Автор рисунка: MurDareik
II. The Scholar IV. The Distillers

III. The Witch

Только настоящий смех исходит от отчаянья.
Граучо Маркс.

-«...Истинный секрет счастья заключается в том, чтобы получать удовольствие даже от самой отвратительной работы», — Блюблад вслух произнес цитату из своего дневника. Он как раз закончил писать отчет о семье портнихи и о богохульствующей ученице Селестии.

Принц Блюблад сидел в своих палатах, беседуя с парой белоснежных единорогов. Один из них был статным усатым синегривым жеребцом. На левом глазу он носил монокль. Он был настоящим аристокольтом, обладавшим значительной властью в королевстве и разделявшим любовь принца к плотским удовольствиям. Этого усатого жеребца звали Фэнси Пэнтс. Его любовница, розовогривая Флёр де Лис зарылась головой между его задних ног и страстно ублажала его ртом. Принц развлекал гостей прочтением записей своих былых побед и актов чудовищной жестокости.

-Хотелось бы заметить, — сказал Фэнси Пэнтс кобыле, — что несмотря на ваш опытный язычок, мой член еще не опал только благодаря подвигам нашего дорогого повелителя.

Флер ответила на это скрытое оскорбление, заглотив его стержень еще глубже, желая угодить своему господину; даже невзирая на то, что вот-вот задохнется.

-Мм, хорошая девочка, — он сказал это покровительствующим тоном, играя копытом с её вьющейся гривой.

Читая заметки в своем журнале, принц мог оживить в памяти каждый момент совершенных им изуверств. Блюблад чувствовал запах холодного пота, стекающего по спинам пони и слышал крики изувеченных и изнасилованных. Принц лишний раз убедился, что если испытываешь удовольствие в определенном опыте — запиши его в доказательство тому, насколько высоко ты ценишь его. И вполне вероятно, что будет возможность пережить его заново.

Воспоминаний о его жестоких подвигах было достаточно, чтобы сделать крепким не только жеребцовое достоинство Фэнси Пэнтса, но и самого Блюблада. Принц хотел выглядеть как настоящий джентльпони, поэтому подошел к Фэнси Пэнтсу и попросил у него разрешения пристроиться к Флёр сзади. Фэнси любезно согласился.

Флёр была маленькой и худощавой. У неё едва хватало сил выдержать вес взобравшегося на неё Блюблада. Она застонала, держа свой нос прижатым у основания члена Фэнси Пэнтса, отчего усатый единорог взвыл от восторга.

И кобыле не стало легче, когда принц медленно вошел в её узкий проход. Её половые губы разошлись, предоставляя ему гораздо более широкий доступ к её влажным сокровищам. Будучи полностью заполненной, Флёр испустила похотливый стон, приглушенный удушающим членом Фэнси Пэнтса.

Сильными и уверенными толчками Блюблад подталкивал Флёр вперед до тех пор, пока член у неё рту не опустился в самую глубь её глотки, из-за чего кобыла не имела возможности вдохнуть воздуха.

Для пущего милосердия Фэнси Пэнтс отодвинулся назад, убрав член из её подрагивающей глотки. Как только её горло было свободно, Флёр поперхнулась и вдохнула воздуха. Она судорожно и отчаянно дышала. Фэнси Пэнтс приказал ей держать голову повыше, чтобы её мордочка приняла его благородное семя.

Фэнси Пэнтс погладил свой стержень, излив несколько толстых липких струй спермы на лицо своей любовницы. Первая струйка приземлилась под левым глазом, после чего несколько выстрелов попали ей в гриву и нос. Она подняла копыто и попыталась стереть семя у своих глаз.

-Постой, — раздался тихий, но властный голос Фэнси Пэнтса, — опусти копыто. Я хочу еще немного полюбоваться твоим лицом.

Флёр подчинилась своему хозяину и посмотрела прямо ему в глаза.

Принц Блюблад понял, что его оргазм уже был как никогда близок. Желая присоединиться к забаве Фэнси Пэнтса, принц слез с кобылы и подошел к ней спереди, чтобы использовать прекрасную мордашку Флёр в качестве тряпки для своего семени. Следы спермы аристокольта все еще красовались на её лице. Флёр тяжело дышала, переводя дух.

-Кажется, вам тяжело дышать, моя дорогая, — Блюблад сказал это с нотками деланного беспокойства, — а для того, чтобы облегчить дыхание, нужно прочистить верхние дыхательные пути. И к счастью для вас, я прихватил с собой капли для носа!

Опустив копыто ей на затылок, Блюблад двинулся вперед и пихнул кончик своего члена к правой ноздре Флёр. Она учуяла запах королевского мускуса, смешанный с ароматами её любовных выделений. Эти запахи были сильно заглушены аммиачным зловонием, стоило Блюбладу кончить, заполнив её ноздрю спермой. Она непроизвольно фыркнула носом, спрыснув сперму обратно на его член. Принц ударил её по голове и быстро двинул членом в её левую ноздрю для следующего выстрела.

-Неблагодарная шлюха! – воскликнул он, — как смеешь ты отвергать мой дар?! Держи его в себе, пока я не взял пирограф и не запаял все твои отверстия! — с этими словами он кончил в её левую ноздрю. Подавляя естественные импульсы своего тела, кобыла быстро вдохнула носом, чтобы удержать столько семени, сколько вообще это было возможно.

Тем временем принц заполнил её правую ноздрю последней струёй. Он отступил, любуясь своей работой и глядя на то, как сперма медленно стекала из обеих ноздрей кобылы, спускаясь к её губам. Флёр присела, послушно втягивая её назад с абсолютно несчастным видом.

-Хотелось бы заметить, — с усмешкой произнес Фэнси Пэнтс, — я никогда не видел эти дырочки заполненными.

Он приказал Флёр привести себя в порядок прежде, чем они уйдут.

-Да, господин, — кротко произнесла кобыла. Она так и не кончила. А их это никогда не интересовало.

***

Когда они остались наедине, Фэнси Пэнтс подошел к принцу со свежими новостями из королевства.

-Вы слышали о гадалке Кантерлотского рынка? – спросил он у Блюблада.

-Её передвижная кибитка который год отравляет своим видом площадь, — ответил Блюблад, — она разводит дураков на деньги и продает безвредные безделушки. А что с ней?

-Ходят слухи о том, что она может быть ведьмой, — произнес Фэнси Пэнтс, — говорят, у неё есть шестое чувство, и она может предсказывать будущее.

Лицо Блюблада оскалилось в гневной ухмылке.

-Полагаю, мой долг как государя перед моими подданными состоит в том, чтобы допросить эту кобылу и найти доказательства обвинениям, выдвинутым против неё, — торжественно возвестил Блюблад. Принц и Фэнси Пэнтс обменялись зловещими улыбками.

Как только Флёр привела себя в порядок, принц проводил своих гостей до двери. Глядя на то, как они уходят, он подозвал к себе стражника и приказал ему привлечь пони-гадалку по обвинению в колдовстве.

Вскоре розовая пони была доставлена в темницу. Когда Блюблад прибыл туда, чтобы допросить заключенную, стражники по его приказу заковали её в колодки. Она стояла и плакала, будучи скованной по передним копытам и голове. После нескольких безуспешных попыток выбраться, кобылка поняла, что единственный способ выбраться отсюда – убедить в своей невиновности государя.

-Пожалуйста, отпустите меня! – воскликнула она, — я не ведьма! Я не ведьма!

Принц медленно подошел к ней; казалось, воздух вокруг него был пропитан угрозой.

-Тогда как ты объяснишь свой дар к провидению? – спросил принц, — ты знаешь то, о чем не может знать ни один пони.

Кобылка не смела смотреть ему в глаза. У неё не было ответа на этот вопрос.

-Я не могу объяснить, как у меня так получается, — ответила она, — просто получается, и всё.

Принцне был впечатлен её ответом. А земная пони надеялась призвать к его состраданию.

-Ваше величество, пожалуйста, освободите меня, — попросила она, — я в положении, и у меня скоро родится жеребенок.

Блюблад посмотрел между её задних ног. Живот кобылки был раздут её нерожденным чадом. Принца изрядно повеселил тот факт, что беременную пони заковали в колодки и она, брюхатая и растолстевшая, не могла двигаться.

-Дитя ведьмы, — произнес он, акулой кружа вокруг земной пони, — Нет сомнения — гнилая яблоня порождает яблоко Раздора. Я так понимаю, ты познала плоть темного повелителя, не так ли?

-Это ложь! – разревелась она. Назвать принца лжецом было преступлением, карающимся смертью. Не обезумев она от горя, она бы выбирала слова поаккуратнее.

В любом случае, Блюблад не собирался убивать её только за это. Принц хотел понаблюдать за тем, как она переживет особенные наказания для ведьм, ведь это представляло собой довольно занимательное зрелище

-Меня изнасиловали! — кричала она, — это был распутник из Королевской Гвардии — вот кто настоящий преступник! Он потребовал от меня денег за защиту и сказал, что иначе сожжет все мое имущество! Когда мне стало нечем платить, он сказал что моя невинность сойдет за оплату! И он просто взял и изнасиловал меня в вардо!

Блюблад никогда не слышал, чтобы кобылье влагалище так называлось. Просто принц не знал, что «вардо» называлась тележка гадалки.

-Он насиловал меня часами и оставил свое семя внутри меня, — заплакала кобылка, опустив голову от стыда, — и теперь я ношу его дитя… а он даже не назвал свое имя.

Блюблад слушал её историю с напряженным вниманием и возрастающим возбуждением.

Несмотря на произошедшее, кобылка не решилась оставить город. В Кантерлоте было так много пони, и её бизнес нигде так сильно не процветал, как здесь. Всегда находились пони, которые хотели бы узнать свою судьбу с помощью карт Таро или гадания на копыте. Когда она очутилась в колодках, то уже начинала думать о том, что лучше бы ей оставить Кантерлот и уехать куда-нибудь подальше. Даже земли воинственных грифонов казались ей неплохим вариантом на этот момент.

«Может быть, она не ясновидящая», — подумал Блюблад, — «если бы она была способна видеть будущее, она могла бы предугадать и свое изнасилование».

Но игнорируя всякие логичные измышления, он настаивал на признании колдовства. И когда кобылка закончила свою печальную историю, принц представил ей своё опровержение.

-Изнасилована? – произнес Блюблад, — Я так не думаю. Нет, ты использовала свою магию, чтобы соблазнить одного из моих стражников, желая опорочить его честное имя. Твоя порочность имеет хоть какие-нибудь границы?

Кобылка попыталась ответить, но была слишком шокирована его словами.

Воспользовавшись замешательством розовой пони, Блюблад захотел устроить кобылке незабываемый допрос. Принц плюнул на головку своего члена и пристроился к заднице розовой пони. Она издала испуганный визг.

-Мой принц, — закричала она, — умоляю вас, не занимайтесь бесчестием! Это чудовищно! Блюблад тихо усмехнулся и прижал свой член к её маленькой дырочке. Жеребца

эти крики немало позабавили.

-Тело этой ведьмы и её утроба кишат бесчисленным сонмом демонов! – воззвал принц к небесам, — Силой своего благословленного члена я очищу её тело от нечистых духов!

Пони-гадалка явно не была в восторге от такой перспективы, поэтому от страха сделала лужицу на полу. Принц воспользовался этим и подставил под струю свой стержень, чтобы покрыть его мочой.

-Должно быть, ты и правда жаждешь содомии, если предоставила мне столь прекрасную смазку! — заметил Блюблад, — а теперь приготовься принять своего повелителя!

Головка огромного члена коснулась её узенького сфинктера. Хотя он был довольно скользким, попка кобылки все еще оставалась удручающе сухой. Блюблад взобрался на её спину и оседлал зад гадалки, продвигаясь чуть глубже с каждым толчком. Пони без остановки рыдала от неистовой боли в анусе, что мешало ей здраво мыслить. Её огромный живот покачивался от того, как Блюблад безжалостно пронзил её прямую кишку. Огромные круглые серьги розовой пони бешено колотились о колодки, пока она скрежетала зубами от боли. Кровь из разорванного ануса протекала на пол, пока принц продолжал сношать её анальную девственность.

-Вытащите его, умоляю! – завопила она, — я не могу больше терпеть эту боль! Прошу вас, отпустите меня, я не сделала ничего плохого!

Блюблад постепенно замедлил свои толчки до тех пор, пока не остановился. Принц полностью лег на её спину, его член находился всё еще внутри кобылки. Остановка не была выполнена из чувств сострадания или милосердия: её узкий проход мог заставить его кончить раньше положенного, а принц этого не хотел.

Он наклонился поближе, чтобы понюхать её гриву. Грива пахла сахарной ватой. Глубоко вдохнув, принц опустился пониже волос и начал облизывать её шею. Сопротивляющаяся задница кобылки продолжала массажировать и ласкать его стержень. Принц, переведя дух, решил поговорить с кобылой.

Предскажи мне будущее, ведьма, — насмешливо приказал ей Блюблад, — что же пески времени готовят для твоего доброжелательного принца?

Пони-гадалка хранила молчания. Она не хотела, признаться в ложных обвинениях. Её упрямство взбесило Блюблада.

-Отвечай, потаскуха! – рявкнул принц, — когда его величество отдает тебе приказ, ты должна ему подчиниться.

Кобылка побежденно вздохнула.

-Я не ведьма, ваше величество, — грустно сказала она, — то есть, я не делала никому ничего плохого. Я только хотела делать пони счастливыми.

-Твоя задница с этим справилась. Она куда уже любого вардо, — произнес Блюблад. Он наслаждался новым грязным ругательством в своем лексиконе. Учитывая, что её настоящее вардо было довольно просторным, розовая пони вряд ли сочла это за комплимент.

А если твое предсказание меня впечатлит, — интригующе заметил Блюблад, — я освобожу тебя и разрешу вернуться домой, где ты родишь своего маленького ублюдка.

Жгучая боль в заднице отвлекала её от каких-либо попыток для предсказания будущих событий; но жажда свободы была велика, и пони-гадалка решила придумать что-нибудь для Блюблада.

-Мой принц, — произнесла она, пытаясь заставить свой голос звучать загадочно, — я вижу много славных дней в вашей долгой жизни, — кобылка пыталась произнести это со счастливой улыбкой, но глубоко внутри она была уничтожена от боли и горя. В душе она молилась, чтобы её ложь достаточно успокоила принца, чтобы тот оставил жизнь ей и её жеребенку.

-Но что насчет тех, кто стоит против меня? – спросил Блюблад, присоединяясь к этой маленькой игре, — стоит ли мне опасаться покушений на свою жизнь в будущем?

Кобылка некоторое время думала обо всех мыслимых и немыслимых способах его убийства. Но всё же продолжила свою шараду.

-Кости врагов будут лежать у ваших копыт, — воскликнула она, — и всех, кто посмеет выступить против законного принца ждет судьба куда худшая, чем смерть!

-Для этого не обязательно обладать даром провидения. Я знаю, что все мои враги падут, — сказал Блюблад, — но что насчет пони? Много ли я изнасилую и уничтожу кобылок на своем пути?

Она сама была жертвой насилия, и мысли об этом вызывали у гадалки отвращение, но желая освободиться, она потакала принцу во всех его грязных фантазиях.

Ваше огромное жеребцовое достоинство познает столько девственниц, что его воспоют в легендах! — сказала она, пытаясь не разрыдаться, — ваше мужество заставит многих жеребцов сгореть от стыда, а кобыл – плакать от радости!

Пони чувствовала, что ей становится нехорошо.

-А скажи мне, ведьма, что ты думаешь о моей сексуальной доблести? – спросил Блюблад, — кто же лучший любовник? Стражник, который изнасиловал твоё вардо, или же принц, растолкавший дерьмо в твоей норе?

Заставить её выбирать между двумя насильниками, кто сделал это лучше – она с трудом вынесла это. В этот момент ей хотелось, чтобы мир обрушился вокруг неё. Сопротивляясь желанию впасть в отчаяние, она все же понимала, что если ей хочется жить, то придется удовлетворить непомерное эго принца.

-Без сомнений! Это вы, мой принц, — произнесла она сквозь зубы, — ваш богоподобный член есть ключ, который открыл комнату к недостижимым удовольствиям моего тела.

Блюблад издал похотливый стон и снова обнюхал её сладко пахнущую гриву. Он поблагодарил её за предсказание.

-А теперь я должен окропить тебя своей святой водой, — жадно произнес Блюблад. Несмотря на эрекцию, его королевский член мог исполнять основную функцию организма. Дрожь пробежала по телу Блюблада, когда он опустошил свой мочевой пузырь в задницу кобылки и наполнил её толстую кишку теплой желтой жидкостью.

«От моей божественной водицы её проход такой же мокрый, как и любое вардо!», — с удовольствием подумал жеребец, наслаждаясь ощущениями теплоты и влажности. Блюблад вытащил свой член, оставив внутри самый кончик. После этого он с неимоверной силой дернулся вперед. Как только он пронзил её зад, член Блюблада вытеснил почти всю мочу внутри неё. Она хлынула через плотное колечко ануса на яички жеребца, оказавшиеся прямо перед её влагалищем.

Ворожея пожалела о том, что эта содомия не закончилась раньше, потому что с нарастающей скоростью она чувствовала такую боль, какую никогда прежде не испытывала. Ей становилось тошно от одной мысли о том, что её только что использовали в качестве туалета.

-Я всё сделала, как вы просили, — расплакалась она, — я рассказала вам будущее! Отпустите меня! – кобылка чувствовала, как жеребенок толкается внутри её животика и молилась, чтобы этот кошмар наяву не смог ему как-нибудь навредить.

-Я отпущу тебя, — ответил принц, постепенно увеличивая темп, — если ты сознаешься в колдовстве.

-А если признаюсь, ты дашь Пинки-клятву, что вернешь меня домой в безопасности?, — спросила она. Заключать сделки со всякой романской швалью вроде неё было ниже его достоинства, но он должен был добиться от неё признания. С неохотой он согласился на её условия, решив твердо держать своё слово. И кобылка созналась, решив, что это положит конец её страданиям.

-Я ведьма! – закричала она, — Я злая колдунья! Я признаюсь!

Это были слова, которые Блюблад ожидал услышать. Опустив переднее копыто, он ударил кобылку по почкам. От внезапной боли кобылка напрягла свои ягодицы и её проход стал узким, отчего принц почувствовал близость к кульминации.

-Пожалуйста, не трогайте моего жеребенка! — закричала она, морщась от боли. Без лишних слов Блюблад с силой опустил переднее копыто на её затылок, отчего она свалилась без сознания.

-Я достойный пони, — сказал принц самому себе, кончив в её задницу, — и так как ты освободила меня от сексуального напряжения, я верну тебя в твою грязную лачугу.

Блюблад сдержал слово. Пара стражников увели беременную кобылку обратно в её кибитку и оставили её там. Пони-гадалка без сознания провалялась там всю ночь.

***

На следующее утро розовая пони проснулась и почувствовала сильную головную боль. Да и в заднице тоже, когда она положила копыто туда, куда принц безжалостно насиловал её прошлой ночью. Она осмотрелась и поняла, что лежит дома, в своей постели. Пони не могла поверить, что пережила этот кошмар. Медленно присев на кровать, она с нежностью потерла свой животик. Даже если его обитатель был зачат в чудовищном соитии, пони не испытывала какой-либо ненависти к своему жеребенку. Её дитя не должно платить за грехи своего отца. Она пообещала себе воспитать собственное чадо со всей нежностью и любовью, которые только могла дать.

Помня о произошедшем, она знала, что ей нельзя будет оставаться в этом городе еще на один день. Она не имела ни малейшего представления, куда уйдет или как она сможет обеспечить своего жеребенка; все, что она понимала — ей чудом удалось избежать смерти, и что не стоит вновь испытывать судьбу.

Спрыгнув с кровати, она с плеском приземлилась на пол своего передвижного домика. Пара дюймов воды доходила ей до запястий. Немало удивившись произошедшему, она попыталась открыть окно. Оно не поддавалось. Все ставни и дверь вардо были наглухо закрыты, пока она крепко спала. Кобылка приложила ухо к трещине у окна, чтобы услышать, что же происходит. Снаружи она услышала шум воды и… голоса?

Наступил рассвет. Блюблад стоял на сцене, возвышаясь над небольшой толпой. Ему предстояло засвидетельствовать публичную казнь сознавшейся ведьмы. Ночью её вагончик перенесли с помощью деревянного крана, которым обычно пользовались для разгрузки кораблей. Вардо был прицеплен к этому крану и остался стоять у самой поверхности Кантерлотской реки.

-Внутри этого вместилища находится ведьма, которую я поймал — произнес Блюблад, — она признала, что все её предчувствия и предсказания исходили от её темного повелителя!

Беременная кобылка рыдала и молотила изо всех сил в окно.

-Умоляю! – кричала она, — вы пообещали, что вернете меня домой и поможете моему жеребенку! Вы дали Пинки-клятву!

Блюблад подошел к краю платформы, бросив взгляд на реку. Он говорил достаточно громко, чтобы розовая пони могла его слышать, но достаточно тихо, чтобы его голос был заглушен шумом реки под колесами тележки.

-Я верен своей клятве, — ответил Блюблад, — я позволил тебе вернуться в свой дом. Я даже согласился помочь твоему маленькому ублюдку. Только сначала тебе придется научить его дышать под водой.

После этих слов кобылка почувствовала свою неминуемую смерть, отчего её сердце стучало всё сильнее. Она прислонилась щекой к ставням, и в её душу закралось отчаяние.

-Ради вашей безопасности мы закрыли ведьму в этой передвижной тележке, — объявил Блюблад, — потому что стоит вам посмотреть ей в глаза, и она может погрузить вас в глубокий транс.

-Не делайте этого! – кричала она, в отчаянии стуча по окну, — я не ведьма! Прошу вас, умоляю! Сохраните жизнь моему будущему жеребенку!

Среди толпы пошел тихий шепот. То, что обвиняемая оказалась беременной было полной неожиданностью. Кто-то даже смотрел с сочувствием в её сторону. Блюблад придумал хитрость для того, чтобы отмести всякие сомнения по поводу её наказания.

-Это очередная уловка, — пояснил он, — не обманывайтесь елейными речами этой ведьмы. Она носит в своем чреве нечестивого демона. И мы должны очистить наш город от двух зол простым актом справедливости! – и с этими словами Блюблад встал перед рычагом, чтобы потянуть за него и отправить вагончик в самую глубь ледяных вод.

-Подожди! – закричала пони-гадалка. Внутри своего вардо её трясло в припадке. Подобная ситуация заставила бы съеживаться от страха любого пони, но дело было не в этом. У неё было самое настоящее предчувствие.

-У меня было видение! – воскликнула она, — удивительное видение для принца Блюблада! Толпа пони замолчала, услышав о её предсказании. И даже принц застыл от любопытства.

-Я вижу… вижу… — затараторила кобылка, — вечеринку! Целое королевство собирается для того, чтобы отпраздновать ваш день рождения, мой принц! Он стал всеобщим праздником, и ваши подданные преподнесли вам огромный подарок!

Но принц не был впечатлен. Он думал, что предсказание, данное прошлой ночью было куда интереснее.

-А мы увидим, понравятся ли твои гнусные шутки рыбам. Изыди, мерзкое чудовище! У тебя нет права дышать воздухом, — сказал Блюблад.

И отпустил рычаг.

Вещи гадалки попадали на пол, когда её вагончик свалился в реку. Металла на колесах было достаточно, чтобы погрузить его в воду. Река пыталась утянуть вардо вниз по течению, но веревка удерживала его на виду у принца и собравшейся вокруг него толпы.

Внутри своего вардо кобылка чувствовала нехватку воздуха. Она в отчаянии металась в поисках выхода, но не могла его нигде найти. Вода сочилась из каждого отверстия и трещин. Кобылка вскочила на кровать и разрыдалась.

Вагончик опускался всё глубже и глубже в реку и внутри него воцарилась темнота. Кобылка вздрагивала от ледяной воды, медленно охлаждавшей её домик. Если бы она была в состоянии рассмотреть хоть что-нибудь, она даже могла бы увидеть собственное дыхание.

Она сидела в кромешной темноте на своей кроватке, и вода поднималась вокруг неё. Чтобы последний момент в её жизни был хоть чуточку приятным, кобылка гладила свой животик и пыталась не плакать, напевая своему жеребенку песню.

-Когда малышкой я была, и наступала ночь,

Была не в силах я прогнать страх перед тьмою прочь…

Блюблад посмотрел на туго натянутую веревку. Он прикинул, что передвижной вагончик вот-вот будет заполнен водой. Ведьме недолго осталось жить на этом свете. И он подумал про морских поньков, о которых слагали легенды моряки королевского флота. Принц размышлял, существуют ли они на самом деле, или все это лишь сказки. С одной стороны он бы хотел, чтобы его воля исполнилась и ведьма была казнена, но с другой хотел бы увидеть, как морские поньки её спасут — просто для того чтобы подтвердить их существование.

***

Вода поднималась всё выше и выше, и пони-гадалка перебирала копытами по воде. Её голова касалась потолка вагончика, когда она пропела конец песни, успев закончить её прежде, чем ей стало нечем дышать.

-И если она думает, что ты её боишься, то пусть она передумает, ведь сама мысль об этом вызывает... — И она сделала глубокий вдох прежде, чем окончательно скрыться под водой.

«Прости, что не смогла защитить тебя», — она затаила дыхание, передавая свои мысли жеребенку, — «я даже дала Пинки-клятву». Холодная вода терзала её тело так, что она не чувствовала собственных копыт. Она понимала, что ей уготована смерть в кромешной темноте.

Воздух был на исходе, и от этого она испытывала еще больший страх. В тщетных усилиях она стучала по потолку, но это еще больше расходовало оставшийся кислород. Она не могла больше бороться с естественными позывами тела и открыла рот, втягивая воду.

Ледяная жидкость стекала в её дыхательные пути, заставляя её кашлять и втягивать еще больше воды. Как только речная вода набросилась на её глотку, голосовые связки пони сузились, не позволяя ей попасть в легкие. Не имея возможности попасть туда, вся вода попадала в её желудок.

Не имея возможности дышать, пони запаниковала. Все разумные мысли исчезли в отчаянной борьбе за свою жизнь и жизнь своего жеребенка. Гадалка неистово держалась копытами за потолок своего вардо, но всё было бесполезно. Её судьба была предрешена. Она почувствовала, что силы начинают покидать её. Последние мысли кобылки были о жеребенке, которого она никогда не увидит. Но перед тем, как уровень кислорода стал слишком низок, чтобы поддерживать головной мозг, её посетили последние мысли.

«Ну что же», — подумала она, — «Наши души слишком счастливые для этого жестокого мира».

Тело пони-гадалки медленно опустилось на пол вагончика и больше никогда не поднималось.

***

Принц Блюблад перерезал веревку, позволив ведьме и её отродью гнить в водяной могиле. Когда он вернулся в свои палаты, он вытащил из кармана локон вьющейся розовой гривы. Принц вдохнул сладкий аромат волос гадалки. Он испытал нарастающее возбуждение и положил свой последний трофей рядом с фиолетовым рогом и платьем. Блюблад присел за стол и с нетерпением начал писать в свой дневник о новых приключениях.