Принцесса Селестия похитила все твои простыни

Сперва Селестия лежала в твоей кровати. Потом она все так же лежала в твоей кровати. А теперь она украла все твои простыни и отказывается покидать всю ту же кровать. Как это может быть связано с судьбой человечества?

Принцесса Селестия Человеки

Как я побывал в Экветрии

Привет всем, меня зовут Бен Тёрнер. Я работаю архитектором, в одном музее города. Кстати, чуть не забыл ,живу я в городе Сан-Франциско. Жил я обычной скучной жизнью, до того как я попал в мир: «Пони, дружбы и магии».

Забвение

Смерть - это навсегда? Я думаю, все задумывались над этим вопросом. Но не советую проверять. Я - редкое исключение, первый пони, вырвавшийся из Забвения. Но надолго ли?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Колгейт

Буря

Голод. Слабость охватывала её тело, с каждым новым часом вытягивая жизнь. Тихо шипели динамики, играя таинственную колыбель, смысл слов которой ускользал от угасающего сознания. Холодные блики далёких галактик манили к себе...

Оккулат.

"Тьма и свет - две стороны одной медали. Когда научишься понимать их, тогда и обретешь истинное могущество!" Кем был Старсвирл? Кем были его друзья? Почему нам так мало известно о детстве принцесс? А что было там, в прошлом? Что за ужасы скрывает оно? Этот фанфик дает ответы на вопросы, которыми задавался каждый брони. Он о прошлом. Далеком прошлом, о котором нам так мало известно. Вообще, по сути, является личным мнением автора, о том "как оно могло бы быть". Надеюсь вам понравится! Evil eternal!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Король Сомбра

Супер-леди Найтмэр Мун

У Найтмэр Мун тоже есть чувства и потребности, как и у Луны. Впрочем, не совсем как у Луны.

Найтмэр Мун Человеки

Сиреневый сад

Кантерлотский торжественный прием для Эпплджек заканчивается удивительной и неожиданной встречей, которая навсегда изменит её отношение к жизни.

Эплджек Принцесса Луна

Конфетти на снегу

Что может быть хуже, чем быть выброшенным на улицу в мороз? Правильно, - быть выброшенным на улицу в мороз и не знать языка единственного, кто к тебе неравнодушен.

Другие пони Человеки

Крылатые гусары

Горит закат. Строй прорван, поражение неизбежно. Ружьё и ствол орудия никнут под натиском полчищ Сомбры... И лишь крылатые гусары не смеют дрогнуть в своей обречённой атаке.

ОС - пони

Маффины.

Весёлый рассказ о Дерпи и маффинах.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Автор рисунка: Siansaar

Местоимения

Сегодня пришлось потрудиться. Сначала работа на кузнице, а потом ремонт водопровода в домике Голден Харвест, но когда тебя радуют результаты труда, то и усталость может быть приятной. Тем более комнатам пони с гривкой морковного цвета затопление больше уже не угрожает: почему-то в Эквестрии весь бытовой ремонт делался так, что наш человеческий сантехник дядя Вася, только увидев, как пони соединяют трубы с помощью своей «копытомагии», с горя ушел бы в запой. Неудивительно, что в Понивилле редкий кран не подтекает. Руками всё это делать лучше, чем копытами или магией.

Вечер только начинается, у меня остается еще немного свободного времени, так что можно не спеша вернуться на кузницу, помыться и отдохнуть. Я закидываю сумку с инструментами через плечо и спускаюсь с крыльца домика Голден Харвест. Настроение превосходное, улыбки встречных пони сияют добрыми лучиками. Здороваюсь, улыбаюсь им в ответ, останавливаюсь перекинуться парой слов и иду дальше. И тут…

Словно сиреневый ураган налетает на меня, да так, что чуть не сбивает с ног. Горячие копыта обвивают мне шею, и единорожка, всхлипывая, повисает на мне. Я еле успеваю её подхватить.

— Твай?! Что случилось?

Она смотрит мне в глаза полными слез фиолетовыми глубинами, её дыхание щекочет мне ноздри чересчур навязчивым ароматом зубного эликсира, и всё же моё обоняние явственно улавливает исходящий от маленькой пони запах алкоголя. Твайлайт опускает мордочку мне на плечо, орошая мой комбинезон слезами:

— Я… Я… Я так больше… Я…

— Тише, тише, успокойся. – Я крепко держу сиреневую единорожку в своих руках.

Пони на улице останавливаются и с удивлением смотрят на нас. Из-за того, что в населении Эквестрии преобладают кобылки, нравы пони свободнее человеческих, и то, что здесь считается в порядке вещей, в мире людей вызвало бы, по крайней мере, у большинства, возмущение и моральное осуждение. Однако, судя по удивленным взглядам прохожих, рыдающая пони, повисшая на шее у человека, всё же не совсем вписывается в нормы поведения приличных лошадок в общественных местах.

— Я… Я тебя… Ты… — она сильнее прижимается ко мне, и я даже ощущаю, как бешено колотится её сердечко. Её мокрая гривка цвета предвечернего неба липнет к моим щекам, щекочет губы. Дурацкая мысль вдруг пробивается сквозь моё удивление: у неё в гриве – красноватая прядь, у меня в волосах – проседь: непохожая похожесть.

— Ты… Я…

Я беру Твайлайт на руки, и под косыми взглядами понивильцев направляюсь в сторону библиотеки. В таком состоянии её следовало бы умыть, да уложить поспать до утра. Единорожку трясёт, словно у неё внутри сошедший с ума метроном. Она продолжает всхлипывать, и с её губ всё слетают и слетают местоимения:

— Я… Ты… Тебя…

И тут я сам начинаю что-то чувствовать – какую-то особенную сверхнежность — к этой пьяной дурёхе. Я аккуратно прижимаю её к своей груди и ускоряю шаг. Я стараюсь не споткнуться и не уронить свою всхлипывающую ношу. Сумка с инструментами больно бьет по спине. Носик Твайлайт оставляет на моей шее мокрые следы. Встречные пони шарахаются в стороны – видимо, видок у нас обоих сейчас не слишком располагающий к дружелюбию. Я замечаю, что пышный хвост единорожки волочится по дорожной пыли, собирая мусор и колючие шарики репейника, приостанавливаюсь и закидываю его себе через локоть.

Вот и библиотека. Я опускаю Твайлайт на ножки перед дверью, она стоит нетвердо, покачиваясь, и тут её начинает рвать. Я опускаюсь рядом с ней и придерживаю её голову. Выбежавший из дома Спайк всплескивает лапами и говорит что-то угрожающее в адрес то ли Эппл Джек, то ли Берри Пунш, но мне некогда разбираться, где и с кем Твай так напилась, я кричу дракончику, чтоб он тащил таз теплой воды, да поживее.

Твай уже еле держит отяжелевшую головку, потому умыть единорожку не так уж и просто. Наконец, нашими со Спайком совместными усилиями, пони-библиотекарша вымыта, насухо вытерта, напоена активированным углём и уложена в постель.

— Я… я…

Я наклоняюсь над её кроватью, чтоб расслышать, Твай приподнимается в неожиданной попытке меня поцеловать, но не дотягивается губами и просто чмокает воздух. После чего откидывается на подушку и погружается в тяжелый, нездоровый сон.

Спайк как-то растеряно смотрит на меня, он начинает что-то говорить, но я жестом руки останавливаю его. Мне теперь всё ясно, даже то, о чём дракончик никак не может знать. Одно беспокойное сердце просится в мои ладони, и пока оно не почувствует моего тепла, это сердце будет страдать, мучая ту, в чьей сиреневой груди оно бьется. Я опускаюсь на пол возле кровати Твайлайт, смотрю на спящую сиреневую лошадку. Я невольно любуюсь её еще по-жеребеночьи пухленькими щечками, бархатными ресничками, подрагивающими во сне, ушками, кончики которых так забавно выглядывают из-под растрепанной, спутанной гривки. Твайлайт всегда была мне симпатична, но сейчас я ощущаю по отношению к ней что-то более глубокое, чем просто дружеская симпатия. Я поправляю у спящей пони одеяло. Спайка что-то не видно, и я решаю посидеть около кровати еще немного. Я никогда раньше не караулил чей-то сон – и это, оказывается, приятное занятие. Твай временами что-то бормочет, не открывая глаз. Я прислушиваюсь, но не могу ничего разобрать, кроме всё тех же местоимений:

— Я… ты… Меня…

Вдруг на моё плечо опускается темное копыто. Я оборачиваюсь и вижу перед собой Луну. Она ободряюще кивает мне головой:

— В Эквестрии нравы свободнее, чем в твоём, человеческом мире, так что…