Автор рисунка: Devinian
Я в эквестрии Радион Чокопай

Моя говнистая пони

Фанфик не мой, и найден на просторах интернета, но мне почему-то кажется что он обязан быть на сториесе.

Взято от сюда

Вообще довольно интересная алюзия на сториез получается.

Дура, ты зачем говно жрёшь?

— Афтань! Я говноедка!

Деш, набирая копытами из ночного горшка фекалии, огромными порциями направляла всё это добро себе в рот.

— Мням, мням. Как профол день? – с участием спросила пони, пережёвывая говно и уставившись на меня.

Удивлению моему не было предела. Продукты отхода жизнедеятельности комками заляпали всю морду радужной пегаски, струйки мерзко пахнущей, коричневой жидкости, как из гидранта, сочились между почерневших от грязи зубов.

— Знаешь, не плохо… до сих пор…

Деш с умным видом дожевала порцию и одним движением горловых мышц отправила всё это дело прямиком в желудок.

— А что так? – Пегаска с деловым видом полезла одним копытцем в горшок, собирая комки в одни большой шарик. Делала она это небрежно: прожилистая, коричнево-желтая жидкость то и дело выплёскивалась из горшка прямиком на красивый коврик.

— Не хофеф присоединиться? – продолжила Рейнбоу, подвинув отвратительный горшок в мою сторону.

С этими словами пони блаженно зажмурилась, да отправила в рот очередную порцию. Меня начало мутить. Всё ещё не закрытая мною входная дверь уже не справлялась с вентиляцией, и диффузия дерьма молекулами стала оседать в моих ноздрях. Пегаска, почмокивая и разбрызгивая говном изо рта, с щеками как у бурундука, продолжала глазеть на меня.

— Ты что-то нефдорово фыглядишь, точно не хочешь поесть? – пони вновь окунула копытце в зловонный горшок и вынув, протянула мне своё угощение.

— Боже… — еле сдерживаю накатывающую из желудка наружу волну. – спасибо, Радуга, я в порядке…

— Ну каф хофеф, фья подкрепилась и теферь буфу спать.

Нелепо развернувшись, радужная пони наступила в долбаный горшок третьим, ещё чистым копытцем, небрежно его оттряхнула, разбрызгивая по всей комнате ошмётки говна, да двинулась в сторону постели.

— Уф! Как же я уфтала…

Пожаловавшись на свою нелёгкую жизнь, пони рухнула на белоснежную кровать, размазывая фекалии, обильно застрявшие на груди, морде, копытах.

— Спокойной ночи… моя говнистая пони.