S03E05
Глава 22. Глава 24.

Глава 23.

...да продолжится война!

Кризалис не стала тянуть и вскоре сама вступила в бой, защищая и направляя своих детей. Отражая при помощи крупного магического щита атаки Селестии, Королева повела чейнджлингов на последний штурм, и вскоре, вслед за големами, порядки пони захлестнула волна вооруженного и бронированного хитина. Впрочем, после зачистки города, а так же горячей встречи от принцесс численность её роя серьезно поубавилась. Если ранее на каждого пони приходилось по три-четыре чейнджлинга, сейчас их уже было по двое. К счастью, на её стороне так же были два исполинских конструкта...

— Да что же это за твари такие?! — Возмутилась Принцесса Луна, в очередной раз пролетая рядом с зеленым големом и выстреливая по нему пучком Пустоты, который снова не нанёс исполину никакого вреда, кроме пробитой брони. Внутри, за ней, бушевало зеленое, однозначно магическое, пламя, которое наверняка и приводило конструкт в движение. И почему-то было абсолютно не проницаемым.

— Их не берет магия, сестра! — Констатировала очевидное пролетевшая мимо Селестия, что тоже только что испытала на синем к конструкте "солнечный луч". Бить более могучим заклинанием она побоялась из-за того, что большинство известных ей огненных заклинаний выжигали большую площадь, а в текущей свалке это привело бы к огромным потерям среди пони. Впрочем, благодаря своим попыткам навредить гигантам, принцессам удалось отвлечь их на себя.

Забыв про гвардейцев, конструкты со всех копыт ринулись за Селестией и Луной, не делая при этом никаких попыток избежать своих же собственных союзников, из-за чего некоторые чейнджлинги поплатились жизнями за попытку пересечь их путь. Отведя големов подальше от пони к домам знати (которая наверняка, после минувшего кризиса, будет недовольна разрушением их родовых поместий), Селестия с Луной попытались использовать на гигантах что-нибудь более разрушительное из своего арсенала. И если у солнечной принцессы всё ограничилось очередным огненным вихрем, который прошелся по броне, олицетворяющей "тело" конструктов, местами расплавив, а где-то — опалив её, то принцесса ночи попробовала кое-что более необычное.

Перед бегущим за Луной зеленым големом внезапно разверзлась земля, и не ожидавшая этого тварь неуклюже провалилась внутрь, "копытами" вперёд. Вслед за ней туда же обрушилась часть чьего-то дома, а так же одно дерево. Пока колдовская тварь не успела опомнится и выбраться наружу, Луна поспешно закрыла образовавшуюся расщелину, с самодовольным криком "Ха!". Впрочем, радость была преждевременной — об этом сообщила трещина, появившаяся в земле в том месте, где был пойман первый голем.

"Грубой магией мы с ними не справимся, сестра!" — Сообщила телепатией Луна Селестии, красивым пируэтом уходя от очередной партии приставучих чейнджлингов и награждая их парализующим заклятьем. — "Нужно воздействовать на окружение! Это единственный наш шанс их остановить!"
"Если мы бросим наших пони, то нам не к кому уже будет возвращаться!" — Возразила принцесса Солнца. — "Нам нужно..."
"Разделиться. Возвращайся обратно к нашим войскам. Я займусь этими двумя!" — Предложила Луна, швырнув телекинезом во второго голема крупный кусок постройки, что и так уже пострадала от её действий. Снаряд оказался достаточно тяжёл, чтобы остановить тяжёлую поступь конструкта, и заставить его запнуться.
"Хорошо, Луна, действуй! Но будь осторожна, я не хочу потерять тебя снова!" — Не стала спорить Селестия, и, развернувшись, полетела обратно к обороняющимся пони.
"Я всегда осторожна..." — Заверила напоследок свою старшую сестру Принцесса Ночи, продолжая швырять в ближайшего голема фрагменты построек. В конце концов это возымело некоторый эффект — брони у голема заметно поубавилось. Однако нечестивая энергия, что скрывалась за доспехами, все так же сохраняла форму исполинского чейнджлинга, пусть и уже более расплывчато. А что если...

— Ну давай, тварь! Возьми меня, если сможешь! — Крикнула Луна конструкту, прежде, чем рвануть к водопаду. Как она уже успела заметить, эти существа были довольно неуклюжими, особенно после того, как успели набрать неплохую скорость. Если заманить их к обрыву и вовремя убраться с их пути...

Призрачный Страж, тем временем, попался на эту простую уловку, последовав за Принцессой Ночи. Будучи мертвецом, он не уставал, и потому считал, что рано или поздно его цель устанет, и более не сможет уходить от его атак. К тому же, ему ничего не угрожало, ибо магия была против него бессильна. Физический урон, конечно, оказался неприятен, но не смертелен. Как он и ожидал, младшая принцесса пони в конце концов выдохлась, опустившись на землю, тяжело при этом дыша. Сейчас она готовила какое-то заклинание, но это, скорее всего, от отчаяния. Однако, когда он уже почти настиг ее, нанося удар головой слева направо, словно бык, она вдруг исчезла. А на его пути резко возник обрыв, и затормозить он уже не успевал, хотя и попытался.

Полет вниз был долог, и сопровождался злобным шипением голема, которого обманули таким простейшим способом. Когда же его тело наконец коснулось земли, удар был столь силен, что его дух оказался вырван из этой физической оболочки. Та немногочисленная броня, что сохранилась на теле Призрачного Стража, бессильно опала, а наружу выбрался синий призрак, потерпевший неудачу. Осознавая, что без ритуалов Господина вселится в новое тело не получится, он предпочел ретироваться: здесь ему было больше нечего делать.

Принцесса Луна же, проводив взглядом падающего Стража, удовлетворенно кивнула. Даже если это его не убьет, путь обратно наверх займет у него очень много времени. Осталось проделать то же самое со вторым.

***

— Чтоб я еще один раз согласилась пойти до места назначения через канализацию... Моя грива! Моя шкурка!
— Рэрити, хватит уже! — Многоголосый хор из пяти голосов дружно призвал грязную и потрепанную единорожку к молчанию.
— Хорошо, хорошо... Но если... когда мы вернемся в Понивилль, мы все, дружно, идем в спа в этот же день. Никаких отговорок я не приму. Ясно?
— Яс.. Внимание! Впереди кто-то есть! — Подняла копыто Твайлайт, призывая остальных остановится и навострить ушки. — Эй, там! Выходи, мы не причиним тебе вреда! Во всяком случае, если ты не нападешь первым... — уже шепотом добавила она.

Впереди раздалось какое-то шевеление, а затем впереди во вспышке телепортации появилась троица пони, окруженная щитом. Единорог, поддерживающий его (и явно отвечающий за защиту и поддержку своих сотоварищей), скрытый за широкими спинами белых пегаса и крупного земнопони, облаченных в гвардейские доспехи, подняли свое потрепанное оружие, и наставили его на шестерку Понивильцев.

— Стойте на месте, гражданские! — Тут же потребовал громким командным голосом земнопони, выставив вперед бронированное копыто, и обратился к единорогу позади: — Проверь их, Брайт!

Из-за спин гвардейцев раздалось невнятное бормотание, а затем насторожившиеся, но все же прислушавшиеся к просьбе носители Элементов Гармонии почувствовали на себе воздействие какого-то заклинания, вызывающего приятное ощущение тепла.

— Это не чейнджлинги, сержант! — Доложил единорог из тыла, и гвардейцы заметно расслабились, опустив взятое на изготовку оружие.
— Хотели бы мы сказать то же самое о вас... — Протянула Твайлайт, оценивающим взглядом скользя по гвардейцам (а может, и не совсем), после чего применила волнообразное заклинание, которому ее научила Принцесса Каденс, выбивающее чейнджлингов из их облика. К счастью, встреченные ими пони оказались вполне нормальными. Теперь же оставалось только добраться до Дворца, где хранились Элементы Гармонии, забрать их и использовать по назначению. И тогда, наконец-то, весь этот кошмар будет закончен. Во всяком случае, Твайлайт на это рассчитывала.

***

Партия близилась к завершению. Атака в виде орд чейнджлингов отлично отвлекла внимание принцесс от грядущего краха. Портал почти готов. Осталось совершить самое главное — сломать незримый барьер между двумя мирами: Арды и Эквестрии. После этого можно будет начинать полномасштабное вторжение. Плюсом ко всему этому шли так же... последствия разрушения барьера. От такого удара наиболее чувствительные к магии существа этого мира (то есть, как минимум, все единороги и принцессы, возможно так же пегасы) серьезно пострадают, что, безусловно, облегчит вторжение.

Впрочем, такая же участь ждала и самого глашатая, ведь здесь, в Эквестрии, он был единорогом. Боль будет ужасной, но Фаиронир хорошо умел её терпеть. Пора. Больше тянуть нельзя. Слова чуждого для этого мира древнего и жуткого языка продолжали срываться с губ глашатая, вплетаясь в длинное, витиеватое заклинание, что поднималось в небеса, ломая, круша, разрывая на части древний барьер, что не одно тысячелетие защищал Эквус.

Жуткая, давящая боль обрушилась на Фаиронира. Защита, выставленная до этого им в виде мощного щита, моментально развеялась, лишившись подпитки от рога. К счастью, его личное тёмное искусство не зависело от единорожьей магии. По той же причине остались целы и големы, оставленные подле в качестве дополнительной защиты. Всем своим телом глашатай почувствовал, как выворачивается его естество, так, словно ему ломают кости, срывают кожу, вырывают глаза, перекраивают тело... Что, наверняка, было недалеко от истины, ведь изначально он был человеком, и теперь менялся... в обратную сторону. Его страдания были соответствующими, но он должен держаться. Должен, во имя Владыки и Господина Мордирита, во имя знаний и власти... Во славу Саурона.

В какой-то момент от терзавшей его боли, Фаиронир потерял сознание. Однако вскоре он был разбужен жесткими, но аккуратными толчками. Открыв глаза, глашатай попытался подняться на ноги, и с удовлетворением отметил, что его тело изменилось на старое-доброе человеческое. Немного жаль было, конечно, расставаться с телекинезом, но да ничего. Главное — это то, что показали его переродившиеся глаза — портал был стабилен и активен, пропуская через себя немного не стройные, но вооруженные до зубов и жаждущие крови ряды орков, уруков и троллей. Призрачные Стражи поглядывали на прибывающих с подозрением, но, помня о том, что в этом и была одна из основных целей их Повелителя, вторженцев не трогали.

— Хозяин! Ваше оружие вот-вот будет доставлено сюда. Какие будут приказания? — Проморгавшись, Фаиронир поднялся на ноги и перевел взгляд на стоящего перед ним на правом колене урука, который, судя по ранговым отметкам, был Верховным Вожаком, и, скорее всего, должен был возглавить вторжение.

— Вступайте в город! — Хрипло, будто не до конца привык к своему голосу, произнес глашатай Ангмара. — Убивайте всех!