Автор рисунка: BonesWolbach
Разум наизнанку

Ликвидация (Финал)

Первое, что я услышал, был равномерный стук колес по рельсам. Похоже, меня похитили и теперь везут в неизвестном мне направлении. Глаза открывать не хотелось, ибо этот мир настолько осточертел, что хотелось просто взять и умереть. Однако кто-то постоянно вмешивался в череду событий, тем самым спасая меня от гибели. Головная боль уже стала моей верной спутницей, и я ничего не мог с этим поделать. Стоило ей начать утихать, как меня бьют по голове, или странный голос создает, который до сих пор остается для меня загадкой, создает мощный резонанс.

– А, ты проснулся! Это хорошо! – «Ну вот, опять»

–Через три станции ты прибудешь на вокзал Понивилля. Там ты должен выполнить свою задачу, иначе этот кошмар станет твоей тюрьмой! – Голос затих, а головная боль нет.

С превеликим трудом, но я всё же открыл глаза.

– Да вы что, издеваетесь? – Я… снова был пони. Тем самым пони, который был свидетелем гибели жителей дома и моей семьи. Но что, если я не был человеком… или сейчас меня везут в неизвестном направлении, а это всего лишь сон. Моя гудящая голова не давала и шанса разобраться в этом клубке бреда. Это пожалуй самая ужасная ситуация, когда ты не можешь понять: что сон, а что явь. «Ладно, раз голос приказал мне выполнить поставленную задачу, то ради спасения из этого кошмара я выполню её и прекращу свои мучения»

Открыв глаза, я заметил, что на моем теле появилось несколько новых бинтов. Конечно, если учесть ситуацию, произошедшую в квартире, то меня можно было назвать счастливчиком. Рядом со мной лежала та самая старенькая седельная сумка. Естественно внутри ничего не было кроме старого ржавого гвоздя. Если я собираюсь убить, то мне нужно найти что-нибудь получше, чем это. По крайней мере, телекинезом я владеть более-менее научился. Теперь, пока поезд ещё в пути, у меня есть время на планирование дальнейших действий. Кто бы тогда не спас мою шкуру тогда, он додумался до самой гениальной идеи – положить меня в багажном вагоне. Впрочем, здесь были и свои плюсы – можно было найти какие-нибудь полезные вещички. Только вот интересно, как моё тело никто не обнаружил. Что же, у меня есть три остановки, чтобы подготовиться к грядущему.

Я бы никогда не стал рыться в чужих сумках, но сейчас ситуация была исключительная, поэтому мне пришлось просто принимать всё, как оно есть. Одно дело – просто перешерстить все чемоданы, раскидывая всё направо и налево, другое же, когда это нужно делать аккуратно, чтобы потом не пришлось снова запихивать вещи в сумку. Правда такое занимает очень много времени. Когда я закрыл очередную сумку, не найдя в ней ничего полезного, поезд остановился. Единственная идея, которая пришла мне в голову – опрокинуть на себя кучу чемоданов и надеяться, что меня не найдут. Это было больнее, чем я ожидал, но результат стоил того – глупые пони даже не разгребали кучу свалившихся чемоданов и сумок.

В таком положении, я решил оставаться до тех пор, пока поезд не отправится со второй станции, чтобы потом, наплевав на все приличия, перерыть сумки и найти хоть что-нибудь полезное. Ожидание было достаточно утомительным, однако спать не хотелось. Когда на тебя давит столько вещей, так ещё постоянные боли, тут не поспишь. Вот поезд тронулся со второй станции, и я принялся за своё дело. Мне было противно этим заниматься, ведь я не такой. Не убийца, не вор, но дать однозначный ответ насчет себя у меня тоже не получалось. Всё слишком запутанно.

Единственный шанс разобраться во всём – выполнить непростую задачу. Поезд уже начал тормозить, когда я нашел хоть одну достойную вещь среди этого ненужного мне хлама – ножницы. Открытие задней двери вагона, которая должна была вести наружу, оказалось достаточно легкой задачей – всего лишь убрать деревянную балку. Поезд двигался медленно, что дало мне шанс спокойно сбежать с нужной вещью в небольшой лесок, располагавшийся рядом со станцией.

В этот раз мир выглядел куда более необычным, чем был до этого. Мне крупно повезло – никто из пони меня не заметил. Ну, или, по крайней мере, мне так казалось. Поэтому, сохраняя крайнюю осторожность, я продолжил двигаться в сторону… пункта назначения.

Пока я брёл по лесу, до меня дошло, что мне неизвестно, как выглядит Твайлайт Спаркл. Есть один вариант, но это чистой воды самоубийство – спросить кого-либо о моей цели. Если учесть, что обо мне могло быть известно во всех городах, то важно было не попадаться на глаза пони. Однако меня могли посчитать погибшим при взрыве, но всё же лучше пока не рисковать.

Ходить по лесу это, конечно, замечательно, но не посреди ночи. Я проклял всё, что мог, постоянно получая по морде ветками и спотыкаясь о выпирающие корни. Не знаю, сколько мне довелось бродить по этому неприветливому месту, но благодаря наступающему рассвету, который немного разогнал тьму, я смог выбраться из ужасного леса.

Понивилль. Вспомнил я название этой… деревни, вход в которую находился прямо передо мной. Я не особо любил пейзажи, хотя их красота, порой, неоспорима. Вот и сейчас – передо мной стояла деревенька, находящаяся в лучах солнца, но привлекал внимание не сам Понивилль, а именно луга и леса вокруг него. Я мог так стоять вечность и просто любоваться красотой природы, но это всего лишь порождение моего больного разума или что-то в этом роде, поэтому мне незачем отвлекаться на такие вещи.

Вопрос о том, как именно пробраться в Понивилль всё ещё не был решен. Немного поколебавшись, я всё же решил идти напролом, тем более, сейчас раннее утро, а синдром такого явления везде одинаков – в такое время все соображают одинаково туго и могут спокойно принять меня за своего, ну или, по крайней мере, не обратят внимание на незнакомого пони.

Идя по широкой улице Понивилля, я понял страшную вещь – не суди о других по себе. Хоть и было рано, по деревне уже вовсю сновали туда-сюда разноцветные пони. Однако практически никто не обращал на меня внимания, а и то просто проходил мимо. Это сильно меня обрадовало. Теперь я могу выполнить свою задачу… в более спокойной обстановке.

Бесцельно бродить по деревне я не собирался, но и вступать в разговор с местными было немного страшно. В результате чего, моё желание закончить этот кошмар побороло чувство собственной безопасности.

– Вы не подскажете, где я могу найти Твайлайт Спаркл? – Спросил я красного пони, который вез телегу с яблоками.

Пробурчав что-то непонятное, пони указал копытом в сторону большого дерева, которое расположилось среди простеньких домиков. Я был удивлён факту того, что дерево служило домом. Ведь по идее оно должно было сгнить или рассыпаться… хотя к чему я пытаюсь придираться, ведь это бред, тут своя атмосфера. Не желая больше сидеть в этом кошмаре, я решительно подошел к деревянной двери и постучал в неё. Никто не открыл, но насторожило меня не это, а отсутствие пони, которые недавно бегали по деревне. Улицы были пустыми, словно все сквозь землю провалились. Ну и чихал я на это.

Дверь в библиотеку оказалась незапертой, поэтому я быстро юркнул в дом-дерево. Похоже, тут кто-то совсем недавно был, и этот кто-то уходил в спешке, судя по не выключенному свету и раскиданным по полу книгам.

– Молодец. Ты справился. – Снова прозвучал этот мерзкий голос.

– Я не понимаю! Ведь я не убил свою цель! Тогда в чём дело? – Меня этот дурдом уже достал.

– В том, что послушал меня и прибыл сюда. В Начало.

– Куда? Какое Начало? О чём ты говоришь?

– В то место, где всё началось и должно закончиться. – Головная боль стала невыносимой. Я чувствовал, как рог стал нагреваться, и от этого мне становилось ещё хуже. Вдруг со всех сторон на меня набросились сотрудники пониции.

– Да будьте вы все прокляты!

***

– А? Что за? Какого? – Я пришел в себя на станции… в теле человека. Мои глаза смотрели в небо, но оно было красного оттенка, а вместо белых облаков, тут и там появлялись черные грозовые тучи. Одно радовало – хоть голова не так сильно болела.

– Сер-г-е-й, ты тут? Ответь! – Донеслось откуда-то сзади.

Поднявшись на ноги, я обнаружил небольшой зеленый рюкзак, который лежал на лавочке неподалеку. Из сумки постоянно звучало одно и то же – кто-то хотел связаться со мной. Обыск отделений рюкзака несколько шокировал меня. Пистолет калибра 9 миллиметров с полной обоймой и старенькая рация. Убрав пистолет за пояс, я решил ответить упертой личности, что пыталась до меня достучаться.

– У аппарата.

– Отлично. Рад, что ты всё же ответил. Надеюсь, ты не потерял рассудок в этой суматохе. – Если учитывать факт того, что я вообще ничего не понимаю, что здесь вообще происходит, то…

– Понимаю, ты сейчас немного запутался. – «Д-а-а, совсем немного» – Но послушай меня, ты видел, на что он способен и должен его уничтожить!

– Кого, блин? Что вы ко мне пристали все с просьбами кого-то убить? – Вдруг, неподалеку от меня вверх взмыл серый луч, состоящий из какой-то непонятной энергии. Мощный ветер обрушился на станцию.

– Рэд Кросса. Его необходимо ликвидировать, иначе всё будет потер… – «Черт, похоже этот луч создает какие-то помехи. Ну, ладно, пора заканчивать со всем этим»

Выйдя наружу, я столкнулся с очередными неприятностями – слабозакрепленные элементы строений разносило по всей округе на большой скорости. Попадание чего-либо в меня на такой скорости грозило мне смертельными последствиями. Сопротивляясь ветру, я выдвинулся в сторону эпицентра. В том, что именно Кросс устроил эту вакханалию, мне и так было известно. Укрываясь от “снарядов" за деревьями, я всё ближе приближался к заветной цели. Добраться до домов у меня всё же получилось, но вот стоило мне перевести взгляд на небо, как мои коленки невольно затряслись. Понивилль и его окрестности были закрыты от остального мира огромной стеной обломков, которые летели на большой скорости по круговой траектории. Собрав в себе всё своё мужество, я пошел дальше, с трудом переставляя ноги из-за мощного ветра. Но на меня свалилось ещё одно несчастье – земля подо мной стала дрожать. Здания начали от таких толчков разваливаться на части прямо у меня глазах. Мне пришлось ползти на четвереньках, потому что на ногах было уже просто не устоять. Не знаю, откуда я находил в себе силы и продолжал двигаться вперед, но меня это сильно заботило.

Впереди я увидел инициатора всего этого беспредела. В Понивилле началось настоящее землетрясение. Вместе с ветром оно создавало настоящий адский коктейль, в результате чего попасть в Кросса, даже с расстояния в десяток метров было попросту невозможным.

Не знаю, как я очутился рядом с пони, из-за творящегося здесь, мой разум временно решил передохнуть, дав выполнить свою задачу мышцам. Вот сейчас я стоял перед единорогом, который находился в какой-то прострации и не обращал на меня внимания. Из последних сил моя дрожащая рука достала пистолет.

– Пора заплатить за всё то, что ты совершил! – Выстрел.

Всё прекратилось в считанные секунды, однако мир вокруг меня стал буквально разваливаться. Куски земли просто пропадали в никуда, небо стало черным. Деревья, дома разрушала на части неведомая сила. Неожиданно земля подо мной исчезла, и я полетел в черную пустоту.

***

– Интересный паренёк. С такими ещё не сталкивался. Но ты правильно сделал, что обратился ко мне. В других сменах много неприятного говорили об этих ребятах. Санитар протянул историю мне в руки.

Я стоял в оцепенении, стараясь понять, что тут происходит. Ведь это уже всё происходило.

– Сергей, ты в порядке? Хотя чего я спрашиваю. Небось, уже третий день тут торчишь.

– А… да. Ты прав. Эта работа меня просто вымотала, вот и случаются порой такие ступоры. – Санитар посмотрел на меня косым взглядом, но ничего не сказал.

Мы молча пошли в палату больного, с которой всё в прошлый раз и началось. Следующим открытием стало то, что у меня до сих пор был пистолет. «Может, я смогу изменить события и пустить их развиваться по другому сценарию?»

Как только мы подошли к палате, я достал пистолет и направил его на санитара.

– Не заходи туда! Я сам со всем разберусь. Твоя задача просто закрыть дверь, когда всё будет улажено. – Санитар явно не ожидал такого со стороны психиатра.

– Сергей, ты совсем из ума выжил? Отдай пушку, а то покалечишь кого-нибудь! – Кирилл схватил на меня за руку со стволом, намереваясь отобрать оружие.

– Прости меня, но так нужно… – Казалось, будто звук выстрела прогремел на все коридоры больницы.

Уложив санитара на пол, я вошел в палату, с которой началось всё это безумие. Вот тут то и ждал меня сюрприз – посреди комнаты сидел тот самый единорог с кровоточащей дыркой во лбу. Он бросил в мою сторону пустой взгляд и продолжил смотреть в стену.

– Интересно, какого это – когда убиваешь себя? Ты не задавался вопросом, почему ты видел всё то, что со мной происходило? – Я просто стоял, нацелив пистолет на Кросса.

– А я понял. Ты – часть меня также как и я – часть тебя. Мы связаны, и никто не может из нас умереть, пока жив другой. Мы лишь пешки в этой игре, которую затеял кто-то другой. Тот, кто хотел от нас избавиться, но не мог сделать так, чтобы мы находились одновременно в одном месте.

Я начинал понимать, о чём говорил этот ненормальный. Ведь на нас постоянно кто-то воздействовал – направлял в нужную сторону, стараясь не засветиться. Однако один раз мне всё довелось его увидеть.

– Я помню одного странного полицейского. Думаешь это он?

– Поздравляю. Наконец-то вы встретились. – Прозвучал голос в голове.

Неожиданно стены палаты заполыхали пламенем, а за открытой дверью была пустота. Вдруг заднюю стену палаты разнесло на части, за которой находилась узкая дорожка. По ней шел незнакомец, закутанный в плащ, а его лицо скрывала маска, напоминающая ту, которыми пользовались в средневековье доктора во время чумы.

– Похоже, у вас накопилось множество вопросов. Что ж, я не стану отвечать на них, а скажу самое главное. Сергей, тебя никогда не было в этом мире. Ты появился в результате конфликта, который разрывал разум. Сам конфликт был создан перевесом личности Рэд Кросса в носителе разума, где вы сейчас находитесь. Этот человек болен и, как заметил Кросс, вы не можете погибнуть по отдельности, потому что связаны друг в другом. Но разница в том, что если погибнет один из вас, то погибнет и второй. Моя работа – лишь прекратить этот конфликт. – Незнакомец сделал паузу.

– А теперь, пора прощаться. – Человек щелкнул пальцами и пол подо мной и Кроссом исчез. Мы стали падать в пустоту.

***

Эпилог

– Доктор, с ним всё будет в порядке? – Услышал я сквозь звон в ушах.

– Уверяю, подобные процедуры у нас уже проводились. Так что ничего страшного с вашим мужем не случится. Кстати, кажется, он просыпается.

Я с трудом открыл глаза и обнаружил себя в странной комнате. Мягкие белые стены, мягкий пол и всё. Больше ничего здесь не было. Рядом со мной стоял врач, а позади него женщина, я не помню, где её видел, но она показалась мне знакомой.

– Здравствуйте, Майкл. Как себя чувствуете? – Спросил доктор, в его голосе отчетливо звучало облегчение.

– Нормально. Только голова немного болит.

– Ну, это понятно. Видите ли, вы поступили к нам с раздвоением личности и сотрясением мозга. Причем вторая личность, именуемая Рэд Кросс, брала вверх над вашим “я”. Но мы смогли заглушить её с помощью гипнотического сна, после чего ваш организм принялся сам бороться с навязчивой личностью. Благодаря нашим периодическим вмешательствам ваше “я” снова вернулось на свое место. Как погляжу, результаты оказались даже лучше чем мы предполагали.

– Я ничего не помню, доктор…

– Василий Иванович. Не благодарите. Это наша с коллегами работа – помогать таким, как вы. А теперь, прошу вас следовать за мной. Думаю, вам не терпится повстречаться со своей семьёй.

– Дженнифер, Луиза…

– Да. Мои коллеги, конечно против того, чтобы вас выпускать отсюда, но я считаю, что мы сделали всё, что можно, поэтому держать здесь нет смысла.

Майкл и психиатр вышли из палаты для душевнобольных и направились к гардеробу. Пока Майкл переодевался, врач поспешил к себе в кабинет за необходимыми документами, чтобы пациента выпустили из клиники без проблем. Встретившись у выхода, Василий Иванович отдал Майклу пакет документов, подтверждающих выздоровление и забрал больничную одежду у него. Майкл без проблем прошел пост охраны, где был встречен своей женой и дочкой, которые так по нему соскучились. В это время психиатр отдал прачке больничную одежду, на правом рукаве которой было нашито число четырнадцать.