Зов Ночи (сборник рассказов)

На первый взгляд, во вселенной MLP: FiM нет места жанру ужасов как таковому. Но это лишь на первый взгляд. Стоит лишь приглядеться, и можно понять, что далеко не всё здесь так уж и безобидно, как кажется... Какие секреты скрывает мир разноцветных пони? Какие кошмары скрываются в его глухих уголках? Жуткие вещи сокрыты тьмою, тайнами пропитаны тропы... Нужен лишь ключ, чтоб открыть дверь в этот мир. Мир серьёзных ужасов, не ограничивающихся описанием сцен насилия и обликом чудищ. Ужасов, которые берут за душу и не отпускают до самого конца прочтения. А может, и после. Ужасов, полных загадок и недомолвок, оставляющих огромный простор для домыслов и догадок, что делает их ещё более зловещими. Ужасов, что вгоняют читателя в страх одной лишь только атмосферой и стилем подачи повествования. Ужасов, которых он действительно боится, но в которые всё равно хочется верить. Нужен лишь ключ, чтобы открыть эту дверь... Но разве я когда-нибудь говорил... Что эта дверь заперта?...

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Брейберн Лира Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Флим Человеки Король Сомбра Сестра Рэдхарт

Принцесса прошлого

Казалось бы, что могло пойти не так в день коронации принцессы Аметист? Да, собственно, ничего, если бы это всё не вылилось в грандиозный побег принцессы в совершенно другой город, безо всяких умений и целей.

Рэрити ОС - пони

My Little Pony: the lost "Cupcakes" fan-art

Как-то раз спросил друга-брони, известна ли ему какая-нибудь крипота, связанная с "MLP". Он сказал, что есть такая, скачивал месяца три назад. После прочтения я поинтересовался ресурсом, но друг ответил, что сайт не помнит, ссылку ему кидали в Контакте, и сейчас тема с той перепиской удалена.Но своё авторство он отрицает и прямо заявил, что я могу постить этот рассказ когда, где и как угодно. Так что автор, равно как и достоверность этой истории... ХэЗэ, ХэЗэ, может автор откликнется и подтвердит )

Пинки Пай

Жучашка-обнимашка

Вы с Тораксом - бро навеки. Однако ты твёрдо убеждён, что бро не тискаются друг с другом, а Торакс готов поспорить.

ОС - пони Торакс

Слушай, всё, что я хочу (Translated by Translated)

Человек прибыл в Эквестрию с одной целью. Как оригинально. Но… Он не ищет друзей? Не ищет романтики? И он не умер? Почему же тогда он пришел в земли пони? Лично он винит Обаму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Мэр Человеки

Сказание об удачливой невесте и идеальной ночи

Давайте представим с вами, что было бы, если Королеве Кризалис удалось выйти замуж за Шайнинга Армора? Что, если Твайлайт не удалось вовремя выбраться из подземелья, где чейнджлинг заперла её вместе с настоящей принцессой Кэйденс? Логичная "тропа" - брачная ночь после свадьбы. Кризалис сумела справиться со своим гладко составленным планом... но будет ли она также успешна в интимной обстановке со своим одураченным мужем? Тем более если поначалу понятия не имела, что секс... гораздо более практичен в подпитке эмоциями, где их будет вагон и маленькая тележка.

ОС - пони Кризалис Шайнинг Армор

The Unexpected Love Life of Dusk Shine / Нежданная любовная жизнь Даска Шайна

Как пошли бы известные нам события, если бы Твайлайт Спаркл была жеребцом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Человек отбирает домик у жеребят

И даже не спрашивайте, на кой существу из другого мира мог сдаться клубный домик меткоискателей. Серьёзно, автор и сам до конца не понимает, что за хрень тут творится.

Твайлайт Спаркл Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Лира Другие пони Человеки

Тысяча лет в одиночестве

Тысяча лет – немалое время. После изгнания, Луна отчаянно пытается справиться с одиночеством. И это её мысли.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

The Conversion Bureau: Чашка на ферме

Прошли годы с того дня, как исчезли последние люди, но как бы ни пыталась новопони Чашка быть "просто" пони, человеческое прошлое не даёт ей покоя.

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава I. Нежданная гостья на долгожданной вечеринке Глава III. Двое раздвоенных

Глава II. Пони в "Гарцующем пони"

Эпплджек, Хранительница Элемента Честности, хоть и храбрилась, все же зажмурилась, входя в созданный принцессами портал, и выйдя из него, долго не могла заставить себя разожмуриться. Лишь, когда поняла, что не слышит голосов друзей, она открыла глаза и огляделась: пони стояла одна посреди пустой каменной мостовой, стремительно погружающейся в ночной мрак. «Дурное местечко, – подумала она, – совсем, как принцессы говорили». Невдалеке послышалось тихое ржание, и Эпплджек не придумала ничего лучше, чем пойти на звук: хоть порасспрашивает местных пони.

Стараясь идти так, чтобы копыта цокали по гладкому камню не слишком громко, она приблизилась к месту, откуда шел звук. Пони стояли там, но они отличались от тех, к которым привыкла Эпплджек: они были больше, а некоторые так и вообще огромными, и все тусклых мастей: вороные, серые, каурые, – к тому же, сильно смущало место их пребывания: они теснились в стойлах наподобие тех, где на ферме «Сладкое яблочко» держали крупный скот, и были привязаны. Ей-Селестии, они были привязаны!

– Здорово, друзья, – сказала им Эпплджек, – у вас тут, похоже, и впрямь жизнь не сахар. Ну да ничего, сейчас я вас освобожу.

Она приблизилась к толстобокому игреневому пони и зубами перетерла веревку. Пони, однако, остался на месте и не проронил ни слова.

– Не за шо, – сказала Эпплджек, переходя к другому. – Вы тут часом не видели еще четверых пони, они навроде меня: одна фиолетовая с крыльями и рогом, другая желтая с розовой гривой, третья вообще вся розовая…

Она резко замолчала, заметив, что пони никак не реагируют на ее слова.

– Вы шо, языки прикусили? – воскликнула она. – Да шо же с вами сделал это Темный Властелин, будь он неладен!

Освобожденный первым пони, наконец, покинул стойло, приблизился к Эпплджек и начал ее обнюхивать.

– Эй, какого сена? Своя я, своя!

Пони зашел к ней за спину, и Эпплджек насторожилась.

– Трутень! – раздался вдруг голос. – Ты что делаешь, негодник, ты как отвязался?

К стойлу, переходя на бег и шлепая по камню босыми ногами, приближался низкорослый человечек.

– Фу-ты, ну-ты, – выдохнул он, завидев Эпплджек и остановившись подле нее. – А ты откуда сюда забрел, чей будешь? И масти какой интересной.

– Я Эпплджек, верноподданная Эквестрии, а ты-то кто? Зачем добрых пони неволишь, шо они у тебя уж и речь забыли?

– Ноб я, Ноб Телепень, Лавра Наркисса подручный… Ой, это ты сказала?

– Отпусти пони, – грозно заржала Эпплджек, встав на дыбы и по-боксерки задвигав передними ногами.

– Спокойно, спокойно! – выставил вперед ладони Ноб. – Кто ж их неволит-то? Они завсегда здесь живут, кое-кто и родился здесь.

– Так это уже не первое поколение рабов? – яростно фыркнула Хранительница Честности. – А ну, живо развязал всех!

– Какие рабы, окстись! Я уж на что деревенщина, а знаю, что рабы – те, у кого разум есть, а животные-то… ну, разумны, конечно, но не так, чтобы очень. Праотцы наши приручили их когда-то, дали тепло да пищу, да приспособили помогать по хозяйству, чтобы без дела в округе не слонялись.

– Шо значит «неразумные»? – возмутилась Эпплджек и поймала взгляд бродящего вокруг них с Нобом толстого пони: в мутно-черных глазах его не читалось ни одной мысли. – В Средиземье пони – простые животные? – обомлела она: это было страшно – будто увидеть ходячего мертвеца.

– А я о чем толкую! Так ты, стало быть, разумная. Обожди тогда, сейчас к Наркиссу пойдем, он голова, с ним и поговорите за всякие чудеса да небывальщину, а мое дело маленькое, я вон лошадей кормить пришел. Ты, кстати, будешь? Овес нынче хороший уродился, сам бы ел.

«А паренек вроде неплохой, – смекнула Эпплджек, – да и говорит по-нормальному, темные властелины так не говорят».

Пока Ноб кормил лошадей и угощал Эпплджек, она узнала, что сам он не человек, а хоббит, и что, кроме того, есть в Средиземье и другие народы. «Это понятно, – приняла идею Эпплджек: – у нас земные пони, пегасы, единороги и аликорны, а у них люди, эльфы, гномы да еще хоббиты». Также Ноб сообщил, что находятся они в людском городе Бри, и никаких злобных магов тут отродясь не было (хотя разбойники в окрестностях шастают), и подруг Эпплджек тут тоже не объявлялось.

После ужина Ноб повел Эпплджек к своему начальнику – владельцу местной гостиницы. Мельком глянув на выцветшую и рассохшуюся деревянную вывеску, изображающую нечто, похожее на пляшущего пони, Эпплджек последовала за своим проводником внутрь помещения.

Внутри было душно, в полумраке коптящих свечей витали запахи горячей еды и кислого пива, кое-где за столиками сидели припозднившиеся гости. За стойкой стоял бритый толстяк с пышными усами, сосредоточенно протиравший глиняную кружку влажной тряпкой. Никто не обратил на вошедших внимания, Ноб с Эпплждек пролезли под стойку, и хоббит подергал хозяина за засаленный белый фартук.

– Ноб, чтоб тебя! – вздрогнул тот и посмотрел вниз. – Ты где пропадал, лошадей-то покормил, или тебе моя забывчивость передалась? Добро б, что хорошее от меня усвоил…, – взгляд Наркисса переместился на Эпплджек. – А жеребенка зачем сюда привел, заболел он что ли?

– Я не жеребенок, – ответила она, – а взрослая пони, и мне позарез нужно потолковать с тобой о том, шо тут у вас в Средиземье происходит.

– Эка невидаль, говорящая пони в шляпе, – удивленно хмыкнул Наркисс, – ну да я чего только не навидался, по молодости лет ажно в Вековечный Лес ходил. Ладненько, пойдем потолкуем.

Учтиво осведомившись, не желает ли гостья отужинать, и узнав, что Ноб уже ее накормил, Наркисс оставил хоббита присматривать за баром, а сам повел пони в свою комнату. Он расположился в глубоком кресле-качалке, а Эпплджек, тщательно вымыв копыта в тазике с водой, забралась на высокую кровать, застеленную теплым шерстяным пледом. И они начали рассказывать друг другу все, что знали о своих мирах. Наркисс, как оказалось, знал маловато, и почти ничего не прибавил к тому, кто Эпплджек успела узнать от Ноба.

– В общем, – подытожил трактирщик в конце беседы, – я, как видишь, человек маленький, в этих ваших магах да порталах не разбираюсь. Но знаю, кто может помочь – Гэндальф Серый, он хоть и волшебник, но старик толковый, много странствует, много знает. Он тут объявляется раз этак в пару месяцев, иногда чаще, иногда реже. Да вот третьего дня был здесь проездом в Шир на юбилей какого-то своего хоббитского приятеля по приключениям. Авось, и на обратной дороге сюда заскочит, да только не знаю, когда: Гэндальф Шир любит, может и на неделю там задержаться. А ты, коли хочешь, поживи здесь пока. Денег у тебя нет, но ты, говоришь, работящая, так работа у меня найдется.

– Идет, – сказала Эпплджек. – Спасибо большое, я не подведу, шо хочешь могу делать!

– Только это, – понизил голос Наркисс, – ты уж не обессудь, но лучше на людях помалкивай: говорящие пони у нас диковина, и мало ли чье внимание ты привлечешь. В город-то нехорошие люди пожаловали, вон у меня полный зал сидит: вроде, и не разбойники, и выгонять их не за что, а за лигу же видно, что лиходеи. А еще следопытов в последнее время много стало, ходят, вынюхивают, высматривают всякое. Гэндальф – тот с ними дружит, говорит, они защищают нас от чего-то. А по мне: что следопыты, что разбойники, – одна, извини за выражение, редиска.



Четыре дня Эпплджек работала у Наркисса на подхвате. Дела ее мало отличались от повседневных обязанностей на родной ферме: околачивать яблони (как раз поспел белый налив), задавать корму скотине (пони ограничивалась кормежкой свиней, овец и коров, оставив лошадей Нобу: ей было больно смотреть в пустые глаза собственных соплеменников), наводить порядок в подсобных помещениях.

Вечером пятого дня, когда они с Нобом, возвращаясь под мелким дождем с пастбища, подходили к южным воротам, она заметила приближающегося к городу пешего. Он был долговяз, закутан в прегрязный плащ с капюшоном и походил бы на обычного бродягу, но в его осанке и уверенном широком шаге виделась стать, подобная той, которой обладали принцессы Селестия и Луна.

– Не Гэндальф ли это? – спросила пони у Ноба. – Не тот ли Серый Скиталец, которого я поджидаю?

– Скиталец, да, но не Серый, – шепнул хоббит. – Это Странник, он же Бродяжник, он же Страйдер – вообще, у него много имен. Следопыт он, слыхала о них от Наркисса? Опасный народ.

– Шо-то он на злодея не похож, – усомнилась Эпплджек.

– Злодей – не злодей, а опасный. Ежели охота, пойди поговори с ним: он молчун еще тот, так что тебя не выдаст, только и вряд ли скажет что-то путное.

Эпплджек решилась, перешла на галоп и быстро нагнала Странника. Осторожно ткнулась мордочкой ему в ногу, привлекая внимание, и человек остановился. Почти минуту внимательно осматривал пони из-под капюшона, потом спросил:

– Ты подруга Пинки Пай?

– Агась, – просияла Эпплджек, обрадованная именем подруги и тем, что не придется снова объяснять, кто она такая, и почему умеет разговаривать.

– Правильный ответ: «нет», – сурово сказал Странник. – Откуда ты знаешь, что мне можно доверять – вдруг я слуга Врага?

– Я вижу, что ты не злодей, – ответила пони. – Так ты знаешь, где Пинки?

– В Шире, но скоро двинется сюда. Мне наказано ждать ее здесь.

– А остальные пони с ней?

– Нет, – покачал головой человек. – Сам я ее не видел, но Гэндальф сказал, что она одна, и что ищет своих товарищей.

– Значит, Пинки тоже потерялась, – вздохнула Эпплджек.

– Не все те, кто странствуют, потеряны, – глубокомысленно заметил следопыт. – Однако удачно мы встретились. Так удачно, что я забыл о манерах! Я Странник, а ты?

Эпплджек представилась и сказала, что уже знает его имена от Ноба.

– М-да, в Бри одни болтуны живут, да и я, похоже, от них заразился. Предлагаю ждать наших друзей не под дождем, а в тепле и в сухе.

Они двинулись к «Гарцующему пони», и по дороге Странник рассказал, что, по соображениям Гэндальфа, владычицам Эквестрии не хватило сил, чтобы создать врата так, как они задумывали, поэтому все пони оказались в разных краях Средиземья. «Этот Гэндальф, похоже, гений навроде Твайлайт, – рассудила Эпплджек. – Ежели он не ошибается, то… ой, бедная Флаттершай: остальные-то не пропадут, а каково ей-то одной в чужом мире будет! Ну да животные здесь почти такие же, как у нас, глядишь, они ей помогут».