Автор рисунка: Devinian
XXI XXIII

XXII

ЭпплДжек огляделась кругом, но ничего, кроме заснеженной пустыни, так и не увидела. Куда не кинь взгляд – всюду только снега, да камни, торчащие из сугробов. Рядом с фермершей с ошалелым видом сидел Рабидус и беспрестанно мотал головой, будто пытаясь что-то вытряхнуть. Чуть поодаль, прислонившись спина к спине, сидели Твайлайт и Шайнинг; выглядели они не очень хорошо, по всему выходило, что ЭйДжей лучше всех перенесла произошедшее. А собственно, что произошло-то?

– И чё это было? – спросила земная пони, сбившись на деревенский говор.

– Нас телепортировало, насильно, – вяло ответил человек, пытаясь подняться на ноги. Хотя его шатало, он всё же смог поймать точку равновесия и встать прямо. – Я чувствую себя нехорошо. Шайнинг, будь другом, не делай так больше.

– Я?! – искренне удивился единорог.

– Ну а кто? – Рабидус с горечью посмотрел на свои голые ноги, что мёрзли на снегу. После недавних превращений из одежды осталась только пара клочков – срам прикрыть. Едва ли не со стоном маг что-то прошептал и его тело окуталось едва заметной дымкой, но его тут же зашатало с новой силой и, если бы ЭпплДжек не подставила спину, он бы точно упал. – Не я же нажал на телепортатор?

Человек провёл рукой под носом, стирая пошедшую кровь. Он ещё не успел восстановиться после встречи с «дверью», но выбора не было: в отличие от пони, у него не было шерсти на теле, и без защитного заклинания он замёрз бы за дюжину минут.

– Откуда ты знаешь, что это был телепортатор? – подозрительно прищурил глаза Армор.

– Потому что нас телепортировало! – рявкнул маг.

– Мальчики, не ссорьтесь, – попросила ЭйДжей. – Лучше подумайте, куда идти, чтобы вернуться в тепло.

Рабидус и Армор синхронно указали в одном направлении. Твайлайт удивлённо посмотрела на них.

– С чего вы так решили? – спросила она.

Человек и пони переглянулись и хором ответили:

– Там Кэйденс.

– Там Лира.

Волшебница тряхнула головой, не совсем понимая, как они смогли это определить; но, за неимением других версий, компания потопала в указанном направлении. Всё-таки куда хуже был вариант, если бы они показали в разные стороны!

Идти было не тяжело: снег спрессовался, и ноги не проваливались, а новый и мягкий ещё не успело нанести. Мороз не был особо сильным, но никто не был готов к такой прогулке. Хотя пони и не нужно столько одежды, сколько людям, но некоторые чувствительные части тела они прикрывали, к примеру, попону или декоративное седло на спину, шарф на шею и наушники на уши. Человек, хотя и наколдовал защиту, но влил мало энергии и теперь всё сильнее мёрз. Так что ни у кого не было особого желания задерживаться в снегах.

Шайнинг регулярно выпускал в небо сигнальные заклинания, надеясь привлечь чьё-нибудь внимание. Город, окружённый защитным куполом, должен был быть совсем рядом. Твайлайт прикинула мощность амулета и массу перемещённых и решила, что их не могло отбросить так уж далеко. Столица должна была показаться с минуты на минуту, если только живые компасы в лице Армора и Рабидуса не ошиблись. Оба уверенно ткнули в одну и ту же сторону, но город, словно издеваясь, всё не показывался.

Твайлайт и Шайнинг шли чуть впереди, о чём-то вполголоса переговариваясь. ЭпплДжек им не мешала: Твайлайт любила своего брата, но редко могла с ним видеться в последнее время. Фермерша даже не знала, как бы она себя чувствовала, если бы не могла увидеть Мака в любое время. Ведь это так приятно – постоять с братом, помолчать вместе, полюбоваться на сад…

Рабидус тоже не делал попыток мешать разговору единорогов, он шёл рядом с ЭйДжей и что-то бубнил себе под нос. Кобылка с удивлением заметила у него в руке ту самую железяку, что переместила их сюда – человек её таки нашёл и не выкинул, когда понял, что та разрядилась и бесполезна. Пони прислушалась к бормотанию.

– Главное не облизывать… Не облизывать… Держи себя в руках… – бубнил маг, медленно, но неуклонно поднимая руку с амулетом.

Земная пони хмыкнула и ниже натянула шляпу: то и дело поднимался ветер, и фермерша опасалась, что очередной порыв сорвёт любимый головной убор. Вряд ли гоняться за шляпой в заснеженной пустыне сильно приятнее, чем в степи, так что пони не хотела рисковать.

– Рабидус, мы хотя бы приближаемся, ты не чувствуешь? – после ещё пяти минут ходьбы спросила продрогшая фермерша. Мороз всё больше беспокоил кобылку, она с тревогой поняла, что ноги становятся с каждым шагом всё тяжелее и тяжелее, а коварная сонливость была тут как тут.

– Та, мы уфэ софсем ряфом! – уверенно ответил маг. С языка свисала всё-таки лизнутая железяка. – Поферпи фють-фють.

ЭпплДжек рассмеялась, глядя на безмятежно идущего человека. Хотя ничего смешного не было – как она заметила, Шайнинг уже буквально волочил Твайлайт, да и сама ЭйДжей держалась из последних сил. Кобылка взглянула на мага и вдруг поняла, что тот идёт без магической защиты. Всё было очень плохо… и через минуту стало ещё хуже, когда засвистала метель.

Рабидус и ЭпплДжек сели рядом, прижавшись друг к другу, почти сразу к ним присоединились единороги. Шайнинг ещё раз выпустил из рога яркую малиновую искру, разорвавшуюся в небе огромным фейрверком, после чего обессилено уронил голову. Твайлайт и Рабидус пытались возвести вокруг защитный купол, но ветер уносил его, не давая закончить заклинание. Земная пони до конца боролась с дрёмой, зная, что это гарантированный билет в один конец, но холод и усталость медленно, но верно брали своё. Глаза кобылки закрылись, и она провалилась в сон…

– В больницу бы, – заметила Селестия, глядя, как пони-спасатели опускают носилки с последним пострадавшим. – Зачем ты велела нести их сюда?

– Я перенервничала, – призналась Кэйденс.

Надо отдать молодому аликорну должное – она не впала в панику, когда узнала о пропаже, ей даже хватило выдержки спешно организовать поисковый отряд и не включить в него подруг Твайлайт. Она, как и Лира, чувствовала, что исчезнувшие рядом, но ничего, кроме примерного направления, указать не могла. К счастью хватило и этого – замёрзшую четвёрку нашли недалеко от купола. Они не дошли буквально триста метров – видимо из-за начавшейся метели не смогли увидеть свою цель, и сдались раньше времени.

– Их нужно скорее согреть! – Лира бросилась обнимать Рабидуса.

Каденза сдержала похожий порыв в отношении мужа, но это было не то.

– Сейчас я их согрею!.. – с маниакальной улыбкой заявила Кэйденс и на вершине её рога зажёгся огонёк, увеличивающийся в размерах с каждым мгновением.

– Без фанатизма! – хлопком по крупу оборвала творящееся заклинание Селестия. – Нужна горячая вода. Есть подходящая тара?

Принцесса растеряно огляделась по сторонам – она всё ещё не собралась с мыслями и потому не могла вспомнить элементарных вещей. Видя состояние принцессы, Кризалис фыркнула и подозвала и.о. начальника кристальной стражи. Фурлок осторожно приблизился к перевёртышу, та ему что-то сказала и пони, кивнув, убежал в сторону посольского лагеря. Минуту спустя он вернулся с огромной деревянной бадьёй, судя по всему служившей ванной для Кризалис. Размер и впрямь был вполне королевским – в нём без труда могли поместиться все четверо.

Недолго думая, Кэйденс магией вытянула из фонтана воду и наполнила бадью, потом повторила заклинание огня, направив его на согрев воды.

– Криз, зачем ты это делаешь? – тихо спросила Селестия. – Ты же прекрасно знаешь, что во дворце есть ванны, а также квалифицированные врачи. К чему это?

– Кэйденс жаждет действий и, если ей помешать, может наделать глупостей, – лениво ответил перевёртыш. – А так она под приглядом. Да и её связь с мужем усилится после такого спасения. Вот увидишь, он её ещё больше любить будет! И когда я опять поменяюсь местами… Э-э-э, забудь.

Замёрзшие заняли ванну, все остальные приготовились ждать, отчего-то переговариваясь исключительно вполголоса или шёпотом, будто громкий звук мог помешать. Постепенно пострадавшие начали приходить в себя и понемногу задвигались.

– Здаеться, помогае, – Фурлок прислушался к тихому полустону Рабидуса. – О, же рухаються!..

Внезапно спокойная гладь горячей воды взорвалась фонтаном брызг, и его с непреодолимой силой впечатало в стену. Ещё не понимая, что случилось, жеребец дёрнулся в попытке освободиться, но тщетно.

– И кто это такой умный сунул меня в кадку с двумя жеребцами?! – грозно сверля взглядом оппонента, спросила ЭпплДжек. Чтобы придать вес вопросу, она чуть сильнее надавила на Фурлока, почти до конца выдавливая воздух из его лёгких.

– Между прочим, это настоящая ванна перевёртышей, фураке называется. Я её из самой Зелёной долины привезла! – с лёгкой обидой заметила Кризалис.

– Да мне по сену откуда лохань! – тут кобылка заметила, что жеребец готов потерять сознание от удушья, и отпустила его.

Фурлок мешком свалился на землю, жадно хватая ртом воздух.

– ЭпплДжек, ты бы обсушилась, а то ведь и простудиться можешь, – заметила Селестия.

Только тут фермерша наконец заметила, что стоит в окружении венценосных особ.

– Д-да, конечно, ваше высочество… – кобылка смутилась и схватила протянутое полотенце. Вытирая гриву, она пыталась спрятать пылающие от стыда щёки: нехорошо срываться на незнакомых пони, да ещё в присутствии принцесс и даже королевы. – Просто в одной кадке с жеребцами… да ещё так внезапно… Нехорошо как-то.

– Да мы бы их раньше вынули! – от пережитого у Фурлока аж акцент пропал. – Вон, один уже зашевелился!

– Знаю я, что у них зашевелилось! От того и очнулась! – вновь огрызнулась кобылка.

Она хотела незаметно скрыться, но тут налетели подруги, убедившиеся, что с ЭпплДжек всё в порядке и дружеское объятие не повредит. Фермерша в мгновение ока оказалась окружена радостно галдящими пони, её тут же принялись обтирать и обнимать, выражая радость.

Пока все отвлеклись на земную пони, Кризалис с любопытством заглянула в ванну для оценки предмета шевеления. Кэйденс мягко, но решительно отодвинула королеву… однако не удержалась и глянула сама, чем вызвала у перевёртыша ехидный смешок.

После оттаивания ЭпплДжек остальные пришли в себя в течение пяти минут; каждого вылезшего встречали радостные возгласы. Последним в ванне оставался человек; хотя он очнулся вторым, но вылезать почему-то не спешил.

– Ты себя нехорошо чувствуешь? – встревожено спросила Лира, подойдя к краю ванны.

– Напротив, просто замечательно, – довольная улыбка подтверждала сказанное. – Просто это так здорово – принять горячую ванну, любуясь на зимнюю природу.

Рабидус перегнулся через край и, ухватив пони под живот, утянул к себе. Лира негодующе завопила, но крик быстро перешёл в смех, и она принялась плескать в человека водой. Когда стало понятно, что Рабидус в порядке, все остальные ушли в замок, оставив человека дурачиться на свежем воздухе.

– А ты знаешь толк в принятии ванны, человек, – к плескающимся подошла зачем-то оставшаяся Кризалис.

– Ваше Величество, – маг попытался изобразить поклон в ванной.

Королева рассмеялась и одним махом запрыгнула в бадью.

– Моя ванна, так что имею право! – со смехом заявил перевёртыш. – А ещё я могу впитывать тёплые чувства, не направленные прямо на меня. Так что продолжайте, а я подкреплюсь.

– Ох, не думал, что встречу пони-вуайеристов, – буркнул маг, прижимая к себе Лиру.– Не беспокойся, любимая. Я защищу тебя от этих извращенцев!..

Кобылка непонимающе глянула на человека, но расползающаяся улыбка подсказала, что тот просто шутит. Кризалис, чутко улавливающей чужое настроение и отношение к себе, никакие подсказки были не нужны. Впрочем, поплескаться вволю королеве не удалось: буквально через пяток минут явился стражник-перевёртыш.

– Ваше Величество, караван прибыл, – хрипло доложил он и, заметив внимательный и напряжённый взгляд владычицы, добавил. – Паф тоже прибыла, с ней всё в порядке. Она утомилась в дороге и сейчас спит в вашем шатре.

Успокоившаяся Кризалис кивком отпустила стражника и со счастливой улыбкой легла спиной на воду, раскинув ноги подобно морской звезде.

– Караван? – не выдержал напора любопытства Рабидус.

– Да, я решила упрочить дипломатические отношения с Кристальной империей ещё и торговыми связями, – расслаблено пояснила королева. – Мы изготавливаем много всего, что используют пони, но из-за некоторых недоразумений не можем торговать напрямую. Так что вы можете и не догадываться, что какая-то вещь у вас дома была изготовлена в Зелёной долине.

– И что же там изготовляют? – видя хорошее расположение духа перевёртыша, решил узнать маг.

Кризалис исчезла под водой, вынырнув около Рабидуса, и Лира инстинктивно прижалась к человеку, крепко вцепившись в его руку. Королева хихикнула и показала единорожке язык, тут же ухватившись за другую руку мага: несмотря на возраст и статус, она была не прочь повеселиться. Вообще говоря, возраст и статус в этом Мире мало кого останавливал от шалостей.

– У нас делают потрясающие ткани: тряпки из Седельной Арабии – это жалкое подобие наших шалей и одеял! – начала перечислять Кризалис. – Ещё куют отменные клинки. Кстати, лучшие поварские ножи, используемые по всей Эквестрии, были выкованы в Зелёной долине. Резьба хорошо развита, так что если хотите сувениры – их есть у нас. У нас вообще много чего есть, приходите завтра на базар – сами увидите!

– Лучшие ножи? – Рабидус задумчиво почесал подбородок; Лира в это время размышляла о том, что неплохо бы обновить гардероб. Не то чтобы она часто наряжалась, но вдруг что-то захотелось…