Рассвет Трёх

Поздно ночью Сансет Шиммер готовится предъявить Принцессам отчёт о самом важном научном проекте в истории.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Старлайт Глиммер Сансет Шиммер

Сопротивление миссис Робинсон

Четыре сотни копыт мрачно маршируют к своим клеткам ожидать своей судьбы вьючных животных. Со всех концов нации они приехали сюда во имя дружбы, но теперь их цвета поблекли, а уши поникли; палящая сера бьёт им в ноздри, когда тяжелые цепи ведут их к капитуляции. Темпест Шэдоу, командующая армией севера и хозяйка собственного имени, покорила столицу самой большой нации в мире без единой жертвы с обеих сторон. Она победила трех из четырех легендарных аликорнов в бою и прогнала последнего. На ее пути нет препятствий... кроме одного. Это история о столпе, который отказался падать.

Свити Белл Черили Другие пони Темпест Шэдоу

Пергамент

Визит в королевство грифонов обернулся трагедией для Эквестрии – был узнан страшный секрет пергамента. Правда, он никогда не был секретом. Да и Эквестрии от этого плохо не стало, но принцесса Луна во чтобы то ни стало решила исправить положение и найти замену варварскому материалу.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Легенда для Метконосцев

Твайлайт рассказывает Метконосцам легенду о Забытом Аликорне, пытаясь объяснить им, что надо искать талант в той области, в которой они наиболее хороши.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк ОС - пони

Нефоновая пони: A Song of Twilight

Лира, будучи поставленной принцессой Арией перед выбором из двух вариантов, выбрала третий. Но может, есть и ещё варианты — какой-нибудь из которых, пусть и недоступный такому единорогу, как Лира, сможет найти не единорог, но аликорн?.. Твайлайт должна найти ответ. [ Фанфик по мотивам «Фоновой пони» авторства ShortSkirtsandExplosions. Крайне рекомендуется прочитать его (да, он большой и печальный, но это того стоит) перед тем, как читать этот. Иначе многое будет непонятно. ]

Твайлайт Спаркл Лира Другие пони Дискорд

Темная и Белая жизнь

Здравствуйте. Сегодня я хочу рассказать удивительнейшую историю о двух мальчиках. Арон, тёмный принц, призван культом после тысячи лет заточения в кровавой луне. Даеан – белый всадник, последний из своего рода из-за обезумевших драконов, уничтоживших деревню. Каждый из них живет своей жизнью, у каждого из них свое прошлое, но, тем не менее, общее будущее. Что же ждет мальчиков и как развернется их судьба? Найдут они свое счастье или так и останутся в одиночестве? Все это Темная и Белая жизнь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Эплджек Эплблум Принцесса Селестия Биг Макинтош Другие пони ОС - пони Дискорд Кризалис

Симфония

Очерки из жизни одной серой земной пони по имени Октавия. Воспоминания. Немного философии.

Октавия

Аделантадо: Да придёт цивилизация

Аделантадо в переводе с испанского означает "первопроходец". Так видят себя люди, ступившие на дикие земли Эквестрии, чтобы принести аборигенам свет цивилазации. Рассказ повествует об Эквестрии и Земле, о людях и пони, судьбы которых переплетутся в этом столкновении миров.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Одинокие зимние ночи

"Я смогу совладать с холодом. Я пегас. Пегасы способны противостоять морозам. Конечно, у большинства из них есть утепленный, пушистый облачный дом и приятная теплая кровать... и это самая холодная зима, которую я переживала... но я крепкая. Все будет хорошо... это всего то малость холодная погода..."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Скуталу Другие пони

Глубокая заморозка

Проживая последние моменты своей жизни на луне, Принцесса Луна уверена, что она этого заслужила. Тысячу лет спустя, Принцесса Селестия готовится к возвращению своей сестры.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund

Властелин Колец: Содружество - это магия

Глава I. Нежданная гостья на долгожданной вечеринке

На зеленые холмы Шира медленно опускался теплый сентябрьский вечер, солнце посылало в еще светлое небо последние ало-оранжевые лучи из-за горизонта, легкий ветерок шелестел в кронах. Хоббиты понемногу стягивались к установленным под Праздничным Деревом столам с угощениями, и некоторые уже дегустировали, на лужайке вокруг Дерева загорались гирлянды бумажных фонариков.

– Ага! – воскликнул Пиппин Тук. – Тележку Гэндальфа вон в тот шатер закатили, я видел!

– Не ори так, услышат, – шикнул на него приятель Мериадок Брендибэк. – Ходу!

Молодые хоббиты, пригибаясь, побежали к шатру и, никем не замеченные, прошмыгнули внутрь.

– Ого, сколько фейерверков, – восхитился Пиппин. – Какой возьмем? Этот?

Едва он схватился за полосатую красно-белую ракету, как в груде фейерверков что-то зашипело, повалил густой, похожий на сладкую вату розовый дым.

– Это не я! Я только потрогал! – успел воскликнуть Пиппин прежде, чем раздался громкой хлопок, и ударная волна отбросила хоббитов на примятую траву к краям шатра.

Когда дым рассеялся, они с облегчением увидели, что все фейерверки целы…, а на груде их стоит зверек чуть меньше пони, но в целом похожий. Пони была розовой, с пушистыми хвостом и гривой и поистине огромными голубыми глазами, на боку ее красовался рисунок: три разноцветных воздушных шарика.

– Привет, люди! – улыбнулась она, быстро-быстро поворачивая голову то к Пиппину, то к Мериадоку. – Где тут злой маг и Рейнбоу Дэш?

– Ух ты, говорящая пони! – воскликнул Пиппин, а Мериадок как старший и более рассудительный вышел вперед и сказал:

– Мы не люди, мы хоббиты: я лично Мериадок Брендибэк, или просто Мерри, а это мой приятель Пиппин Тук, или просто Пин, – и никаких злых магов тут нет, только один добрый… Но он будет очень сердит, если найдет нас здесь. А что такое «рейнбоу дэш», и кто ты, мы не знаем и хотели бы узнать.

– Я – Пинки Пай, а Рейнбоу Дэш – моя подруга, спасти которую мы пришли… Эй, а где всепони?

Полог шатра шумно отодвинулся, и внутрь вошел высокий сутулый волшебник – Гэндальф Серый собственной персоной.

– Что тут у вас за шум? – спросил он суровым, но не особенно раздраженным голосом; видно было, что ему трудно сердиться на юных хоббитов в такой радостный день, как юбилей Бэггинсов; тут его взгляд упал на пони, и маг подозрительно сощурился: – Что это?

– Я Пинки Пай, – повторила розовая пони. – Моя подруга Рейнбоу Дэш случайно попала в ваш мир в лапы злобного колдуна, и мы с моими другими подругами отправились ее спасать, но подруги куда-то пропали, вы их не видели?

– Хм, – нахмурился Гэндальф, – это странно. Тук и Брендибэк, ступайте-ка на вечеринку, Бильбо скоро начнет речь, а я пока потолкую с нашей го…

– Вечеринка? – перебила его Пинки Пай и, спрыгнув с тележки, заносилась кругами по шатру. – Где-где-где? Если в этом мире есть вечеринки, то он не так плох, как думают принцессы, потому что вечеринки – это очень хорошо, злодеи не устраивают вечеринок! Так что, покажете, где вечеринка? Потому что вечеринки – мой особый талант, я вам такую вечеринку устрою, кстати, что празднуем? Стойте, я чую, я слышу…

Розовая пони приняла стойку охотничьей собаки и, воскликнув: «Да, вечеринка там!» – помчалась в сторону Праздничного Дерева с такой скоростью, что едва не снесла шатер. Магу и хоббитам оставалось лишь побежать за ней.

– Ничего себе прыть у старика, – тяжело дыша и замедляя бег, заметил Пин, когда Гэндальф перегнал хоббитов и напрыгнул на пони, прижав ее к траве на самой границе круга света, источаемого гирляндами на Праздничном Дереве.

Следуя примеру мага и пони, хоббиты приникли к густой недавно покошенной траве и стали наблюдать за ходом торжества. Дядя Бильбо влез на табурет и начал речь:

– Дорогие мои хоббиты: Туки и Брендибэки, Ейлы и Пийлы, Прорытвинсы и…

– О чем эта пони говорила? – спросил Пин. – Я думал, это Гэндальф ее наколдовал.

– Нет, он, кажется, сам удивился, когда ее увидел. А может, прикидывается: может, она была сюрпризом, а мы его испортили, и теперь он вообще не хочет ее никому показывать. Ты же знаешь, как он любит устраивать сюрпризы. Ой, не оберемся мы теперь проблем…

– …, а другую половину люблю вполовину меньше, чем вы заслуживаете, – сказал тем временем Бильбо, и гости на миг притихли, осмысливая услышанное. – И этот замечательный день, я полагаю, лучше всего подходит для… для того, что я давно откладывал. С грустью сообщаю вам, что ухожу. Дозвольте тепло с вами проститься. Прощайте.

Произнеся последнее слово, Бильбо исчез – взял да и растворился в воздухе, с лихвой оправдав свою репутацию хоббита не от мира сего. Гэндальф, увидев это, поднялся и, удерживая Пинки Пай за шею, подтащил ее к Пину и Мерри.

– Присмотрите за ней, – распорядился он, – а мне надо перемолвиться словечком с Бильбо, пока он еще здесь.

– А куда он делся? – спросил Мерри.

– Не вашего ума это дело, – сказал маг. – И радуйтесь, что не вашего.

Гэндальф быстро пошагал прочь, в сторону Бэг-Энда, а хоббиты перевели взгляд на пони.

– Так это закрытая вечеринка? – разочарованно спросила она. – Только для приглашенных?

Шерсть Пинки Пай будто бы потускнела, а пышные, воздушные грива и хвост выпрямились и потяжелели, уныло упав на землю.

– Не огорчайся, – ободряюще погладил ее по холке Мерри, – мы устроим собственную вечеринку с элем и фейерверками. Вряд ли нам влетит за это от Гэндальфа больше, чем мы уже заслужили.



«Час от часу не легче», – думал Гэндальф, глядя в след удаляющемуся по тропинке Бильбо. Без сомнения, в руки хоббита попало Единое Кольцо, и слава Эру, что он смог отказаться от его власти. Увы, бремя это не исчезло, а перешло теперь к Фродо, и магу предстояло тяжелое испытание – сказать беззаботному юному хоббиту, что ему предстоит отправиться в далекий опасный путь, совсем не похожий на те приключения, о которых он мечтал, и что он, Гэндальф Серый, не пойдет с ним, ибо долг зовет его в Изенгард, сообщить Саруману Белому об обнаружении Вражьего Кольца и попросить совета. Однако, время, хоть и поджимало, еще не кончалось, и маг решил для начала уладить вопрос с розовой пони. «Вряд ли она прислужница Саурона, – размышлял он, шагая по направлению к шатру с фейерверками, над которым взлетали в небо разноцветные искры, – он веселье не жалует. Но из ее слов следует, что она явилась сюда из другого мира… Может ли быть, что говорящие пони завелись в Благословенном Краю, пока меня там не было, и о каких принцессах она говорила? Послали ли ее сюда Элберет и Эсте, или же речь об ином, совсем ином мире, ведомом одному лишь Эру Илуватару?»

По мере приближения к шатру маг все четче слышал веселые голоса, наперебой поющие знакомые и незнакомые песни.

– «Нужно делиться, договориться…» – тянули сидящие в обнимку хоббиты и пони, трава вокруг них была заставлена блюдами с остатками пирогов и пустыми пивными кружками.

– Г-гэндальф! – радостно воскликнул Пин, завидев приближающегося волшебника. – Пинки просто отличная п-пони, она из Эквестрии, и она – Хранительница Элемента Смеха. Она г-говорит, что они с другими Хранительницами могут помочь нам спасти Средиземье от С-саурона.

Гэндальф строго посмотрел на Пинки Пай: в отличие от запьяневших хоббитов, у нее хмеля не было ни в одном глазу.

– Вы добрый маг, да? – уточнила она. – И вы поможете нам победить злого мага и спасти Рейнбоу Дэш, и тогда мы вместе освободим Средиземье от угрюмой Тени!

«Злым магом она называет Саурона, – понял волшебник. – Итак, по крайней мере, она – наш союзник, пусть и странный».

– Что ж, – сказал он, обращаясь к хоббитам, и неожиданно для себя улыбнулся, – боюсь, что теперь исчезновение Бильбо – вашего ума дело. Принесите-ка мне пива, и мы обсудим наши планы, наши способы и средства, наши умысли и уловки.

Старому магу вдруг стало легко на душе, он почувствовал себя на шестьдесят лет моложе, сидящим в кругу веселых и отважных гномов, подбивавших юного тогда Бильбо Бэггинса отправиться в приключение. Поистине, Пинки Пай была Хранительницей Смеха.

Он достал трубку и под любопытным взглядом пони закурил, затянулся и выдохнул розовое колечко дыма. Но пони фокуса не оценила: совсем по-человечески закашлялась, глаза вмиг покраснели и заслезились.

– Что это? – спросила она, утирая глаза копытцами. – Выглядит забавно, но очень плохо пахнет, и у меня от этого голова кружится.

– Извини, – маг потушил трубку и спрятал в складках своей серой мантии. – Просто дурная привычка. А теперь расскажи, пожалуйста, об Эквестрии.

Пинки заговорила, а Гэндальф, усваивая знания о чудесной стране пони, об их радостях и бедах прошлых, недавних и нынешних, размышлял о том, как быть дальше. Он планировал доверить Кольцо Фродо, но теперь, когда обо всем узнали Пин и Мерри, имело ли это смысл? «Возможно, – думал маг, – эти хоббиты тоже справятся с заданием. С другой стороны, они глупы и безответственны. Но Пинки Пай обладает большой силой, и если она пойдет с ними… В таком случае, что сказать Фродо? Неужели придется обмануть его, утаив ради его спокойствия знание о кольце его дяди? Ведь, если рассказать ему все, он непременно захочет пойти в поход, а Кольцо коварно, и неизвестно, что оно может с ним сделать. А Пин и Мерри… они, пожалуй, слишком просты – Кольцу нечего предложить их сердцам, ведь все, чего они жаждут, – пиво и вкусная еда. Решено: немедленно пойду к Фродо, расскажу об уходе Бильбо и заберу Кольцо. И сразу же отдам его…»

– Мериадок, Пиппин, – торжественно обратился он к хоббитам, когда Пинки Пай закончила рассказ об Эквестрии и выслушала рассказ о тенях Средиземья. – Готовы ли вы нести бремя Единого Кольца столько, сколько потребуется?

– Да.

– Конечно.

– И это не увеселительная прогулка: за переделами Шира повсюду соглядатаи врага, поэтому идти придется незаметно, в обход торных путей, – хоббиты нетерпеливо закивали, а маг посмотрел на пони: – Только вот Пинки, ты, как бы помягче выразиться, слишком… розовая, тебя могут заметить.

– Нет проблем, я же мастер маскировки! – воскликнула Пинки и мгновенно вымазалась непонятно откуда взявшейся коричнево-зеленой краской, а потом отряхнулась, и краски как не бывало.

– Чудеса да и только, – покачал головой Гэндальф. – Собирайтесь в поход тщательно: если вы ни с того, ни с сего просто исчезнете, это вызовет лишние подозрения и разговоры, поэтому обставьте свой уход так, будто ничего особенного в этом нет. Но не задерживайтесь. Когда будете готовы, идите в город Бри, и я встречу вас в гостинице «Гарцующий пони», а там посмотрим, что делать дальше. Сейчас мы пойдем за Кольцом: я возьму его у Фродо, а вы будьте поблизости, чтобы я сразу вам его передал – не хочу лишнего мига прикасаться к нему!

– Гэндальф, – спросил Мерри, – так кто же понесет Кольцо: Пин или я?

– По очереди, – хитро прищурился маг. – Если Хранители будут постоянно меняться, Кольцо не успеет подчинить ни одного из них.