Автор рисунка: Siansaar
III

IV

Тенегрив рванулся вперед. Надо было быстро взять все под контроль, пока не… Поляну осветила сиреневая вспышка, Тенегрив споткнулся и едва не упал. Перед глазами заплясали зайчики. Когда он проморгался, то увидел, что Твайлайт поймала призрака в мерцающий кокон.

 — Теперь он никуда не денется. – победоносно объявила она.

 — Что теперь? – неуверенно протянула Эпплджек.

 — Твайлай! Твайлайт! Твайлайт! – Пинки прыгнула между ней и призраком.

Розовая пони прильнула к мерцающему кокону, внутри которого метался и корчился светящийся скелет.

 — Давай оставим его хотя бы до ночи кошмаров. – пони чуть ли не задыхалась от восторга – Ты представляешь, как весело будет?

 — По-моему ничего веселого. – буркнула Флаттершай.

 — Да не будь такой занудой хоть ты. – страдальчески выдохнула пони.

 — Девочки, спокойнее. – Твайлайт поморщилась, когда призрак попытался протаранить магический барьер белой молнией. – Прежде всего надо закончить важные дела.

 — Важные для нас, или для него? – Рейнбоу тоже подлетела поближе и кольнула Тенегрива взглядом. – Может он не такой уж и плохой, как рассказывают? Эй, как тебя зовут?

 — Его зовут Арвак. – Тенегрив наконец взял себя в копыта и шагнул к призраку. – И ему здесь не место, он не отсюда.

Светящийся скелет крутанулся вокруг себя и бросил взгляд на Тенегрива, отчего пони ощутил, что похолодели ноги.

 — Я, пожалуй, в одном соглашусь. – сказала Рэрити. – Такое сияние, белый туман, и видок, конечно, хм…

 — Рэрити! – в один голос одернули ее Эпплджек и Твайлайт.

 — Помилуйте, я не то имела в виду! – отступила белая пони. – Не считайте меня повернутой на внешнем виде.

Единорожка демонстративно фыркнула и обошла «пленника» по кругу.

 — Когда-то я тоже судила Твайлайт только по внешнему виду, а сейчас она мой лучший друг, но это… — пони боязливо поморщилась и отошла подальше. – Он не просто странный, он чужой. И это чувствуется как-то, гм… Скажем, если бы я тоже владела магией, как Твайлайт.

 — Да, в этом ты права. – подтвердила фиолетовая единорожка. – Чем больше я его держу, тем больше мне не по себе. Тенегрив.

 — Я жду, когда вы наконец наговоритесь. – с толикой сарказма отозвался черный пони.

 — Ладно, выкладывай. – попросила Эпплджек.

 — Он – беглец, Арвак как-то умудрился улизнуть к вам, сюда. Это неправильно, это надо срочно исправить.

 — Он твой друг?

Тенегрив несколько мгновений осмысливал вопрос, глядя на любопытную Пинки, затем открыл рот, но правильный ответ не желал приходить на ум.

Шестеро пони с нескрываемым интересом смотрели на Тенегрива, лишь Твайлайт чуть-чуть морщилась и косилась на Арвака в магической ловушке. Время уходило, надо было что-то сказать, но у Тенегрива ничего не было, что могло бы понравиться этим пони. Нарастало ощущение уже виденного, пони понимал, какая огромная пропасть между ним и этой шестеркой, и была неуверенность, что признайся он в этом, и помогать ему уже не будут.

 — Ответь пожалуйста. – подстегнула Эпплджек.

 — Нет. – с неохотой процедил Тенегрив. – Он не мой друг, но он похож на меня. Он… потерялся. Надо помочь ему вернуться домой. Вы же скучаете по своему дому, если далеко от него?

 — Верно. – согласилась Рейнбоу. – Однако, если вы похожи, может быть он тут тоже не просто так, а?

Пегаска подлетела к Тенегриву вплотную.

 — Думаешь, один ты такой особенный, кому позволено вот так гулять между Эквестрией и… – она запнулась. – Ну ты понял.

 — Что ты хочешь сказать?

 — Я говорю, что мы не ловили тебя, когда ты оказался здесь в прошлый раз. У тебя была цель, так почему у него ее может не быть?

 — Ее нет. – твердо произнес Тенегрив. – Поверь мне. Это слишком долго объяснять. Пока вы все поймете, Твайлайт устанет, Арвак сбежит, и придется все начинать с самого начала, только нам будет гораздо труднее. Просто его тут быть не должно.

 — Ты прав дважды. – мучительно выдавила из себя волшебница. – Я долго его не удержу, это во-первых. А во-вторых, мне немного надоело, что на Эквестрию сваливаются какие-то чрезмерно загадочные личности из места, названия которого я даже не знаю.

 — Ладно, ты не обманул нас в прошлый раз. – шагнула вперед Эпплджек. – Я поверю тебе снова. Говори, что надо делать, или делай сам, что должен. Потом у тебя будет время рассказать поподробнее.

 — Все довольно просто. – Тенегрив подошел поближе к схваченному призраку. – Он не опасен, он не может тебе сопротивляться, Твайлайт. Ты можешь просто прогнать его? Есть у тебя что-то, что исправляет большие ошибки?

 — Да, у меня есть такое заклинание. – единорожка утерла пот и выпрямилась. – Заклинание, которое все исправит. Однажды оно не сработало, и мне давно хотелось найти повод повторить его, чтобы посмотреть, как именно оно работает.

 — Только не вздумай потом отправиться сразу же следом. – сердитая Рейнбоу выдала Тенегриву легкий подзатыльник. – Тебе надо будет многое объяснить.

 — Да-да, я понял. – черный пони фыркнул.

Твайлайт напряглась и с легким стоном сверкнула рогом так, что от ближайших деревьев потянулись тени, словно от утреннего солнца. Во все стороны разошлась фиолетовая волна. Она прошла сквозь Арвака, обволокла его, замерцала, заискрила. Призрак оказался внутри светящегося пузыря, магия сначала сжала Арвака, потом вытянула, словно пластилинового, а через мгновение он растворился в воздухе.

 — Все кончилось? – с дрожью в голосе спросила Флаттершай.

 — Я его не вижу. – отозвалась Рэрити. – Значит, сработало?

 — Да. Все сработало как надо. Ты действительно все исправила, Твайлайт.

 — О, нет… – Твайлайт испуганно прижала уши. – Этот голос.

 — Что? Как? – Тенегрив посмотрел по сторонам.

 — Вот так просто. – издевательски отозвался голос. – Как щелчок когтями.

На месте изгнанного призрака медленно появился Дискорд, с таким довольным выражением, будто этот день теперь будет вписан в историю Эквестрии как большой праздник.

 — Ты отлично исполнил свою роль, мой недалекий друг. – Дискорд вспышкой переместился к черному пони и ласково погладил его по гриве. – Я немного сомневался в тебе. Я не ожидал, что твои друзья так обойдутся с тобой, но даже сейчас ты оказался весьма убедителен.

 — Что за чушь ты несешь? Откуда ты тут взялся?

 — Откуда бы он не взялся. – прошипела Твайлайт. – Я загоню его обратно.

Рог волшебницы снова засиял и Тенегрива накрыла белая пелена. Когда он проморгался, то увидел себя посреди ярко освещенной поляны, а вокруг в воздухе плавали шесть воздушных шариков, с шестью пони внутри.

 — Нет, нет, и еще раз нет, моя дорогая. – Дискорд провел когтем по фиолетовому шару, от чего тот неприятно заскрипел. – Я здесь надолго.

 — Это ты все подстроил? – раздалось из оранжевого шара в сторону Тенегрива. – Признавайся!

 — Я бы попросил. – Дискорд оказался возле шара с Эпплджек. – Ты же не хочешь сказать, что он умнее меня? Меня!

 — Пару раз ты уже считал себя умнее всех.

 — Да, ты права. Но ведь на ошибках учатся, не правда ли?

Дискорд схватил шарик с Эпплджек за веревочку и поплыл в сторону синего шара.

 — Вы меня проучили, я усвоил этот урок, теперь все будет по-другому.

 — Дай нам только добраться до элементов…

Тенегрив терпеливо дожидался, пока Дискорд покончит со злорадством. Он плавал по воздуху от одной пони к другой, собирая все шарики в одну гроздь. Наконец он спустился на землю и зашагал к черному пони, зажимая в лапе пучок веревочек, будто прогуливался по парку развлечений как ребенок. Дискорд наклонился к Тенегриву и протянул ему связку разноцветных шариков, тот растерянно протянул копыто и позволил завязать на нем узел.

 — И что все это значит?

 — Развлекайся. – сладким, тягучим голосом ответил Дискорд. – Ты все сделал именно так, как я рассчитывал. Мне нужно заняться своими делами. – он азартно хрустнул пальцами лап. – Мы еще наверняка увидимся.

С этими словами Дискорд исчез. Тенегрив остался один на уже темной поляне, которую освещал лишь отсвет луны, на копыте он держал шесть разноцветных шариков и растерянно смотрел на сердитых пони, которые тщетно пытались выбраться из западни.

Дискорду никогда бы не позволили уйти вот так просто. Сейчас он принадлежит Шеогорату, и должен быть на Дрожащих Островах. Что пошло не так, и почему? Теперь придется разбираться. Шеогорат, если не смотреть на его безумство, в здравом уме, даже он не может сойти с ума настолько, чтобы противиться воле Отца. Он не мог совершить такое. Значит, это действия врагов. Вопрос только в том, сколько их. Помогали ли Дискорду, или он все сделал сам?

Тенегрив поднял голову и встретил ровно шесть взглядов. Пони смотрели на него сверху вниз и ждали. Ждали, что он будет делать дальше. Он не слышал их, и не мог читать их мысли, но он знал, что их доверие к нему находится на тоненькой нити. А ведь именно сейчас, пожалуй, их доверие ему нужно больше, чем помощь из дома. Очень сомнительно, что Шеогорат бросится на помощь, его обвели вокруг пальца, или когтя, если быть точным, поэтому Безмуный Лорд сейчас занят.

Черный пони чертыхнулся и стал накручивать пучок веревок на копыто, чтобы спустить шары поближе к земле. Он был зол и разочарован от этого обмана, и одновременно он уважал Дискорда. Первая обязанность пленника – бежать. Дискорд блестяще справился с этой задачей. Вот если бы знать о нем побольше… Тенегрив спустил к земле пони и на секунду задумался, кого бы освободить первой? Он даже не знал, сколько времени нужно на это, может быть, его сил хватит только на одну. Что ж, если Дискорду нужно время, то это было бы логично, вот только это еще сильно зависит от очередности.

Тенегрив решил начать с Твайлайт. Ей вполне по силам ускорить освобождение своих друзей, как только сама вдохнет свежий воздух. Черный пони опустил фиолетовый шарик свободным копытом и прижал его к земле. Он ухватился зубами за кончик, где шар прихватывала веревка, и резко потянул на себя. Ничего. Ни хлопка, ни треска, только мерзкий скрип растягивающейся резины. Пони был готов, что просто не выйдет, он придавил растянутый кусок копытом с узлами, отчего гроздь заточенных пони всколыхнулась, и нацелился тянуть еще раз.

Пот градом скатывался по черной морде, Тенегрив вытянул уже целый фиолетовый стручок, но шар все еще не лопался. Может было бы проще найти в лесу острый камень или ветку, но похоже, что это не сильно бы помогло. Сейчас же стенки шарика очень истончились, и чем больше он прихватывает и тянет, тем ближе тот момент, когда он наконец оторвет кусок, и Твайлайт будет свободна. Тенегрив придавил копытом очередной кусок и вздохнул. Он позволил себе взглянуть на пони и едва не дернулся: шестеро пони смотрели на него через тонкую грань своей ловушки с такой надеждой, которую он еще ни разу не видел. Одновременно с этим подъемом явилась и отрезвляющая мысль: потом надо будет объяснять, а сказать-то нечего. Но это будет только потом. Тенегрив схватился зубами за дискордов шарик и снова рванул.

На этот раз ему удалось вытянуть лишь часть от обычного. Тенегрив почувствовал, как окреп этот кусок, он ощутил, что это последнее усилие, еще чуть-чуть, и он разорвет ткань. Пони стиснул зубы и потащил, но вместе за кончиком шара поехало и копыто, которое держало кусок. Тенегрив выдохнул облачко пара от злости, Дискорд уже над ним посмеялся, не хватало теперь, чтобы он опозорился на пустом месте. Чистокровный Даэдра не может совладать с воздушным шариком?! Пони прижал уши, его глаза сверкнули красным, из носа вырвалось облачко пара, и он рванул.

Он шел по темному коридору. Со всех сторон его окружала тьма: факелы на стенах давно сгорели, магические светильники некому было зарядить, сзади и спереди коридор тянулся так далеко, что будь отсвет в конце, то его не было бы видно. На своей спине Тенегрив ощущал тепло. Это не было весточкой от Отца, это не был ни один из Лордов, однако это тепло казалось ему намного ближе, и оно дарило спокойствие. Покой, которого ему так не хватало. Покой, который он так желал заслужить, он был здесь, сейчас, рядом, а вместе с ним было что-то еще. Нечто, что он тоже стремился заслужить, это никак не касалось Отца, это относилось к низшим, к порождениям братьев. Оно считалось недоступным для Аэдра или Даэдра, только Азура могла дарить такое смертным. Дарить, но не принимать, и Тенегрив чувствовал, что ему дарят это.

 — Ты меня слышишь?

Голос принадлежал хозяйке этого тепла. Черный пони вздрогнул и обернулся. Силуэт рядом. Этот силуэт он помнил, но совершенно забыл образ. Он не узнавал его, он даже не мог спросить его имени, потому что Тенегрив понял, что не может дышать. Но он ощущал взгляд, этот взгляд дарил то же тепло, что и на спине.

 — Ты слышишь меня, Тенегрив?

Голос выдавал беспокойство. О нем всегда беспокоились только хозяева. И то, только потому, что они не хотели остаться без средства передвижения. Без того, кто мог бы нести ношу. Но этот голос беспокоился именно потому, что Тенегиву могло быть плохо.

 — Очнись!

 — Я не сплю. – ответил черный пони, хотя он не был уверен в своих словах.

Неожиданно впереди засиял свет. Коридор кончался, вот и выход. Но облегчения от этого не было. Черный пони желал остаться в коридоре, чтобы в его холоде не исчезло тепло. Но, как всегда, никто никогда не считался с его желаниями. Свет в конце рвался навстречу, Тенегрив даже не успел моргнуть, как белая пелена накрыла его.

В нос ударил холодный воздух с хвойным ароматом. Пони открыл глаза и рванулся, вставая на ноги, но через пару секунд он свалился. Тенегрив в какой-то момент успел подготовиться к вкусу земли, но что-то его поймало.

 — Спокойнее, сахарок, рановато еще так вскакивать.

 — Кто? Кто здесь? – перед глазами все плыло.

 — Здесь друзья. – ответил ему ласковый голос – Успокойся, ты помог нам, теперь мы позаботимся о тебе.

Этот голос он бы узнал где угодно. Это лишь немногое, что ему удалось вспомнить с прошлого раза. Она была первой, кто встретила его.

 — Флаттершай? Остальные?

 — Мы в порядке, спасибо. – ответила за нее Рейнбоу.

 — Хорошо, что ты очнулся. – подхватила Эпплджек. – А то я уж думала, что придется тебя тащить.

 — Куда? – Тенегрив напряг ноги и сделал шаг назад. Стоять можно, уже хорошо.

 — В Понивилль, конечно. – вступила Рэрити. – Теперь у нас полно дел. И я надеюсь, что ты поможешь убрать беспорядок, который принес.

 — Что со мной случилось?

 — Эй, ты разве никогда не стрелял резиночками, когда был маленький? – Рейнбоу ткнула копытом в черный бок, и едва об этом не пожалела. Тенегрив потерял равновесие, но Эпплджек тут же его подхватила.

 — Полегче, Дэш.

 — В любом случае, ему следовало бы знать, что прилетает в лоб, когда рвется.

 — Пожалуй, сейчас стоит поговорить о чем-то более важном, чем воспоминания о школьной поре. Давайте возвращаться, и быстро.

 — Ты права, Твайлайт, с меня хватит Вечнодикого леса.

В библиотеку они вернулись не все. Пегаски отправились кружить над Понивиллем, чтобы узнать, до чего уже успел дотянуться Дискорд. Тенегрив не разочаровал Эпплджек: всю дорогу он прошел сам, лишь внутри он позволил себе маленькое поражение: уселся и прислонился к книжной полке. Пока он шел, он ощущал, как росла шишка на лбу, эти воздушные шарики… Шеогорату понравилась бы такая ирония: детская игрушка на разрыв прочнее даэдрической брони Кинрата.

Твайлайт сразу же подняла на ноги Спайка, короткий разговор, и дракончик помчался на станцию выяснять, когда будет мимо проходить ближайший поезд до Кантерлота. Единорожка хотела побыстрее сообщить принцессам о неприятных новостях.

 — Ты что-нибудь хочешь сказать?

Черный пони отлепил голову от мягких корешков книг Твайлайт и взглянул на Эпплджек.

 — Пока нет. Но мне было бы интересно узнать, почему это случилось.

 — Знаешь, я вообще-то не рассчитывала, что ты избавишь нас от Дискорда навсегда. Но я надеялась, что мы поживем спокойно несколько подольше.

 — Избавил? – Тенегрив выпрямился. – Значит, он не шутил, когда говорил о поимке.

 — Когда это он такое говорил? – пони заинтересованно изогнула бровь.

 — Я встретил его до того, как… Ну, меня отправили. Он видимо хотел поиздеваться, но ничего не получилось.

 — Дискорду не удалось посмеяться над тобой, хмпф… – Пинки почесала подбородок. – Знаешь, по-моему, ты влип гораздо сильнее, чем думаешь.

 — Пинки!

 — Что? Вспомните сами: Дискорда одолели принцессы, потом мы повторили урок, каждый раз его планы покорить Эквестрию срывались, но он никогда не отказывал себе в удовольствии потешиться над своими противниками.

 — Это глупо. – фыркнула Рэрити. – Смириться с провалом своих грандиозных планов, но уделять столько внимания мимолетной насмешке.

 — Вообще-то, она права. – Тенегрив ошарашенно встал на ноги и уставился на лоб розовой пони, отчего Пинки прикрыла копытом глаза.

 — Эй, аккуратнее! – Эпплджек бесцеремонно отвернула копытом морду Тенегрива в сторону.

 — Да отстань ты! – черный пони грубо отбросил копыто Эпплджек. – Неужели ты не видишь? Она понимает его!

 — Что?! – в один голос вздрогнули ЭйДжей и Рэрити.

 — Шеогорату не просто так поручили присматривать за ним. Они очень похожи: им обоим долгое, очень долгое время не удавалось достичь своей цели, и никогда не удастся, потому что они сами этого не хотят.

 — Ну-ка поподробнее… – спустилась со второго этажа Твайлайт.

 — Это игра. – Тенегрив взволнованно переводил взгляд с одной пони на другую, он скользил взглядом поверх их голов, но сейчас никто и не думал отворачиваться. – Дискорду безразличен результат. Что он будет делать, если повергнет все ваши земли в вечный хаос? Чем ему еще заняться, когда он получит все, что хочет? Пинки!

Розовая пони невольно подпрыгнула на месте от неожиданности.

 — Ты ведь любишь поиграть?

 — Н-ну… Э-э-э… Да.

 — Ты любишь выигрывать?

 — Не по адресу вопрос. – заметила Эпплджек и посмотрела в окно. – Я знаю одну пони, которая это любит.

 — Я не тебя спросил. – разозлился черный пони.

 — Да это, вообще-то, неважно. – ответила Пинки и улыбнулась. – Самое главное – это веселье. Мне весело, моим друзьям весело, весело даже тем, кто просто смотрит со стороны. Мы весело проводим время друг с другом. А чем там все кончится… Какая разница? Я порадуюсь, если меня обыграют, за меня порадуются, если я вы-м-м-ф…

 — Стоп! – Тенегрив закрыл рот розовой пони копытом. – Я понял. А вы поняли? – он обернулся к остальным.

 — Дискорду на самом деле не нужно, м-м-м, повергать Эквестрию в хаос? – неуверенно протянула Твайлайт.

 — Он делает это только ради того, чтобы мы с ним боролись. – закончила за нее мысль Эпплджек. – Играет в игру.

 — И каждый раз проигрывает. – кивнул Тенегрив. – Потому что если победите вы, то он потом все равно вернется, он найдет способ, как сейчас. А если выиграет он.

 — То почти наверняка ему потом будет не с кем соревноваться. – выдохнула Рэрити. – О, звезды, я бы никогда о таком не подумала. Тогда я вместе с друзьями заточила его в камень, и получается, я просто дала ему то, что он хочет.

 — То же самое он получил от Шеогората, и от меня. Это был вызов его могуществу, и он его принял. Что ж… – Тенегрив сел. – Его ответ впечатляет. Я бы хотел узнать, как он это провернул.

 — Эй, а как же мы? – Твайлайт подошла ближе. – Что теперь делать нам? Мне не следует сообщить принцессам? Пускай он творит все, что захочет, пока не поймет, что мы не намерены играть с ним? Ты притащил его обратно, ты разгадал его планы, так может теперь расскажешь, что делать дальше? – единорожка рассерженно ткнула черного пони в лоб, отчего тот дернулся в сторону и скрипнул зубами.

 — Ой, извини.

 — Ничего. – пони выдохнул и осторожно коснулся шишки. – Ай…

 — Я поищу что-нибудь холодное. – Рэрити направилась к лестнице.

 — Нет, не надо, скоро пройдет.

 — Так как же быть дальше?

 — Ты пойдешь к своим принцессам, Твайлайт, ты расскажешь им все. Поступай именно так, как он ждет. Пускай пока Дискорд не знает, что мы его раскусили. Такие, как он, порой любят потешить свое самолюбие и показать, какими мы были дураками, а я бы очень хотел узнать, как он смог перехитрить нас и сбежать.

 — Сохранить в тайне, что нам известно о нем гораздо больше, чем он думает, гм… – единорожка задумалась. – В этом есть смысл. Меня смущают только два момента.

 — Какие?

Твайлайт приблизилась почти вплотную и села напротив черного пони. Она протянула копыто и опустила морду Тенегрива так, чтобы он смотрел в пол. Черный пони фыркнул и хотел дернуться, но холодный тон Твайлайт заставил его замереть.

 — Что, если ты ошибся, и Дискорд в самом деле хочет довести дело до конца? И самое главное, даже если ты прав, насколько долго мы должны принимать его правила игры?

 — Другими словами. – добавила Рэрити. – Насколько глубоко нужно погрузиться Эквестрии в хаос?

За спорами об этой проблеме пони провели еще несколько часов, как раз до того времени, когда Твайлайт должна была отправляться. Единорожка должна была добраться до дворца и сообщить принцессам о старом враге, о котором те уже наверняка забыли. Это будет трудно, это будет признанием, что зря они понадеялись на чужаков. Твайлайт уходила в подавленном состоянии, хотя и не собиралась его показывать.

 — Что будем делать мы?

 — А что вы обычно делаете в таких случаях?

 — В прошлый раз мы были вместе с ней, так что я не знаю.

 — Хм… – Тенегрив посмотрел на Рэрити, но через мгновение отвернулся.

 — Что?

 — Так, ерунда.

 — Нет уж, теперь выкладывай начистоту. – потребовала Эпплджек.

 — Я, я не хотел бы…

 — Подожди нас! – сверху спикировали пегасы.

Рейнбоу и Флаттершай пару раз взмахнули крыльями, чтобы стряхнуть дымку от облаков, затем обе уставились на черного пони.

 — Так чего же ты не хотел?

 — Я не хотел говорить, что теперь вы вместе со мной. Для начала потому, что вы мне не верите.

Пони промолчали. Все потупили взгляд, кроме голубой пегаски. Дэш прищурилась и смотрела на Тенегрива с некой толикой злобы.

 — Поправь меня, если я ошибаюсь. Почему-то у меня такое ощущение, что ты хочешь, чтобы мы тебе не верили.

 — Рейнбоу! – воскликнула Флаттершай.

 — А что? Он ведь нас не помнит, для него мы чужие. И ведь гораздо проще, если так и останется, да?

 — Дэш, пожалуйста.

 — Отстань, ЭйДжей. – огрызнулась пегаска – Ему на нас наплевать. Он думает только о себе, как и в прошлый раз.

 — О себе я думаю в последнюю очередь, ты… – Тенегрив шагнул навстречу.

 — Что я?

 — Ты не понимаешь!

 — А ты хотя бы раз попробовал объяснить?!

 — Ребята, потише. – попросила Пинки.

 — Ты ни разу не спрашивала. Я делал то, что должен был!

 — Да, я знаю. Но ты должен не тем!

 — Рейнбоу! Тенегрив! – воскликнула Эпплджек.

 — Не тем?! Кому я еще могу быть что-то должен? Может, тебе?!

 — Да! Мне!

 — МОЛЧАТЬ!!!

Пони ошарашенно притихли. Тенегрив и вовсе пригнулся.

 — Спасибо. – Флаттершай облегченно вздохнула. – Я хочу, чтобы вы потом выяснили кто, кому, и сколько должен, договорились?

 — Но ведь…

 — Потом, Рейнбоу Дэш! – Флаттершай схватила подругу за шею. – Неужели ты не видишь? Дискорд ждет, что мы все переругаемся, особенно он этого ждет от тебя.

 — От меня?

 — Ты же сама мне все рассказывала, Дэши.

 — Ой, я… – пегаска побагровела – Это не так важно.

 — Еще как важно. – Флаттершай вздохнула и крепко обняла подругу. – Мы потом еще поговорим об этом, а пока успокойся, пожалуйста.

 — Х-хорош-шо…

Пинки, Эпплджек и Тенегрив не проронили ни слова, глядя на эту сцену. ЭйДжей стыдливо адвинула шляпу на глаза, Пинки покосилась в сторону, лишь Тенегрив откровенно сверлил эту парочку любопытным взглядом, до тех пор, пока Эпплджек не закрыла его морду своей шляпой.

Было уже поздно. Дискорд пока что никак себя не проявлял. Пони решили разойтись и собраться здесь же с рассветом, всем нужно было предупредить своих о грядущей беде, а Тенегрив решил дождаться Твайлайт. Ему кратко рассказали про элементы гармонии, так что он пообещал встретить ее, и защитить, насколько сможет, если Дискорд подумает явиться в тот же час.

Вокруг был огонь. Тенегрив пытался метаться от одного дома к другому, но каждый раз его встречали лишь хищные языки пламени. Более того, куда бы он не вбежал, он натыкался на люстру, которая почему-то торчала из пола. Пони не знал, что он ищет, он не знал, почему подвергает себя опасности, но он каждый раз вбегал в дом, и каждый раз выбирался оттуда едва живой. После того, как он сбился со счета, он едва не ослеп от света снаружи.

 — Ты!

 — Да, я! – пони неуклюже шагнул ближе, прикрываясь копытом от слепящего света.

 — Ты считаешь себя лучше, ты считаешь себя их опорой!

 — Нет.

 — Ложь!!!

 — Нет, не ложь! – пони шагнул еще ближе.

 — Да кто ты такой?

 — Я…

 — Он гость Королевства Эквестрия! – прервал его другой голос. – А вот кто ты? Отвечай!

 — Я – Вермина! И он принадлежит мне! Он – моя кровь, он – мой дух, он…

 — Он сейчас под моей защитой! Ни ты, ни те, кто тебя послал, не имеют прав на него! Убирайся, откуда пришла!

 — Да как ты…

 — Смею!

Белое пламя вспыхнуло с такой силой, что просветило насквозь копыто. Тенегрив зажмурился и отвернулся. Когда он вновь смог видеть, то увидел лишь пустые улицы Понивилля: ни огня, ни разрушений, ни страха, ни горя. Только тишина и покой, только…

 — Надежда. – подсказал голос.

 — Я уже слышал тебя однажды.

 — Верно, мы представились друг другу, когда ты был в плену. Сейчас ты тоже в плену, нехорошая традиция, правда?

 — Ты хоть понимаешь? Ты ведь изгнала ее!

 — Да, я понимаю. Сны здесь – это моя обязанность. Кем бы ты не был, откуда бы ты не пришел, ты пришел сюда, а значит, за твой сон в ответе я. И никто не смеет насылать на тебя кошмары без моего ведома.

 — Это не сны. Я не сплю, я не могу, я закрываю глаза и вижу только то, что мне показывают.

 — Там, откуда ты родом – сколько угодно. Но сейчас ты здесь, рядом со мной, и ты не смеешь отвергать мою заботу!

 — Меня за такое…

 — Накажут? Сомневаюсь. Мы с тобой не были близко знакомы, но я о тебе многое знаю.

 — Недостаточно…

 — Я еще не закончила! – Луна выдержала паузу. – Достаточно для того, чтобы понять тебя. Ты подчиняешься, ты следуешь тем, кто тебя позвал, ты – пленник. Покорный, исполнительный, готовый на все. Пленник.

Тенегрив промолчал. Он полной грудью вдохнул морозный воздух и уставился на образ.

 — В моем царстве ты свободен. Хочешь ты этого или нет. И никто не посмеет отобрать это у тебя, я об этом позабочусь.

 — Зря ты вмешалась, Луна.

 — Это не тебе судить. Я делаю, что должна здесь. Разве ты не делаешь, что должен?

Пони промолчал.

 — Я рада. Рада хотя бы тому, что ты не мешаешь.

 — Да, я промолчу, но потом я спрошу с тебя.

 — Ни сейчас, ни потом, ты не можешь спрашивать с меня. Но позже я объясню, сейчас у тебя есть дела.

 — Пока еще нет.

 — Уже да. Помимо того, что ты не принимаешь меня, есть еще вещи, которые ты примешь не так быстро. Например, солнечный свет.

За окном вагона проносились столбы, один за другим на фоне вида на долину, где вот-вот должен был проснуться Понивилль. Твайлайт пустым взглядом следила за этими столбами, ровно до тех пор, пока глаза сами собой не закрывались. В очередной раз пони не дернулась как всегда, чтобы взбодриться, Твайлайт уронила голову на скучающего Спайка.

 — Ай! Осторожнее.

 — А? Где? – пони мотнула головой и потерла глаз. – Извини.

 — Твайлайт, ты не спала всю ночь, почему ты не можешь вздремнуть хотя бы пока мы едем?

 — Не могу! Спайк, я должна сообщить принцессам, что Дискорд вернулся, опять, в который раз уже? Хм… – она задумалась, вспоминая. – Да не так важно в который. Это плохая новость, мне надо быть собранной, чтобы рассказать.

Пони несколько раз вздохнула и выпрямилась. Спайк мысленно начал считать, насколько ее хватит. На счет «двенадцать» уши Твайлайт опустились, веки наполовину прикрыли глаза, а сама пони неуклюже сгорбилась.

 — Твай, по-твоему ты будешь выглядеть собранной со слипающимися глазами, цветом не хуже, чем у Тенегрива?

 — М-м-м-х… – подавила зевок пони вместо ответа.

 — Слушай, просто ляг на сидение и закрой глаза, я тебя разбужу, как только мы будем на месте.

 — Ладно… – она спустилась и начала устраиваться напротив дракончика. – Удивительно, что ты сам такой бодрый. Дома ты был взволнован не меньше моего.

 — Просто я успел выспаться, пока вы бродили по лесу. – Спайк развел лапами. – У меня было ощущение, что ничего хорошего от этого Тенегрива ждать не придется, вот и подготовился.

 — Когда все кончится, напомни мне составить шкалу Спайка по подозрительности. – пробормотала Твайлайт, засыпая.

Столбы, столбы, столбы. Дракончик провожал взглядом каждый и поглядывал на Понивилль вдалеке. Чтобы окончательно не заскучать и самому на заснуть к прибытию, Спайк начал вспоминать дорогу до Кантерлота: сколько впереди осталось тоннелей и мостов, сколько раз можно будет посмотреть на долину в левое окно, а сколько в правое.

А тем временем солнце поднималось все выше, ох и расстроится сегодня Селестия. Такое чудесное утро, и такие вести. Наверное, принцесса предпочла бы быть облитой ведром холодной воды, чем такое. Спайк проводил взглядом очередной столб с табличкой, которая обозначала пройденный путь, вот скоро они въедут в тоннель, потом поворот налево, и до следующего подобного участка Понивилль будет с левой стороны. Спайк покосился на посапывающую Твайлайт. У него неожиданно появилась мысль попросить потом какой-нибудь томик, где записывается все, что происходит в Эквестрии, любопытно же, как долго Эквестрия может спокойно существовать. Найтмер Мун, дважды, теперь Дискорд, в какой раз уже?

Мимо снова проскочил столб с табличкой, Спайк машинально проводил его взглядом и принялся вспоминать. Сначала его победили принцессы, потом он освободился, и с ним справились уже пони. Потом, буквально на несколько минут, его вызволил этот Тенегрив, и вот теперь. Дракончик отогнул четвертый коготь.

 — Четыре. Четыре раза, да когда же он угомонится?

Взгляд Спайка на мгновение метнулся к окну, проехали очередной столб с табличкой. Он уже почти вернулся к своему негодованию, как внезапно Спайка словно обдали холодным ветром.

 — Не может быть.

Дракончик прильнул к окну и стал всматриваться в мелькающие столбы. Неужели уже началось? Или показалось? Сколько он тут размышлял, почему за это время еще не было тоннеля? Вот и столб с табличкой. Спайк чуть задрожал, когда понял, что число на ней так и не поменялось.

Дракончик спрыгнул с сидения и подошел к Твайлайт.

 — Нет, стоп. – он резко свернул и вышел в проход между сидениями. – Мне, наверное, показалось, просто мы медленно едем.

Он замер и прислушался: перестук колес, скрип пружин вагона, легкий гул сквозняка, который задувает в открытое окно, мерное пыхтение паровоза. Как будто все в порядке. Спайк еще раз взглянул на единорожу, подумал, и решил пока не будить ее. Она права, весть о Дискорде напугала его ничуть не меньше пони, вот он и переволновался. Надо просто сходить в начало состава и поспрашивать машинистов, долго ли еще ехать.

Глубокой ночью редкие поезда ходят почти пустыми. В этот раз в Понивилле сошел единственный пассажир, и в Кантерлот поезд не повез никого, кроме Твайлайт и Спайка. Дракончик брел по пустым вагонам и нервно облизывался, как же сейчас не хватало попутчика. На полпути к первому вагону дракончик запрыгнул на сидение и снова прилип к окну, сейчас он появится. Табличка на столбе так и не изменилась. Они не двигаются с места, они никогда не попадут в Кантерлот.

Спайк спрыгнул и помчался в первый вагон. Наверняка пони-машинисты это тоже заметили, и уже что-нибудь придумали. Один пустой вагон, следующий, Спайк протянул лапы, чтобы распахнуть очередную дверь, и тут в голове мелькнула мысль, что он оставил Твайлайт спящей в этой западне. Дракончик резко затормозил и замер. Бежать обратно? Он судорожно соображал, глядя прямо перед собой.

 — Я прошел почти весь поезд. – он утер лапой пот. – Идти обратно – потерять время, сейчас все разузнаю, и сразу назад.

Спайк глубоко вздохнул и открыл дверь.

Еще один вагон. Дракончик непонимающе огляделся. Он же прошел все, здесь должен быть прицеп с запасом угля, а потом уже паровоз. Спайк внимательно посмотрел вперед и охнул. Этого не может быть, но как же он этому обрадовался: впереди, почти на другом конце вагона, на скамейке спала единорожка. Он рванул к Твайлайт, пока еще что-нибудь не случилось.

 — Твайлайт! Твайлайт! Просыпайся! – Спайк подергал ее за копыто.

Безрезультатно, пони сильно вымоталась и просто так теперь ее не разбудишь. Спайк потер лоб и покрепче вцепился в копыто.

 — Извини, Твай. – он уперся в пол. – Подъем!!!

Твайлайт слетела со скамейки, словно ее дернул не маленький дракончик, а пара буйволов из Эппллузы. Спайк охнул, оказавшись под пони, но это того стоило: ощущение полета и грохот сделали свое дело.

 — Что? Мы уже приехали? – единорожка вскочила на ноги и глянула в окно.

 — Нет, Твайлайт, и похоже не скоро приедем, если вообще доберемся.

 — Что это значит?

 — Похоже, мы в ловушке. – дракончик поднялся на ноги и потер лоб. – Поезд куда-то едет, но вот на самом деле мы не двигаемся с места. Я бежал в начало, но как-то так получилось, что я сделал круг и снова оказался здесь.

 — Все понятно. – пони помрачнела. – Дискорд.

 — Думаешь, он решил вот так сразу за тебя приняться?

 — Почти наверняка, но я не думаю, что он оставит нас вот так, здесь. Идем за мной, Спайк.

 — Если он придумал что-то поинтереснее, то я лучше останусь.

 — Не говори ерунды. Я думала, мой первый помощник уже привык к таким вещам. – она обернулась и ободряюще улыбнулась.

Этого оказалось достаточно, Спайк сразу же почувствовал себя лучше и двинулся вслед за Твайлайт.

Они прошли несколько пустых вагонов, по пути Спайк подробнее рассказал все, что произошло. На пару минут они задержались у окна, чтобы Твайлайт сама смогла увидеть этот столб с табличкой. И это лишь укрепило ее уверенность, что автором этих чудес является Дискорд.

Они добрались до самого начала состава, где по мнению Спайка была петля, и дракончик опять начал нервничать. Он начал часто оглядываться и смотреть по сторонам.

 — Успокойся, мы найдем выход.

 — Надеюсь… – его взгляд упал на небольшую рамку на стене вагона, и дракончик неуверенно остановился.

 — Ты чего, м? – пони посмотрела на рамку, затем на Спайка. – Это обычное расписание, не думаю, что оно нам как-то поможет.

Спайк ловил какую-то идею, аж вспотел от напряжения. Неожиданно он просиял, без слов запрыгнул на скамейку, схватил рамку и кокнул ее об подоконник.

 — Эй!

 — Знаешь, Твайлайт, сколько у нас шансов, что отсюда мы все-таки попадем в Кантерлот? – радостный Спайк держал в одной лапе листок с расписанием, а в другой карандаш на веревочке.

Теперь дошло и до Твайлайт.

 — Отличная мысль! Давай быстрее, думаю, он следит за нами.

 — Стараюсь, как могу. – Спайк скрипел карандашом на обратной стороне расписания. – Все-таки надо было это сделать еще в библиотеке.

 — Верно. – Твайлайт вздохнула. – Что-то я не сообразила, и элементы все-таки хранятся в Кантерлоте.

 — Готово!

Дракончик свернул послание в трубочку.

 — Надеюсь, эти Дискордовы фокусы не помешают. – он дохнул на бумагу зеленым пламенем.

В ту же секунду, как исчезло письмо, с треском распахнулась дверь, и на пороге предстал сам фокусник в форме проводника.

 — Билеты, пожалуйста. – с усмешкой протянул Дискорд.

 — Ну все… – рог Твайлайт замерцал. – В этот раз никто не будет с тобой церемониться.

Фиолетовый луч ударил, однако Дискорд умудрился принять и завладеть им. Он согнул магический поток пони в кольцо и стал вращать его на лапе.

 — Как неожиданно. Откуда столько враждебности на простую просьбу предъявить билеты?

 — Хватит ерничать. – Твайлайт заводилась все больше. – Я надеялась больше никогда тебя не увидеть.

 — У тебя были все шансы, моя дорогая. – Дискорд присел на скамейку с пакетиком фиолетовой и сверкающей картофельной соломки. – Видишь ли, там, куда меня утащили, действительно хорошо. Если не обращать внимания на некоторые неудобства, конечно.

 — Вот и оставался бы там.

 — Не сомневаюсь, вам бы этого хотелось. – он с аппетитом хрустел «магией». – Но я нашел три причины, чтобы вернуться, хотите послушать?

 — У нас есть выбор? – саркастически спросил Спайк.

 — Ну вам же надо как-то скоротать время в пути. – Дискорд со злорадством указал на окно.

Твайлайт и Спайк одновременно охнули: пейзаж снаружи был совсем другим. Поезд вез трех пассажиров в какие-то неведомые дали.

 — Куда? Куда мы едем?

 — Не переживай так, мой маленький дружок. – Дискорд похлопал Спайка по макушке. – Мы направляемся сюда.

Он щелкнул когтем, и перед пони и дракончиком развернулась карта.

 — Это Эквестрия. – после секундного раздумья сказала Твайлайт.

 — Браво! Какая эрудиция, какая скорость мысли. Готов заключить пари, что за свою жизнь ты повидала не так много мест, в отличии от меня. В Эквестрии есть такие уголки, где побывать стоит хотя бы раз.

 — И что нам там делать? – спросил Спайк.

 — Я не буду лишать вас удовольствия самим это понять. Итак… – Дискорд снова оказался на сидении и растянулся во весь рост. – На чем мы остановились?

 — Ты говорил о трех причинах. – обреченно протянула Твайлайт.

 — Вам интересно? Правда? – Дух Хаоса так обрадовался, что взлетел к потолку. – Твое участие очень много значит для меня, Твайлайт. Что ж, изволь. Во-первых, что быть там, что в камне, так и эдак выходит, что я – пленник. Это немного огорчает, кхм…

 — Не всех. – бросила пони.

 — Ну уж, ну уж, не надо быть такой строгой. Разве у меня не получается хорошо разбавлять рутину? Ну да ладно, во-вторых, хоть там и здорово, но совершенно нечем заняться. Все уже в том виде, в который я бы и сам привел. Такое ощущение, что я оказался в гостях у самого себя. И последнее, но самое важное.

Дискорд появился между пони и дракончиком.

 — Я по вам соскучился. – произнес он печальным голосом и обнял обоих. – Соскучился по моим маленьким пони, которые живут здесь изо дня в день одинаково. Я бы не простил себе, если бы бросил вас прозябать в тоскливом однообразии дней, похожих друг на друга будто близнецы.

Твайлайт едва слышно скрипнула зубами, но промолчала. Спайк хотел возразить, но тут все трое ощутили толчок, а затем снаружи раздалось шипение.

 — Ваша остановка! – объявил Дискорд.

Очередной щелчок, и все трое оказались снаружи.

Они оказались на небольшом холме с видом на маленький городок у подножия высокой скалы. Вместе с холмом, город окружала густая растительность. Несколько тонких нитей дорог убегали в эту растительность, но издалека не было видно, каким образом дороги проложены сквозь заросли.

 — Счастливо оставаться. Поделитесь потом впечатлениями, не забудьте захватить мне сувенир.

Дискорд помахал лапой и тут же исчез, прихватив за собой и поезд. Только сейчас Твайлайт и Спайк обратили внимание, что на холме нет ни рельс, ни станции.

***

 — … например, солнечный свет.

Тенегрив вздрогнул и очнулся. Свет! Он подскочил и выскочил на улицу. Вокруг были голоса, топот копыт, скрип дверей и повозок. Тенегрив задрал голову: рассвет давно позади, день успел начаться и набрать ритм. Он никогда еще столько не спал, но если так, то где Твайлайт?

 — Эй!

Черный пони обернулся: на вывеске с изображением раскрытой книги сидела голубая пегаска.

 — Ты выскочил как ошпаренный, что-то случилось?

 — Столько времени уже прошло, где остальные?

 — Это я тоже заметила. Я имею в виду, произошло что-то, кроме того, что я прилетела сюда первая?

Рейнбоу пыталась казаться спокойной и собранной, но черный пони легко уловил легкое дрожание ее голоса. Пегаска боялась.

 — Пока нет. Зайдем внутрь. – сухо ответил Тенегрив.

Черный пони прошелся до круглого стола, подождал, пока сзади хлопнет дверь, сел и обернулся. Рейнбоу устроилась возле книжного стеллажа и выжидающе смотрела на Тенегрива. Минута, другая, пони просто молча смотрели друг на друга. Тенегрив прислушивался к звукам снаружи: обычная дневная суета, никто еще не знал, что скоро этой безмятежности придет конец.

 — Долго еще ждать?

 — Не знаю, ты пробовала их искать?

 — Разумеется! – воскликнула Рейнбоу. – Ни Рэрити, ни Флаттершай, ни Пинки нет дома. Разве что на ферму я еще не заглядывала. Я подумала, что лучше подежурю здесь, чем метаться по всему городу.

 — И?

 — Что «и?», пока ты не выскочил на улицу, я уже думала, что и ты пропал.

 — Тебе стало легче, когда это оказалось не так?

 — Что? Ну… Немного. – Дэш растерялась от такого вопроса.

 — Значит мы нужны ему вдвоем.

 — Минутку. – она подскочила. – Что это значит?

 — А ты подумай. Твайлайт должна была бы уже быть здесь. Сюда никто не явился, кроме тебя. После той ночи ты ведь больше не видела Дискорда.

 — Не-а.

 — Я тоже. Если он добрался до всех них, значит доберется и до нас. Не переловил по одиночке, значит ждал, пока мы найдем друг друга.

Рейнбоу потрясенно зашагала навстречу черному пони. Чем ближе она подходила, тем больше щурилась.

 — И ты!… – она схватила его за грудь. – Говоришь об этом так спокойно!

 — Мы не знаем, где их искать. – Тенегрив не стал дергаться. – Мы не знаем, где искать его. Самый простой способ выяснить, что случилось с твоими друзьями – это просто дождаться Дискорда.

 — Моих друзей! Вот име… – пегаска осеклась, когда по залу библиотеки разошелся хохот.

 — О, нет!

 — О, да! – отозвался Дискорд.

Змей появился на потолке, с заложенными за голову лапами, будто он лежал на удобном диване.

-Ты загубил мне всю интригу. Я предвкушал ваше удивление и так, и этак, а ты своей железной логикой все испортил.

 — Что ты сделал с ними?! – Рейнбоу молнией метнулась к потолку.

Дух Раздора быстро растворился в воздухе, и пегаска едва успела затормозить, чтобы не врезаться макушкой в дерево.

 — Я вам кое в чем признаюсь. – Дискорд появился в зале, сидя за письменным столом со счетами. – К моему величайшему сожалению, мне не одолеть элементы гармонии. Кроме них, мне не одолеть и вашу дружбу, в прошлый раз я уже пытался ее разрушить, и хорошо усвоил урок.

 — Я тебе преподам еще один, негодяй! –пегаска спикировала с потолка и рванула прямиком к издевающемуся змею.

Но на полпути ее внезапно остановил Тенегрив. Он успел схватить Дэш за хвост и резко дернуть, отчего она едва не ударилась лбом о деревянный пол.

 — Ай! Ты что делаешь?!

 — Успокойся, я хочу послушать. – черный пони придавил Дэш к полу и не позволял снова взлететь.

 — О-оу. – Дискорд заинтересованно сложил лапы и с ехидной улыбочкой наблюдал за сценой.

 — Послушать? Послушать?!! –пегаска тщетно пыталась выкрутиться из захвата. – Ты с ним заодно? Признавайся! Я надеру тебе круп твоими собственными подковами!

Тенегрив фыркнул и вывернулся так, чтобы говорить пони прямо в ухо.

 — Знаем о нем больше, чем он думает. – тихо процедил он. – С твоими друзьями все в порядке. Актер не может остаться без зрителей, как игрок без соперников.

 — Знаете, я бы с удовольствием послушал, о чем вы там шепчетесь… – Дискорд щелчком испарил стол, счеты и исписанную бумагу. – Но не хочу вас задерживать. Вместо того, чтобы тягаться с вами всеми, я лучше озадачу вас чем-нибудь интересным. Для вас двоих я тоже придумал увлекательное занятие.

Тенегрив ощутил, как у него закружилась голова, затем он почувствовал, как куда-то проваливается. Через мгновение он увидел, как стремительно приближается к земле и едва успел сгруппироваться.

Черный пони приземлился на обочину хорошо утоптанной дороги. Он встал и тряхнул головой, затем услышал всплеск. Рядом, прямо в грязную лужу плюхнулась Рейнбоу. Пегаска моментально вскочила и начала отплевываться.

 — Упс, мои извинения. – с наигранным сожалением произнес змей.

 — Где мы?

 — Тебе было когда-нибудь интересно, где заканчивается дружба, Рейнбоу Дэш? Такое место есть даже в Эквестрии! – Дискорд указал лапой в сторону горной гряды вдалеке. – Как и у всего в этом мире. Грифоны славятся почитанием закона и порядка в своих владениях, но и они небезграничные. Взгляните, где заканчивается и то, и другое, а я пока спокойно займусь хаосом.

 — Ничего подобного! – рявкнула пегаска и прыгнула на Дискорда.

Тот лишь ухмыльнулся и снова исчез, отчего Дэш закончила свой прыжок уже в другой луже.

Тенегрив молча подошел и протянул копыто пегаске. Дэш все еще была зла, но все-таки приняла помощь. После двух неприятных падений видок у пони был безобразный, Тенегрив так же молча помог отряхнуться, а потом вышел на середину дороги и стал всматриваться на горы.

 — Ты этого ждал? – устало спросила Рейнбоу.

 — Чего-то в этом роде. Теперь он надолго оставит нас в покое.

 — И что теперь? Напомню, что нам нужны элементы гармонии, а мы с тобой на краю Эквестрии, и понятия не имеем, где Твайлайт, Пинки, Рэрити, Флаттершай и Эпплджек.

 — Они найдутся. Думаю, Дискорд для каждой подыскал местечко вроде этого.

 — Как он сказал… Где заканчиваются дружба и порядок. Вообще-то в Эквестрии не должно быть таких мест. Принцессы никогда не допустят, чтобы даже в самом далеком месте пони плохо жили.

 — Ты думаешь, что они вдвоем могут следить за каждым уголком в любую минуту?

 — Ну… да.

 — Пойдем посмотрим, правда ли это. – черный пони зашагал по дороге.

 — Подожди! – Дэш метнулась следом после замешательства. – Ты что, серьезно думаешь, что это возможно? Я уверена, что Дискорд уже успел натворить тут дел, только поэтому он ляпнул, что закончилась дружба, ведь именной ей его можно легко одолеть.

 — За одну ночь – вряд ли, даже для него.

 — Откуда тебе знать наверняка?

 — Я знаком с ему подобными. Он сильны, в этом я не сомневаюсь, но чтобы за несколько часов до рассвета преобразить несколько мест в разных концах вашего королевства для вас шестерых – нет.

Рейнбоу Дэш с сомнением посмотрела на черного пони, но промолчала.

Пара пони шли по дороге и глазели по сторонам. С виду вокруг было все в порядке: чахлый кустарник вдоль дороги, высокие и вполне обычные деревья поодаль, кое-где можно было заметить шныряющих в листве белок. Никаких причуд вроде зайчиков на длиннющих ногах, плавающих в воздухе рыб, какой-нибудь красной травы и тому подобного в стиле Мастера Хаоса. Они сделали короткую остановку возле колодца, где пегаска умылась. Привести себя в полный порядок, конечно, не удалось, но и на бродягу после длинного путешествия она перестала быть похожа.

Пони взобрались на сопку, через которую переваливала дорога, и в самом конце спуска наконец показалось какое-то поселение. Тенегрив обратил внимание, что дорога идет через весь город, а дальше убегает в расщелину между двух скал, на отвесных стенах которых едва-едва можно было разглядеть флаги и знамена. Видимо, Дискорд не зря упомянул Королевство Грифонов, это и в самом деле край Эквестрии.

Они уже собрались идти дальше, как обратили внимание на парочку, идущую навстречу. Тенегрив придержал пегаску и стал внимательно разглядывать встречных. Впереди гордо вышагивала грифониха: чистые, ухоженные перья, уверенный взгляд, блестящий амулет на тонкой цепочке, а вот следом… Прямо за гифонихой шел неряшливый пони с потухшим, безразличным взглядом, и что сразу бросалось в глаза: на этом пони был ошейник, с добротной цепью, которая тянулась к передней лапе пернатой.

 — Что это за?… – тихо произнесла пегаска.

Тенегрив тяжело сглотнул, он сразу понял, что именно видит перед собой. Заканчивается дружба и порядок. Сейчас он очень хотел бы, чтобы вера Рейнбоу в своих принцесс была правдой. Селестия и Луна слишком давно не заглядывали в этот уголок своего королевства.

 — Рейнбоу.

 — Да?

 — Чтобы ты не услышала и не увидела – молчи, хорошо?

 — Почему?

 — Дэш. – Тенегрив обернулся и взглянул в фиолетовые глаза. – Не спрашивай, просто молчи.

 — Э-э… – пегаска отступила на полшага назад. – Ладно.

Черный пони продолжал разглядывать попутчика грифонихи, когда они поравнялись. Он думал, что они спокойно пройдут мимо, но грифониха остановилась. Тенегрив выдохнул сквозь зубы. Теперь главное не сболтнуть ничего лишнего.

 — Доброго дня, путник. – крепким, полным превосходства голосом поздоровалась пернатая.

 — Приветствую. – отозвался Тенегрив и спокойно уставился на лоб собеседницы.

 — Скажите пожалуйста… – она немного вытянула шею. – Пегаска, и какая яркая. Но… Без оков или чего-нибудь. – грифониха слегка звякнула цепочкой.

Тенегрив краем уха услышал, как вдохнула Рейнбоу для ответа, и незаметно пнул ее по ноге.

 — В этом нет необходимости.

 — Хорошо воспитана? Такие очень, очень редки в наших местах, хм-м… Если ты ведешь ее…

 — Нет. – перебил ее Тенегрив. – У меня здесь другие дела.

 — Вот как? Жаль, но в таком случае, не буду задерживать.

 — Доброго дня. – кивнул черный пони.

Пока грифониха удалялась, Тенегрив слушал, как глубоко дышит Рейнбоу, и пытался готовиться к объяснениям.

 — Что? Что я только что видела? – с квадратными глазами спросила пегаска, как только пони повернулся.

Тенегрив посмотрел по сторонам: больше на дороге никого не было.

 — Идем за мной. – бросил он и направился в сторону от дороги, к небольшой рощице.

Рейнбоу была настолько потрясена, что без слов направилась следом. Они забрались в рощу невзрачных деревьев так, чтобы скрыться от взглядов других прохожих.

 — Тенегрив, этот пони, он был на цепи! Что тут происходит?

 — Место, где кончается дружба и порядок. – напомнил он. – Этот пони – невольник.

 — К-как?

 — Вот так. – пони сел. – Все-таки есть уголок в Эквестрии, про который, видимо, не знают даже принцессы.

 — Последний раз про таких пони слышали из легенд про короля Сомбру, и я не…

 — Нет! Не вздумай.

 — С какой стати? Кто меня остановит?

 — Рейнбоу. – пони поднял копыто. – Успокойся и послушай меня.

 — Да? Почему? Кто ты такой, чтобы со мной спорить? Этого пони ведут непонятно куда, думаешь я позволю вот так обращаться с нами?

 — Конечно, не позволишь, но что ты сделаешь одна? Сейчас ты может и освободишь его, но там, впереди, целый город с такими рабами.

 — Не смей называть пони рабами!

 — Хорошо. – процедил Тенегрив. – Пленниками. Так что ты можешь одна? Тебя поймают и точно так же посадят на цепь. Ты видела глаза того пони? Он смирился, и ты… – он ткнул ее в грудь копытом. – Смиришься, поверь мне, я видел такие вещи.

 — И что ты предлагаешь? Махнуть копытом и оставить все как есть? Ради всего на свете, Тенегрив, может ты и все забыл, но я никогда бы не подумала, что ты такой черствый. Тот Тенегрив… – она вздохнула и опустила уши. – Был не такой.

 — Дэш, слушай, я вижу, что нельзя это так оставлять. Я вижу, как тебя трясет. Когда все кончится, ты вернешься сюда с друзьями, может даже вместе с принцессами, и наведете тут порядок.

 — А сейчас? Я не смогу на все это спокойно смотреть.

 — А сейчас, Рейнбоу. – теперь вздохнул Тенегрив. – Сейчас мне придется просить от тебя многого, очень многого. Уверен, что никто тебя ни разу не просил ни о чем подобном.

 — Например?

 — Для начала скажи, ты мне доверяешь?

 — Спроси что-нибудь попроще. – горько усмехнулась пегаска. – Будь у тебя все в порядке с головой, я бы даже на задумывалась. Теперь я даже не знаю.

 — Ты?…

 — Я ждала тебя. – она грустно провела перед собой черту копытом. – Ты нас покинул так, что нельзя было и верить, что ты снова появишься, но я все равно ждала.

***

— В конце концов – сердито пробормотала Твайлайт, цокая к выходу из комнаты – Кто я такая, что бы решать ваши проблемы? Я подожду тебя внизу, Дэш.

Со смешанными чувствами удивления и горечи пегаска подошла поближе к черному пони.

 — Ты вернулся.

 — Да – кивнул Тенегрив – Это так. Но я не понимаю, почему для вас это так много значит.

 — Да ну? – пегаска фыркнула и обошла Тенегрива по кругу – Вот уж не ожидала, что мой особенный пони будет таким тугодумом.

 — Твой… Кто?

Рейнбоу скрипнула зубами.

 — Ты издеваешься? Никто не смеет так шутить над Рейнбоу Дэш!

Прежде чем он успел ответить пегаска ткнула его копытом в грудь.

 — Я… — ее голос сел – Я ждала тебя, и…

Звуки вокруг приглушились, а образ пони поплыл. Тенегрив потер копытом ухо и мотнул головой, но вместо облегчения стало еще хуже: вокруг сгустилась такая темнота, что не было видно даже стен комнаты, Тенегрив стоял на пятачке деревянного пола посреди непроглядной тьмы.

 — Ты предал нас.

 — Я никому из вас не присягал на верность, не надо понапрасну порочить мое имя – Тенегрив услышал собственный голос словно со стороны.

 — Тенегрив!…

 — Что? Я… — он покрутился на месте, но вокруг была лишь темнота.

 — Тенегрив!

Его щеку что-то обожгло и мир вокруг вновь наполнился красками.

 — Ты меня слышишь?

 — Да – немного растерянно ответил он – А что… Что случилось?

Рейнбоу неопределенно хмыкнула и посмотрела на свое копыто. Тенегрив неожиданно понял, что его щека до сих пор горит, хотя ему казалось, что это было в той странной галлюцинации.

 — Знаешь, я очень хотела тебе врезать – она вздохнула – Но от этого как-то не стало легче.

Черный пони потер щеку и искоса уставился на пони.

 — Ну? – пегаска нетерпеливо переступила с ноги на ногу – Ты и дальше будешь делать вид, что не узнаешь меня?

 — Видимо когда-то я натворил здесь дел – он пересек комнату и уставился в окно – Проклятье… Я ждал неприятностей, но не таких.

 — Я тебя умоляю – Рейнбоу источала сарказм – Оставь эти… Эти, хм, загадочные слова и прочую чушь для кого-нибудь другого.

Пегаска насупилась и подошла вплотную.

 — Ты уходишь по-особенному, да? Я это видела – ее голос дрогнул – Я потом поняла почему ты хотел скрыться подальше. Лучше скажи, что ты – не он, пусть его убили тогда на той поляне, а ты всего лишь болван, хоть и очень похожий на Тенегрива.

Черный пони прищурился и медленно выпустил воздух сквозь сжатые зубы. Весь этот цирк хоть и был забавен, но сейчас эта пони переходила все границы. Он верен Отцу, он исполняет его волю, без раздумий и без страха, но называть его болваном…

Молниеносная подсечка, и пегаска с грохотом падает на пол. Тенегрив рывком переворачивает ее на спину и тут же придавливает копытом грудь, пока не успела опомниться. Рейнбоу сжимается словно пружина и пытается лягнуть черного пони в живот, но Тенегрив быстро и жестко пресекает эту попытку.

 — Я тебе сейчас покажу, тот это Тенегрив или нет.

Он чуть надавливает копытом на подбородок пегаски, что бы она не дергала головой и внимательно смотрит в глаза. Хватит, пусть Шеогорат сколько угодно твердит, что его тут хорошо знают, но он сам их не помнит, а это значит, что плевал он на них, а особенно на эту выскочку, которая требует нечто.

Глаза смотрят в глаза, мгновение, два, ни движения, ни звука, ничего. Предательская капля пота скатывается со лба Тенегрива и замирает на носу. Он не отводит взгляда и не моргает, но то, чего он так ждет, не происходит. Рейнбоу смирно лежит и смело отвечает на его взгляд, однако нет ни страха, ни паники.

***

 — Твой особенный? Пони? – Тенегрив моргнул.

 — Ох, да в конце концов.

Дэш оказалась рядом так быстро, что черный пони даже не успел шевельнуться. Она обняла его и прижалась макушкой к шее, отчего Тенегрива словно пронзила молния. Он сидел парализованный, с остекленевшими глазами и открытым ртом, а пегаска молча потерлась мордочкой об черную шею. Где-то внутри Даэдра корчилось и ворочалось нечто совсем чужое, Тенегрив знал, что это почти наверняка прикончит его, но не смел сопротивляться. Пони не чувствовал своих ног, но каким-то чудом он смог поднять их и прижать к себе Рейнбоу.

«Отец, что я творю?» – пронеслась в голове мысль.

 — Однако, в то место стоит отправить кого-то опытного, кто уже там все знает… – Шеогорат на мгновение задумался – Точнее, его там знают.


 — Мы не сомневаемся в твоей преданности, дитя.

Черный пони сглотнул тугой комок. Тепло от пегаски разливалось по телу, словно он снова на грани перехода, но на этот раз проваливаться было некуда. Ее дыхание на шее выталкивало в голову отрывки воспоминаний, и Тенегрив пытался их поймать. Что там случилось в прошлый раз, что сейчас ему досталась такая благодать?

 — Ладно, считай, что это «да». – Дэш мягко оттолкнулась от черного пони. – Все же, с самого начала было «да», я доверяю тебе. – она посмотрела в сторону и потерла красную щеку. – Рассказывай, что от меня нужно?

 — Еще пару минут назад это было бы легко сказать. – Тенегрив потер висок и мотнул головой, чтобы справиться с головокружением.

Пегаска усмехнулась.

 — Ты же любишь трудности, давай, я слушаю.

 — Вспомни того пони.

 — Пленник? – Дэш сразу же потухла.

 — Да. Тебе придется изображать то же самое.

 — Что?! – пони подскочила на месте. – Это? Когда ты говорил, что я одна, я думала, ты намекал, что мы справимся вдвоем. Я не буду этого делать!

 — Придется, Рейнбоу. По ряду причин.

 — Каких же? – в ее голос вернулись нотки сарказма.

 — Для начала, тебя уже приняли за такую. Дискорд оказал тебе услугу, вываляв тебя в грязи.

 — Ну спасибо… – кисло заметила пегаска.

 — Дальше. – Тенегрив вздохнул. – Я уже говорил, что видел такие вещи. Я не все знаю, но думаю, что этого достаточно. Я тебе сейчас расскажу, как тебе придется это изображать, и это будет действительно трудно, Рейнбоу. Я бы хотел услышать, что ты справишься.

Пегаска внимательно разглядывала Тенегрива. Она будто пыталась как-то понять, шутит ли он, или говорит серьезно? Будь на его месте любой другой пони, она бы легко раскусила розыгрыш, но по его глазам невозможно было что-то определить.

 — Ты прав, пару минут назад это было бы проще. – недовольно пробормотала пони.

Тенегрив мысленно обругал себя за слабость, потом Шеогората за то, что этот спятивший старик отправил его сюда, и в конце обоих братьев, просто за компанию. Как там говорила Луна… В ее царстве он свободен, хочется этого или нет. Что же, сейчас хочется.

Тенегрив положил копыто на шею пегаске, отчего та вздрогнула. Черный пони несколько мгновений молчал, собирался с мыслями, а затем выпалил.

 — Вторая причина, Дэш, я уберегу тебя здесь от всего, так или иначе. Но это будет гораздо проще сделать, если ты мне подыграешь.

 — Так и быть. – она обхватила его ногу обеими копытами. – Я слушаю.

 — Тогда запоминай. Тебе придется выглядеть такой же сломленной и покорной. Не поднимай взгляд, просто старайся чаще смотреть себе под ноги. Всегда следуй за мной, чуть позади. Куда я – туда и ты, если я не скажу ждать на месте. Ни с кем не разговаривай, пока я не разрешу. Идеально будет, если ты посмотришь на меня, когда тебя спрашивают. Если там придется подраться, а это почти наверняка, не вздумай вступаться за меня, просто жди в стороне.

 — Еще чего!

 — Не спорь, Рейнбоу. Ра… Кхм. Пленники – это собственность. Только в отличии от одежды или любых других вещей, вас можно наказать. Я понятия не имею, что с тобой сделают, если ты поднимешь на кого-то копыто, но я очень не хочу на это смотреть.

 — Предлагаешь мне самой посмотреть, как надерут круп моему, м-м… – она криво улыбнулась. – Хозяину.

 — Если такое случится, то придется.

 — Знаешь, Тенегрив, ты в самом деле оказался во многом прав. И чем чаще это случается, тем меньше мне это нравится. Ты взаправду многого просишь.

 — Сейчас будет еще больше.

Дэш удивленно изогнула бровь.

 — Как заметила та грифониха, ты без ошейника и цепи. Это наверняка покажется странным. Поэтому, даже не вздумай расправлять крылья. Пока мы здесь – ты ходишь по земле. Послушна, молчалива, рядом. Это понятно?

 — Я тебе не скажу того, что ты хочешь услышать. – пегаска растерянно потерла щеку. – Сомневаюсь, что я справлюсь. Но когда все это кончится, я решу кому первому надрать уши, тебе или Дискорду.

 — До сих пор я никогда не сомневался только в нескольких личностях. – черный пони чуть улыбнулся. – мне приятно ради разнообразия быть уверенным в тебе.

 — Ладно, давай немного потренируемся и пойдем. – она обошла Тенегрива и встала чуть позади. – Мне быть здесь?

 — Полшага вперед. – поправил ее пони. – Теперь опусти голову. Вот так. Не перестарайся только, иначе наткнешься на что-нибудь.

 — Так?

 — Сойдет. Хм…

 — Что?

 — Подожди минуту.

Черный пони удалился в заросли. Некоторое время он шнырял среди низких деревьев, пока не наткнулся на дикий хмель. Как раз то, что нужно. Этот сорняк не ломается даже когда полностью высохнет. Тенегрив сорвал побег подлиннее и рысцой вернулся обратно.

 — Так будет выглядеть правдоподобнее, и убережет тебя от соблазна. – объяснил он, затягивая петлю на крыльях пегаски.

 — Знаешь, ай… У меня пару раз появлялась мысль попросить Твайлайт как-нибудь отправить меня к тебе в гости. – пони поморщилась от мелких колючек. – Но что-то мне перехотелось.

 — И правильно. Напомни мне тебя кое о чем попросить, когда поставим на место Дискорда.

 — Напомню, теперь пойдем, пока я не передумала. Ох. – она еще раз поморщилась и закатила глаза. – Видели бы меня сейчас друзья.

Первые дома города, первые оградки, воображаемая граница. Очень простые жилища, высокая наблюдательная башня на окраине, вдоль дороги растут сорняки, и судя по их высоте, никому нет дела до эстетического облика поселения. Пара пони спокойно идут по главной улице, Дэш пока что вполне справляется со своей ролью: смотрит только под ноги и украдкой оглядывается по сторонам.

На парочку гостей обращают внимание немногие: Тенегрив за последнее время не успел сильно обтрепаться, а вот Рейнбоу создавала именно такое впечатление, которого от нее ждут. Черный пони осторожно косился по сторонам и отмечал про себя пестрость населения: помятые, но сильые грифоны, неряшливые, но внушающие уважение минотавры, даже некто, похожие на громадных собак.

 — Кто это такие? – сквозь зубы спросил Тенегрив.

 — Алмазные псы. – так же тихо ответила пегаска. – Глупые, но лучше с ними не связываться.

Помимо всех них Тенегрив заметил и других пони, не рабов. Эти пони выглядели точно так же, как и остальные: им явно изо дня в день приходится доказывать свое право на место под солнцем. Тенегрив ощущал этот настрой и готовился, что в ближайший час ему точно так же придется доказать свое право свободно дышать и быть там, где хочется. Особенно остро это ощущалось с якобы плененной пегаской под боком. Та грифониха скорее исключение, чем правило. Тенегрив заметил, что рабы здесь не часто попадаются на глаза, хотя их никто и не скрывает. Почти наверняка, ручной пони здесь – это признак достатка.

Пегаска уловила вкусный запах и не смогла сдержать урчание живота. С самого рассвета она ничего не ела, надеялась перехватить что-нибудь у Твайлайт, когда все соберутся. Дэш украдкой подняла взгляд и заметила, как приближается к таверне: дом с широкой верандой, где расставлены столики. Там уже были пара местных завсегдатаев, и они определенно утоляли голод чем-то вкусным. Дэш сглотнула и взглянула на Тенегрива. Полдюжины шагов они шли молча, затем черный пони замедлился и остановился.

 — Ты голодная? – Тенегрив осторожно бросал взгляды в стороны.

 — Немного.

 — Хорошо. – он чуть повернулся в сторону таверны. – Пожалуйста, Дэши, помни о чем я говорил.

Пегаска едва слышно икнула от обращения «Дэши».

 — И последнее, о чем я тебе не сказал. – Тенегрив зашагал ко входу. – Пока еще никто не слышал.

 — Да?

 — Я буду обращаться с тобой грубо, терпи.

Пони забрались по лестнице на веранду, Тенегрив сразу же свернул влево. Он выбрал столик в самом углу, дождался, пока пегаска не усядется на доски и остался стоять, высматривая кого-то, кто обслужит их.

Дэш сверлила взглядом столешницу и нервно ерзала на месте. Ее распирало от любопытства, почему же он не садится? Пегаска огромным усилием воли подавляла этот вопрос. С другого конца веранды к парочке направилась земная пони, с чудным ошейником из тряпичных лоскутов с каким-то драгоценным камешком в середине.

 — Чем я могу помочь? – бесцветным голосом спросила она.

 — Для начала помоги мне найти, на что я могу присесть. – холодно отозвался Тенегрив.

Пони с толикой интереса взглянула на черного пони, затем на пегаску и коротко кивнула.

 — Шевелись. – скомандовал Тенегрив.

Пони шустро удалилась и скрылась внутри таверны. Тенегрив краем уха уловил вздох пегаски, но не обратил на это внимания. Сейчас он был полностью поглощен несколькими алмазными псами, которые делали вид, что вроде бы идут по своим делам, но явно подбирались к веранде таверны поближе.

 — Прошу вас. – отвлек его голос той же пони.

Тенегрив бросил взгляд вниз и разглядел тощую подушку. Она явно служила этому заведению не один год, но, судя по чистоте и ухоженности некогда бархатной наволочки, черный пони своим тоном дал ясно понять, с кем тут имеют дело.

 — Я хочу есть, и моя пони тоже голодная. – без эмоций сообщил он, краем глаза наблюдая за псами. – Неси, что сейчас готово, и побыстрее.

 — Слушаюсь.

 — Дэш.

 — Да? –тихо отозвалась пони.

 — Я догадываюсь, чем тут кормят «голодных пони» вроде тебя. Не вздумай воротить морду, ешь.

 — Если бы ты этого сейчас не сказал, то я бы сохранила аппетит.

 — Тс-с…

Земная пони с большим трудом донесла в зубах большой поднос до столика. Первым делом она поставила тарелку перед пегаской. Тенегрив не пожалел, что предупредил: небольшая горка отсыревшего сена, приправленного чуть подгнившим овсом. От такого Рейнбоу наверняка бы стошнило в Понивилле. Рядом с собой он обнаружил тарелку с нечто более съедобным, рядом даже оказался кувшин с чистой водой и стакан.

 — Стоять. – холодно обронил Тенегрив в спину пони. – Ну-ка обернись и посмотри на нее.

Земная пони безропотно положила пустой поднос на свободный стол и обернулась.

 — Ты серьезно считаешь, что свою пони я буду кормить этим?

Тенегрив пододвинул копытом тарелку Дэш к пони-пленнице, а свою переместил к пегаске.

 — Для таких как ты, это – нормальная еда. Но не для нее. Понятно?

 — Но ведь… Еда для вашей пони входит в стоимость.

 — Значит, я заплачу за два обеда. Тебя что-то не устраивает?

 — Нет, все в порядке. – пробормотала пони и, схватив поднос, быстро удалилась.

 — Тенегрив. – шепнула потрясенная пегаска.

 — Молчи и ешь. – процедил черный пони. – Сейчас у меня будут другие заботы.

По лестнице поднялись двое псов. Еще двое остались ждать на улице. Тенегрив заметил дубинки на их поясах и небольшие кинжалы. Если в этом городе царит такой хаос, что даже Дискорд оценил, значит поселение поделили между собой банды. И сейчас будет повод познакомиться.

 — Прелестная картина. – начал один из бойцов, облокотившись на перила. – Пони – хозяин пони, такого я не видел ни разу.

 — Тебе что-то не нравится?

 — Я пока еще не решил. Но здесь пони никогда не хозяева себе подобным. Откуда ты?

 — Издалека.

 — Кхех. – пес ухмыльнулся и потер подбородок. – Я это уже понял. Мой нос очень издалека чует незнакомцев.

 — А не лезть не в свои дела твой нос умеет?

 — Как-то это слишком враждебно прозвучало для гостя. – алмазный пес стащил с ремня дубинку.

 — Гостей принято уважать. – холодно ответил Тенегрив и напрягся.

 — Это уже мне решать. – пес шагнул к столику, протянул свою дубинку и приподнял голову пегаски за подбородок. – Какая пони…

Тенегрив медленно выдохнул и мысленно поблагодарил Рейнбоу за выдержку и понимание: пегаска зажмурилась и едва слышно скрипнула зубами от негодования, но с места не двинулась.

 — Отпусти ее. – как можно спокойнее проговорил черный пони.

 — И не подумаю.

 — Это зря…

Во мгновение ока Тенегрив опрокинул стол в сторону, пегаска едва-едва успела отпрыгнуть назад. Черный пони метнулся вперед, протаранил алмазного пса головой, и они оба врезались в перила. Противник опрокинулся назад и рухнул на чахлые клумбы возле заведения.

Именно такого приема он и ожидал. Позади послышался топот, и Тенегрив не глядя лягнул задними ногами, раздался приглушенный скулеж и грохот. Черный пони развернулся на месте: навстречу шли двое с оружием наизготовку. Черный пони ухмыльнулся, очень много раз он наблюдал эту картину.

Топот ног, замахи, удары, подсечки, рычания, скрип досок, треск стульев, звон уроненного подноса со вторым обедом.

 — А ну! Всем замереть!

Этот возглас услышали только двое. Тенегрив с рассеченной бровью и взлохмаченной гривой тяжело дышал и готовился броситься на последнего пса, тот скалился поредевшими зубами и сжимал в лапе кинжал.

 — Вы зря сюда сунулись. – продолжил огромный минотавр. – Забирай своих дружков и проваливай, живо!

 — Он ответит… – пес ткнул кинжалом в сторону Тенегрива.

 — Не перед тобой! – минотавр схватил пса за ремень и поднял над полом. – Распускай хвост там, где тебе позволено! Если я узнаю, что из-за тебя этот пони попадет в неприятности, то я разгоню всю стаю Тайка, можешь так и передать! Теперь пошел вон!

Минотавр швырнул алмазного пса в сторону выхода словно тряпку. Тенегрив вздохнул и сел, внимательно разглядывая внезапного спасителя. Минотавр внимательно следил, как пес приводил в чувства и помогал убраться своим подельникам. Тенегрив обратил внимание, что кабак окружили шестеро помятых, но весьма крепких грифонов. Неудивительно, что этот щенок послушался.

Черный пони с тоской посмотрел на перевернутый стол, затем на Рейнбоу. Пегаска дрожала, но совершенно ясно, что не от страха, Дэш переполнял адреналин, и его явно было некуда девать: ноги напружинены, крылья слегка подрагивают, готовые вот-вот распуститься, взгляд бегает от Тенегрива к минотавру и позорно удаляющимся псам. Тенегрив украдкой взглянул на спасителя-минотавра, который провожал взглядом задиристых псов, затем подобрался к пегаске.

 — Рейнбоу.

Пегаска быстро взглянула на пони узкими зрачками и сглотнула.

«Сейчас надо что-то сделать, что-то такое, что ее усмирит, иначе она взорвется» – билась в голове мысль. Черный пони приподнял голову пегаски за подбородок и поймал бегающий взгляд.

 — Все. – коротко сказал он. – Все, отдышись.

Неожиданно в голову пришла идея. Он даже не помнил, где и когда он видел этот жест. Тенегрив провел копытом по щеке пегаски, и ту словно обдало холодом. Рейнбоу вздрогнула, плотно сжала губы и шумно вздохнула. Вместе с этим начала стихать дрожь.

 — Успокойся. – вкрадчиво произнес пони.

 — У тебя кровь – тихо произнесла она.

 — Я знаю. – кивнул пони. – Это…

 — Меня зовут Варрат. – раздался позади громогласный голос минотавра. – И теперь я хотел бы знать, кто вы такие и откуда взялись?

Черный пони прикрыл глаза и вздохнул. Самое главное – не сказать чего лишнего, или такого, что его заденет.

 — Я – Тенегрив. – выпалил он, развернувшись к минотавру. – Прибыл издалека, и надеялся не задержаться надолго. Это… – он кивнул на пегаску. – Моя пони.

 — Н-да? – минотавр тер подбородок, разглядывая Рейнбоу. – А почему тогда на ней

Продолжение следует...