Автор рисунка: Siansaar
Глава 2. Внутри Глава 4. Забытая гармония

Глава 3. Ожившие столетия

"Жили мы не зная бед,

Освещал нас дружбы свет…"

Флэйм с трудом передвигал копыта по узкой и покрытой толстым слоем пыли вентиляционной шахте. В носу у него зачесалось, и спустя мгновение раздался звонкий “чих”, сопровождающийся клубом поднятой пыли, и тихим, неразборчивым бурчанием себе под нос.

В раздумьях он остановился возле первого разветвления, до этого шахта вела в одном направлении, лишь изредка встречались повороты, идущие под небольшим углом на подъем. Прямо пролегал длинный проход, его окончание терялось в сумраке. Справа путник увидел похожую, лишь с одним отличием картину – через несколько метров проход заканчивался металлической перегородкой. А вот слева от себя, он увидел решетку в полу, сквозь которую брезжил тусклый свет странного белого оттенка.

Флэйм не горел желанием продолжать свой нелегкий путь по темной и тесной шахте, а потому и решил выйти на свет – себя показать, да на других посмотреть. Он вздохнул – пытаться развернуться в столь ограниченном размерами пространстве, было бы абсолютно бесполезным занятием. Придется лезть головой вперед.

Магией отцепив решетку и прикинув расстояние до пола, единорог решил не повторять фокус с левитацией. Такая мощная магия отнимает слишком много сил, а высота метра три – не больше.

С тяжелым вздохом из проема в потолке показалась осматривающая обстановку голова непрошенного гостя. В слабом, изредка мерцающем белесом свете он увидел очертания маленькой комнатушки. Интерьер не отличался особым изыском. Подпирающий стену одинокий деревянный столик, маленькая скамья, кровать на одного пони – двум здесь жилось бы тесновато. Однако среди будничного интерьера Флэйм заметил кое-что, никогда не виденное им прежде. В одном из углов комнаты находился прямоугольный предмет угольно-черного оттенка. Пучок света отразился от него, засветив висящему вниз головой единорогу прямо в глаз.

«Тум!» – послышался глухой отзвук удара, когда Флэйм сорвался вниз.

– О-ох, – закряхтел неудачливый путник. Хорошо еще, что успел в последний момент уберечь свою драгоценную голову от удара, приземлившись на живот. Отряхиваясь от пыли, он принялся подниматься.

Вид у него был неважнецкий – некогда красивая огненная шкурка, теперь была потрепана и вся в грязных пятнах. Не обратив на это даже доли внимания, Флэйм потопал в направлении загадочного предмета.

Размерами эта конструкция была около двух метров. По всему ее периметру располагались рычаги с кнопками. Нацарапанные надписи под ними были на неизвестном языке. Флэйм прошел мимо пустого столика, подходя почти вплотную к источнику своего любопытства.

Стекло, выполненное в форме овала, отделяло его от клубков тумана, что мерно парили внутри загадочного аппарата. Единорог напряг свой взор, пытаясь посмотреть сквозь пелену тумана. Его взгляд зацепился за нечто серого цвета, покоившееся на самом дне.

Это подогрело в нем любопытство инженера, и недолго думая Флэйм щелкнул копытом самый большой переключатель. Устройство загудело, и туман внутри стал рассеиваться, раскрывая случайному путнику свое содержимое.

Флэйм не поверил своим глазам. Внутри устройства лежал пегас. Его грудь покрытая шерстью пепельного оттенка мерно вздымалась – крылатый был жив!

На лице единорога появилось недоумение – чем заключенный в этой капсуле пони мог дышать? Как будто в ответ на его невысказанный вопрос, туман окончательно рассеялся, и инженер увидел множество толстых трубок идущих к телу пегаса – по ним струилась жидкость синеватого оттенка. Постепенно взгляд Флэйма поднимался выше, пока наконец не столкнулся взглядом с парой глядящих на него со страхом бирюзовых глаз.

Да, тут он порядком ошибся, в капсуле лежал не совсем пегас. Вернее особенный пегас, точнее говоря – особа женского пола. Кроме характерной формы мордочки с плавными изгибами, об этом говорила еще и длинная огненная грива с черными вкраплениями, местами экзотически переплетенная в косы.

Крышка “гроба” с громким шипением принялась отъезжать в сторону. Флэйм поежился и отошел на несколько шагов – изнутри ощутимо потянуло морозом. Через несколько мгновений наружу выглянула пепельного цвета мордочка, на ней читалось недоумение и легкий испуг. Между широким носом и настороженным в беспокойстве левым ухом, огибая большой глаз, располагалось нечто похожее на татуировку. Она состояла из тонких линий черного цвета, образуя замысловатую фигуру. Крылатое существо поднялось на все четыре копыта, которые порядком дрожали – толи от холода, толи от перепуга.

– Где я? – услышал Флэйм немного хрипловатый, слабый голосок.

Он слегка разочаровался. Видимо она не сможет пролить свет на темноту его невежества. Тьфу, проще говоря – прояснить, где же он сам Дискорд его возьми, находится?

– Тут, – покачал головой единорог, это все что он мог ответить.

Пегаска промолчала, быстро передвигая ногами и выбираясь из своей бывшей тюрьмы. Капсула издала тихую трель, видимо на прощание и из нее выехал поднос с большим махровым полотенцем красного цвета.

Вся мокрая, она взяла полотенце, принявшись вытираться. Флэйм заметил, что никаких щелей на капсуле нет. Откуда тогда взялся поднос? Эх, пора бы ему уже привыкнуть, это место умеет удивлять. Закончив, кобылка положила полотенце обратно на поднос – тот спрятался обратно.

Пошатываясь, уже сухая она направилась к одиноко стоящей скамье, намереваясь на нее сесть. «В капсулу возвращаться пока не будет» – сделал вывод Флэйм. Тут он ее понимал, только пони с больной головой полезет в подобный саркофаг. Оставался главный вопрос:

– Ну и зачем ты вообще туда залезла? Или тебя заперли? – в лоб спросил он.

Скамья с помощью магии сдвинулась с места.

– Ты владеешь магией? – округлила глаза спасенная. Единорог заметил, что в момент когда та говорит, ее странная татуировка сияет ярко-красным светом.

– Владею. А ты что никогда единорогов не видела? – Флэйм указал копытом на свой рог. Скамья приблизилась вплотную к пегаске и остановилась.

– Видела. Просто… – она запнулась. Было заметно, каждое сказанное слово дается ей с трудом.

– Ладно, ну а зовут тебя как, чудо в перьях? – в своем стиле усмехнулся Флэйм.

– Глойви.

– А меня Флэймом кличут. И что нам с тобой делать, Глойви? – единорог пристукнул копытом по полу.

– Я не знаю. Странно, я почти ничего не помню, – с горечью в голосе ответила Глойви, поднимаясь с узкой скамьи и направляясь к пустому столу. Добравшись до места назначения, она озадаченно почесала гриву и напрягла лоб – будто что-то вспоминая. Флэйм обратил внимание на ее бок, на нем застыла словно в падении огненная комета, окруженная ярким пылающим ореолом. Он нашел ее метку довольно любопытной.

Глойви неуверенным жестом прикоснулась к гладкой поверхности стола.

Будто из пустоты, прямо в воздухе, принялись появляться схемы. Флэйм уже устал удивляться. Он вяло отметил схожесть парящих схем с символами, виденными им на поверхности «морозного гроба». Именно такое название он решил дать временному пристанищу чудной пегаски.

Тем временем Глойви молча взирала на сеть горящих в воздухе символов. Ее взгляд заледенел став безжизненным. Будто был сосредоточенным на чем-то за пределами помещения.

– Приготовиться к отбытию. Повторяю. Э-3 приготовиться к отбытию, – вдруг раздался суровый голос, заполняя собой комнату.

Понятно. Тот самый фокус, что встретил его у входа. Теперь он не сомневался, кроме их двоих в комнате никого не было.

– К отбытию готовы. Наполненность только семьдесят пять процентов, – отвечал второй голос. Он принадлежал кобылке и был исполнен… Печали?

– Не успеваем. Вам нужно немедленно… – голос начал прерываться.

– Приняла, – обладательница второго голоса еле сдерживала слезы. – Не падайте духом, Амикэйбл…

Ей ответил лишь страшный шум. Флэйм зажал копытами уши и закрыл глаза – это было невыносимо. Спустя мгновение все кончилось, в комнатке вновь воцарилась тишина. Единорог приоткрыл глаза. Напротив него опустив ушки и повесив голову, сидела Глойви. Ее взгляд снова стал осмысленным.

– Я ничего не понимаю, – всхлипнула она.

«Я тоже» – подумал Флэйм, подойдя к ней и присаживаясь рядом.

– Все хорошо, мы разберемся с этим, – он ободряюще похлопал ее копытом по плечу.

Глойви в момент подскочила с места, вытирая остатки мелких слез.

– Конечно, – гордо вскинув голову, ответила она.

«А эта пони с характером» – усмехнулся Флэйм.

– И с чего это вдруг МЫ разберемся? – добавила пегаска. Она смотрела на него с озорным огоньком в глазах.

– Ну… – единорог слегка замялся. – Во-первых, негоже даме одной бродить по опасным подземельям. Во-вторых, я владею магией.

– Ты владеешь магией. Пойдет. И никаких первых и вторых, ясно?

Она явно начинала наглеть. Судя по всему, эта пони уже полностью отошла от потрясения.

– Хорошо, великий и гордый пегас – он в шутку поклонился, приложив копыто к груди.

Глойви фыркнула, но промолчала.

– А дверь ты сможешь открыть? – Флэйм указал на предполагаемый выход из комнаты.

– Почему же столь могущественный волшебник, не соизволит сделать это сам? – не осталась в долгу Глойви.

Он уже готовился отпустить очередную язвительную фразу, когда стальная дверь с громким шипением принялась подниматься вверх. «Видимо ей удается управлять механизмом на расстоянии» – решил Флэйм. Эта пони могла оказаться весьма полезной в его путешествии. И надо обязательно разузнать как такое возможно. Но ее он спрашивать не будет, еще не хватало раскрывать свое невежество!

Глойви стояла в окружении висящих в воздухе знаков. Около ее лба, красным пятном сияла татуировка. Единорог догадывался, что этот странный рисунок как-то связан с ее возможностями.

Наконец тяжелая дверь вошла в свой паз, полностью освобождая выход. Маленькая пони пепельного окраса с вызовом посмотрела на Флэйма. Будто она только что вручную отворила дверь, весящую хрен знает сколько тонн. Однако пришлось признать: ему даже это оказалось не по силам. Еще немного посверлив его победоносным взглядом, она напряглась и зажмурилась. Через секунду знаки погасли. Самое время для восторженных аплодисментов.

«А вот и не дождетесь» – с досадой подумал Флэйм.

– Ну, я думаю нам пора, – с нажимом произнесла Глойви, первой проходя через отпертую дверь.

– И куда же мы идем? – единорог последовал за ней, выходя наружу. Его окружало длинное помещение. С обеих сторон, через равные промежутки располагались закрытые двери.

– Нужно раздобыть еды, – получил он весьма размытый ответ.

Флэйм хотел сообщить, что у него в сумках есть небольшой запас, но не успел. Пегаска расправила свои вольные крылья, поднявшись на несколько сантиметров над полом. И рванула вперед, прежде чем он успел молвить хоть слово.

Единорог был вынужден припустить за ней галопом.

Он начинал задыхаться, крылатая мчалась словно ураган. И это она, еще недавно, выбиралась из капсулы на дрожащих ногах? Она чуть не плакала от неизвестности минутами ранее? Нет, это была совсем другая пони.

Глойви не могла подняться высоко, до потолка тут было чуть больше чем в комнате – метров пять. Но даже это, лишь подобие настоящего полета переменило ее. Некоторые говорят, что пегаса определяет небо, полет. Они дают ему эмоциональную подпитку, некую невидимую силу. Небесную магию…

Сейчас Флэйм убедился в этом. На мгновение он даже приуныл, жалея, что не родился пегасом. Полет на собственных крыльях, восторг от безграничной свободы. Это не испытать ни одному единорогу, как бы тот не был силен в магии. Это будто новая грань реальности, нечто недоступное и закрытое для обычных пони. Теперь он понимал пегасов, что селились на небе. Они не желали надевать на себя оковы земли. Флэйм вздохнул: у каждого была своя роль.

Погруженный в мысли, он ненадолго упустил Глойви из виду. Она уже давно перегнала его, и стояла далеким силуэтом. Единорог смахнул выступивший пот на лбу и ускорился, как мог.

– Что, устал бедненький? – хихикнула пегаска, наблюдая за приближавшимся Флэймом.

Наконец догнав крылатую бестию, он остановился, переводя дух. Перед спутниками возвышалась пара стальных створок. Слева располагалась панель, выполненная из гладкого на вид и невероятно блестящего материала. Глойви прикоснулась к ней, чем вызвала нарастающий шум. Пол под ними слегка завибрировал.

Створки отворились, открывая путь в небольшую кабинку.

– Лифт? – догадался единорог.

Глойви кивнула, заходя внутрь. Он последовал за ней. Внутри висел еще один пульт управления. Его спутница протянуло копыто, коснувшись одного из символов на пульте.

Они стронулись с места. Судя по ощущениям, лифт вез их еще глубже.

Флэйм не хотел ничего спрашивать, боясь показаться невежей. Его любопытство в очередной раз взяло верх:

– А кто им управляет?

– Я, – спокойно ответила Глойви.

«Но ты не владеешь магией» – чуть не сказал он, еле успев себя одернуть. В итоге он лишь важно кивнул, соглашаясь.

Движение прекратилось, путники прибыли. С характерным шипящим звуком створки отошли в стороны, и Флэйм сделал шаг вперед.

Их окружало огромное пространство, слегка освещенное мутным светом шедшим сверху. Стены были выкрашены в голубой цвет. На них не висели привычные светильники. Тут и там были разбросаны большие подушки. Примерно четверть площади занимала глубокая яма, расположенная по центру помещения.

Его спутница покинула лифт, ставая рядом с ним.

Интерьер начал преображаться. Ранее металлический пол, внезапно превратился в темно-зеленый травяной ковер. Веселой трелью запели голосистые птички, и он почувствовал на своей шкурке теплые солнечные лучи. Подул бодрящий ветерок, принеся с собой запах свежей травы. У него закружилась голова – краски с бешеной скорости сменяли одна другую. Пришлось закрыть глаза.

Спустя минуту он открыл их, осматривая поляну на которой стоял. Ее окружал небольшой лесок, а на месте ямы теперь находилось маленькое озерце. Ветер поднимал на водной поверхности мелкую рябь. Он поднял голову, смотря на потолок. Теперь это стало небо, там висело солнце и плыли кучерявые облака.

Слева от него раздался радостный вскрик и шелест расправленных крыльев. Исполненная восторга Глойви взмыла вверх, направляясь к огромному белоснежному облаку. Достигнув цели, она сделала несколько кругов вокруг, затем усевшись на его поверхность.

– Смотри как круто! – сверху крикнула ему пегаска, принявшись прыгать на облаке как на батуте.

Флэйм стоял с разинутым облаком, наблюдая как облако ходит вверх-вниз, подбрасывая в воздух его спутницу. Она же даже не удивилась, это что в порядке вещей?

– Ты знаешь, что происходит? – крикнул он, впрочем, не особо надеясь на положительный ответ.

– Неа! Да и какая разница? Смотри! – она подпрыгнула еще выше, но на этот раз облако не выдержало, рассыпавшись прямо под ее копытами.

Издав неведомый ему клич, Глойви с бешеной скоростью рванула вниз. Перед самой землей она вышла из пике, и взъерошила его гриву, пролетев рядом. Да она сумасшедшая! Он развернулся, наблюдая за полетом.

Она остановилась возле ряда деревьев с висящими на них красными фруктами. Яблоки? Откуда?! Сорвав парочку, Глойви улеглась на большой ветке.

– Ну чего стоишь? Иди сюда. – крикнули ему со стоящей вдалеке яблони.

Единорогу ничего не оставалось, как послушаться.

Все выглядело таким натуральным. Трава под копытами мялась, а особо высокая щекотала ноги. Солнце нагревало шкурку, и если б не ветер доносящий прохладу с озерка, он бы весь взмок. Но в тоже время чутье инженера не давало ему покоя. Это все неправда, иллюзия. Возможно магия, причем невероятно сильная.

– Ай! – в раздумьях он не заметил, как подобрался ближе к дереву, на котором восседала Глойви. Сейчас на его рогу торчало сочное яблоко, а яблочный сок начинал капать на нос.

– Ой, – улыбнулась виновница. – Извини, я не хотела.

Ага, так тебе и поверили. Флэйм мотнул головой, стряхивая яблоко. «Чпок». Подняв фрукт с земли, он откусил кусочек – иллюзия оказалась вкусной. В поле его зрения попало озеро. Почему бы не искупаться? Грязь на шерстке уже начинала чесаться. Флэйм направился к озерцу.

– Ты куда?

– Окунусь.

– А, ну хорошо, я пока тут посижу – на этих словах ее голос странно изменился.

Она что боится воды? Неужели.

Единорог забежал в озеро, выбивая из воды кучу брызг. Она приятно холодила его тело. Флэйм нырнул с головой, достав до дна копытами – оно было близко.

В этот момент все вокруг затряслось со страшной силой. От неожиданности глотнув воды, он вынырнул, наблюдая, как Глойви вместе с яблоками падает с дерева. Мир вокруг начал пропадать, будто фильм на испорченной пленке. Тряска прекратилась. Он находился в яме, плавая среди грязной рыжей воды. В уши ударил противный скрипящий звук, и свет погас.