Автор рисунка: MurDareik
Глава 3. Узкая дорога не терпит встреч. Глава 5. Планы вылетают в трубу.

Глава 4. Промышленные районы.

Глава 4. Промышленные районы.

-Эй, просыпайся.

Я кое-как разлепил глаза и сонно уставился на ржавую трубу, составляющую часть армирования крыши «Кастлгарда». Подниматься, мягко говоря, не очень хотелось. К тому же, спина довольно сильно затекла: заднее сиденье машины мягкостью не отличалось. Та дверца, что была ближе к задним ногам, распахнулась.

-Встал или нет?!?!

-Да с самого утра лежать мешает, — ухмыляясь, пожаловался я. Пегаска, поняв шутку, фыркнула и резко дёрнула меня за задние копыта. Я вылетел из автомобиля и приземлился спиной на бетон. Ох ё…

-Поднимайся и иди лопать. Ну, живо!

Морщась от боли и мысленно обкладывая свою спутницу в десять матов, я кое-как поднялся с пола и проковылял к костру. За завтраком Скуталу сообщила мне, что Мёртвый город мы проехали, но не совсем. Ещё один переулок – и перед нами встанет выбор, в какую сторону ехать.

-Есть два пути. Первый – через главную площадь. Он покороче, но этот район захвачен очень серьёзными ребятами. У них не только машины, но и дома стрелять умеют. Проехать его без потерь, как ни крути, не выйдет. Второй – через промышленную зону. Там народу поменьше, но и ехать дольше. Выбор за тобой, братишка.

Я задумался.

-Через главную площадь, я так понял, ехать не стоит…

-Ха. В сообразительности тебе не откажешь.

Я пропустил колкость мимо ушей.

-А эти промзона… Ты хорошо её знаешь?

-Да в том-то и дело, что нет. Я никогда раньше там не была. Максимум – видела издали. Так что если ехать там, то заплутаем.

-Не-а, не заплутаем.

Пернатая посмотрела на меня.

-Ты так уверен в моих штурманских способностях?

-В своих, ты хотела сказать. Не забывай, я там работал до того, как всё это началось.

Скут заметно оживилась.

-И что, вот прям помнишь, где и что?

Я кивнул.

-Примерно помню. Чтобы там не заблудиться, надо держаться поближе к трубе. Она выведет к заводу. Этот завод в самом центре района как раз и стоит. С него всё хорошо будет видно.

Я прикрыл на секунду глаза, вспоминая, как стоял на смотровой площадке этого самого завода в свой первый рабочий день и смотрел на город, тогда ещё целый, не ведающий, что ждёт его через каких-то там пару лет…

Из размышлений меня вывела пегаска. Радостно пихнув меня в рёбра и на ходу запихнув в рот последний кусок, она уселась за рычаги.

-Тогда поехали, нечего здесь время терять. Ну, чего ты вечно залипаешь?!?!

Залпом допив кофе и метко швырнув кружку на заднее сиденье, я запрыгнул на своё место и подпалил масло. С радостным рёвом «Кастлгард» рванул вперёд, чуть зацепив бампером выдававшийся из стены блок. Блок разлетелся в пыль. Буквально за минуту проехали мы последний квартал Мёртвого города, закончившийся развилкой. Я наконец-то вспомнил эту часть города. Именно через неё я каждый день добирался на работу. Точно такой же путь предстояло проделать и сегодня. Всё как и пять лет назад. Правда, в те времена доехать из пункта А в пункт Б не было вопросом жизни и смерти, но кого волнуют такие мелочи?

Сориентировавшись, я свернул направо. Скут по-прежнему сидела молча, облокотившись одной ногой на рычаги, другой – на дверцу. Я понял, что выбрал верный маршрут. Около часа мы ехали в полутьме: солнце ещё не добралось сюда, а включать фары не хотелось, тем более, что они плохо горели и ещё больше жрали масло. Наконец мы миновали последний переулок, коридоры полурассыпавшихся стен остались позади, и машина выехала в пустоши, бывшие когда-то промышленным районом. Пейзаж ощутимо поменялся: вместо каменного лабиринта развалин мы теперь видели ржавеющую технику, которую, видимо, ни один местный умелец не смог поставить на колёса, невысокие заводские корпуса, обвалившиеся тут и там, нашу приоритетную цель в виде огромной башни, возвышавшейся дальше к западу, и рассыпавшуюся стальную трубу, которая вела к этой самой башне и к которой нам следовало держаться поближе.

Я вывернул руль и двинул машину к этой трубе. Звук нашего перемещения теперь стал другим: вместо скрипа и хруста сквозь грохот мотора слышалось теперь мягкое шуршание по изъезженной земле. Ехать рядом с трубой оказалось очень простым делом: теперь не мешали ни завалы, ни разбитые машины, ни любители приключений на свой круп. Правда, пару раз мы едва не налетели на «колючку», хитроумно расставленную такими любителями, да ещё вдобавок переехали древесного волка, пригревшегося на солнце, но в целом неприятности пока что обходили нас стороной. Боясь сглазить, мы с летуньей говорили обо всём на свете, только не о подвернувшейся удаче.

Решив не менять график, мы по-прежнему останавливались на привал каждые два часа, но теперь старались не выходить из машины: вокруг теперь не было стен, способных защитить от солнца и враждебных глаз, эта функция целиком легла на «Кастлгард», и без того уже служивший нам с пегаской домом. Однако внутри машины было не намного лучше. Кондиционер в салоне предусмотрен, конечно же, не был, металл здорово нагревался, Скуталу уже не решалась опираться на дверь, чтобы не заработать ожог. Я взмок, как проститутка в церкви, пот застилал глаза, мешая видеть, куртка прилипла к телу. Крылатой приходилось ничуть не лучше. В полдень я не выдержал, заехал в проём под этой самой трубой, благо она как раз пошла вверх и отбрасывала нехилую по размерам тень, и заглушил двигатель. Хотел ещё сказать что-то, но не успел. Жара окончательно сморила меня, я навалился грудью на руль и заснул мёртвым сном.

Несколько часов спустя я очнулся. Голова у меня болела, во рту была сухость, губы запеклись и с трудом шевелились. Я нашарил рядом с сиденьем бутылку с водой и хорошенько отпил. Влага освежила меня, стало намного легче. Я откинулся на сиденье, с облегчением выдохнул и взглянул на спутницу. Она спала, запрокинув голову назад и чуть приоткрыв губы. Из её груди вырвался слабый стон. Я влил оставшуюся в бутылке воду в рот пегаски. Раздалось бульканье, затем звук мощного глотка, и Скут пришла в себя. Поводив головой, она взглянула на меня, моргнула и спросила:

-Который час?

Я потянулся к часам. Циферблат треснул точно посередине, секундная стрелка отсутствовала, остальные были слегка погнуты, многие цифры стёрлись, но часы показывали время верно.

-Уже пять часов.

Скуталу поморщилась. Солнце теперь светило нам прямо в глаза, играя бликами на грязном стекле. Стащив с себя костюм, она выбралась из машины. Чуть погодя я последовал её примеру. Куртка упиралась, врезаясь в ссохшуюся от пота шерсть, и мне пришлось использовать телекинез, чтобы снять её. Ступив на землю негнущимися ногами, я с наслаждением потянулся. Селестия благословенная, до чего хорошо-то… Никогда в своей жизни я не работал дальнобойщиком, но где-то слышал, что эти ребята проводят за рулём по несколько суток. Судя по треску моего позвоночника, я для такой работы малость не годился.

Ни за что на свете я не стал бы разводить костёр, но голод не тётка. Моё брюхо урчало ничуть не хуже двигателя «Кастлгарда». Скут даже нашла в себе силы хихикнуть. Впрочем, её живот требовал заправки не намного тише моего. Так или иначе, разводить огонь всё-таки пришлось. Стараясь держаться от него подальше, мы готовили хавчик из имеющихся запасов, а затем, проглотив его и погасив снова прошибивший пот огонь, уселись в тенёк отдыхать. Голова у меня всё ещё чуть заметно ныла. Солнце клонилось всё ниже и ниже к закату. Пора было уже выезжать, чтобы проехать ещё хоть сколько-нибудь. Со вздохом я поднялся, зашвырнул куртку на заднее сиденье и сел за руль.

-Эй, подруга! Ты ехать собираешься?

-Чего? А, да, сейчас…

Пегаска забралась на сиденье, бросив свой костюм к моей куртке, и подвигала рычагами, проверяя, не засохла ли смазка наших орудий. Убедившись, что всё в порядке, она коротко кивнула мне. Я завёл двигатель.

Мы ехали весь остаток дня и добрую часть ночи, благо спать не особо хотелось. Ночевать мы остановились под ещё одним подъёмом трубы. Поужинав, крылатая зевнула и забралась в машину. Однако вместо храпа до меня донёсся её голос:

-Эм! Эмеральд!

-Чего там?

-Обещай мне, что пристроишь вентилятор внутри этой дискордовой печки!

Я почувствовал, как по морде расползается улыбка. Мышцы уже успели слегка отвыкнуть от такого выражения.

-Обязательно, — ответил я, поворачиваясь к машине спиной и всё ещё улыбаясь.

Конец 4 главы.