших гулей. Жеребёнок спокойно вылез из своего укрытия, кинув на Редлайн мимолётный взгляд, и побрёл в сторону потасовки.

— Что дальше? — поинтересовался он своим грубым голосом. Внезапно мир вокруг единорожки поплыл и окрасился в фиолетовые оттенки. В ту же секунду она поднялась в воздух и полетела к малышу. Все попытки кобылки вырваться из облака магии заканчивались неудачей и со стороны выглядели как простые подёргивания ногами. Жеребёнок исподлобья взглянул на подлетевшую Редлайн.

— И что будем делать с ней? Она видела нас.

Чёрная кобыла отвлеклась от стрельбы и взглянула на единорожку, стволы её винтовок тускло светились зелёным.

— Уходим отсюда, что же ещё, — вздохнув, ответила она. — А от этой дуры избавься.

После этого пони сделала несколько нажатий на своём ПипБаке, и со стороны ворот послышались щелчки. Зелёные огоньки по контуру окрасились в мигающий красный, и створы ворот со скрипом начали расходиться. Когда они открылись на достаточную ширину, кобыла с зеброй сразу же проскочили внутрь, оставив Редлайн один на один с жеребёнком.

— Эйдж, идём уже! — донеслось оттуда.

Малыш вновь посмотрел на единорожку и двинулся к дыре в доме около своего укрытия. Вблизи Редлайн смогла приметить его кьютимарку в виде треснувших песочных часов.

— Жаль. Не тот момент ты выбрала для прогулки. Но ты меня спасла, хоть в этом и не было смысла, поэтому я сохраню тебе жизнь.

Резко прервав свою речь, он отправил кобылку в полёт. Силы у этого малыша было предостаточно. Единорожка подобно пробке из бутылки полетела внутрь дыры в строении, в глубине которого крепко приложилась о внутреннюю стену и рухнула на кучу мусора. Сверху от удара посыпалась бетонная крошка, упали несколько кусков камня, попадали мелкие вещицы со стеллажей. Редлайн привалило несколькими упавшими досками. Дыхание кобылки перехватило, даже сквозь действие обезболивающего проступила ощутимая ломота в теле, ПипБак завёл свою надоедливую трель. Единорожка кое-как перевернулась на спину и посмотрела на потолок, в котором зияла приличных размеров дыра. Сквозь неё внутрь здания попадал редкий снег. На глазах медленно вступали слёзы, взгляд мутнел. В проёме появился силуэт жеребёнка, слабо выделяемый на общем расплывчатом фоне.

— Сюда скоро придут. Тебе помогут. Прощай.

Малыш удалился, и наступила относительная тишина. Вскоре исчезли метки на Л.У.М.е. Редлайн снова посмотрела на дыру в потолке. Дышать её легче не становилось, страшно клонило в сон, а ПипБак не переставал пищать. Но к его обычной трели добавились новые нотки, а на радаре появились красные метки. Все, кроме одной, они быстро перемещались по сетке и исчезали. Но одна из них не меняла своего положения относительно единорожки – она либо остановилась, либо двигалась прямо на кобылку, и, к её несчастью, это оказался второй вариант. Кто бы не появился в проёме, он стоял там и надрывно дышал, хрипя и бормоча что-то невнятное. Редлайн с трудом повернула голову и увидела гуля с мелькающими огоньками на шее.

Пока он не решил расправиться с беззащитной кобылкой, Редлайн должна была что-то сделать. Тело не слушалось и оставалось уповать лишь на магию, но карабин был утерян ещё на. Карабин остался валяться в укрытии, из которого её благополучно изъяли. Размышления, затянувшиеся на непостижимо долгие секунды, привели кобылку к единственной правильной мысли: найти камень побольше и стукнуть посильнее. После короткого рысканья глазами подходящий экземпляр нашёлся почти у ног мертвяка. Неожиданно легко для себя, Редлайн охватила булыжник размером с туловище пони магией и подняла его над гулем. До того дошло, что кобыла-то сопротивляется, и он метнулся в её сторону, завопив что-то на ходу, но было уже поздно. Дальнейшие свои действия единорожка в своё время отработала до автоматизма: уменьшить вес цели, поднять повыше, увеличить вес, с силой опустить. Повторять, пока не иссякнет магия или не успокоится враг – вот и весь рецепт. Однако, усталость всё-таки сказывалась, и каждый последующий удар становился всё слабее. Вскоре сил кобылки не хватило на то, чтобы даже удержать булыжник на высоте – камень просто рухнул на уже неподвижное тело гуля.

Вместе с потерей камня Редлайн лишилась и последних сил. Темнота во взгляде накатывала волнами, веки начали закрываться сами собой, появилось непреодолимое желание поспать, и сопротивляться ему у неё не было никакого желания. «Я... всего на секунду... только прикрою... и сразу... в путь».

* * *

Мгновение слабости, и Редлайн отключилась на неизвестный срок. Однако, открыв глаза, она увидела всё ту же картину: бушевавший вне её зрения пожар освещал округу, с чёрного неба прямо на неё падали снег и пепел. ПипБак тихо пищал, напоминая об очередном опасном для жизни происшествии. Кобылка посмотрела на него и увидела, что большую часть зелий и препаратов непонятно как уцелевший модуль уже успел ввести. Так же вылезло ничем единорожку не удивившее сообщение о переохлаждении. Отталкивая магией от себя упавшие доски и прочий мусор, она с трудом поднялась на ноги. Пришлось немного потрястись, чтобы избавиться от снежного покрова, которым кобылку припорошило за время отключки. Редлайн кое-как перепрыгнула через тело гуля и выбралась из завала.

Пожар уже перестал распространяться и замер на отметке около склада, в котором побывала единорожка; дымовые грибы растеряли свою форму и подобно небольшим низким облакам рассеивались над всем городом. Тела гулей устилали улицу. В Квартале Приближённых ещё раздавались редкие выстрелы, но битва, кажется, подошла к концу. Л.У.М. молчал, изредка показывая жёлтые и красные метки с того направления, но на других царила пустота. Не было видно и тех пони и зебры. Однако, единорожка решила, что всецело полагаться на него в свете последних событий уже не стоило.

Следующим шагом стал поиск оружия. Как кобылка и думала, карабин валялся в груде обломков за углом дома. Подняв и бережно очистив от снега, Редлайн повесила его на спину через голову и невольно улыбнулась – с оружием кобылка чувствовала себя в разы увереннее.

Пусть с потерями, пусть с задержкой, но Редлайн всё таки добилась своей цели — врата были распахнуты. А значит, между ней и свободой более не было преград. Кобылка понеслась в темноту Пустоши, но с каждым метром сбавляла темп. В темноте за воротами она начала замечать движение. Поняв, что ей навстречу бегут пони, единорожка попыталась затормозить, но поскользнулась на снегу, которого снаружи было изрядно больше, и упала на бок. Инстинктивно Редлайн зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела несколько стволов смотревших прямо на неё. «Сколько ещё раз на меня будут наставлять оружие?»

— Кто такая?! Как открыла ворота?! — прорычал коричневый единорог, пока остальные держали кобылку на мушке. Мокрые от снега с явно недружелюбными взглядами они ошарашенно смотрели на творившееся позади единорожки безумие.

— О, Богини, — прошептал кто-то из них; некоторые даже отступили назад. В их взгляде читался ужас.

— Соберитесь! — Крик единорога привёл пони в чувство, и они вновь приковали всё своё внимание к скромной кобылке. Единорог обратился к ней: — А ты, давай отвечай!

Пони чуть ли не тыкали в Редлайн стволами оружия и ждали любого неверного по их мнению слова, чтобы пристрелить. За ними стояла телега; запряжённые в неё жеребцы земнопони жадно глотали воздух и выпускали облачка пара, стремясь отдышаться.

— Мы ждём! — вновь гаркнул пепельногривый единорог и копытом указал нескольким пони пройти дальше. Две кобылы с пистолетами, кивнув, устремились к воротам и разбежались за ними в разных направлениях.

— Все... все мертвы. На нас напали изнутри. Враги... гули, много гулей. Квартал отрезан от центра огнём, — мямлила Редлайн, вжимаясь в грязь и пытаясь стать как можно меньше. — Я... я тут работаю и хотела выбраться и найти помощь...

— Ну, на спасательный отряд мы не похожи, — прервал он кобылку. — Но помочь собственному городу просто обязаны.

Незнакомцы нехотя опустили оружие и двинулись мимо единорожки в город. Единорог заметно хромал на заднюю левую ногу. Редлайн же отсиделась несколько минут, затем поднялась на ноги и уже хотела скрыться во тьме, как этот единорог окликнул её, даже прервав беседу с какой-то кобылой:

— Эй, ты. Не спеши. Ты пойдёшь с нами – расскажешь, что здесь произошло и поможешь нам. Вон, оружие есть у тебя, а патронами обеспечим.

Редлайн замерла как вкопанная, но затем повернулась и кивнула. Склонив голову, она побрела к жеребцу.

— ...рошо, я поищу, сэр-р! — с нотками злости в голосе отчеканила зелёного окраса молоденькая кобыла и поспешила удалиться при приближении Редлайн.

— Тупая сука, — процедил сквозь зубы единорог и хмуро взглянул на единорожку. — И почему мне знакомо твоё лицо? Мы уже виделись?

— Не думаю, — ответила кобылка, отводя взгляд в сторону, и поспешила сменить тему. — Может, я вам просто расскажу всё здесь, и разойдёмся.

— Ты всё равно пойдёшь с нами. Двигаем, — с недоверием взглянув на Редлайн, сказал жеребец и двинулся в направлении соседнего Квартала. Единорожка поспешила за ним, сместившись немного в сторону, чтобы не мешать двум жеребцам тянуть повозку.

На передней её части сидел тёмно-зелёный жеребец с обмотанной головой, смотревший куда-то перед собой и выглядевший совершенно потерянным. Когда телега проехала, Редлайн заметила несколько ног и хвостов, торчавших из-под старого брезента, которым была укрыта большая её часть.

Группа стояла посреди полосы отчуждения и внимательно слушала единорожку, неохотно рассказывавшую небылицы про взрывы и гулей. К концу её монолога вернулись и отправленные на разведку кобылы. Одна из них привела израненного и обессилившего пони. Бедняга рассказал, что до Квартала Чужаков почти не добрались гули. Их остановила немногочисленная охрана и несколько пегасов Чёрных Полос. Центральный Квартал вообще сразу огородился ото всех за своим забором. Так что основная бойня прошла в Квартале Приближённых. Коричневый единорог взвесил всё и решил разделить группу. Четыре пони, включая его самого и Редлайн, направились к Приближённым, а остальные разошлись в зависимости от отданного приказа: кто-то остался сторожить открытые ворота и наводить порядок в Военном Квартале, кто-то вместе с телегой направился в больницу Квартала Чужаков.

— Никого не впускать и не выпускать! — скомандовал единорог двум стражникам у ворот и вернулся к своей группе. Таким образом для Редлайн закрылся самый лёгкий путь покинуть город. Единорожке ничего не оставалось, кроме как следовать за группой и ждать нужного момента.

Кобылке выдали пару магазинов для карабина. Оставшиеся с командиром пони вооружены были довольно посредственно – в основном пистолетами и дробовиками. У главного вообще оказался задрипанный двуствольный дробовик, с виду готовый вот-вот развалиться. Зато заряжал его единорог явно не обычными патронами, судя по чёрной полосе на них.

На пути группы начали попадаться тела гулей и жителей. По мере движения Л.У.М. единорожки заполнялся горстками жёлтых меток. Когда широкая дорога, бывшая главной улицей, уже была видна невооружённым взглядом, одна из этих меток задёргалась и резко сместилась, а прямо перед пони на землю беззвучно опустилась тень. Тёмно-серый летун в грязной силовой броне без шлема даже не дрогнул, когда половина стволов группы уставились на него, и лишь слегка прищурился от посветивших в его глаза фонариков. Он выпрямился и сделал шаг вперёд.

— Командир Эши Мабл, — кивнул пегас, обращаясь к единорогу. — С возвращением.

Ответ не заставил себя долго ждать.

— А, Сауз Винд, кто сейчас главный? Где Блю Стрип? — поинтересовался жеребец.

— Главным назначен я. Я же и связной. Блю Стрип осталась в Башне, на защите Мэра. — отрапортовал пегас.

— Хорошо. Докладывайте, — ответил строгим тоном коричневый единорог.

— На город совершенно нападение. Произошла серия взрывов. Большая часть сил нарушителя уничтожена. Остальные разбрелись по городу, и их истребление – лишь вопрос времени. Место проникновения ликвидировано, — гордо заявил Сауз Винд, но затем его голос поутих, появились нотки тревоги. — Но у нас почти закончились патроны, и добивать их становится опасным занятием.

— Конкретнее, — потребовал командир и пошёл в сторону летуна и улицы за ним. Пегас покорно кивнул, поравнялся с главным и уже на ходу продолжил докладывать. Остальная группа немного поотстала и двинула следом, заметно расслабившись. Редлайн старалась держаться позади всех и краем уха подслушивала разговор.

— Сперва раздались взрывы. Первый и второй произошли в Квартале Военных. Сразу после них Центр огородился от всех остальных Кварталов. Так же они отрезали наземные части охраны от провизии и боеприпасов. Третий взрыв раздался в Квартале Приближённых. Взлетел на воздух выход спуска на нижние уровни туннелей. Через него на поверхность хлынули гули. Их точное количество неизвестно, так как мы были в соседнем квартале, и они в итоге разбежались по всему району.

— Что с потерями? — поинтересовался Эши Мабл, косясь на изредка попадавшиеся по пути тела жителей города.

— Гражданские. Потери начались ещё до появления гулей – во время паники и давки после первых взрывов. Но стоит сказать спасибо вовремя включившимся системам оповещения – благодаря ним даже самые тупые поняли, что это не учебка. Большинство пони попрятались в своих домах. А до тех, кто не успел... — Летун указал крылом на искусанное тело чуть поодаль. — Ну, сами видите. Потери среди охраны существенны, и, к сожалению, большинство из них относится к молодняку. Но жертв было бы больше, если бы не Чёрные Полосы и их пегасы, оказавшиеся в городе. Мэр с ними не расплатится.

— Это уже его проблемы, — откомментировал единорог.

— Да и сами гули оказались странные, — слегка замявшись, продолжил Сауз Винд. — Среди них были даже летающие. Представляете? И почти у всех на шее висели ошейники с лампочками, или кристаллами – мы не разобрались. Поначалу они действовали слаженно, но потом вдруг будто отрубились и безумным стадом понеслись в соседний Квартал, давя всё на своём пути, включая своих. Но мы смогли поймать одного гуля-пегаса. Его тело износилось настолько, что крылья отвалились прямо в воздухе. Мы рассчитывали на сопротивление, но он до сих пор просто стоит как статуя в запертой клетке для рабов.

— А что с туннелем?

— Как ни смешно это звучит, но гули просто закончились или прекратили выходить. — На лице пегаса появилась скромная улыбка. — В любом случаем мы накидали туда взрывчатки и окончательно завалили его.

— Хорошая работа, Сауз Винд. Какой приказ выполняется сейчас? — спросил Эши Мабл. К этому моменту пони почти вышли на освещённую факелами и редкими красными фонарями улицу.

— Нескольких пони я отправил за боеприпасами, а остальные ищут и добивают противника.

— Хорошо. Мои пони помогут вам, — закончил разговор единорог и двинул прочь.

— Командир, — вновь обратился пегас. — Блю Стрип ясно дала понять, что хочет знать результаты вашего похода.

— Передай, что цель достигнута. Грин Тейл и ещё один интересный образец снова с нами, — начал говорить единорог.

Услышав о задании Редлайн навострила уши. Ведь именно с этой группой мог пойти Айсгейз. А это означало, что он где-то рядом.

— Так же есть и потери, — продолжил командир. — Взломщица Гринет, рядовой Торн и разведчик Айсгейз.

От последнего имени единорожка взвизгнула и встала как вкопанная.

— Айсгейз… в потерях… — еле слышно прошептала Редлайн. — Не может быть… ПипБак…

Шедшие впереди пони не услышали её, но зелёная кобылка рядом обратила внимание на странную единорожку.

— Ты его знала? — тихо спросила синегривая земная пони, подойдя поближе. — Знала Айсгейза?

— А тебе какая разница? — грозно ответила Редлайн и отвернулась.

Сейчас ей совсем не хотелось ни с кем общаться. Зелёная кобылка увидела модуль введения зелий и быстро обежала единорожку, чтобы вновь посмотреть той в глаза.

— Это ведь его модуль, — вновь зашептала кобылка. — Он твой знакомый?

— Да, — сдалась Редлайн. — А ты кто такая и откуда про него знаешь?

— Меня зовут Спайни Роуз. Айсгейз помог… спас меня, — ответила пони, прижав единорожку к стене, но опустила взгляд и, опустив ушки, сделала шаг назад.. — Я не верю, что он умер. Просто не верю.

Несколько пони из группы обернулись на отставших кобылок, но останавливаться не стали. Редлайн задумалась: даже если сам Айсгейз и умер, то ПипБак мог и уцелеть, а значит, до сих пол лежал там. Эта надежда придала кобылке сил.

— Где? Где он погиб? — уже обычным голосом спросила единорожка и принялась трясти Спайни Роуз. — Если он жив, я его найду. «А если мёртв, то найду ПипБак».

— На севере. Северный пост-застава прямо по дороге, — тут же ответила явно обрадовавшаяся таким словам пони.

— Эй! Что вы там застряли? Догоняйте! — крикнул повернувшийся Эши Мабл.

— Уже идём, командир, — ответила Спайни Роуз. И этих слов единорогу хватило – он отвернулся и вновь приступил к своим разговорам. Зелёная кобылка тем временем потащила Редлайн за угол в тень.

— Ты ведь хочешь его найти? — поинтересовалась она.

— Да, но мне не покинуть город. Пока стража на местах, — ответила ошарашенная единорожка.

— Не проблема. Идём, — произнесла Спайни Роуз, выглянув из-за угла на группу пони. — Скоро этот говнюк Эши заметит наше отсутствие. Я помогу тебе.

С этими словами кобылка побежала вглубь переулка. Редлайн двинулась за ней.

— С чего у вас с ним такая неприязнь? — поинтересовалась единорожка, догнав земную пони.

— Мне кажется, это не твоё дело, — отрезала кобылка.

Путь до выхода из города, что в группе занял примерно полчаса, теперь пони пробежали в полной тишине минут за десять. Перед открытыми воротами до сих пор торчали два единорога с оружием, вяло перекидывавшихся короткими фразами и колкостями. Две кобылки смотрели на них из переулка, через который совсем недавно пробегало стадо гулей.

— Я отвлеку их, уведу от ворот, а ты проскочишь мимо, — прошептала Спайни Роуз. Увидев одобрительный кивок Редлайн, она продолжила: — Если найдёшь его, если он будет жив, передай ему мои извинения и мою благодарность.

Не дожидаясь ответа, кобылка порысила к единорогам.

— Эй, мальчики. Эши Мабл просит вас присоединиться к нам. Вы там нужнее, — радостно заговорила пони.

— Но нам приказано… — начал один из единорогов, но Редлайн же скрылась в переулке и не слышала дальнейшей беседы.

Когда она выглянула из-за другого угла то увидела, как троица пони убегала от врат. Единорожка выждала ещё пару минут и аккуратно порысила к выходу. У самых врат кобылка услышала возглас одного из охранников. По неизвестным причинам тот пони решил обернуться и застал нарушителя. Редлайн, выбравшись из города, тут же спрыгнула в небольшую канаву слева от дороги и уже по ней понеслась прочь. Из города вышли пони и начали рыскать по округе фонариками, но искали совсем не в тех местах. Полями и овражками единорожка добралась до редкого перелеска из искривлённых и мутировавших деревьев.

Здесь, вдали от огней, она смогла перевести дух и обдумать свои действия. Ей удалось вырваться из города, но в такой холод и без припасов добраться до неизвестно где стоявшего поста было трудновато. А уж найти ПипБак в целости и сохранности становилось и вовсе невыполнимой задачей. «Буду думать на месте».

Выдохнув очередное облачко пара, Редлайн поднялась на трясущиеся ноги и побрела на север, надеясь добраться хотя бы до какого-нибудь укрытия или встретить каких-нибудь пони.
------------------------------------------
Заметка

Редлайн:

Следующий уровень

Новая способность: Вес – не главное.

Постоянная практика в управлением весом и левитировании принесла плоды. Теперь вы способны на 50 процентов быстрее изменять вес цели и тратить ровно на столько же меньше усилий на её перемещение.

Навык: Огнестрельное оружие (50)