S03E05
Пролог. Радужный маг Глава II. Пони в "Гарцующем пони"

Глава I. Нежданная гостья на долгожданной вечеринке

На зеленые холмы Шира медленно опускался теплый сентябрьский вечер, солнце посылало в еще светлое небо последние ало-оранжевые лучи из-за горизонта, легкий ветерок шелестел в кронах. Хоббиты понемногу стягивались к установленным под Праздничным Деревом столам с угощениями, и некоторые уже дегустировали, на лужайке вокруг Дерева загорались гирлянды бумажных фонариков.

– Ага! – воскликнул Пиппин Тук. – Тележку Гэндальфа вон в тот шатер закатили, я видел!

– Не ори так, услышат, – шикнул на него приятель Мериадок Брендибэк. – Ходу!

Молодые хоббиты, пригибаясь, побежали к шатру и, никем не замеченные, прошмыгнули внутрь.

– Ого, сколько фейерверков, – восхитился Пиппин. – Какой возьмем? Этот?

Едва он схватился за полосатую красно-белую ракету, как в груде фейерверков что-то зашипело, повалил густой, похожий на сладкую вату розовый дым.

– Это не я! Я только потрогал! – успел воскликнуть Пиппин прежде, чем раздался громкой хлопок, и ударная волна отбросила хоббитов на примятую траву к краям шатра.

Когда дым рассеялся, они с облегчением увидели, что все фейерверки целы…, а на груде их стоит зверек чуть меньше пони, но в целом похожий. Пони была розовой, с пушистыми хвостом и гривой и поистине огромными голубыми глазами, на боку ее красовался рисунок: три разноцветных воздушных шарика.

– Привет, люди! – улыбнулась она, быстро-быстро поворачивая голову то к Пиппину, то к Мериадоку. – Где тут злой маг и Рейнбоу Дэш?

– Ух ты, говорящая пони! – воскликнул Пиппин, а Мериадок как старший и более рассудительный вышел вперед и сказал:

– Мы не люди, мы хоббиты: я лично Мериадок Брендибэк, или просто Мерри, а это мой приятель Пиппин Тук, или просто Пин, – и никаких злых магов тут нет, только один добрый… Но он будет очень сердит, если найдет нас здесь. А что такое «рейнбоу дэш», и кто ты, мы не знаем и хотели бы узнать.

– Я – Пинки Пай, а Рейнбоу Дэш – моя подруга, спасти которую мы пришли… Эй, а где всепони?

Полог шатра шумно отодвинулся, и внутрь вошел высокий сутулый волшебник – Гэндальф Серый собственной персоной.

– Что тут у вас за шум? – спросил он суровым, но не особенно раздраженным голосом; видно было, что ему трудно сердиться на юных хоббитов в такой радостный день, как юбилей Бэггинсов; тут его взгляд упал на пони, и маг подозрительно сощурился: – Что это?

– Я Пинки Пай, – повторила розовая пони. – Моя подруга Рейнбоу Дэш случайно попала в ваш мир в лапы злобного колдуна, и мы с моими другими подругами отправились ее спасать, но подруги куда-то пропали, вы их не видели?

– Хм, – нахмурился Гэндальф, – это странно. Тук и Брендибэк, ступайте-ка на вечеринку, Бильбо скоро начнет речь, а я пока потолкую с нашей го…

– Вечеринка? – перебила его Пинки Пай и, спрыгнув с тележки, заносилась кругами по шатру. – Где-где-где? Если в этом мире есть вечеринки, то он не так плох, как думают принцессы, потому что вечеринки – это очень хорошо, злодеи не устраивают вечеринок! Так что, покажете, где вечеринка? Потому что вечеринки – мой особый талант, я вам такую вечеринку устрою, кстати, что празднуем? Стойте, я чую, я слышу…

Розовая пони приняла стойку охотничьей собаки и, воскликнув: «Да, вечеринка там!» – помчалась в сторону Праздничного Дерева с такой скоростью, что едва не снесла шатер. Магу и хоббитам оставалось лишь побежать за ней.

– Ничего себе прыть у старика, – тяжело дыша и замедляя бег, заметил Пин, когда Гэндальф перегнал хоббитов и напрыгнул на пони, прижав ее к траве на самой границе круга света, источаемого гирляндами на Праздничном Дереве.

Следуя примеру мага и пони, хоббиты приникли к густой недавно покошенной траве и стали наблюдать за ходом торжества. Дядя Бильбо влез на табурет и начал речь:

– Дорогие мои хоббиты: Туки и Брендибэки, Ейлы и Пийлы, Прорытвинсы и…

– О чем эта пони говорила? – спросил Пин. – Я думал, это Гэндальф ее наколдовал.

– Нет, он, кажется, сам удивился, когда ее увидел. А может, прикидывается: может, она была сюрпризом, а мы его испортили, и теперь он вообще не хочет ее никому показывать. Ты же знаешь, как он любит устраивать сюрпризы. Ой, не оберемся мы теперь проблем…

– …, а другую половину люблю вполовину меньше, чем вы заслуживаете, – сказал тем временем Бильбо, и гости на миг притихли, осмысливая услышанное. – И этот замечательный день, я полагаю, лучше всего подходит для… для того, что я давно откладывал. С грустью сообщаю вам, что ухожу. Дозвольте тепло с вами проститься. Прощайте.

Произнеся последнее слово, Бильбо исчез – взял да и растворился в воздухе, с лихвой оправдав свою репутацию хоббита не от мира сего. Гэндальф, увидев это, поднялся и, удерживая Пинки Пай за шею, подтащил ее к Пину и Мерри.

– Присмотрите за ней, – распорядился он, – а мне надо перемолвиться словечком с Бильбо, пока он еще здесь.

– А куда он делся? – спросил Мерри.

– Не вашего ума это дело, – сказал маг. – И радуйтесь, что не вашего.

Гэндальф быстро пошагал прочь, в сторону Бэг-Энда, а хоббиты перевели взгляд на пони.

– Так это закрытая вечеринка? – разочарованно спросила она. – Только для приглашенных?

Шерсть Пинки Пай будто бы потускнела, а пышные, воздушные грива и хвост выпрямились и потяжелели, уныло упав на землю.

– Не огорчайся, – ободряюще погладил ее по холке Мерри, – мы устроим собственную вечеринку с элем и фейерверками. Вряд ли нам влетит за это от Гэндальфа больше, чем мы уже заслужили.
***

«Час от часу не легче», – думал Гэндальф, глядя в след удаляющемуся по тропинке Бильбо. Без сомнения, в руки хоббита попало Единое Кольцо, и слава Эру, что он смог отказаться от его власти. Увы, бремя это не исчезло, а перешло теперь к Фродо, и магу предстояло тяжелое испытание – сказать беззаботному юному хоббиту, что ему предстоит отправиться в далекий опасный путь, совсем не похожий на те приключения, о которых он мечтал, и что он, Гэндальф Серый, не пойдет с ним, ибо долг зовет его в Изенгард, сообщить Саруману Белому об обнаружении Вражьего Кольца и попросить совета. Однако, время, хоть и поджимало, еще не кончалось, и маг решил для начала уладить вопрос с розовой пони. «Вряд ли она прислужница Саурона, – размышлял он, шагая по направлению к шатру с фейерверками, над которым взлетали в небо разноцветные искры, – он веселье не жалует. Но из ее слов следует, что она явилась сюда из другого мира… Может ли быть, что говорящие пони завелись в Благословенном Краю, пока меня там не было, и о каких принцессах она говорила? Послали ли ее сюда Элберет и Эсте, или же речь об ином, совсем ином мире, ведомом одному лишь Эру Илуватару?»

По мере приближения к шатру маг все четче слышал веселые голоса, наперебой поющие знакомые и незнакомые песни.

– «Нужно делиться, договориться…» – тянули сидящие в обнимку хоббиты и пони, трава вокруг них была заставлена блюдами с остатками пирогов и пустыми пивными кружками.

– Г-гэндальф! – радостно воскликнул Пин, завидев приближающегося волшебника. – Пинки просто отличная п-пони, она из Эквестрии, и она – Хранительница Элемента Смеха. Она г-говорит, что они с другими Хранительницами могут помочь нам спасти Средиземье от С-саурона.

Гэндальф строго посмотрел на Пинки Пай: в отличие от запьяневших хоббитов, у нее хмеля не было ни в одном глазу.

– Вы добрый маг, да? – уточнила она. – И вы поможете нам победить злого мага и спасти Рейнбоу Дэш, и тогда мы вместе освободим Средиземье от угрюмой Тени!

«Злым магом она называет Саурона, – понял волшебник. – Итак, по крайней мере, она – наш союзник, пусть и странный».

– Что ж, – сказал он, обращаясь к хоббитам, и неожиданно для себя улыбнулся, – боюсь, что теперь исчезновение Бильбо – вашего ума дело. Принесите-ка мне пива, и мы обсудим наши планы, наши способы и средства, наши умысли и уловки.

Старому магу вдруг стало легко на душе, он почувствовал себя на шестьдесят лет моложе, сидящим в кругу веселых и отважных гномов, подбивавших юного тогда Бильбо Бэггинса отправиться в приключение. Поистине, Пинки Пай была Хранительницей Смеха.

Он достал трубку и под любопытным взглядом пони закурил, затянулся и выдохнул розовое колечко дыма. Но пони фокуса не оценила: совсем по-человечески закашлялась, глаза вмиг покраснели и заслезились.

– Что это? – спросила она, утирая глаза копытцами. – Выглядит забавно, но очень плохо пахнет, и у меня от этого голова кружится.

– Извини, – маг потушил трубку и спрятал в складках своей серой мантии. – Просто дурная привычка. А теперь расскажи, пожалуйста, об Эквестрии.

Пинки заговорила, а Гэндальф, усваивая знания о чудесной стране пони, об их радостях и бедах прошлых, недавних и нынешних, размышлял о том, как быть дальше. Он планировал доверить Кольцо Фродо, но теперь, когда обо всем узнали Пин и Мерри, имело ли это смысл? «Возможно, – думал маг, – эти хоббиты тоже справятся с заданием. С другой стороны, они глупы и безответственны. Но Пинки Пай обладает большой силой, и если она пойдет с ними… В таком случае, что сказать Фродо? Неужели придется обмануть его, утаив ради его спокойствия знание о кольце его дяди? Ведь, если рассказать ему все, он непременно захочет пойти в поход, а Кольцо коварно, и неизвестно, что оно может с ним сделать. А Пин и Мерри… они, пожалуй, слишком просты – Кольцу нечего предложить их сердцам, ведь все, чего они жаждут, – пиво и вкусная еда. Решено: немедленно пойду к Фродо, расскажу об уходе Бильбо и заберу Кольцо. И сразу же отдам его…»

– Мериадок, Пиппин, – торжественно обратился он к хоббитам, когда Пинки Пай закончила рассказ об Эквестрии и выслушала рассказ о тенях Средиземья. – Готовы ли вы нести бремя Единого Кольца столько, сколько потребуется?

– Да.

– Конечно.

– И это не увеселительная прогулка: за переделами Шира повсюду соглядатаи врага, поэтому идти придется незаметно, в обход торных путей, – хоббиты нетерпеливо закивали, а маг посмотрел на пони: – Только вот Пинки, ты, как бы помягче выразиться, слишком… розовая, тебя могут заметить.

– Нет проблем, я же мастер маскировки! – воскликнула Пинки и мгновенно вымазалась непонятно откуда взявшейся коричнево-зеленой краской, а потом отряхнулась, и краски как не бывало.

– Чудеса да и только, – покачал головой Гэндальф. – Собирайтесь в поход тщательно: если вы ни с того, ни с сего просто исчезнете, это вызовет лишние подозрения и разговоры, поэтому обставьте свой уход так, будто ничего особенного в этом нет. Но не задерживайтесь. Когда будете готовы, идите в город Бри, и я встречу вас в гостинице «Гарцующий пони», а там посмотрим, что делать дальше. Сейчас мы пойдем за Кольцом: я возьму его у Фродо, а вы будьте поблизости, чтобы я сразу вам его передал – не хочу лишнего мига прикасаться к нему!

– Гэндальф, – спросил Мерри, – так кто же понесет Кольцо: Пин или я?

– По очереди, – хитро прищурился маг. – Если Хранители будут постоянно меняться, Кольцо не успеет подчинить ни одного из них.