Автор рисунка: Stinkehund
Глава 20 Глава 22

Глава 21

Глава 21
— Пинки, что там у тебя? – Спросил я через интерком Кабинета Министров. Все Хранители, включая присоединившуюся к нам Рэрити, расселись по своим местам, приготовившись выслушивать доклад Пинки Пай. Хотя Твайлайт сейчас была поглощена выслушиванием доклада из своего министерства, ей сейчас докладывали происшествии в камере мегазаклинания.

— По всей Эквестрии, наблюдалась сильная паника, но в министерствах сохранялся относительный порядок, многие пони были откровенно шокированы, но наши отряды дружеской поддержки минимизировали ущерб и вернули в сердца надежду. За что, Рэрити, отдельное спасибо. В целом, уровень преступности за час повысился в пять раз, в основном за счёт мародёрства, но силы правопорядка действовали решительно, сейчас идут разбирательства.

— Давай к главному, что с анклавом?

— Плохо. То есть хорошо, но плохо, что все произошло именно так, как ты и говорил. Когда прозвучал сигнал тревоги эти злюки захватили вышки ПОП, а отдельные отряды начали закрывать небо тучами, как нам стало известно они подпольно вывезли из фабрики радуги необходимое оборудование, фальсифицировав записи, где ох официально списали. Также у них были фальшивые разрешения на использование водохранилищ откуда они и переместили воду на тучепроизводящие машины. Были изменены карты эвакуации населения из Клаудсдейла, Лас Пегасуса и других пегасьих поселений, вместо подготовленных точек эвакуации их отправили на верхние слои облаков. Часты случаи невыполнения пегасами своих обязанностей гражданской обороны в Эквестрии, также замечены случаи массового дезертирства из армейских частей на южном фронте. Уровень дезертирства среди Экспедиционного Корпуса, минимален.

«Меня такая информация ошеломила, я, конечно, догадывался о масштабе заговора, но что бы до такой степени, уму непостижимо! Но этот вопрос нужно уточнить.»

— Сколько во всём этом предательстве было вовлечено пегасов?

— По предварительным оценкам, около десяти процентов населения, но большинство из них не знало в чём участвовало на самом деле . Для них это были утверждённый правительством план действий, судя по всему, администрация Клаудсдейла намеренно распространяла заведомо ложную информацию, хотя от официальной, она отличалась несколькими приказами и координатами. Это стало заметно, только после тщательной проверки эвакуационных планов, благодаря чему, мы с помощью благонадёжных пегасов, а также экспроприированным летательным аппаратам смогли задержать почти всех зачинщиков, и вернуть пони по домам.

— А что с башнями ПОП?

— О, там разобрались легко. Когда они попытались их захватить для выполнения своих грязных мерзких планов, мы пустили им смешной газ, и забрали их под розовые копытца.

— Эм, Пинки, смешной это веселящий? В смысле закись азота? Ты в курсе, что он вреден?

— Да. – В её голосе прорезались нотки от которых у меня пошли мурашки по спине. – Они это заслужили, они хотели убить тебя и всю Эквестрию! Они очень-очень плохие пони!

Я вздохнул. Кажется я понял причину, по которой Пинки Пай в последнее время была столь мрачной. Я то думал от недосыпа, последнюю неделю почти все министры и Принцессы почти не спали, готовясь к сегодняшнему дню. Я сам держался на каких-то стимуляторах, которые хоть и устраняли усталость физическую, но не устраняли усталости психологической.

— При захвате анклавовцы оказали сопротивление? Есть ли потери?

— Тебе лучше выслушать это из первых копыт. – Звук стал не чётким, пони явно обращалась к кому-то другому.

– Даст, тут тебя просят дать короткий отчёт об операции.

— (невнятное бурчание)
— Да, там Дэш и остальные.

— (непонятный шум)
— Оки-доки.
(шорох микрофона)
— Капитан Лайтинг Даст у микрофона.

Тут подала голос доселе молчавшая Рэйнбоу.

— Что там у вас, Даст?

Как и было оговорено, мы вернувшись после дела у Тенебросси Ридж сразу засели в условленном месте дожидаясь команды. Через двадцать минут после объявления тревоги мы получили координаты цели. На объекте мы встретили упорное сопротивление со стороны каких-то фанатиков. По крайней мере вели себя они, как укуренные до невозможности. Реакция у них хромала, и даже не смотря на то, что у них была наша магическая броня, это им не помогло. Обошлось даже без трупов, когда мы осмотрели броню, то увидели, что эти идиоты, даже не включили прицельный комплекс. Про то, что они летали, как беременные коровы я вообще молчу…

— Даст, ближе к теме. – Прервала поток её негодования Рэйнбоу.

— Да всё так и оказалось, как я и сказала они были под кайфом. Пакеты их стимуляторов вместо лицезированых продуктов от Зайки Энжела были заполнены, какой-то дрянью. А в особняке мэра мы обнаружили троих красавцев при документах, достаточных, что бы их посадить далеко и надолго. Кроме самого мэра там был какой-то шишкарь из Пэгас Сэкьюрити Системс, и главный подарочек из нашего технического отдела, запамятовала, как его звать, Найт или Лайт Винг. Короче, такие дела. Как только оклемаются, допросим. Хотя если вас интересует моё мнение, то всё это показалось довольно подозрительным, пахнет подставой.

— Спасибо Даст, ты свободна. – Радужногривая пегаска была ощутимо расстроена. — Простите её. Дисциплина при составлении отчётов это не её, но зато она лучшая, из тех, кто у меня есть.

— Да ладно. – Я поспешил её успокоить. – Такие монстры, что за день проводят две успешные операции, на разных континентах, стоят любых неудобств, а по поводу предателя, то не волнуйся, их сложно распознать, ты не виновата.

— Я должна была… Но ты прав. — Пегаска улыбнулась. – Сейчас не время раскисать у нас много работы. Жаль, что генерал ушёл, он тоже был явно не последним пони в анклаве, и возможно, причастен с произошедшем в Клаудсдейле.

Я с этим только молча согласился, отряд, который должен был перехватить беглецов, натолкнулся на сильнейшее сопротивление, у беглецов было довольно мощное и компактное энергомагическое оружие непонятного происхождения, отряду после потери нескольких пегасов пришлось отступить. При мысли о потерях я разозлился и с силой опустил кулак на стол. От чего все пони в комнате вздрогнули.

— Чёрт, не могу поверить, что мы их прозевали. – Через пару секунд успокоившись, я обратился к пони, ожидающей ответа на линии связи.

— Пинки у тебя всё? Больше нет никаких особых происшествий?

— Нет, пока это всё, хотя более подробный отчёт отошлю в министерства к вечеру.

— Спасибо, конец связи. – Сказав это я, отключил интерком.

— Михаил, я получила отчёт из министерства. – Обратилась ко мне Твайлайт. – Во время нападения сотрудники спрятались в стойле. Так что потерь среди пони нет, но камера уничтожена полностью. Они использовали самый грубый и примитивный метод отключения, просто подорвали её взрывчаткой. – Возмущение Твайлайт было словами не передать, ведь артефакты для создания мегазаклинания были сложными магическими приборами, фактически детищем громадных усилий её и других работников МТН, которые производились в единичных экземплярах, а потому такое обращение с ними её возмущало до крайности. Как вспомню, сколько мне её пришлось уговаривать ради уничтожения щита обороны экспедиционных войск, так и вспоминать не хочется. Но и тогда она выбрала способ с извлечением ключевого и самого сложного элемента, магической матрицы заклинания, на производство которой уходит большинство усилий.

— Главное что сотрудники не пострадали…

— Если бы пострадали, то я бы лично из-под земли бы их достала и обратно в землю запихнула. Заклинания жалко, даже очень, но это ничто по сравнению с жизнями пони.

В этот момент я заметил в её глазах безумный блеск, кажется нам всем нужен отдых, а то что-то странное творится со всеми пони.

-Хорошо Рэйнбоу, Твайлайт, вы пока свободны, идите отдохните, мы сейчас быстро закончим тоже.

— И это приказ! Всем спать! – Перервал я их возражения.- Перед Селестией отчитаюсь уже я сам.

Твайлайт хотела что-то сказать, но передумала, и покачав головой, вместе с Рэйнбоу покинула помещение.

Ладно, давайте побыстрее. – Я подавил зевок. – Рэрити, что там у тебя, с проведением этого «фестиваля»?

Ладно, давайте побыстрее. – Я подавил зевок. – Рэрити, что там у тебя, с проведением этого «фестиваля»?

— Все прошло превосходно. Связь была устойчивой. Артефакты работали в полную силу. Хотя, признаться, было очень жалко тратить столь много превосходных образцов кристаллов, подаренных нам Каденс, на простое заклинание иллюзий, пусть и большое. Мои пони активировали их все, связь пропала только с Зебринией, но уже после включения глушилок. Никто из агентов не пострадал. Третья фаза агитационной программы была запущена, как только началась тревога. Сейчас идёт активная кампания по продвижению идей окончания войны и изоляции Эквестрии во внешнеполитической сфере, чему будет немало способствовать завтрашняя презентация. После которой, попытки дальнейшей эскалации конфликта со стороны нежелательных элементов будут натыкаться в лучшем случае на полное непринятие и непонимание.

— Эпплджек?

— Всё идёт по плану. Государственные предприятия полностью перераспределяют кадры. По расчётам моих умников на мирные рельсы можно поставить около семидесяти процентов предприятий, но полная их конверсия займёт не менее полугода. Даже при этом спад производства по предварительным оценкам будет составлять, около сорока процентов. Особые трудности возникают с предприятиями частного сектора, которые появились во время войны. Если их ничем не занять, то мы получим множество безработных рабочих и кучу озлобленных корпоратов. После демобилизации ситуация только ухудшится. Ты действительно уверен, что сможешь их убедить? Мы дадим им субсидии на конверсию, но вряд ли компании, что всегда производили оружие и военное снаряжение смогут легко производить одежду и канцелярские принадлежности.

Я встал из-за стола и подошёл к окну, глянул на клонившееся к горизонту солнце.

— У меня нет выбора Эпплджек, у них тоже его нет. Надеюсь, я смогу их убедить в этом. Если же не смогу, то… им же хуже. В любом случае, если они не согласятся и решать протянуть свою линию, то у нас есть резервный план. У предприятий, таких умников, появятся новые владельцы.

— Но…

— Не бойся. Мы не будем действовать слишком жестоко. Сначала намекнём, а дальше по обстоятельства, всё будет честно, по законам рынка. – О том, что присмотр, за такими недогадливыми будет продолжаться и после их согласия я решил умолчать.- Флаттершай, что у тебя?

— О, мы делаем всё возможное, во время эвакуации многие пони были не очень аккуратные, а потому у нас много раненых разной степени тяжести, пришлось подключить в дело почти всех работников Министерства. Госпитали переполнены, ощущается дефицит магических зелий, но Твайлайт обещала сегодня вечером выпустить новую партию, а к утру доставить во все уголки Эквестрии, принцесса Луна позволила распечатать запасы стоил. Так что мы планируем справиться с этой проблемой до завтрашнего вечера.

— Отлично. Вы свободны. А мне нужно готовить отчёт принцессе Селестии. – Я провёл кобылок к выходу из крыла кабинета министров. Уже на выходе ко мне обратилась Рэрити.

— Дорогой, не перетруждай себя сильно, тебе завтра проводить презентацию.

— Ага. – Я посмотрел на неё честными глазами.

Белая единорожка, лишь вздохнула, покачала головой и вышла за двери, где её ожидали два охранника, как впрочем, и всех министров.

Я зашёл к себе в кабинет, попросив Клер по пути предупредить меня, когда начнётся передача Селестии.

Сел за терминал и начал исчерпывающее описывать произошедшие события, современное положение дел и возможные поправки к плану наших действий в ближайшей перспективе.

Я уже почти закончил, когда Клер передала по интеркому о начале вещания.

Сохранив недописанный отчёт (эти примитивные компьютеры не могли выполнять несколько задач одновременно). Я включил радио. С колонок звучала музыка гимна Эквестрии, как только она завершилась, послышался немного искажённый голос Селестии.

Дорогие Сограждане, сегодняшние события могли многих из вас испугать, но я заявляю. Вам нечего бояться, поднятая сегодня тревога была лишь учебной. Эквестрия, как всегда, в безопасности. Причиной события ужаснувшего столь многих была проверка духа нашего народа на стойкость. Ведь, чтобы вывести нашу прекрасную страну из кризиса, в котором она оказалась, нам нужно быть стойкими, как никогда. Мы встанем единым и нерушимым фронтом перед всеми трудностями на нашем пути. Ибо единство, заложенное в основу существования нашей страны, это наша главная сила.

Как оказалось, эта проверка была проведена не зря. Как с клинка счищают ржавчину, так и с нашего общества была счищена грязь, отравлявшая его и разрушающая его главную силу, Единство.

Террористическая группировка известная, как Великий Анклав (про пегасов она политкорректно умолчала) попытался ударить Эквестрии в спину именно тогда, когда она максимально уязвима. И если бы не этот наш вынужденный шаг, то они бы ударили в то время, когда наша страна была действительно уязвима. Но сейчас, благодаря согласованным действиям правительства Эквестрия снова в безопасности. Сейчас идёт расследование и все виноватые будут наказаны в соответствии с законом, а невинные отпущены на свободу с компенсацией всех неудобств.

Сейчас мы делаем всё возможное, что бы компенсировать весь возможный ущерб и не допустить повторения подобного. Так что спи спокойно, Эквестрия, ты в безопасности.

Вы слушали прямое радио-обращение нашей принцессы, Селестии, а сейчас мы переходим к нашей обычной программе.

«Вот ты ещё на шаг ближе к цели, Миша. Только конец пока ещё не виден» — Подумал я и продолжил писать отчёт.

Я уже закончил и отправил файл Селестии, когда мои мысли о сне прервал очередной писк интеркома.

— Господин Канцлер, к вам посетитель.

Я глянул на часы. Двадцать один ноль пять, я конечно, не составлял график приёмных часов, в последнее время работая круглосуточно, но обычно ко мне приходили только приглашённые мною персоны для обсуждения вопросов, которые нельзя обсудить на расстоянии или же я сам приходил к ним, как к примеру при обсуждении перспективного проекта мегаэнерджи. Он должен навсегда решить проблему производства электроэнергии для Эквестрии в первую очередь, хотя в перспективе возможна и продажа технологии. Но сейчас не время для лишних мыслей, кажется, я уже начинаю засыпать, а стимуляторов уже мне не дадут, никто не забыл, что ещё недавно было с Пинки Пай, а пойти по её пути мне не хотелось и самому.

— Клер, кто там пришёл?

— Скифел Хувс, президент компании Кол Мэрин Пони.

Что же этого следовало ожидать, да и после уточнения некоторой информации шансы, что я смогу провести одного из самых влиятельных (если не самого) промышленников страны стремились к нулю, вопрос был только в том, сколько времени ему понадобится для того, чтобы догадаться.

 — Впусти его.

Я уселся обратно на своё место. В кабинет вошёл пожилой земной пони зелёного окраса с фиолетовой гривой. Наверное, в молодости такая расцветка выглядела,слишком кислотно выедая глаза, но сейчас шерсть сильно выцвела, местами на гриве проглядывались серые пятна благородной седины. Одет он был в строгий фрак почти до самого крупа, оставляя видимой его кьютимарку в виде полураскрытого мешочка набитого битами. Вся его походка излучала спокойствие и уверенность с малой толикой величия, хотя для меня постоянно общающегося с Принцессами и Элементами гармонии это не производило впечатления, я и сам так могу. Когда не хочу сильно спать. Как сейчас.

— Здравствуйте, господин канцлер. – Сказал он, садясь в мягкое кресло перед моим столом.

— Здравствуйте, Мистер Скифел. Чем могу помочь… – Я демонстративно посмотрел на часы, в столь поздний час? – От чего старый жеребец поморщился.

— Давайте не будем играть в игры, господин канцлер, я слишком стар и ценю своё время, а вы молоды, вам его тратить на пустословия должно быть самому не интересно.

— Давайте, но все же повторю свой вопрос. Чего вы хотите?

— Ответы на вопросы и… компенсацию.

— Так сразу, и компенсацию? Хорошо, но давайте по порядку. Задавайте свои вопросы.

— Знаете, моя семья многие годы верно служит Эквестрии. С начала основания, когда мой предок Стронг Пик разрабатывал бедные эквестерийские залежи угля, и по сей день, когда наша компания выросши из небольшой горнодобывающей конторы в мощнейшую корпорацию страны стала самой одной из самых бюджетоформирующих компаний страны и главным внутренним инвестором. Скажите начистоту, зачем вы пытаетесь это разрушить?

— Зачем? – Я встал с места и подошёл к окну и посмотрел на ночной Кантерлот, что отсвечивал разноцветными огнями. Ночная жизнь в нём была не менее активной, чем днём, просто смещалась из центральной рабочей части в более отдалённые районы города, где в это время был самый пик работы баров, ресторанов, ночных клубов театров и других заведений сферы развлечений. – Просто, я не уверен в вашей преданности стране, зато уверен в вашей преданности битам. И поверьте, это не только моё мнение. Вы один из ответственных за начало этой войны, вы поддерживали своими инвестициями оружейных компаний её пламя, также нельзя забыть о вашей участи в покушении на Эпплджек. И после этого вы говорите мне о верности? Вы бы никогда не согласились добровольно отдать Тенебросси Ридж в обмен на мир, а потому никаких предупреждений и сотрудничества не было, как и просто доверия к вам.

Казалось, старика сейчас хватит удар. Настолько он был шокирован моими словами. Начал оглядываться, видимо ища взглядом затаившихся сотрудников Министерства Морали, которые должны выпрыгнуть из своих укрытий и немедленно схватить его.

Не увидев, их он успокоился и прекратил панику. К нему начал возвращаться дар речи.

— Но-но я ничего этого не делал! – В конце реплики у него проступило явное возмущение.

— Прямо, нет. – Я подошёл к столу и, открыв сейф, достал оттуда нужную папку и бросил её перед ним. Старик взял её и аккуратно раскрыл. По мере дальнейшей своей речи я прохаживался у него за спиной, пока он читал содержимое папки вслед за моими словами. – Прямо вам действительно пока нельзя предъявить обвинений, и это единственная причина, по которой вы сейчас можете добровольно разговаривать здесь со мной, а не в подвалах Министерства Морали со следователями. Когда вам дали контракт на транспортировку угля из Зебринии, то вы проложили маршрут так, что он проходил сквозь воды контролируемые пиратами, что повлекло за собой рост пиратской активности, и даже предупреждение правительства не смогло на вас повлиять. В конце концов, это повлекло за собою массовые захваты заложников и всем известные инциденты, что вылилось в полноценный вооружённый конфликт.

— Но…

— Но это можно оправдать банальной жаждой наживы, а не предательством, начало войны это чреда ошибок в первую очередь правительств, ваша вина тут лишь косвенная. Далее, из некоторых источников нам стало известно, что вы были в числе тех, кто лоббировали вторжение в Зебринию, в основном металлургов и оружейников. Есть мнение, что вы были даже организатором этого движение, но его, как говорится, к делу не прошьёшь. Хотя ваши активные инвестиции в оружейные компании на это довольно прозаично намекают. Но это опять же можно объяснить банальной жаждой наживы, ведь компании для того и создаются, что бы получать доход. Нельзя назвать законы рынка и частное предпринимательство предательством, лишь потому, что оно защищает свои интересы. Но вот последние открывшиеся факты действительно сводят все шансы на доверительное сотрудничество между нами до ноля. А именно ваше участие в покушение на Министра Военных Технологий. Да, мне известно, что вы не имеете непосредственного отношения к покушению, но благодаря документам найденным у организатора сего злодеяния, мы смогли узнать, что вы были осведомлены о их планах и даже подписали негласный договор о невмешательстве. Ведь просто так это было вам не выгодно, ведь в случае удачного покушения места в совете потеряют не только ваши конкуренты, но и вы, а потому вы согласовали свои действия с заказчиками. Они создают прецедент в виде неудачного покушения, после чего совет распускается, и в него входят ваши пони, вы также помогаете занять несколько мест нужным пони от организатора покушения. Единственное, что вас спасло от попадания в копыта Министерства после получения этой информации это то, что вашей целью не было убийство министра, а также былые заслуги и протекция некоторых особ. И после этого вы говорите о доверии? У вас есть вопросы?

Стронг покачал головой. Судя по его виду он с трудом удерживается от побега. Конечно, ожидал тут увидеть просто надутого мальчишку, а увидел я даже не знаю что. Все же быстрота наших действий оказалась довольно полезной, почти никто ещё не сумел разглядеть настоящей сути реформ, а также разгадать характер нового канцлера (Ха, я о себе уже в третьем лице думаю, так и до мании величия недолго… или до шизофрении).

Теперь настал час добивающего удара. Я впритык подошёл к стулу, он сидел, смотря неверящими глазами в документы, каждый из которых по чуть-чуть забивал гвоздь в крышку его гроба, наклонил свою голову к самому его уху, и с угрозой зашептал.

— А теперь о компенсации. В качестве компенсации за то, что тебя не трогают, ты предупредишь своих дружков, что бы не мешали нам, а лучше воспользуйтесь шансом загладить свою вину. Поверь, у нас есть ещё много разного и интересного на всех. – Резко выпрямившись, я продолжил уже официальным тоном. – Прошу меня простить, но мне пора, спасибо за разговор. – И ожидающее посмотрел на него, намекая на то, что разговор окончен.

Президент самой большой компании был явно не в себе. Подрагивая, он встал и промямлив что-то покинул кабинет. Сквозь не закрытые им двери я видел, каким удивлённым взглядом его провожал мой секретарь. Я же выключив свет и забрав свои вещи покинул кабинет.

— Все в порядке, сер? — Обеспокоенно спросила Клер, видимо такой вид, столь могущественных пони, как Стронг, был для нее не привычен.

— Все в полном порядке. На сегодня всё.

Я остался с ней в приёмной, смотря, как она собирается. Когда она закончила, мы вместе покинули офис Кабинета Министров. Я привычно провёл её до развилки, где должен был свернуть в гостевое крыло, а она к выходу из дворца, её дом был неподалёку от Министерской Аллеи.

— Я слышал, у тебя есть парень.

Она удивлённо подняла бровь.

— Ну-у, особый пони. Как он, не слишком ревнует из-за того, что я забираю тебя у него на столь долгий срок?

— А-а, Стил? Нет, не ревнует. Во-первых: он знает, что у меня за работа, и что сейчас у меня аврал. А во-вторых: он занят сейчас сам в Мэйнхеттене. Для архитектора сейчас полно работы. Хотя мы и планировали через неделю поехать на море отдохнуть, но видимо, планы придётся отложить. – Грустно закончила единорожка.

— Не волнуйся, через неделю я тебе дам оплачиваемый отпуск. Всё уже скоро должно закончиться.

— Но сер, ведь ещё много дел, вы не обязаны…

— Забудь. Справлюсь. – Я только махнул рукой.

— Спасибо! Спасибо! Спасибо! – Клер даже запрыгала на месте, а её голос сменился с уже привычно усталого, на звеняще-радостный. Я ощутил тепло в душе от доброго дела. То что я делал до этого, это было необходимость для государства. Но я не чувствовал что делаю доброе дело. То есть понимал разумом, но не сердцем. Мне нужна разрядка. Это, наверное, звучит эгоистично, но это так.

— Ладно, давай до завтра, Клер.

— До свидания, сер. – Кобыла бодро поскакала к себе домой, а за ней последовала верная тень охранника пегаса, я позаботился обо всех приближённых. Сам же я похромал к себе в комнату. Зайдя, я бросил все вещи на стол и прямо в одежде упал в постель, мгновенно отключившись. Пришло время для отдыха.