Автор рисунка: Noben
Глава 4. Промышленные районы. Глава 6. Заслужи свою смерть. (Earn to die.)

Глава 5. Планы вылетают в трубу.

Глава 5. Планы вылетают в трубу.

Меня разбудило нечто, чего я никак не ожидал. Рёв мотора, причём довольно громкий. Я дёрнулся, открыл глаза, помотал головой, ничего не понимая, а затем увидел в замызганное зеркало ещё одну машину. Машину, которая на всех парах неслась в нашу сторону, грозя протаранить «Кастлгард» огромным, утыканным шипами бампером.

Громко выругавшись, я подпалил масло. Вообще, по закону жанра, именно в такие моменты двигатель должен отказываться заводиться. Хвала принцессам, закон жанра на этот раз не сработал: зарычав, наш автомобиль рванулся с места и понёсся по пустошам прочь от врага. Как раз вовремя: когда я снова глянул в зеркало, громила уже выворачивал из-под трубы, вновь нацеливая на нас свой устрашающий таран.

Скуталу было хоть бы что, храпела себе и ладно, но кочка, на которую я наехал, заставила её недовольно продрать зенки. Секунд тридцать ей потребовалось, чтобы сообразить: мы снова в пути.

-Без завтрака? – охрипшим со сна голосом поинтересовалась летунья.

Наградив её не самым благозвучным эпитетом, я велел ей посмотреть назад. Вид монстра, преследующего «Кастлгард», заставил пегаску совсем проснуться.

-Ё! Ё! Ё!

Это всё, что она смогла из себя выдавить, хватаясь за рычаги наших оборонительных систем.

С тихим лязгом пулемёт на крыше нацелился на бандита. Скут принялась поливать преследователя металлом, я же гадал, где нам скрыться, и наконец понял: труба. Я заметил, что толщины она была как раз такой, чтобы наша машина смогла проехать там беспрепятственно. Осталось только найти вход и надеяться, что она нигде не завалена.

Видимо, наш противник был неопытным инженером. Он не рассчитал вес своей «давилки», и теперь этот монстр безнадёжно отстал от нас. Зато ему на смену пришли другие, с радостным рёвом вылетевшие из-под всё той же трубы. Теперь мы уже улепётывали от троих бандитов. Если так пойдёт и дальше, скоро за нами будет гоняться если не весь город, то вся промзона точно.

Пулемётная очередь, выпущенная крылатой, пропорола одному из преследователей капот. Его мотор рыкнул, заглох, а не успевший среагировать громила пришёлся ему своим шипастым мегабампером прямо в корму, сбив неудачника с дороги. Один есть. Но радоваться пока было рано. Я всё ещё не видел въезда в трубу, ни с одной стороны, хотя полагал, что такой въезд существует и молил небо, чтобы моя догадка подтвердилась. Но небеса оставались глухи к мольбам.

Ещё один бандит, наш старый знакомый с пилой вместо бампера, заметно поднаторел в схватках с нами. Он стал нагонять, и пару раз пила оказывалась в опасной близости от ракетомёта.

-А они, похоже, зря времени не теряют, — прокричала Скуталу, тоже признавшая «пилильщика». Пегаска могла лупить ему только в крышу, ракетомётом же пользоваться было опасно, могло зацепить ещё и нас. Наконец, ей удалось пробить неугомонному бандиту маслобак: из разбитых окон высунулись языки пламени, экипаж срочным порядком покинул горящую машину, не удосужившись даже затормозить. Громила с тараном «кинг-сайз» сбил и этого товарища в сторону.

Честно сказать, увидев это, я расхохотался. Сколько ни гони, догнать нас «давилка» не сможет, пускай хоть двигатель свой сожгут. Таран вскоре пропал за холмом, звук его мотора постепенно утих, оставив только грохот «Кастлгарда» и тихий лязг его орудий оглашать пустоши промышленных районов. Напряжение отпустило нас обоих, эту гонку на выживание мы явно выиграли с огромным отрывом. Посчитав, что такое поражение заставит бандитов надолго заткнуться, я уже выбирал место, куда приткнуть машину для завтрака. Высмотрев очередной подъём трубы, я собирался припарковаться так, и вот тут…

…вот тут начался кал. Вернее, кол. Оф дьюти. С разных сторон на нас вылетели семь или восемь машин. Вот уж никогда бы не подумал, что в разрушенном городе может остаться столько способного к перемещению хлама. Нас окружили с трёх сторон и принялись поливать свинцом. Если бы стрелковое оружие было хотя бы у половины врагов, нас бы прям здесь, в машине, и закопали. Но в распоряжении этой армии находилось всего два пулемёта, причём один из них был приварен к капоту бандита так, что мог зацепить нам только борт, а второй оказался установлен в люльку нёсшегося впереди мотоцикла, и нанести нам урона способен не был.

Только таких вот сюрпризов нам не хватало! Я разогнал «Кастлгард» до предела, Скут же вывела двоих из строя, изрешетив им стёкла, и пальнула ракетой ещё в одного, но тот сумел уклониться, получив лишь небольшой «ожог». Передние враги явно не ожидали, что наша груда хлама способна на такую скорость. Вывернув руль, я проехался по пулемёту того мотоциклиста, превратив оружие в лепёшку и отодрав люльку. Самой большой проблемой оказался единственный оставшийся у врага пулемёт. Теперь он получил возможность пропарывать нам кузов. Пегаска выпустила ещё одну ракету – и орудие противника оторвалось вместе с изрядным куском его борта. Масло в его двигателе вспыхнуло, превратив преследователя в пылающий факел. Не подготовленные к такому повороту событий бандиты налетели на своего собрата, подмяв и без того изуродованную развалюху под себя.

Мотоциклист, потерявший оружие, и не думал отказываться от преследования. Но куда ему было до нашего двигателя! Проехав ещё ярдов сотню, он сдался и стал отставать. Мы перевалили за ещё один холм, и я наконец-то увидел то, чего ждал всё утро. Труба, проржавев в одной из секций, рухнула на землю, образовав просто идеальный въезд. Я поддал газу и въехал в неё, не включая фар. Стенки со всех сторон прогнили и осыпались, дыры были буквально повсюду, где только можно, но труба нас выдержала. Выбрав в полутьме одно из мест, я остановился и заглушил мотор. Несколько минут было тихо. Можно было слышать, как падают со стенок нашего укрытия капли воды. А затем из-за холма раздался грохот двигателей. Преследователи, ещё оставшиеся на колёсах, принялись рыскать поблизости, отыскивая нас. Никто из них, судя по всему, не заметил след наших протекторов. Покружив на месте, они сгрудились в кучу и вышли из машин посовещаться. Справа от нас была огромная дыра в трубе, идеальная для того, чтобы всё видеть, а самим оставаться невидимым. Мы со Скуталу придвинулись к ней поближе. Речь бандитов была неразборчивой, но, кажется, они здорово поссорились. Один указывал куда-то в сторону завода, к которому и вела труба. Другой, повертев копытом у виска, осадил приятеля. Постояв в раздумьях ещё минуты две, враги, рассыпавшись по машинам, разъехались кто куда. Мы переглянулись и облегчённо вздохнули.

Труба была неплохим убежищем, но далеко не идеальным. Она могла проломиться под весом «Кастлгарда», причём в самый неожиданный момент. Решив, что разводить тут огонь было бы верхом глупости, мы довольствовались консервами и бутерами, сляпанными тут же, на приборной панели, в качестве завтрака. Бандиты бандитами, а голод не тётка.

-Знаешь, Скутс, а по-моему даже хорошо, что мы в эту трубу заехали.

-Да? И чем же хорошо? – поинтересовалась крылатая сквозь солидный кусок в зубах.

-Во-первых, нас здесь никто не увидит, пусть хоть в глаза себе закапают вином «Рубиновая Заря». Правда, сомневаюсь, что у них от этого зоркость увеличится, скорее, наоборот. А во-вторых, эта труба выводит прямо к заводу, к которому мы и ехали. Самый быстрый способ добраться туда. Что скажешь?

Проглотив содержимое рта, пегаска с минуту смотрела на меня. Царивший в трубе и кабине полумрак помешал мне разглядеть выражение её мордочки.

-С таким водилой мне ничего не страшно, — наконец ответила она, стряхнула копыта и добавила:

-Ну, мы едем?

Хлебнув из бутылки с водой, я снова завёл двигатель «Кастлгарда» и тронул машину вперёд по кишке трубы.

Конец 5 главы.