Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 6. Глава 8.

Глава 7.

Капитан стражи уныло осматривал ряды своих бойцов. Многие из них были покалечены, и далеко не скоро они вернутся в строй. Хорошо хоть убитых не было. Несмотря на численное превосходство, они не смогли пробиться в тронный зал и помочь своей Королеве. А еще «стражники»! Позор. Как они теперь посмотрят в фасетки сородичам?

Нежить же, с другой стороны, не понесла потерь совсем. Еще бы – как можно убить мертвеца?.. Однако им тоже неплохо досталось: мертвого Арлита-стражника, например, пригвоздили к полу короткими мечами, и теперь он на пару с прибитым пиками к двери бывшим гвардейцем дергался, пытаясь выбраться из своей ловушки.

Но что же такого сказал (или показал) некромант их Королеве, раз та так быстро признала его союзником? Может быть, это какое-то колдовство? Чейнджлинг попытался прислушаться к эмоциям некроманта. Сначала его встретила глухая стена. Затем, с большой неохотой, она отступила, давая возможность заглянуть в темную душу единорога.

Спокойствие… Полная уверенность в своих силах… Ненависть, ярко пылающая огнем и сидящая глубоко внутри, направленная…не ясно на кого.

— Фаиронир! Ты не мог бы… отпустить тела моих павших детей? – Обратилась между тем к единорогу Кризалис.

— Конечно, Королева. – Кивнул глашатай. Жеребцу явно не понравились повелительные нотки в голосе у матери всех чейнджлингов, но он, все же, подошел к нежити, что сейчас бараньим взором смотрела на стражу – даже те, что были пригвождены к двери позади и полу. – Эти марионетки сыграли свою роль.

Прикоснувшись копытом до затылка каждого павшего чейнджлинга, Фаиронир отошел назад, бормоча себе под нос заклинание на черном наречии. Алый огонь, пылающий в фасетках нежити, угас, а сама она медленно осела, едва вышла из-под контроля колдуна. Из тел теперь уже полноценных мертвецов выплыли их разноцветные призрачные подобия.

Фиолетовый хранитель оружейной, два красных гвардейца и один синий их товарищ, зеленый стражник… Что означали эти цвета и имело ли какое-либо значение? Конечно имело, но посвящать чейнджлингов во все детали своего плана Фаиронир не собирался. Эти падшие духи еще сыграют свою роль… Причем не маловажную. Но это потом. Дочитав заклинание, единорог поднял правую переднюю правую ногу, и духи, висевшие над своими пустыми сосудами, медленно, один за другим, влетели в его копыто.

Чейнджлинги, оторопело наблюдавшие за ритуалом, по его окончанию, наконец, успокоились и частично вышли из напряжения. Хотя их настороженность по отношению к Фаирониру никуда не исчезла.

— Готово. – Произнес глашатай. – Эти тела более вас не побеспокоят. Однако услуга за услугу. Прежде, чем я покину вашу гостеприимную цитадель, мне хотелось бы… узнать, чем закончился рабский бунт, который я устроил на скорую руку?

— Так это твоих копыт дело, некромант? – Со злобой в голосе спросил капитан стражи. – Мы его подавили. Все рабы загнаны обратно в клетки, а твою напарницу ожидает великолепная экскурсия по пыточным камерам! – Капитан стражи явно думал таким образом вывести колдуна из себя, однако его реакция оказалась совсем не той, какую ожидал Таилаг. Вместо удивления, гнева или чего-нибудь в таком же духе единорог рассмеялся.

— Чудесно, значит, ваш мир не так пропащ, как я думал. – На этих словах все чейнджлинги, кроме Королевы Кризалис, стоящей чуть позади Фаиронира и молчаливо наблюдавшей за разговором в ожидании, когда тот, наконец, перейдет уже к просьбе, переглянулись. – Однако на пытки вам придется пустить кого-нибудь другого. Я забираю эту пегаску с собой.

Кризалис кивнула, но все же поинтересовалась:

— И зачем это, интересно?

— Она мне… Пригодится. К тому же, я опрометчиво дал ей слово, что вытащу ее. А Ангмар всегда выполняет свои обещания.

— Лучше бы это было так, иначе ты вернешься обратно в клетку, глашатай!

— О, моя Королева, опять угрозы? Не стоит. Разве мы не закончили с ними еще в вашем тронном зале? Готовьте свои войска. И отправьте вслед за мной шесть ваших детей. Я выведу из строя элементы гармонии, а они займут их место.

— Если ты убьешь Твайлайт Спаркл и ее компашку, мои дети не смогут принять их облик. Поэтому, как бы мне не хотелось обратного, все же воздержись от самого простого варианта. К тому же убийства привлекут лишнее внимание.

— О-о-о, какая досада… Впрочем, не волнуйтесь, Королева. Есть и другой способ сделать так, чтобы элементы гармонии не путались под ногами. А теперь, если мы закончили обсуждение недалекого будущего, я заберу свою «напарницу» и отправлюсь в Понивилль.

— Таилаг! Ты проводишь его и проследишь, чтобы они выбрались с наших земель без помех. Оказывай ему полную поддержку по пути назад. Это приказ.

Капитан стражи кивнул и поманил за собой колдуна. Остальные чейнджлинги расступились, пропуская Фаиронира и его проводника вперед.

***

Похоже, у Крэрт и Таилага было много общего. В частности, дичайшее любопытство. Правда, капитан стражи, в отличие от изгнанницы, задавал вопросы так, как будто допрашивал своего спутника. Фаиронир же в ответ постоянно призывал его помнить свое место и выполнить поставленную задачу. Таилаг злится, но перечить ему не рисковал – тот, кто сумел выбраться из рабских загонов и добраться до тронного зала, не подняв тревоги, заслуживал уважения. А тот факт, что помимо некромантии, единорог сумел расправиться с гвардейцами Королевы – лучшими фехтовальщиками Улья, заставляло его побаиваться. К тому же, приказ Матери выполнить Таилаг был обязан, так что в оскорбительных речах (Знай свое место, червь! Веди меня и помалкивай!) Фаиронира была доля правды. И это бесило еще сильнее.

Остановившись перед камерой для допросов, Таилаг произнес:

— Вот мы и пришли. Забирай то, зачем пришел и проваливай!

— Нет, мой союзник… Мы обставим все несколько иначе. Слушай сюда…

***

Еще немного и… Да! Замок поддался, и копыто выскользнуло из оков. Вытащив изо рта отмычку, Трилли воровато осмотрелась. Вроде бы никто не заметил… Да и, вроде бы, все чейнджлинги сейчас заняты спасением своей драгоценной «Королевы»! Значит, осталось еще три замка, и она на свободе!

Относительной, ведь впереди еще битком набитая врагами крепость.
«Надеюсь, Тарибар добрался до Кризалис и свершил свою месть…» — Подумала бескрылая пегаска, принимаясь за следующие оковы. Замок звонко щелкнул и неохотно раскрылся, выпуская свободолюбивую пони из своих объятий. Ха, проще простого! Спустя еще пару минут она уже была свободна.

Чтобы тут же сунуть свои копыта обратно в кандалы, услышав, как поворачивается в замке тяжелой железной двери ключ. Закрыв оковы так, чтобы при желании их можно было легко и быстро снять, Трилли, как могла, изобразила из себя измученную пленницу. Конечно, чейнджлинги были эмпатами и чувствовали эмоции других, но это не значит, что от них было невозможно скрыть свои реальные чувства. Главное, как можно искреннее переживать ту или иную эмоцию. Ну, а поскольку страха в пегаске было с избытком, то и Таилаг, который вошел в комнату для допросов, ничего не почувствовал.

Выглядел он, кстати, так, как будто вышел из серьезного боя. Ну, точнее, Трилли никогда настоящих сражений и в жизни не видела (прорыв рабов и ее родная деревня – это другое), но на картинках все выглядело именно так. Посеченные доспехи, морда вся в крови, и этот взгляд… Как будто он готов убить ее прямо на месте. Скользнув взором по наспех закрытым кандалам, он покачал головой и начал «освобождать» ее, при этом презрительно ухмыляясь. Сняв все оковы, капитан стражи отошел в сторону, и она увидела…

Незнакомого единорога, облаченного в багрово-черный наряд. На боку у него болтался изящный меч работы минотавров, украшенный рубином на рукояти. А мордочку… Мордочку украшала неприятного вида маска. Нет, ничего такого страшного на первый взгляд в ней не было. Только что-то… Жуткое.

— Что же, Трилли, поздравляю, тебе повезло. – Произнес Таилаг. – Для тебя наконец-то нашелся хозяин, так что наша с тобой беседа сегодня не продолжится. Радуйся этому как никто другой! Малышка Бетти будет по тебе скучать…

Пегаска удивленно захлопала глазами. Ее купили? И покупателя пустили в цитадель чейнджлингов? Но кто… А, понятно. Должно быть, этот единорог. Вот только может ли быть такое, что ее новый хозяин настолько влиятелен, что сама Кризалис позволяет ему беспрепятственно шататься по ее замку? Может быть, то-то у Таилага рожа такая кислая. Приставили его, поди, к дорогому гостю, чтобы куда не надо не забрел.

Единорог между тем подошел к своему новому приобретению и накинул на нее ошейник с поводком, после чего потянул на себя. Трилли не пыталась сопротивляться. Ничего хорошего ей за это не светит, только лишние побои. А вот пока ее новый хозяин будет добираться до родных (или куда там ему надо?) мест, у нее будет множество возможностей сбежать. Тем более, что верная отмычка с собой!

***

Весь оставшийся путь они проделали в полном молчании. Фаиронир планировал свои дальнейшие действия, Трилли строила планы побега, а Таилаг мечтал о несбыточной мести. Миновав последние дозоры, капитан стражи остановился и попрощался:

— Далее начинаются дикие земли. Если хочешь покинуть их и попасть в Эквестрию, тебе туда. – Таилаг махнул дырявым копытом на восток. – Прощай.

Договорив, чейнджлинг развернулся и, заработав крыльями, скрылся в сумерках, оставив Фаиронира и пегаску одних.

Единорог проводил взглядом капитана чейнджлинговской стражи, затем подергал поводок и пошел в указанном направлении. Отдалившись для надежности на относительно больше расстояние от земель чейнджлингов, колдун остановился и развернулся.

«А она неплохо держится, несмотря на то, что на ней живого места нет. Хороший выйдет инструмент».

Подумал глашатай, двинувшись к пегаске, которая замерла, не зная, чего от него ожидать. Подойдя к бескрылой, он снял с нее ошейник, после чего заговорил:

— Я смотрю, тебя не слабо побили. Ты хорошо держишься.

Пегаска оторопело захлопала глазами, уставившись на единорога, отпустившего ее.

— Твой голос кажется мне знакомым… Тарибар?! Ты ли это?

— Он самый. Извини за этот спектакль, но иначе было нельзя. Если бы я заговорил раньше, ты могла сорвать весь план побега.

— А Королева?..

— Жива. К сожалению, я не смог до нее добраться, ее слишком хорошо охраняют. Зато мой план по вытаскиванию тебя из рабства удался. Так что поздравляю, ты теперь свободна. Послушай… Там, в камере, я не успел спросить… как тебя зовут? И откуда ты?

— Меня зовут Трилли. Я из… эм… Этого места больше не существует. Мне некуда податься. – Ответила пегаска, опустив голову. – Я думала, что убегу, как только мы остановимся передохнуть. Но теперь, когда ты мне открылся… Пожалуй, я пойду с тобой. Ты ведь не против?

— Нет, что ты. По своей натуре я – путешественник, а компания – это почти всегда приятно. И спину прикроют, и веселую историю у костра расскажут. Но так уж вышло, что я почти всегда странствую в одиночку… веришь или нет – я часто разговариваю сам с собой. Но не будем об этом. – Жеребец устремил свой холодный, пронизывающий взгляд на восток. — Наверняка скоро нас хватятся, поэтому нам надо удалиться от их земель как можно дальше. Желательно – в Эквестрии.

— У тебя есть идеи, где мы можем укрыться?

— Да, есть. Я знаю одно место, где мы можем остановиться передохнуть и восстановить силы. А заодно и спрятаться. Правда, оно находится в четырех днях пешего пути отсюда.

— И что же это за место такое?

— Понивилль.