Fallout Equestria: Наука и Боль

Действия фанфика происходят за пять лет до событий оригинала, во времена когда северную часть эквестрийских пустошей заполонили рейдеры. Ведомые жаждой наживы, они объединились и напали на недавно открывшееся Стойло 23. Никогда не державшим оружия пони пришлось защищать свой дом, но исход был очевиден. Большая часть жителей была убита, некоторых забрали в рабство и лишь горстке удалось спастись. Один из выживших не смог смириться с произошедшим и отправился в самоубийственное путешествие...

Другие пони ОС - пони

Из сердца Роя

История о становлении личности, ее изменении на фоне интриг, войн и прочего, без чего не обойтись.

ОС - пони Кризалис

Конференция

Недолго пришлось их высочеству принцессе Твайлайт Спаркл сидеть без королевских обязанностей. Селестия отправляет ее руководить ежегодным съездом величайших умов единорогов. Но как же это тяжело, быть принцессой, перед теми, кем восхищалась всю жизнь. К счастью, от волнения есть отличное средство — бережно подставленное плечо друга.

Твайлайт Спаркл Рэрити ОС - пони

Не ради науки

Челл свободна, лаборатория полностью в рабочем состоянии, птицы не представляют опасности. Прекрасная возможность заняться новыми проектами. И вспомнить про старые. ГЛэДОС решает начать с последнего. Она берется за изучение пони-модуля «Зеро». Но каково его назначение? Кто был создателем этого чуда инженерной мысли? А ведь он не единственная подобная модель…

Другие пони

Двигатель дружбы

С подачи Скуталу, Метконосцы решают поучавствовать на выставке юных изобретателей в надежде получить свои метки.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Сладости истины

В каждой легенде есть крупица истины, даже если она, погребённая в песках времени, почти и не видна. С каждым прошедшим годом мифы и реальность переплетаются, смешиваются между собой, их ткань истончается и ветшает. Одна из самых древних легенд Эквестрии – легенда о Найтмэр Мун. Для пони это основа праздника “Ночь Кошмаров”, а для жеребят – повод, выпрашивая сладости, бродить ночью по городу, декламируя один и тот же стишок, общий для всех.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Мёртвый Донец

В поисках личного эпоса.

Другие пони ОС - пони

Тень....

Моргана новая пони. Она такие как все. Но.... Скуталу её считает её странной.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Снипс Снейлз ОС - пони Пипсквик

Эквестрийский колобок

Жил-был старик-грифон со своей старухой-грифиной. Лет им было уже много, летать и охотиться они давно не могли, вот и грустили на одной овсянке. Подумал старик, да и говорит…

Флаттершай

История о...

…о суперсферах.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз

Автор рисунка: aJVL
Истина Лира.

Невозможное.

— Вставай! Конрад, поднимайся, пожалуйста, они рядом. — звучал болезненный голосок из темноты.

Темно не прекращалась, а голосок продолжал звать меня, но я не мог открыть глаза. Темнота сгущалась и отставляла чёрный цвет. Голосок продолжал звать меня, но ноток боли в нём было ещё больше, намного больше.

Вдруг голосок утих, а его сменил грубый, хорошо мне знакомый голос.

— Ну вот мы и встретились снова. — аликорн был позади меня.

— Я умер? — спросил я не медля.

— Тебе решать, ты всегда хотел умереть, но я чувствую, что сейчас ты не очень то и хочешь отправляться в вечный мрак. Ведь я прав?

— Почему она пытается разбудить меня? — спросил я, а аликорн прошёл вперёд.

— Скажем так... Ты ей не безразличен. Да, она знает тебя лишь несколько часов, но... ТАк получилось. А ещё она истекает кровью, ну и стражи пустыни скоро придут на запах свежей крови. Вот так вот. — он обернулся и взглянул на меня, а я лишь ещё больше захотел очнуться.

— Как мне очнуться?! — прокричал я, но эхо не было в пустоте.

— Ну не кричи, тут я тебе не помошник. Ты сам должен очнуться, ведь ты триста лет хотел умереть! Так что очнуться сейчас будет не слишком простой задачей, но... У тебя есть выбор... — его речь прервал душераздирающий крик, который пронёсся в моей голове. Эйли кричала так сильно, что мои перепонки чуть не лопнули. — Что? Слышишь её? — аликорн прошёл за меня и остановился перед зеркалом. — умирать или нет... Выбор за тобой, Конрад. — он вошёл в зеркало, а по моей голове вновь ударил крик:

— Конрад, очнись же ты, быстрее! Вставай! — перепонки не выдерживали, а боль потихоньку возвращалась ко мне. Я зажмурил глаза, боль продолжила нарастать, а вскоре в нос ударил запах мокрого песка.

Я открыл глаза и увидел Эйли. Из её копыта торчала железяка, а кожа была в порезах. Шёрстка в крови.

— Конрад... — увидев, что я очнулся она рухнула на меня и кажись отключилась.

Песчаная буря... Под Скайшипом это не редкость, песок бил мне по лицу, а дышать было возможно, но тяжело. Эйли истекала кровью, я, сквозь многочисленную боль в теле, привстал и понял, что переломал крылья. Плевать на них! Я выдернул железяку из копыта Эйли щёлкнул пальцами, они загорелись небольшим пламенем. Я быстро прижёг все раны, а затем понял, что она возможно уже мертва. Из-за сильного ветра и кучи песка не было видно, что она дышит. Блядь! Ну час от часу не легче! От огонька на моих пальцах, песок, который проходил через пламя, становился маленькими кристаликами стекла. Бедная пегасочка.

Я поднялся в полный рост, боль потихоньку уходила, а сквозь ветер было слышно, как раны затягиваются. Это было даже ощутимо. Крылья расправлялись в местах перелома. Вскоре я был в отличном состоянии. Эйли, она спасла мне жизнь, зачем? Вопросы, везде вопросы. Буря не стихала. Я подсел к Эйли и достал из своей рваной сумки покрывало, которое вообще хрен пойми как там осталось, затем легонько приподнял пегасочку и положил на себя, накрыл покрывалом и закрыл крыльями.

Маленькие песчинки песка били в крылья, лицо и туловище, а ещё крылья. Боли не было, за то не слишком приятно. Дышать было тоже не слишком легко. Чтоб это всё леший драл. Я понимал, что нужно убираться. Если стражи пустыни придут, то я уже не выстою. Хотя, как знать. Я чувствовал, что Эйли дышала, не слишком быстро и легко. Каждый вдох давался ей с трудом.

Вдруг мои уши пронзил вой. Все знают древесных волков, стражи пустыни куда хуже их. Они мне куриц напоминают, только с лапами вместо крыльев и пастью с клыками вместо клюва.

Эмоции вновь вернулись ко мне, множество эмоций. Всё, что у меня было — это лишь пистолет с одной обоймой, не густо. А стражей куча. Деваться некуда. Я не убегу от них, если буду тащить на себе пегасочку, которая размером почти с меня. Но и оставить я её не смогу. И не собираюсь.

Сквозь бурю и кучу песка было видно, как эти твари приближаются, кажется по их зубам стекали слюни, много слюней, которые улетали под порывом ветра. Руки мои медленно воспламенялись, а стражи были всё ближе и ближе. Я хрустнул шеей и получил некую боль, но сдержался от криков. Пора завязывать с этим.

Медленно я снял с себя пегасочку, сложил крылья и огненными руками ударил в песок, который стеклом разлетелся в разные стороны, а ещё раздался стук о метал. Я резко посмотрел вниз и увидел железный люк, один из стражей быстро кинулся на меня, но я успел увернуться и, схватив его за лапу, которая быстро сгорела, дёрнул на себя и сжёг ему черепушку. Затем я быстро схватился за ручку люка в надежде открыть его, он не хотел поддаваться. Стражи завыли и медленно начали отходить, а затем развернулись и вовсе убежали прочь. Ответ на вопрос почему, пришёл очень быстро. Послышался громкий свист, буря переросла в шторм, который направлялся в мою сторону. Я вновь воспламенил руку и убрал песок с люка, всё, что я обнаружил — это маленькое отверстие круглой формы.

Шторм был всё ближе и ближе, ветер уже был способен погасить пламя на моих руках. Эйли была окутана покрывалом и лежала рядом, а люк не хотел открываться. Вдруг я перевёл взгляд на часы. Мои часы, они точно подходили к отверстию! Я Быстро снял их и провернул. Что-то щёлкнуло, я бросил часы в карман и открыл люк. Лестница вела не слишком глубоко вниз, а там что-то светилось. Я схватил Эйли и начал спускаться вниз, шторм уже был около нас, песка было больше, а в меня влетали камешки, люк захлопнулся и стали слышен скрежет камней об него.

Я спустился вниз, держа на руках бедную пегасочку. Медленно пройдя вперёд, я обнаружил лишь комнату. Довольно просторную. На столе горело несколько ламп, которые работали от магической энергии, холодильник, а самое главное, на что я обратил внимание первым делом, аптечка, висевшая на стене. Рядом расположился диван, я быстро положил на него Эйли и ринулся к аптечке. Пегасочка вся дрожала, а по ней медленно стекал пот. Мои лёгкие сейчас были набиты песком, но я не замечал этого. Аптечка была на замке, но я лишь вырвал её из стены и, ударив об колено, раскрошил. Из неё вывалилось куча различных лекарств, начиная от анабиотиков и заканчивая... Анабиозом! Не задумываясь я схватил капсулы анабиоза и несколько инъекций адреналина. Убрав с Эйли покрывало, которое было всё в песку, моему взору предстало тело Эйли, которое было в крови и на нём было несколько порезов. Вода, нужна вода, так просто я не смогу заставить её проглотить эти капсулы. Холодильник. Я быстро ринулся к нему и открыл его, внутри находились различные консервы и пачка сока. Я схватил его и, выпустив коготь, вскрыл его.

Легонько я приоткрыл рот пегасочки, положил туда проткнутые капсулы, приподнял ей голову и влил немного сока в рот. Вроде бы она проглотила сок и капсулу. Сейчас мне более всего не хотелось её смерти, хрен знает почему. Я снял колпачок со шприца и вколол немного адреналина Эйли. Дрожь медленно уходила, а она стала дышать ровнее и легче. Я глубоко вдохнул и закашлял, лёгкие полны песка. Я сделал глоток сока и поставил его на маленький столик возле дивана. Затем сложил плед и накрыл им пегасочку. Собрал бардак, который я устроил. Лекарства в одной кучке на полу. Копыто ейли. С ним вообще всё плохо. Я схватил несколько повязок и спирт, а затем обработал её рану и перевязал, тоже самое я сделал и с порезами. Взгляд мой устремился на улыбающуюся мордочку пони. Что-то щёлкнуло во мне и я чмокнул пегасочку в лоб, а затем улыбнулся сам и рухнул на диван рядом с ней.

Что это за место? Кто здесь живёт? Мне сейчас было на всё это плевать, я был рад, что она жива, что я жив. Но хорошие мысли быстро улетучились под напором размышлений о том, кто я. Драгонпони, чёрт возьми. Вот уж чего я не ожидал услышать, так этого. Результат эксперимента. Газ... Одно мне стало ясно сразу. Лаборатории необходимо взорвать ко всем хуям. Осталось понят как. Да и к тому же, если Лире надо уничтожить всё, что связанно с экспериментом, то она сто процентов появится в центре. Я полез в карман за часами, но вместо них я вытащил зелёный браслет, который мне подарила Лира. из глаз капнуло несколько слезинок.

— Ведь я полюбил её, а она... Она так со мной обошлась, я не хочу в это верить. — я сам не заметил, как начал говорить вслух, но я надел зелёный браслет на левую руку, а затем надел часы. — Фиалка... Я не верю, что я мог убить такое милое создание. Зона, первая экспедиция. — я открыл банку спирта и опустошил её, даже не почувствовав жжение. К чёрту всё.

Я облокотился на спинку дивана и глубоко вздохнул. Вновь обстоятельство стало тем, что спасло меня... И её.

Я вновь посмотрел на Эйли, та дышала ровно и глубоко. Она спасла меня, зачем? В итоге чуть не погибла. Но я задался немного другим вопросом. Что это за место? Тоннель, который вёл сюда был перекрыт железной дверью, огромной и с вентилями. Тут было всё! Свет, воздух, еда, вода, медикаменты. И даже... Я посмотрел вправо и увидел приоткрытую дверь, которая вела в душ! Очишуеть! Это же душ, тут и горячая вода есть, поворот событий был просто очень кстати, ведь я сейчас был грязным до ужаса, да и Эйли не помешал бы душ. Но вот что-то мне самому не хотелось мыть её. Думаю меня можно понять.

В животе заурчало и я вспомнил про холодильник. Быстро подойдя к нему, я вытащил парочку консерв и кинул на стол рядом с холодильником. А затем принялся сжирать содержимое.

Когда я скушал первую консерву когтями, я вдруг увидел несколько столовых приборов, которые лежали на холодильнике. Вторую консерву я уже ел с их помощью.

Нажравшись и выпив сок, меня потянуло в сон, но вдруг Эйли очнулась и издала некий стон. Я быстро подбежал к ней и присел рядом, около дивана. Пегасочка еле приоткрыла глаза и, увидев меня, улыбнулась. Она захотела пошевелиться, но я успел её остановить.

— Даже не думай шевелиться, с тобой не всё хорошо. — я приложил руку к её гриве. — Ты потеряла уйму крови, да ещё и копыто твоё. Прострелено, проткнуто. Зато я блять целый. Зачем Эйли? Зачем ты меня спасла? — я смотрел на неё и мне становилось не по себе при виде её больного взгляда.

— Ты... Я всё слышала... Всё, что сказал тот драгонпони. если меня и правда пытались сделать... — она не ровно дышала. — Такой же, как и ты, то мне уже нечего терять. А ты... Ты спас меня, когда мне было плохо, я отплачиваю тем же. — она прикрыла глаза. — И наши метки, не бывает так, чтобы у двух пони были одинаковые кьютимарки...

— Не знаю, но возможно. Ладно, тебе нужно отдохнуть. Я буду рядом. — я хотел было направиться обратно к столу.

— Конрад... — Я обернулся. — Обними меня. Я копыт не чувствую... — ну я просто не мог отказать, да и мне самому хотелось обнять её и не отпускать.

Я тихонько обнял пегасочку и прижался к её мордашке своей. — Не волнуйся за копыта, "Анабиоз", он так всегда действует. Если всё пойдёт нормально, то когда его действие закончится то...

— Не надо об этом. Просто не надо, не очень хочу знать, что будет... — она легонько приподняла одно копытце и положила его на меня.

Да я чёртов бабник, сначала Фи... Лира, а теперь Эйли. Может я ещё и с Твайли интрижку смогу закрутить? Ну нет, что-то я начинаю расходиться в худшую сторону. Эйли она, если она меня не обманывает и она та за кого себя выдаёт, то мне точно не хочется с ней расставаться.

Мои размышления прервал звук открывающейся двери позади меня. Дверь железная и автоматическая, я её не заметил, так как она была в тени. Я отпустил пегасочку и вытащил пистолет, патронов мало, зато все в цель прилетят. Резко развернувшись, я увидел испуганного пони в лабораторном халате.

— НЕт! Нет! нет! Этого не может быть! Только не ты! Я не верю, пресвятая Селестия... Изыди от меня! — единорог был явно очень напуган. Он что-то знает. Единорог разогнался и быстро побежал от меня по тоннелю, который был хорошо освещён. В дальнем конце виднелась дверь на кодовом замке. Единорог нёсся к ней очень быстро. Расправив крылья, я быстро ринулся за ним, дабы остановить его. Вдруг он здесь не один?

Единорог продолжал нести всякий бред, который эхом расходился по тоннелю. Он судорожно пытался ввести код для открытия двери, но я успел подбежать к нему. Он резко зажмурил глаза, а я взглянул на него и вдруг... В мою голову ударил напор мыслей, я вспомнил его. Я точно вспомнил его.

*****

— Доктор Митчел! Мы должны прекратить эксперимент! Объект крайне нестабилен, если он очнётся, то мы тут все погибнем! — произнёс голос из тени.

— Дон, отвалите от меня с вашими скептическими мыслями! Ввести новую дозу антрибуксина. — произнёс второй голос.

В меня ударила боль, которая заставила меня открыть свои глаза. Я находился в стеклянном цилиндре, который наполнили склизкой жидкостью. В помещении было много пони в лабораторных халатах.

— Блядь! Митчел, старый придурок! Он очнулся! — единорог выбежал из помещения, а его примеру последовало большое множество.

***

— Только не ты! Ты должен быть мёртв! — единорог вжался в стенку.

— Дурак ты! Успокойся, не хочу я тебе зла. — я убрал пистолет. — Ты мне лучше скажи, что ты за чушь несёшь? Ты мне очень знаком, но я точно не понимаю, где я тебя видел. Давай-ка ты сейчас успокоишься и объяснишь мне, что тут за хренатень творится и что это за место?

— Ты... Ты ничего не помнишь? — я помог единорогу подняться.

— Не помню, но многое знаю, и не вздумай только со мной шутить. Не надо. Дони, ведь я прав?

— Ты помнишь моё имя, но не помнишь ничего другого? — Дони был очень сильно удивлён, но кое-как поднялся и похоже успокаивался. Но когда мы прошли в комнату, где была Эйли он повёл себя куда страннее. Он был не в своём характере, как мне показалось. — Чёрт возьми! Присвятая Селестия! — он подбежал к пегасочке и приподнял покрывало. — Блядь! Что с ней произошло? — он взглянул на кучу медикаментов и оторванную аптечку. — Да ты не меняешься! Что ты ей давал? У неё ожогов больше, чем у меня, когда я кислотой обжёгся!

— Ты чего разорался?!

— Ты не видишь, что её очень очень больно! Я не знаю, что у вас с ней там произошло, но тащи морфин и адреналин, а ещё кучу салфеток. Лучше помоги мне положить её на стол! Бегом!

Дони раскомандовался, но я легонько приподнял Эйли, та издала стон, я прошёл к столу, единорог убрал консервы, а я положил Эйли на бок, а затем принёс из кучки то, что просил единорог, который уже вытащил из морозильника скальпель и зажимы.

— Это ещё зачем? — спросил я.

— Ты ещё спрашиваешь? Удалять отмершие участки ткани, ещё нужна кровь, много крови. Вколи ей морфин! — единорог достал из кармана маленький шприц и взял кровь на анализ, кажись. — я сейчас прибегу, давай быстрее, не спи и вколи ей морфин. — Дони выбежал в тот тонель, куда он бежал от меня.

— Тише Эйли. — я потихоньку вколол ей обезболивающее, а она издала очень болезненный стон, а затем приоткрыла глаза и взглянула на меня. — Тише, я не знаю, что он там собрался делать, но буду надеяться, что он тебе поможет.

Дони ворвался в комнату, удерживая магией шприц, который вонзил в меня, я резко схватил его за шею, но тот лишь взял мою кровь и произнёс: "Да отпусти ты меня придурок! Её кровь не соответствует той, которая есть у пони, а её кьютимарка соответствует твоей, возможно твоя кровь подойдёт!" — Я отпустил его, а он ринулся обратно в от коридор.

Эйли ещё стонала, а во взгляде её была боль. Я начал поглаживать её по гриве, а она успокаивалась. На неё не действовал морфин и это было плохо.

Прошло десяток минут, пока Дони не вернулся. Быстро дыша, он ворвался в комнату, леветируя что-то вроде аппарата для высасывания крови. Аж смешно стало от такого словосочетания. Но при виде боли, которую испытывала пегасочка, смех ушёл очень быстро.

— Это феноменально! Твоя кровь отлично подходит и имеет туже структуру! — Дони скинул аппарат на пол и схватил скальпель. — Сейчас ей будет очень больно, судя по структуре вашей крови, обезболивающее на вас не должно действовать и это плохо. Нужно что-то делать.

— Прости Эйли. — произнёс я и сделал то, что бы сделал Даркар в таком случае — удар по челюсти.

— Ты дурак! Но остроумно! Теперь возьми это. — он с помощью магии кинул мне нсеколько повязок, салфеток. — Сейчас будешь убирать кровь и... Нам нужно что-то что бы аккуратно прижечь вену, если кровь польётся. Сейчас погоди. — он хотел снова убежать, но я остановил его продемонстрировав ему свою способность. — Ну нихера себе! Даже спрашивать боюсь, как ты столько прожил. Ладно пора приступать.

Он аккуратно срезал несколько сантиметров обгоревшей кожи, запах был очень и очень не приятным, кровушка полилась, но я быстро приложил повязку и старался остановить кровь, как только мог.

***

Прошло достаточное количество времени, прежде чем Дони закончил всё. Мы угрохали кучу медикаментов для спасения этой пегасочки, которая для меня была, как сестра. Я потерял много крови, мне уже было не по себе, координация ухудшилась, а я спотыкался от всего. Кухонный стол был залит всем подряд. От крови и до содержимых капсул.

Дони мастер своего дела, он сумел провести всё очень быстро. Несколько раз Эйли просыпалась от боли, но удар вырубал её.

— Всё? — спросил я Дони. Единорог дышал очень не ровно и быстро.

— Да, думаю она поправится. Возьми её и лучше окутай чем нибудь, положи на диван. — Единорог рухнул на кресло рядом со шкафом, который находился около входа в душевую.

Я приподнял Эйли и поднёс на диван, где уложил её и старался не повредить повязки, укутал её и упал на диван рядом с ней.

— Кто ты такой? Я ничего не помню, только обрывки. — спросил я у единорога, которому уже параллельно было на всё.

— А плевать, я точно не знаю кто ты, но... В общем слушай. Я здесь уже хрен знает сколько. Я работал в этой лаборатории, а затем связь с остальными резко оборвалась и пустили газ. Очнулся я уже хрен знает через сколько. Счётчик, который был во всех лабораториях, отсчитал уже 329 лет. Люк наружу запечатан. Я пытался связаться с остальными, но всё впустую. Вот я и сидел здесь спокойно, пока не припёрся ты. как ты вообще открыл этот люк?

— Ты не поверишь, часы. Мои часы идеально подошли к выемке в люке. Деблизм, но это так. — ответил я и тут же спросил. — Ты, когда меня увидел, орал что-то про то, что ты меня знаешь, да и я тебя помню, только вот где я тебя видел?

— До работы здесь, я работал в другом месте. Однажды нам завезли некое существо. Сам я лишь следил за выбросами энергии из этого существа. Но, насколько я знаю, основной задачей было — создать прототипы... Супер солдат, что ли. Ну в итоге я одним ранним утром проснулся, а доктор Митчел совсем из ума выжил, мы уже создали прототипы, а ему в голову взбрендило поставить ещё какой-то эксперимент над существом. Я смотрю на показатели, а они выше нормы. Ну я бегом к Митчелу, а старый дурак совсем из ума выжил, ну в общем существо очнулось. Эвакуация, всплеск энергии. Ну в общем лаборатории хана, а самое главное, что существо то пропало. Меня перевели в эту лабораторию, я тут исследовал образцы разных всплесков энергии по всей Эквестрии. Они были редкими и хрен знает от чего. Ну а потом ты всё знаешь. А сегодня я прихожу сюда и вижу, что существо, которое перекрашило всю лабораторию триста лет назад, сидит на моём диване и словно пришло именно за мной! я даже знать кто ты не хочу.

— А чем ты сейчас занимаешься? — спросил я, ведь с Дони мы вроде уже сдружились. В последнее время я себе много друзей нахожу.

— Да ничем уже. Сижу и страдаю ерундой. Ну и живу здесь. Продолжаю исследовать всякую хренатень. Ну и ещё продолжаю смотреть за всплесками энергии и пытаюсь связаться с остальными.

— Не пытайся, там наверху хаос. Апокалипсис, война. Кантерлот уничтожен, Клауцдейл упал на землю. В общем ужас...

— Что?! — единорог был в полном шоке. — То-есть как? Неужели все они.. А ладно, мне то уже все равно. А имя то у тебя есть?

— Зови меня Конрад. — я взглянул на Эйли. — Можешь показать эти твои всплески?

— Да. — единорог поднялся с кресла и прошёл к двери. Я погладил Эйли и двинулся за ним. — Эти всплески уникальны! Все они выходят из-за кристальных гор, в общем сейчас сам увидишь! — мы проходили по коридору и уже подошли к двери с кодовым замком. — Так. — он ввёл код и стальные двери распахнулись. — проходи давай.

Я прошёл за Дони и моему удивлению не было предела! Огромное помещение, кристально чистое! На одной из стенок висело множество экранов, а под ними было много кнопок. Сам я не понимал для чего они предназначены. На экранах было много всяких показателей, а на центральном, самом большом, была карта Эквестрии с пометками и показателями в левом нижнем углу. Слева от экранов была дверь, тоже с кодовым замком.

— Куда ведёт та дверь? — спросил я.

— Склад, еда то у меня с водой не из воздуха. Вот смори! — он нажал на несколько кнопок и на центральном экране высветились кристальные горы. — Кристальные горы, показатель всплесков растёт с каждым днём! Если вчера он составлял 12%, то сегодня уже 12.6%! Это феноменально. Но это не самое главное, всплески ничего не делают окружающей среде, рельеф не меняется! Но и это ещё не всё, вот смотри. — он двинулся у другому монитору и нажал ещё на несколько кнопок, а на экране высветилась документация. — Это старая документация, которая была ещё до моего рождения.

— Эм... Мне это ни о чём не говорит. — ответил я, находясь в полном недоумении.

— Сейчас поймёшь! В документации сказано о нескольких древних машинах, которые создали далеко не пони! Проблема в том, что все они утеряны, а одна из них, если верить документации, находится как раз в Кристальных Горах! Но даже не в этом суть. Машины являлись неким порталом между двумя мирами, нашим и их миром. Но это всё казалось мне бредом, пока я не увидел всплески оттуда. Скорее всего, машина начала работать, и что-то или кто-то пытается пролезть в наш мир, но это лишь гипотезы... Не придавай этому значения. Слушай! Конечно это будет дебелизмом, ну раз уж мы сдружились... — Он подошёл к двери и начал вводить код, а я ещё посматривал на статистику, а затем разобрался что к чему и увеличил размер карты. Качество изображения было плохим, но я отчётливо видел что-то непонятное мне. — Так, пройдём со мной, заодно ещё и антибиотиков возьмём, твоей подружке они сейчас будут нужны.

Мы прошли в довольно большое помещение, где всё было уставлено железными шкафами в которых было множество разнообразных вещей. От еды и до медикаментов с одеждой. Дони подошёл к одному из шкафов, открыл его и вытащил вино. Чёртово вино! Я его не пил уже лет как двести точно!

— Возьми во-о-о-н оттуда антибиотиков. — он указал на противоположный шкаф, я подошёл и открыл его. В нём было куча упаковок с таблетками. Я взял одну и двинулся за единорогом.

Мы прошли обратно в комнату, где была Эйли. Я шёл за единорогом, но когда перед ним распахнулась последняя дверь он выронил вино и произнёс: "Да ну нахуй...", а затем отошёл назад и указал на диван, где лежала Эйли, только отнюдь с дивана из под покрывала свисало далеко не копыто...

Это была рука...