Автор рисунка: Siansaar
Глава 8. Во власти ночи Глава 10. Рассвет

Глава 9. Тишина в Кантерлоте

Маленький отряд из шести носителей Элементов медленно продвигался к Кантерлотской горе. Метконосцев, Грэнни Смит и Спайка они оставили в лагере Зекоры под присмотром Биг Макинтоша. Рэйнбоу Дэш в очередной раз улетела вперёд, чтобы осмотреться. Уже был виден тёмный силуэт горы с выступающими на ней башенками столицы. В Кантерлоте не было ни одного огонька, город стоял, погружённый во мрак, и освещался только мягким светом луны, но у подножия горы сверкало зеленоватое свечение, оттуда же доносилось шипение. Рэйнбоу подобралась поближе, чтобы разглядеть источник света и шума, которым оказался неподвижно стоящий боевой треножник. Его лучевое орудие было направлено вниз, зеленоватый луч, вырывающийся из него, ударялся в землю и уже пробурил в грунте значительную дыру. Голубую пегаску удивило такое странное расходование энергии, и она стала подкрадываться ещё ближе, чтобы узнать причину происходящего. Дэш подошла уже вплотную к боевой машине, но треножник не обращал на неё ни малейшего внимания, по-прежнему не двигаясь и продолжая сверлить землю испепеляющим лучом.

Радужная пони взмахнула крыльями и, поднявшись в воздух, заглянула в кабину металлического монстра. В кресле перед пультом управления неподвижно сидел инопланетянин, его выпученные мутные глаза смотрели в одну точку, а излившаяся изо рта кровавая пена, теперь уже засохшая, испачкала приборную панель. Тело пришельца было наклонено вперёд, его нос упирался в большую белую кнопку в центре панели управления.

***

— Значит, рядом с горой стоит треножник, внутри которого сидит мёртвый пришелец? — Твайлайт пыталась переварить информацию, добытую Рэйнбоу. — Я даже не знаю, что всё это может означать. В любом случае, смерть врага — хорошая новость, и нам нужно двигаться дальше, если мы хотим узнать, что здесь происходит, — с этими словами фиолетовая пони навьючила на себя седельные сумки, подождала, пока её примеру последуют остальные, и отправилась в путь.

Когда шесть друзей проходили мимо треножника, он всё ещё поджаривал лучом землю перед собой, но внезапно вырывающийся из орудия поток огня ослаб, а затем и вовсе иссяк. Из лучевой пушки вылетело несколько зеленоватых искр, и шипение оборвалось, уступив место еще более пугающей тишине.

— Ой! — пискнула Флаттершай, юркнув в ближайшие кусты.

— Флаттершай, ты куда? — спросила Твайлайт, подойдя к группе трясущихся кустарников. — Выходи, ничего страшного пока не произошло.

— Нет! Это слишком опасно, — прошептал откуда-то из листвы голос розовогривой пегаски. — Пришелец всё ещё жив, он выключил луч…

— Чепуха, Флатти! Пришелец сдох, я сама видела, — отозвалась Рэйнбоу Дэш. — Луч никто выключал, просто, наверное, энергия кончилась.

Жёлтая пони недоверчиво высунула голову из кустов и несколько раз вздохнула, пытаясь набраться храбрости для продолжения пути.

***

Носители Элементов подошли к горе, дальше дорога поднималась, обвивая петлями её склоны. Твайлайт применила заклинание невидимости на случай встречи с врагом. Она очень устала: сделать невидимыми сразу шесть пони, включая себя, — нелёгкая задача даже для принцессы-аликорна. Но времени на отдых у друзей не было, надо было двигаться вперёд, пока заклинание не рассеялось. На пути им попалась стоящая посреди дороги повозка, доверху нагруженная трупами жителей Кантерлота. Рядом с ней лежали четыре мёртвых пришельца. Твайлайт постаралась не задерживаться на этом месте, наскоро убедившись, что пришельцы действительно мертвы.

Наконец носители Элементов преодолели подъём и оказались в столице Эквестрии. У входа в город пришельцы устроили контрольно-пропускной пункт со шлагбаумом, но посту никого не было, и шестеро друзей смогли беспрепятственно войти в Кантерлот. Заклинание невидимости постепенно рассеивалось, но, поскольку врагов вокруг не было, Твайлайт не стала тратить силы на его поддержание.

Кантерлот не подвергся такому опустошительному разрушению, какое испытали на себе другие города, он находился на высокой горе и был недоступен для боевых треножников. Некоторые кварталы были сильно разрушены бомбардировкой с воздуха, но большинство городских зданий стояли неповреждёнными, хотя во многих из них всё же были разбиты окна, а широко распахнутые двери скрипели петлями на ветру. То тут, то там попадались участки, покрытые чёрной пылью, — места применения ядовитого дыма. Этим газом пришельцы убивали жителей города, которые пытались укрыться в подвалах домов. В одном из переулков стояли две повозки, гружённые трупами пони. Тела собирались вывезти, но почему-то бросили эту затею.

Твайлайт Спаркл одолевали печальные мысли, когда она шла по мёртвому городу. Она невольно вспоминала столицу Эквестрии в лучах славы, когда эти улицы были наполнены пульсирующей жизнью. Кантерлот — родной город Твайлайт, здесь жили её родители. Именно «жили», в прошедшем времени. Глядя на царящее вокруг опустошение, фиолетовая пони не могла надеяться, что снова увидит их живыми. Как жаль, что они так мало общались в последнее время. Твайлайт вспомнила, сколько писем она отправила Селестии, пока изучала магию дружбы в Понивилле. И ни одного письма родителям. А ведь они так любили её, так радовались, когда она смогла стать ученицей принцессы, плакали от радости и гордости на её коронации…

Интересно, что стало с Кристальной Империей? Как там Шайнинг Армор и Кейдэнс? Эти мысли не отпускали фиолетовую пони, но ей всё же пришлось отвлечься от них, так как цель путешествия была достигнута: перед шестёркой друзей возвышался кантерлотский дворец. На самой высокой его башне развевался чёрный флаг с изображёнными на нём тремя красными треугольниками. Это чёрное полотнище болталось на середине флагштока, как будто его приспустили в знак траура. На площади перед замком лежали мёртвые тела нескольких инопланетян. Центральные ворота дворца были сорваны с петель, их обожжённые створки лежали неподалёку. Насколько можно было судить, вход никем не охранялся, но Твайлайт всё равно решила проникнуть в здание каким-нибудь нетрадиционным способом.

Фиолетовая аликорница полезла через разбитое окно первой. В темноте она наступила передним копытом на что-то мягкое и осветила находку светом своего рога. Обнаружив, что стоит на мёртвом теле пришельца, Твайлайт резко отдёрнула копыто и отступила в сторону. Рядом с инопланетянином лежала его броня, которую он, должно быть, успел зачем-то снять перед смертью. Чуть дальше по коридору лежал ещё один труп лунного пони, на этот раз в полной экипировке. Его голова была разбита, а одетые в броню передние копыта были измазаны кровью, как будто он сам избил себя ими до смерти.

— Эт что, он сам себя так? — спросила Эпплджек, подошедшая к мёртвому телу вслед за Твайлайт.

— Может быть, — ответила крылатая единорожка.

— Но как это можно… самому себя?

— Когда-то я читала о чём-то таком в одной книге. Это называется су… — Твайлайт на секунду задумалась, вспоминая слово, — …суицид.

Подруги пошли дальше по тёмным и пустым залам замка. Внезапно раздавшийся из дворцовой библиотеки неясный шум заставил Твайлайт заглянуть туда. Весь пол там был завален книгами, печатные издания и свитки образовали целые горы, среди которых фиолетовая аликорница не сразу заметила чёрное тело в серебристой броне. Инопланетянин ещё подавал признаки жизни, его круп едва заметно вздрагивал. Передними копытами он прижимал к груди несколько книг, как будто рассчитывал найти в них спасение.

— Я не отдам кровь… Кровь… Плохо… — еле слышно прохрипел пришелец на эквестрийском языке, после чего его тело дёрнулось и замерло.

***

Твайлайт нерешительно открыла магией двери тронного зала, невольно вспоминая свой ночной кошмар и опасаясь вновь увидеть обезглавленную принцессу. Когда друзья вошли внутрь, трон был пуст, но рядом с ним возвышался силуэт аликорна. К счастью, его голова была на месте.

— Принцесса Селестия! — Твайлайт кинулась к любимой наставнице, но тут же резко остановилась, заметив, что фигура белой аликорницы была полупрозрачной. — Что с вами? Через вас всё видно!

— Твайлайт, прости меня, — прозвучал в ответ голос Селестии. — Я не смогла защитить Эквестрию. Я не смогла даже спасти себя и свою сестру.

— Что с вами случилось? — фиолетовая пони непонимающе моргала.

— Твайлайт, я умерла, — медленно произнесла солнечная принцесса.

— Но… но… как… — сердце верной ученицы бешено колотилось, почти выпрыгивая из груди.

— Всё когда-нибудь заканчивается, — с грустью сказала Селестия, — даже жизнь аликорна.

Голова Твайлайт пошла кругом, и ей пришлось сесть на пол, чтобы не упасть.

— Пришельцы… — лицо фиолетовой пони исказилось гримасой ненависти. Она с силой ударила в пол копытом, затем внутри неё словно прорвало плотину и из глаз полились потоки слёз.

Фигура солнечной принцессы приблизилась к Твайлайт и распростёрла над ней свои призрачные крылья.

— Не плачь, моя верная ученица. У меня для тебя есть и хорошие новости. Я только что связалась с Кристальной Империей, Кейденс передаёт тебе привет. С ней и с Шайнингом Армором всё в порядке. Захватчики не добрались до северных земель.

— Вы связались с Кейденс? Но как? — смогла прошептать сквозь рыдания фиолетовая аликорница.

— Телепатически. Видишь ли, быть призраком — это не только ограничения, но и дополнительные возможности.

— Значит, мои сны…

— Да, Твайлайт, это были послания от меня.

— Пришельцы… Все пришельцы, которых мы видели, умерли, один умер на наших глазах в библиотеке. Почему? Что с ними случилось? — спросила фиолетовая аликорница, немного успокоившись.

— А как ты думаешь сама, моя верная ученица? — ответила вопросом на вопрос Селестия.

Твайлайт ненадолго погрузилась в размышления. Она окончательно взяла себя в копыта, и способность рассуждать вернулась к ней.

— Может быть, они заразились на земле какой-нибудь болезнью, к которой у них не было иммунитета, — сделала предположение фиолетовая пони.

— Правдоподобная версия, Твайлайт, — похвалила верную ученицу Селестия. — Вполне возможно, что ты права. Но я думаю, что всё произошло несколько иначе… — Она помолчала. — Тысячи лет я создавала гармонию по всей Эквестрии, и теперь здесь нет места настоящему злу. Гармония, которой тут всё буквально пропитано, отторгает его. Пришельцев погубила их собственная злоба, сожравшая их изнутри.

— Значит, инопланетяне погибли из-за того, что были слишком злыми? Но я не понимаю… Ведь здесь, на земле, тоже достаточно зла. Болезни, смерть, стихийные бедствия… Есть плохие пони и другие существа, которые не желают нам добра. Дискорд, чейнджлинги, король Сомбра, древесные волки, параспрайты… А наши собственные недостатки? Почему же гармония не отторгает всё это?

— Что ж, это справедливый вопрос, — ответила солнечная принцесса. — Да, Эквестрия не идеальна, но она и не должна такой быть. Идеальный мир, полностью лишённый всех недостатков, подобен картине, написанной одной лишь белой краской. Всё то, что ты перечислила, Твайлайт, является в некотором роде частью гармонии, её обратной стороной. Добро и зло, как день и ночь, они неразрывно связаны друг с другом. В нашем мире должен соблюдаться определённый баланс, лунные пони нарушили его и поплатились за это. Пружина, которую они сжимали, распрямилась. Гармония нанесла ответный удар.

— Ваше Высочество, — проговорила Твайлайт, когда поток красноречия белой принцессы иссяк, — вы ведь не покинете нас? Хоть вы и умерли, но ваш дух по-прежнему жив, вы сможете править Эквестрией, поднимать солнце, совсем как прежде…

— Нет, не смогу, — покачав головой, ответил призрак Селестии, — но я знаю одну принцессу, которая сможет.

— Кейденс?

— Нет, Твайлайт, это ты.

— Я?! — глаза фиолетовой аликорницы увеличились в размерах. — Я не уверена, что смогу…

— Ты должна, Твайлайт. Больше некому. Эквестрией должен править тот, кому принадлежат Элементы Гармонии.

— Но вы же будете направлять меня, присматривать за нами… откуда-то сверху…

— Сверху? — Селестия вдруг усмехнулась. — Что я слышу, моя верная ученица, ты веришь в жизнь после смерти? Такая начитанная пони, как ты, должна бы знать, что за долгие столетия исследований учёным так и не удалось найти ни одного убедительного доказательства существования загробной жизни.

— Но разве то, что я говорю с вами сейчас, не является убедительным доказательством? — фиолетовая пони смотрела на фигуру Селестии, широко раскрыв глаза. Призрак, отрицающий существование жизни после смерти, — это что-то за пределами здравого смысла.

— Я аликорн, — ответила солнечная принцесса, — меня не так просто убить. Моя плоть мертва, но моя магия ещё не рассеялась, благодаря чему я могу поддерживать работу своего разума вне тела. Когда мой запас магической энергии подойдёт к концу, я навсегда исчезну.

— Это можно предотвратить? — с надеждой спросила Твайлайт.

Селестия помолчала, опустив голову и над чем-то раздумывая, прежде чем ответить.

— Я не уверена, но если принять определённые меры…

— Я сделаю всё, что смогу, обещаю!