Самое важное слово - Семья

Вышагивать в миру, который тебя отверг - сложно. Сложно настолько, что с каждым шагом, твой разум мечется промеж гнева и боли. И всё же, ты способна их отвергнуть, по крайней мере, на время. Но лишь для того, чтобы познать мир глазами того, кого ты любишь и ненавидишь больше всех на свете.

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

И я спросила, почему

Ни один пони не остается прежним, оказавшись свидетелем гибели своего коллеги по работе, независимо от того, кем он для него был. Сегодня погиб молодой, целеустремленный новичок, недавно принятый на работу. В своем последнем издыхании он кричал так ужасно и душераздирающе, что все рабочие, слышавшие его, едва ли могли заснуть той ночью. И Рейнбоу Дэш не стала исключением. Но не спит она не только из-за этого. То, что тревожит ее теперь - намного, намного хуже: это ее слова, которые она сказала после.

Рэйнбоу Дэш

Проблемы Понячьей Анатомии

Серия рассказов, раскрывающая важную проблему понячьей анатомии.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Человеки

Четверо товарищей

Чейнжлингское государство быстро оправляется от ужасов последовавших за поражением в Кантерлоте. Эквестрийская блокада, иностранные интервенции, едва не разгоревшаяся гражданская война. Лишь своевременные действия военизированных отрядов лоялистов Кризалис смогли удержать страну над пропастью, подавить мятежи и отразить нападки врагов, не дав им проникнуть в сердце Империи. Добровольцы громят последние отряды бунтовщиков и предвкушают победу над смутой. Главные герои - четверо чейнджлингов-сослуживцев, которые были сведены вместе случаем, случай же и раскидает их по свету. Они не являются ни героями, ни мудрецами. Они - вполне заурядны, пусть и способны на храбрость самопожертвование и героизм. С концом позорной смуты они надеятся на спокойную и мирную жизнь, но сильные мира сего уже всё решили за них. Чудовищного масштаба механизмы начинают свою необратимую работу, и им ничего не остаётся, кроме как стать винтиками в этих механизмах. Они пройдут много дорог, многое увидят и многое испытают. Кто-то встретит смерть, а кто-то выживет чтобы увидеть вокруг себя мир, в котором не осталось места прежнему, мир, где их никто не ждёт.

Чейнджлинги

На негнущихся ногах

С головой окунаясь в новою жизнь, будь готов пройти проверку на прочность. Но как слабый телом и духом, так и тот, кто способен выдержать тяготы экстремальных ситуаций, чья голова - как компьютер, а тело - кусок стали, равно бессильны перед прекрасным полом.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Врата Тартара

Аликорн Твайлайт Спаркл занимается проблемами госбезопасности Эквестрии

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Заковырки

Эквестрия под своей внешней степенностью полнится преступлениями. Тело простёрлось на полу, толпа расступается, пропуская свидетеля. Он говорит правду… или лжёт? Детектив Слипстар знает. А вы?

Другие пони ОС - пони

EQG: 2. Знакомство с новым чувством

Когда она рядом, учащается сердцебиение. Да, когда я пригласила Эпплджек, Пинки Пай, Флаттершай и Рарити в музыкальную группу, мы с ЭйДжей часто спорили, но это же не значит, что я спорила от ненависти. Напротив. Мне просто нравилось, когда она приближалась, говоря какую то сдуру. (Все написанное, происходит от лица Рэйнбоу Дэш)

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Глубина

Чем глубже сон, тем он интереснее. Не так ли? Мы редко осознаем свои сны. Но, что, если ты спишь во сне?

Принцесса Луна Человеки

К свету

Выход есть всегда. И свет приведет тебя к нему. Но вот только каков этот выход и устроит ли он тебя — уже отдельный разговор.

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Погибший Рай (Dead Paradise)

Глава 5. Планы вылетают в трубу.

Глава 5. Планы вылетают в трубу.

Меня разбудило нечто, чего я никак не ожидал. Рёв мотора, причём довольно громкий. Я дёрнулся, открыл глаза, помотал головой, ничего не понимая, а затем увидел в замызганное зеркало ещё одну машину. Машину, которая на всех парах неслась в нашу сторону, грозя протаранить «Кастлгард» огромным, утыканным шипами бампером.

Громко выругавшись, я подпалил масло. Вообще, по закону жанра, именно в такие моменты двигатель должен отказываться заводиться. Хвала принцессам, закон жанра на этот раз не сработал: зарычав, наш автомобиль рванулся с места и понёсся по пустошам прочь от врага. Как раз вовремя: когда я снова глянул в зеркало, громила уже выворачивал из-под трубы, вновь нацеливая на нас свой устрашающий таран.

Скуталу было хоть бы что, храпела себе и ладно, но кочка, на которую я наехал, заставила её недовольно продрать зенки. Секунд тридцать ей потребовалось, чтобы сообразить: мы снова в пути.

-Без завтрака? – охрипшим со сна голосом поинтересовалась летунья.

Наградив её не самым благозвучным эпитетом, я велел ей посмотреть назад. Вид монстра, преследующего «Кастлгард», заставил пегаску совсем проснуться.

-Ё! Ё! Ё!

Это всё, что она смогла из себя выдавить, хватаясь за рычаги наших оборонительных систем.

С тихим лязгом пулемёт на крыше нацелился на бандита. Скут принялась поливать преследователя металлом, я же гадал, где нам скрыться, и наконец понял: труба. Я заметил, что толщины она была как раз такой, чтобы наша машина смогла проехать там беспрепятственно. Осталось только найти вход и надеяться, что она нигде не завалена.

Видимо, наш противник был неопытным инженером. Он не рассчитал вес своей «давилки», и теперь этот монстр безнадёжно отстал от нас. Зато ему на смену пришли другие, с радостным рёвом вылетевшие из-под всё той же трубы. Теперь мы уже улепётывали от троих бандитов. Если так пойдёт и дальше, скоро за нами будет гоняться если не весь город, то вся промзона точно.

Пулемётная очередь, выпущенная крылатой, пропорола одному из преследователей капот. Его мотор рыкнул, заглох, а не успевший среагировать громила пришёлся ему своим шипастым мегабампером прямо в корму, сбив неудачника с дороги. Один есть. Но радоваться пока было рано. Я всё ещё не видел въезда в трубу, ни с одной стороны, хотя полагал, что такой въезд существует и молил небо, чтобы моя догадка подтвердилась. Но небеса оставались глухи к мольбам.

Ещё один бандит, наш старый знакомый с пилой вместо бампера, заметно поднаторел в схватках с нами. Он стал нагонять, и пару раз пила оказывалась в опасной близости от ракетомёта.

-А они, похоже, зря времени не теряют, — прокричала Скуталу, тоже признавшая «пилильщика». Пегаска могла лупить ему только в крышу, ракетомётом же пользоваться было опасно, могло зацепить ещё и нас. Наконец, ей удалось пробить неугомонному бандиту маслобак: из разбитых окон высунулись языки пламени, экипаж срочным порядком покинул горящую машину, не удосужившись даже затормозить. Громила с тараном «кинг-сайз» сбил и этого товарища в сторону.

Честно сказать, увидев это, я расхохотался. Сколько ни гони, догнать нас «давилка» не сможет, пускай хоть двигатель свой сожгут. Таран вскоре пропал за холмом, звук его мотора постепенно утих, оставив только грохот «Кастлгарда» и тихий лязг его орудий оглашать пустоши промышленных районов. Напряжение отпустило нас обоих, эту гонку на выживание мы явно выиграли с огромным отрывом. Посчитав, что такое поражение заставит бандитов надолго заткнуться, я уже выбирал место, куда приткнуть машину для завтрака. Высмотрев очередной подъём трубы, я собирался припарковаться так, и вот тут…

…вот тут начался кал. Вернее, кол. Оф дьюти. С разных сторон на нас вылетели семь или восемь машин. Вот уж никогда бы не подумал, что в разрушенном городе может остаться столько способного к перемещению хлама. Нас окружили с трёх сторон и принялись поливать свинцом. Если бы стрелковое оружие было хотя бы у половины врагов, нас бы прям здесь, в машине, и закопали. Но в распоряжении этой армии находилось всего два пулемёта, причём один из них был приварен к капоту бандита так, что мог зацепить нам только борт, а второй оказался установлен в люльку нёсшегося впереди мотоцикла, и нанести нам урона способен не был.

Только таких вот сюрпризов нам не хватало! Я разогнал «Кастлгард» до предела, Скут же вывела двоих из строя, изрешетив им стёкла, и пальнула ракетой ещё в одного, но тот сумел уклониться, получив лишь небольшой «ожог». Передние враги явно не ожидали, что наша груда хлама способна на такую скорость. Вывернув руль, я проехался по пулемёту того мотоциклиста, превратив оружие в лепёшку и отодрав люльку. Самой большой проблемой оказался единственный оставшийся у врага пулемёт. Теперь он получил возможность пропарывать нам кузов. Пегаска выпустила ещё одну ракету – и орудие противника оторвалось вместе с изрядным куском его борта. Масло в его двигателе вспыхнуло, превратив преследователя в пылающий факел. Не подготовленные к такому повороту событий бандиты налетели на своего собрата, подмяв и без того изуродованную развалюху под себя.

Мотоциклист, потерявший оружие, и не думал отказываться от преследования. Но куда ему было до нашего двигателя! Проехав ещё ярдов сотню, он сдался и стал отставать. Мы перевалили за ещё один холм, и я наконец-то увидел то, чего ждал всё утро. Труба, проржавев в одной из секций, рухнула на землю, образовав просто идеальный въезд. Я поддал газу и въехал в неё, не включая фар. Стенки со всех сторон прогнили и осыпались, дыры были буквально повсюду, где только можно, но труба нас выдержала. Выбрав в полутьме одно из мест, я остановился и заглушил мотор. Несколько минут было тихо. Можно было слышать, как падают со стенок нашего укрытия капли воды. А затем из-за холма раздался грохот двигателей. Преследователи, ещё оставшиеся на колёсах, принялись рыскать поблизости, отыскивая нас. Никто из них, судя по всему, не заметил след наших протекторов. Покружив на месте, они сгрудились в кучу и вышли из машин посовещаться. Справа от нас была огромная дыра в трубе, идеальная для того, чтобы всё видеть, а самим оставаться невидимым. Мы со Скуталу придвинулись к ней поближе. Речь бандитов была неразборчивой, но, кажется, они здорово поссорились. Один указывал куда-то в сторону завода, к которому и вела труба. Другой, повертев копытом у виска, осадил приятеля. Постояв в раздумьях ещё минуты две, враги, рассыпавшись по машинам, разъехались кто куда. Мы переглянулись и облегчённо вздохнули.

Труба была неплохим убежищем, но далеко не идеальным. Она могла проломиться под весом «Кастлгарда», причём в самый неожиданный момент. Решив, что разводить тут огонь было бы верхом глупости, мы довольствовались консервами и бутерами, сляпанными тут же, на приборной панели, в качестве завтрака. Бандиты бандитами, а голод не тётка.

-Знаешь, Скутс, а по-моему даже хорошо, что мы в эту трубу заехали.

-Да? И чем же хорошо? – поинтересовалась крылатая сквозь солидный кусок в зубах.

-Во-первых, нас здесь никто не увидит, пусть хоть в глаза себе закапают вином «Рубиновая Заря». Правда, сомневаюсь, что у них от этого зоркость увеличится, скорее, наоборот. А во-вторых, эта труба выводит прямо к заводу, к которому мы и ехали. Самый быстрый способ добраться туда. Что скажешь?

Проглотив содержимое рта, пегаска с минуту смотрела на меня. Царивший в трубе и кабине полумрак помешал мне разглядеть выражение её мордочки.

-С таким водилой мне ничего не страшно, — наконец ответила она, стряхнула копыта и добавила:

-Ну, мы едем?

Хлебнув из бутылки с водой, я снова завёл двигатель «Кастлгарда» и тронул машину вперёд по кишке трубы.

Конец 5 главы.