Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5. Планы вылетают в трубу. Глава 7. Лазарет под открытым небом.

Глава 6. Заслужи свою смерть. (Earn to die.)

Глава 6. Заслужи свою смерть. (Earn to die.)
-Вруби фары.

-Нет.

-Вруби, говорю.

-Нафиг не сдалось.

-Вруби фары, сказала!

-На кой Дискорд тебе фары? И так светло!

Препираясь подобным образом, мы со Скут гнали вперёд по трубе. Полумрак, прорезавшийся только солнцем, бьющим через многочисленные щели, и тусклым фосфорическим светом спидометра (подсветка работала только у него, я так и не смог это исправить), нисколько не мешал продвижению. Однако пегаска так не считала. Уж не знаю, боялась ли она темноты, или ещё чего, но требования зажечь свет становились всё настойчивее.

-Давай бегом!

-Ой, ну всё, всё, не ной. Спалим всё масло из-за тебя.

Нажав рычажок под штурвалом, я осветил тоннель впереди. Фары «Кастлгарда», равно как и фары любой другой машины, работали так же, как и двигатель: на фонарном масле из общего бака. Свет они давали довольно мощный, но распространялся он недалеко, ярдов на семь-восемь, где-то так. По крайней мере, через замызганные и треснувшие фонарные стёкла в этих самых фарах. Следует добавить, что беспокоился я не зря: масло такое дополнение жрало со сверхскоростью. Но Скуталу это ничуть не волновало. Она радостно и даже как-то облегчённо хлопнула меня по плечу. Видать, и впрямь боялась темноты. Трусишка.

-Вот, другое дело! Сразу бы так, а то нет, всё масло спалим…

-Вот если спалим, я тобой двигатель заправлю. Посмотрим, как ты горишь и насколько тебя хватит. При включённых фарах, разумеется.

Пренебрежительное фырканье, раздавшееся в ответ, заглушил грохот ещё одного мотора. Как, опять? Да вы уже бесите! Вот реально, существуют такие пони, с которыми поначалу интересно, а потом хоть на край света от них беги. ЗА*Б@ЛИ!!!

Мысленно выстраивая вокруг приставучих бандюков крепкий трёхэтажный постапокалиптический мат, я поддал газу. Преследователь вскоре явил нам свою сущность: приземистая малолитражка когда-то красного, ныне поносного, цвета с беспрерывно чихающим в нашу сторону дробовиком, торчавшим из лобового стекла. Не то, чтобы он мог нас как-то серьёзно зацепить, но если он подберётся поближе и возьмёт на прицел шины, нам несдобровать.

-О, смотри, кто-то захотел поразвлечься! Щас я им устрою весёлый заезд!

Я услышал, как пулемёт на крыше поворачивается в сторону врага. Деваться из этой трубы ему некуда, если только он не проломит одну из стенок, но тогда его машина навернётся с солидной высоты. Не знаю, как там у разбойничьего автопрома с подвесками дело обстоит, но так рисковать не стоит. Похоже, экипаж гнавшегося за нами чуда техники, выхватил в пятно света своих фар ствол нашего орудия возмездия, потому как их водитель ударил по тормозам и моментально скрылся за поворотом трубы. Наш тоннель принялся вилять, причём довольно сильно, но ехать по нему даже в таких условиях особой мороки не составило. Уж не знаю, проектировалась ли эта труба таким образом, или коррозия её так изогнула, или бандиты по ней часто катаются, но у меня создалось впечатление, словно мы внутри раковины улитки или кого-то подобного. Я много раз катался и на американских горках, и в аквапарках, но ни разу такого извилистого маршрута не встречал. Кстати, неплохая это идея – организовать тут аквапарк или что-то подобное. Только вот трубу подлатать, кассу сварганить, да повывести отсюда всех бандитов. Посетители не должны таскать с собой оружие, чтобы иметь возможность доехать до конца маршрута живыми. И как никто из обитателей промзоны до этого не додумался? Такие деньги могли бы делать! Тьфу, что за хрень лезет мне в голову с утра пораньше? Наверное, из-за жары мозги совсем сварились. Это ж надо такое придумать!

Из размышлений меня вывел…нет, не поворот трубы. Физика работала на нас, в повороты «Кастлгард» входил почти самостоятельно, мне иногда казалось, что наша развалина ожила и сама знает дорогу, я ей почти не управлял. Но вдруг старый знакомый, снова догнавший нас, принялся опять плеваться в нас картечью. Мало того, так ещё и спереди вылетел тот самый мотоциклист, которому я отдавил люльку. Что ж, засады они устраивать умеют. Но этот байкер что, серьёзно надеялся, что я нажму на тормоз?

С грохотом мы налетели на него, подмяв под днище «Кастлгарда» и размазав по трубе. Странно, но в этот раз наезд ни в ком из нас тех чувств, что в прошлый раз, не вызвал. Привыкать начали, что-ли? Преследователь подпрыгнул на останках своего товарища и продолжил погоню.

-Да что ж ты никак не отвянешь-то? Эм, чего они все такие мазохисты?!?!

Отвечать было некогда. Крылатая оказалась права: навстречу вылетел ещё один такой наездник. Разумеется, его ждала та же участь.

-Я тя только что на тот свет отправил, чё те ещё надо?!?! – в отчаянии завопил я, когда бампер машины, взлетевшей ещё разок, царапнул верхнюю часть трубы.

Тут только я заметил, что Скут смотрит на меня огромными глазами. Губы её чуть дрожали.

-Что…? – похолодев, спросил я.

-Патроны в коробке наверху вышли… Надо менять…

Ну, замечательно день начинается! Теперь у нас ещё и боезапаса нет! Что дальше?! Супербронебойные пердолёты какие-нибудь?!?!

-Пожалуйста, скажи, что у нас ещё остались ракеты! – едва ли не взмолился я. Не будь управление «Кастлгардом» моей обязанностью, я бы, наверное, грохнулся к её ногам.

-Ракеты?!?! В ТОННЕЛЕ?!?! – завизжала она, перекрывая рёв мотора. Я моментально осознал всю глупость своих слов и хреновость нашего положения. Нет, этот день не могло испортить уже ничто. И тут я заметил, как пегаска пытается вылезти в окно с пулемётным коробом в копытах. Телекинезом я вернул её на место.

-С УМА СОШЛА?!?! Тебе же голову на повороте оторвёт!!!

Она сверкнула на меня глазами, но возражать не стала. Нужно было выбираться из трубы, и как можно быстрее.

Впереди образовалось огромное пятно солнечного света, в которое был виден въезд в ещё один тоннель. Видимо, одна из секций трубы отржавела и выпала. Похоже, нашей консервной банке придётся показать акробатические способности. Главный приз – жизнь. Не тратя ни секунды на размышления, я с разгону проскочил остаток трубы и взмыл в воздух… Наш полёт продолжался от силы секунду, но я навсегда запомню эти ощущения: гравитации больше нет, время замедлилось до предела, почти остановившись, сердце колотилось изо всех сил, страх сжимал горло, а в голове осталась единственная мысль: неужели перескочим?

Колёса «Кастлгарда» с размаху соприкоснулись с металлом. Из моей груди вырвался крик облегчения. Летунья, более привычная к таким перелётам, тоже застыла от ужаса, но мгновенно пришла в себя. А дальше случилось такое, от чего хотелось петь: бандит, гнавшийся за нами, решил повторить этот трюк, и немного не рассчитал, отчего его машина на всей скорости ткнулась бампером в край трубы и со звоном грохнулась на землю. Судя по звуку, прямо на собственную крышу.

Я остановился. Передние ноги мои дрожали, грудь разрывалась от ударов сердца, воздух отказывался попадать мне в лёгкие. Крылатая, казалось, чувствовала себя так же. Она нашла в себе силы вылезти через окно и пристегнуть на место пустого полный короб. Правда, сделать это ей удалось где-то с третьей попытки.

Успокоившись, я снова тронул машину вперёд. Труба вскоре пошла вниз, и показала нам выход из себя на небольшой высоте, так что мы могли безопасно спрыгнуть. Но когда я уже немного отошёл от пережитого, по трубе снаружи начали вовсю палить из пулемёта.

Опять-двадцать пять! Сколько ещё их нужно убить, чтобы бандиты оставили нас в покое? Всех? Похоже на то. Бесило ещё и то, что враг, даже не видя нас, бил довольно близко, а мы не могли отвечать. Скрежеща зубами от злости, я выехал из трубы. Солнечный свет после таких проездов казался очень ярким, но не слепил. Я огляделся в поисках стрелка и увидел клон нашей машины. «Кастлгард», выкрашенный в синий цвет, осыпал нас очередями из пулемёта значительно крупнее нашего. Скуталу принялась ему отвечать, надеясь попасть в стрелка, который сидел в открытом кузове и был ясно виден даже мне. Я повернул руль так, чтобы дать пегаске возможность воспользоваться ракетомётом, и уже заканчивал манёвр, когда почувствовал резкую, обжигающую боль в левой передней ноге ближе к плечу. Боль тут же распространилась по всему телу, разрывая плечо на части. Я повернул голову и увидел, как из пробитой куртки хлещет кровь. Подстрелили… Эта мысль тупо засела в голове, не давая вести машину. Звуки стали тише, вокруг появилось кровавое марево, но всё же я расслышал шипение ракеты, выпускаемой летуньей, и взрыв. Левое копыто уже отказывалось подчиняться, соскальзывая со штурвала. Я попробовал заменить его телекинезом, но охватившее на мгновение руль золотистое сияние тут же погасло. Я стремительно терял силы.

-Эмеральд, можешь уже сбавить обороты, я их уделала! Эм, ты слышишь? ЭМ!!!

На языке уже стал ясно различим привкус металла. Дискорд, как быстро… Боль сжигала меня, сил кричать уже не осталось, хотелось только одного: чтобы всё это поскорее закончилось. Словно сквозь сон я слышал голос пегаски, выкрикивавший моё имя, почувствовал, как она навалилась на руль… Затем пришли другие голоса, грохот моторов, стрельба, визг тормозов, звук удара о стену… Больше я ничего не помню.

Я очнулся, когда солнце уже почти село. Вокруг было темно, но я сумел различить очертания «Кастлгарда». Моё тело покрывал пот, плечо сильно саднило, подбитая нога казалась набитой острыми осколками железа, все конечности будто налились свинцом. Я едва мог двигать глазами. Взглянув левее, я заметил Скут, лежавшую возле меня с тряпочкой в копыте. Мне хотелось что-то сказать, но вместо слов из груди вырвался слабый стон. Пегаска, дёрнувшись от неожиданности, мигом поднесла к моему рту бутылку с водой и влила её содержимое в горло. Стало полегче. Я смог вздохнуть полной грудью и чуть приподняться, в ответ на что раненое плечо снова заныло, а пернатая положила мне копытце на грудь.

-Не ёрзай. Полежи немного.

Голос у неё был слегка охрипший. Я осмотрелся и увидел пропитавшуюся кровью повязку на плече, наложенную прямо поверх куртки, раскрытую аптечку и что-то небольшое, лежавшее в металлическом лотке в лужице алой жидкости.

-А, да. Я её вынула. Пулю. Можешь забрать себе, если хочешь.

Множество слов роились в сознании, но один сорвался с языка сам собой.

-Где мы?

-Всё там же. Нам уже, правда, недолго до твоего завода ехать. Вон он.

И точно. Завод возвышался в полумиле езды впереди. Одолеем как-нибудь, а там посмотрим.

-Долго я так провалялся?

-С тех пор и лежишь, как я того гада подстрелила. Я думала, ты не встанешь уже. Ты…в общем…плохо тебе было. Совсем плохо.

Я похолодел от слов спутницы. Что я тут вытворял, пока был в горячке? Ярко-красный луч заходящего солнца осветил её мордочку, и мне показалось, что под её глазами проступили высохшие дорожки слёз.

-А погоня? Другие бандиты? Стена, на которую мы налетели? – принялся вспоминать я.

-Ты это о чём? Ты чего несёшь-то, Эмеральд? Какая стена?

В голосе Скуталу слышалось недоумение в смеси с тревогой. Видимо, все эти звуки мне просто почудились, но они были так реалистичны…

-Ладно, забудь. Э-эх, пожрать бы чего…

Реакцией на эти слова послужила широкая довольная улыбка.

-Живой, — прошептала пегаска, заключив меня в объятия. Простреленное плечо тут же зацарапала боль, но мне было наплевать. Единственным, что осталось на свете, были носик, щекотавший меня своим дыханием и голос, шепнувший прямо в ухо:

-Знаешь, как ты меня напугал?

Я неловко обнял крылатую здоровой ногой. По моей шее прокатилась крошечная слезинка, упавшая из её глаз.

Конец 6 главы.