Автор рисунка: Noben
Сияние Зов Ночи (часть вторая и последняя)

Зов Ночи (часть первая)

Некоторые мифы и легенды могут оказаться более чем реальными.

Сансет Шиммер была лучшей ученицей Принцессы Селестии до того, как ею стала Твайлайт Спаркл. Бывшая протеже предала свою могущественную наставницу и бежала из Кантерлотского Замка, сокрывшись неизвестно где. Лишь спустя долгое время, Сансет Шиммер осмелилась явить себя во внезапно вернувшейся Кристальной Империи. Как известно, она похитила корону теперь уже Принцессы Твайлайт, которая содержала в себе Элемент Гармонии – Магию, и бежала через таинственный портал в параллельное измерение. Молодая новоиспечённая принцесса последовала за ней и вскоре вернула похищенный артефакт.

Естественно, широкая общественность никогда бы не узнала, что произошло по ту сторону на самом деле, и почему именно Сансет Шиммер не вернулась. И всё же, прошёлся небольшой слушок, что она была крайне напугана перспективой возвращения в родной мир. Говорят, она просто напросто боялась гнева своей бывшей наставницы, могучего монарха Эквестрийской Державы, Принцессы Селестии. Но есть и более зловещие версии, почерпнутые из уст единственного свидетеля, Твайлайт, неосторожно обмолвившейся о них кому-то, кому не следовало.

***

Сансет Шиммер была не просто лучшей ученицей в кантерлотской школе для одарённых единорогов – она была фавориткой самой Селестии и обучалась в классе, где преподавателем была сама солнечная принцесса. Она была несколько старше, чем Твайлайт Спаркл, и к тому же, преуспевала в учёбе: она закончила школу для одарённых единорогов экстерном. Поэтому их пути не пересекались. Протеже у Селестии могла быть только одна, и на тот момент ею была именно Сансет Шиммер. Оранжево-огненная единорожка постигала таинства магии под покровительством своей наставницы, и более всего преуспела в магии огня и пламени, а также световых заклинаниях. Что впрочем, неудивительно, учитывая её метку судьбы. Но одарена она была и в других аспектах, и вряд ли уступала на момент пика своей формы в чём либо будущей фаворитке монарха.

У Селестии были большие планы на свою чемпионку. Она возложила огромные надежды на Сансет Шиммер. Единорог не раз отправлялась на рискованные задания в одиночку, выполняя всё безукоризненно чётко и строго по плану. Именно она подарила Селестии яйцо феникса после одного из своих опасных походов, которое впоследствии стало Филоменой, преданным питомцем и помощником солнечной принцессы. Именно Сансет Шиммер помогла наладить дипломатические отношения с грифонами, когда между их государством и Эквестрией возникло недопонимание.

И всё же, Селестия понимала, что её ученица была не совсем тем… Что она хотела сделать из неё. Чего-то не хватало. Чего-то важного. Лишь спустя годы она поймёт, что бедная Сансет была с головой погружена в обучение, и у неё совсем не было друзей. А друзья – это самое важное. И не только для самой пони…

Но несмотря на допущенный промах, она продолжала готовить свою ученицу к экзамену. Нет, может она и не станет той, кому будет суждено вновь вернуть силу Элементов Гармонии в этот мир, и остановить Вечную Ночь, вернув Луне прежний облик, но она была всё равно важна. Даже если не важнее. Многие поймут это лишь тогда, когда занявшая её место Твайлайт Спаркл стала полноправной Принцессой Эквестрии.

Селестия готовила не просто свою фаворитку-чемпионку. Она готовила наследника для их с Луной престола. Что могло быть важнее?..

***

И вот, этот день должен был настать.

Солнечные лучи на горизонте возвестили о начале нового прекрасного дня. Сансет Шиммер уже пробудилась ото сна и готовилась к своему выпускному экзамену, что должен был нагрянуть завтра. И поскольку за окном пели свою прекрасную песнь кантерлотские птицы, а в воздухе пахло весной, у неё не могло быть даже и мысли о том, что что-то может пойти не так.

Сансет Шиммер умылась, расчесала магией гриву, и после недолгого прихорашивания, ради хотя бы просто пристойного вида, она уже была на пороге своего домика в Кантерлоте и направлялась в библиотеку. Нужно было как следует подготовиться, даже не смотря на то, что Селестия посоветовала ей лучше отдохнуть перед ответственным днём.

Библиотека находилась в замке, и множество её секций и помещений занимали существенную часть твердыни Принцессы. Сансет Шиммер углубилась в раздел истории Эквестрии, как только поздоровалась с библиотекарем – смешной пони в довольно преклонном возрасте, но при ясном уме. Огненная единорожка крайне удивилась, обнаружив здесь помимо себя ещё и Лиру Хартстрингс, которая почему-то засела в крайне неудобном для пони положении с книгой под обложкой «Доэквестрийская История».

Лира вообще была очень странной единорожкой с какими-то непонятными увлечениями, помимо музыки, однако Сансет, которая ранее училась вместе с нею, но смогла в тот же год перевестись на пару классов выше, никогда не замечала, чтобы она тяготела… К учёбе? Помилуйте, эта книга была ещё для совсем малых жеребят и в ней по большей части были сказки и страшилки… Или нет?

Подобные источники всегда считались недостоверными, и общепринятыми изданиями для изучения доэквестрийской истории были как раз те, которые написала сама Принцесса. Ибо, как догадывались многие, она была живой свидетельницей этой эпохи. Но не хотела ли она сокрыть что-то, что притаилось в глуби времён и мрачной тенью поджидало нас на страницах древних фолиантов, что были написаны ещё, возможно, задолго до неё?..

Отгоняя мрачные мысли, Сансет Шиммер подошла к Лире и поприветствовала её, помахав копытом почти перед самым носом. Ответной реакции не последовало.

— Привет тебе, Хартстрингс. – сказала немного обиженно Сансет Шиммер. Спустя некоторое время, она вновь заговорила:

— Хорошо, хорошо. Привет, Лира. – особый акцент был сделан на последнее слово, её второе имя, которое она любила больше.

— А? – янтарного цвета глаза зеленовато-бирюзовой единорожки забегали в поисках говорившего. Лира была поглощена чтением более чем полностью. Наконец, глаза остановились на огненногривой пони.

— О, привет Сансет Шиммер. Давно не виделись. Я слышала, у тебя выпускной экзамен на носу? Это так волнительно. – немного извиняющимся тоном сказала она.

— Да, это правда. Я и сама немного волнуюсь, вот и пришла немного подготовиться, хотя мне велено было отдыхать. А ты сама как? Я слышала, у вас в этом году тоже выпуск? – молвила Сансет.

— Ага, это так. Эх, я признаться, немного завидую тебе. Ты почти на пять лет меня обошла, хотя поступали то вместе. И уже добилась многого. А я… Школу только заканчиваю. Буэ. Но ты не подумай, это добрая зависть! – поделилась своим мнением Лира.

— Ничего страшного. Я не буду ни перед кем хвастаться, как эта ваша… Как там её? Трикси? Неважно. Всего-то на два класса выше перевелась, и раздулась, расфуфырилась. И что в итоге? Отчислилась и пропадает неизвестно где! Фокусы показывает! – негодующим тоном сказала огненногривая единорожка.

— Ну, да, она заносчива была. – согласилась Лира.

— Эм. А что это ты такое читаешь? Мне и самой нужно подготовиться по этой теме, я думаю. Не одолжишь? – спросила Сансет Шиммер, уже окружив книгу Лиры своим магическим свечением.

Зеленовато-бирюзовая единорожка нехотя отдала ей книгу. По её мордочке читалось, что она была несколько смущена тем, что её застукали за прочтением такого материала. Будто это было что-то постыдное или даже эротического содержания.

— Ничего страшного… У меня дома тоже такая же есть… — сказала Лира и вдруг осеклась, словно сболтнула лишнего. Она спешно засобиралась, упаковывая те книги, что решила взять с собой.

— Ох, это же несуразица какая-то… — почти смеясь, сказала Сансет Шиммер, — какие-то… Люди? Древние Ужасы? Во тьме время течёт не так, как должно? Силы Запределья? Истина страшнее любой лжи?? И всякий свет померкнет во мраке? О чём вообще эта книга, о милостивая Селестия?! Где ты её достала? –

— Тсс… Не ори так. Я… ну, в запретной секции. – почти шёпотом поведала свое откровение Лира.

— Эм. Ты украла книгу из запретной секции? Ну, не украла конечно, но взяла без разрешения. Как ты вообще это сделала? И что ты там говорила про такую же… Ты в курсе, что это преступление и допуск туда не зря закрыт? Даже мне… — уже более спокойно сказала Шиммер, пристально глядя в янтарные глаза собеседницы.

— Ну… Я... Я должна была убедиться. Стянула магическую карточку допуска у старшего библиотекаря. Моя версия книги – копия, тоже старинная, но неполная. Некоторых глав не хватает. Я бы всё равно её вернула. К тому же, как ты говоришь, это всё чушь полная. – тихо проговорила Лира Хартстрингс.

— Ох. Вездесущая любопытная Лира, будь твой энтузиазм также велик по отношению к учёбе, мы могли бы сейчас стоять здесь, поменявшись ролями. Но, увы, чтение сказок тебе только навредит, если мы не вернём эту книгу обратно прямо сейчас. Но позволь мне узнать для начала, почему ты это сделала? – уже более строгим голосом говорила Сансет Шиммер.

— Хорошо. Люди. Я искала информацию о Людях. Я точно знаю, что они существуют. Ну, или существовали. Я начала увлекаться этим, когда… — начала было Лира, но её прервала Сансет.

— Погоди. Ты искренне веришь в существование якобы существовавшего в нашем мире когда-то давным-давно вида, который был прямоходящим и имел… Руки? Прости, я конечно знаю, что наука делает много открытий, и что в наше время мало что кажется невозможным, особенно при условии существования в нашем мире Магии, но всё-таки. Люди? Целая цивилизация? Что за вздор? Если бы они действительно были, то осталась бы куча свидетельств и я даже не… — теперь настала очередь Лиры бесцеремонно прервать её.

— Но доказательства везде! Техника, наука, искусство, бытовые предметы, столько вещей, которые пришли к нам неизвестно откуда и явно не предназначались для копыт. Ложки, вилки, дверные ручки? Почему даже грифоны управляются с ними ловчее? Неужели они были созданы только для единорогов? А слышала ли ты когда-нибудь о подгорных полостях, которые находились глубоко под тоннами породы и обнаруживались шахтёрами? В них были найдены наскальные рисунки, изображающие двуногих высоких существ! Это же очень просто… Произошло смещение полюсов и привычные для людей места обитания оказались погребены под литосферными плитами… — знания о якобы сгинувшей расе у зеленовато-бирюзовой пони были поразительны.

— Достаточно. Я ещё готова поверить насчёт предметов быта, но умоляю тебя, подгорные полости? Вздор псевдонаучного кружка уфологов. Да и не людей они изучают, а якобы иные силы из космоса. – отрезала Сансет Шиммер. Холодность её тона резко контрастировала с её огненной внешностью. Все аргументы Лиры рассыпались перед ней в прах.

— Да, но… Эти их… Иные… Слишком уж они похожи на людей. – попыталась было вставить Лира.

— Никто их даже не видел. Всё это лишь бред страдающих нарушением мозговой деятельности поней, которых они якобы похищали. Как и эти твои люди. Как будто нам итак загадок не хватает в этом мире, так они их ещё и придумывают. – Сансет Шиммер была полна скептицизма.

— Но похищенные так и не возвращались. Всё это говорят происходило в месте, где раньше была Кристальная Империя… А ведь она тоже пропала… — вновь попыталась отстоять свою позицию Лира.

— Поверь мне, я многое знаю о легенде про Кристальную Империю, и ничего связанного с людьми или чем-то подобным там нет. Хотя… есть кое-что, тоже довольно загадочное. Пони там действительно пару раз пропадали, хоть это и было много лет назад. Но не думаю, что это связано. Лира, тебе стоит перестать жить в выдуманном мире и заняться собою. – уже более тёплым тоном отозвалась огненногривая пони.

— Но что если я и так собой занимаюсь, делая это? – чуть не плача сказала Лира. Но она наконец поняла, что спорить с этой пони бесполезно – Сансет Шиммер всегда добивается того, чего хочет, иначе она не была бы фавориткой Селестии, — Что ж. Ладно, наверное, ты права. Но запомни мои слова, Сансет Шиммер, некоторые мифы и легенды могут оказаться более чем реальными.

Лира наконец упаковала последнюю книгу и потопала прочь из исторической секции библиотеки, к выходу. Попрощавшись с ней, Сансет пообещала тайком вернуть украденную карточку библиотекарю. Огненногривая единорожка также должна была пропихнуть странный томик обратно, в запретную секцию.

***

Сансет Шиммер вставила магический ключ-карту в резьбу на замке. Тот со скрежетом отварился. Пони вошла в тёмное и невероятно сухое, холодное помещение, находившееся где-то совсем глубоко под Кантерлотским Замком. Да, это была запретная секция библиотеки, один лишь коридор и спуск к которой вёл на уровень намного ниже кантерлотских подгорных пещер, богатых самоцветами.

Вход сюда был разрешён лишь самой Принцессе (возможно, впоследствии другим принцессам) и главному библиотекарю, который почти никогда не покидал здание. Сансет Шиммер знала, что скоро и она получит доступ, на правах протеже Селестии, так что вторжение сюда её не сильно волновало. Волновало то, что сюда смогла проникнуть поняша из школы для одарённых единорогов имени той же Принцессы Селестии. Даже не смотря на то, что она была из выпускного класса. Что уж говорить о профессиональных саботёрах? Нужно было поговорить с принцессой насчёт безопасности.

Единорожка попыталась зажечь освещение из магических камней своим рогом, но её магия почему-то не работала на них. Может, здесь должно быть темно, сухо и холодно, чтобы старинные книги сохранялись ещё на века? Но как же их тогда читать?

Или же… Они не предназначались для чтения.

Держа входную дверь открытой, чтобы снаружи проникало хотя бы немного света от освещения в коридоре, огненногривая пони прошла внутрь и зажгла свой рог, подобно лампе. Очень полезное заклинание, одно из необходимейших. Его ровное белое свечение с трудом отвоёвывало у окружавшей темноты образы множества стальных полок, ряды которых уходили куда-то далеко вперёд. На каждой было всего несколько книг. И каждая была заперта. Полки больше походили на клетки из-за своих вьющихся узоров на стеклянных дверцах, через которые было видно содержимое. Узоры напоминали какие-то руны. Сансет Шиммер знала их. Удерживающие руны. Неужели это и впрямь были клетки для… книг?

Единорог хотела прочитать названия секций над полками, но их попросту не было. Она уже было хотела просто оставить книгу, положив телекинезом на одну из полок, но тут заметила на земле следы. Следы копыт? Это место было покрыто толстенным слоем пыли. Может, не такие уж это и клетки для книг. Да и руны – пылеотталкивающие. И действительно, пыльным был лишь пол. Глупая Лира. Наследила тут и даже не позаботилась об уликах.

Закатывая глаза, Сансет Шиммер пошла по следу, стараясь наступать копыто в копыто. Лира была несколько меньше, чем она, поэтому это было не совсем удобно. Наконец, Сансет Шиммер увидела открытую стальную полку. Металл у всех был каким-то тёмным, навроде того, из которого отливают гири.

Сансет Шиммер приблизилась и прочла корешки других книг на этой полке. Так и есть, всё связано с историей. Она не стала перелистывать другие, лишь закинула «Доэквестрийскую Историю» обратно на законное место и закрыла полку. Чёрт, на них же даже замков нет, всё запечатано магией! Как Лира смогла открыть её? Ответ оказался довольно прост: карточка главного библиотекаря. Сансет запечатала полку и собралась покинуть поскорее это мрачное место. Лучше уж она придёт сюда с Селестией, когда та сама захочет ей всё тут показать. Интересно, как же она тут читает? Создаёт миниатюрное солнце своим рогом? Учитывая, кем она была, вполне возможно.

Где-то со стороны полоски света, исходящей из коридора, послышался голос:

— Ох, конские яблоки, неужели я такой растяпа, что забыл в прошлый раз закрыть секцию? Селестия меня убьёт. Сделаем так, будто ничего не было. Всё равно сюда никто не ходит. –

Это был голос главного библиотекаря. Он решил закрыть дверь. Сансет Шиммер было забеспокоилась, и захотела крикнуть, но потом вспомнила, что у неё была карточка. Не стоит впутывать сюда Лиру, а ведь так и будет, если она попадется. Сансет откроет дверь изнутри, ничего страшного.

С громким лязгом дверь закрылась. Замки встали на место. Без ключа то дверь закрывалась, чего уж не скажешь про её открытие. Сансет Шиммер тихонько прокралась к двери и прислонила к ней ухо, прислушиваясь.

— Ох, ох-ох. Недовольна будет Принцесса, если узнает. Да и света туда слишком много проникло, стоит поубавить освещение в коридоре. Передний зал хотя бы, повезло. Некоторые книги не должны быть на свету. Некоторые книги не любят его. Поглотитель надо бы заменить… Я что, и карточку потерял? Вот досада… может мне на пенсию… Пора. Ха. Как будто после всего, что я видел, меня отсюда отпустят… — слышался удаляющийся, приглушённый голос сетующего главного библиотекаря. Он, казалось, был не совсем душевно здоров. Это чувствовалось даже в голосе.

Сансет Шиммер переварила услышанное в голове. Передний зал? Значит, был ещё тот, что глубже? Какие секреты могли в нём храниться? Это заинтриговало её. В темноте было совсем неуютно, и тишина угнетала. Сансет вновь попыталась зажечь освещающие камни, но её магическая энергия лишь потратилась зазря.

Некоторые книги не должны быть на свету.

Поглотитель. Это были камни, поглощающие свет, а не наоборот. По спине Сансет Шиммер пробежал холодок. Эти книги не предназначались для чтения.

Ещё один спазм прошёлся по её телу, когда она осознала, что тратит драгоценное время для подготовки к экзамену на возвращение сомнительного содержания книги, украденной её старой знакомой. Сансет Шиммер вышла из холодного оцепенения, охватившего её разум от загадочности этого места и возможных секретов, скрытых дальше, глубже в темноте.

Она подошла к двери и поднесла телекинезом карточку. Никаких замков и разъёмов не было. Сансет Шиммер потолкала большую деревянную и крайне массивную дверь, поударяла в неё заклинаниями. Всё впустую. Она попыталась телепортироваться через неё, благо она была одной из немногих, кто освоил телепортацию в место, с которым заклинатель не имеет зрительного контакта. Пускай радиус и был ограничен. Однако, когда магический вихрь от магии рассеялся, она оказалась там же, где и была. Ну конечно. Глупо было полагать, что это сработает. Наверняка запретную секцию зачаровала сама Селестия. И наверняка было так и запланировано, что даже вошедший неведомым образом вторженец оказался бы заперт, не имея возможности ни покинуть место своего заточения, ни прочесть запретные книги. Разумеется, если у него не было карты главного библиотекаря.

Однако вскоре Сансет поняла, что и этот вариант, возможно, тоже был просчитан. Поглотители, медленно, но верно, забирали её магическую силу через свет её рога.

И всякий свет померкнет во мраке.

***

Сансет была сильным магом, но даже она понимала, что разумнее будет потушить рог. Она осталась совсем одна в темноте. Вскоре её охватил приступ паники, и она стала биться об дверь и кричать, в надежде, что её услышат. Она корила себя за то, что была столь самоуверенна и не кричала ещё тогда, когда главный библиотекарь наверняка бы её услышал.

— Так, так-так. Надо успокоиться. Уххх, как же здесь холодно. Принцесса наверняка меня начнёт искать, если я завтра не появлюсь на экзамене… Я не умру здесь… Но… Если я не появлюсь на экзамене, будет ли это считаться провалом? Нет-нет, я должна выбраться. Я сильная и храбрая пони. Я всегда добиваюсь того, чего хочу… — Сансет Шиммер сидела, обхватив колени задних ног передними копытами и прижавшись к дверному косяку. Она бубнила вслух, чтобы успокоиться.

— Быть может, в этих книгах есть что-то, что поможет мне выбраться? Какая-нибудь мега телепортация, или уничтожение дверей, обход… Я всё починю, как только сдам экзамен — мозг огненногривой пони начал лихорадочно думать.

Сансет начала ходить между полок, светя рогом не больше минуты и делая затем передышку. Так она не тратила много магической энергии, отбираемой поглотителями в потолке.

— Дискорд побери, почему бы их просто не разбить? – пришла в голову пони гениальная, казалось бы, идея. Она ударила мощным огненным заклятием по одному из чёрных камней, однако тот лишь впитал сгусток большого пламени. Миниатюрные чёрные дыры, не иначе. Почему Сансет раньше о них не слышала?

Наконец, она нашла другую альтернативу. На той стороне зала, куда она добиралась, кажется, бесконечно долго, почти не найдя по пути ничего полезного для освобождения из темницы (на полках были какие-то сомнительные книги о тех же людях и всяких тварях, наподобие вампиров, которые были слишком фантастическими даже для мира пони) она обнаружила круглый стол из чёрного дерева, на котором покоился хрустальный шар. Сансет бережно левитировала его на пол, прежде чем разбила вдребезги стол, собрала щепки магией и трансфигурировав их в подобие огромного факела, не подожгла его. Пламя затухало быстрее, чем она хотела, но горело бы достаточно долго, чтобы прочесть хотя бы несколько страниц.

Неожиданно Сансет увидела на месте, где разбила стол, серебряный ключ, который видимо выпал из него, хотя единорожка вроде не замечала в нём полок. Пони подобрала его и засунула к себе в сумку с читательским билетом и личным дневником, куда, стараясь не уподобляться сентиментальным сверстницам, она записывала лишь важные наблюдения и задания. Сейчас в нём на всю страницу был пункт «ПОДГОТОВКА К ИТОГОВОМУ ЭКЗАМЕНУ», под которым она уже к полудню хотела поставить такую же огромную галочку. Но вот, не вышло. Сколько же сейчас было времени? День? Вечер? А может, экзамен уже начался.

Во тьме время течёт не так, как должно.

***

Сансет Шиммер обратила взор на хрустальный шар. Еле заметный стилизованный символ означал цифру два. Второй? Значит, был и первый? Что он мог делать здесь? Ей стало до того любопытно, что она осмелилась к нему прикоснуться. Наверное, зря.

Видение, начавшееся как рябь тумана внутри загадочного шара, размером со спелый арбуз, внезапно охватило весь разум Сансет Шиммер. Громогласный, сильный голос жеребца вещал в голове ученицы Селестии, в то время как разные туманные образы всплывали перед её глазами.

— ТЬМА ПРОТИВ СВЕТА, ЛУНА ПРОТИВ СОЛНЦА, СЕСТРА ПРОТИВ СЕСТРЫ. ВОЙНА ОЖЕСТОЧИТ СЕРДЦА, ПОДОБНО ЭХУ МИНУВШИХ ЭР ХАОСА И РАЗДОРА.

Взору Сансет предстала феерическая схватка двух аликорнов. Одну из них она бы всегда узнала. Другая была… Найтмэр Мун. Лунная Кобыла из старой легенды. Образ был настолько яркий и живой, что просто не мог быть неправдой. Больше походила на то, что это были воспоминания наблюдавшего за этими событиями вживую. Неужели это была та самая сестра Селестии? Сансет так многого не знала о своей наставнице…

— НЕ ТОЛЬКО СИЛОЮ ГАРМОНИИ ПОБЕДА БУДЕТ ДОСТИГНУТА. НО ЦЕНОЮ И ТЫСЯЧИ СОЖАЛЕНИЙ.

Белый аликорн поднимала Солнце и опускала Луну. Вокруг было множество пони, наблюдавших это зрелище. Селестия пыталась показать себя сильной, но слёзы почти что потекли из её полных сожаления глаз. Легенда гласит, что через тысячу лет Найтмэр Мун вернётся. Сансет поняла, это был праздник Летнего Солнцестояния. Он бывает раз в год…

Ценою тысячи сожалений…

— В КАНУН САМОГО ДЛИННОГО, ТЫСЯЧНОГО ДНЯ, ЗВЁЗДЫ ПОМОГУТ БЕЖАТЬ ЕЙ. ВЕЧНАЯ НОЧЬ ВСЁ РАВНО НАСТАНЕТ. НО ПРОДЛИТЬСЯ ЛИ ОНА ВЕЧНО, РЕШИТ ЛИШЬ ИСХОД СУДЕБ ШЕСТИ ХРАНИТЕЛЬНИЦ ГАРМОНИИ.

ПЕРВЫЕ ДВЕ РОЖДЕНЫ В НЕБЕСНОМ ГРАДЕ.

На короткий миг из тумана появились очертания города, будто сотканного из облаков… Клаудсдейл?

ТРЕТЬЯ РОЖДЕНА БУДЕТ СРЕДИ КРОВАВЫХ КАМНЕЙ.

Образ безрадостного фермерского поля в серых тонах утонул в пучине тумана также быстро, как и появился. Почему на поле были камни?

ЕЩЁ ОДНА БУДЕТ РОЖДЕНА СРЕДИ НИХ. СВЯЗАНА НЕВИДИМЫМИ СЕТЯМИ С ЕЁ ДЕТЬМИ.

Яблочная ферма растворилась, не дав разглядеть существ, чьи глаза сверкнули кроваво-красным пламенем в сени деревьев у амбара.

ХРАНИТЕЛЬНИЦУ ЩЕДРОСТИ ПРИЮТЯТ ДРУГИЕ. НАСТАНЕТ ВРЕМЯ, И ЕЁ МОГУТ ЗАМЕНИТЬ.

Кислотно-зелёное пламя заволокло белоснежную прекрасную пони, чьи черты Сансет не успела запомнить.

ПОСЛЕДНЯЯ СТАНЕТ НАЧАЛОМ КОНЦА. ЕЙ СУЖДЕНО СТАТЬ ЧЕТВЁРТОЙ.

Перед Сансет Шиммер пронёсся слишком краткий миг безумия, чистой вакханалии Вечной Ночи, покрывающей мраком всю землю от горизонта до горизонта. И два тёмных аликорна упивались этим мигом, взирая безжалостным холодным взглядом на ужас вокруг.

ОНИ СВЯЗАНЫ МЕЖ СОБОЙ МАГИЕЙ МЕТОК. В ДЕНЬ, КОГДА МОЩЬ ЧЕТВЁРТОЙ ПРОЯВИТ СЕБЯ, ВСЕ ХРАНИТЕЛЬНИЦЫ ПОЗНАЮТ СВОЮ СУДЬБУ. ИХ СВЯЗЬ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНА И НЕРУШИМА.

Ослепительно яркая радуга озарило небо, прежде чем оно растаяло и уплыло за предыдущими образами.

ОДНАКО, ЕСТЬ НАДЕЖДА НА БЛАГОПРИЯТНЫЙ ИСХОД. ШЕСТЕРО ИЗБРАННЫХ ДОЛЖНЫ СТАТЬ ТЕМИ, КЕМ ИМ СУЖДЕНЫ БЫТЬ – ХРАНИТЕЛЬНИЦАМИ ГАРМОНИИ. ОНИ ДОЛЖНЫ ПОЗНАТЬ ЕЁ ЭЛЕМЕНТЫ И ХРАНИТЬ ИХ, ПОКУДА ДРЕВО НЕ ПОТРЕБУЕТ ИХ НАЗАД, И СЕМЕНА РАЗДОРА НЕ ВЗОЙДУТ.

Ещё более короткий эпизод. Шесть силуэтов на фоне прекрасного дерева неземной красоты, ослепляющего своим мягким сиянием Сансет Шиммер.

НО ЗЛО НЕ ДРЕМЛЕТ. ТЬМА НЕ СПИТ. ТЬМА КОВАРНА. ОНА СПОСОБНА СОКРЫВАТЬ. ПРЯТАТЬ. ПРЕДАВАТЬ. МЕНЯТЬСЯ. И НЕ ОНА ОДНА.

Явилась череда слишком быстро сменяющих друг друга образов, от которых у Сансет Шиммер разболелась голова. Какие-то длинные гуманоидные тени, красные глаза во мраке, будто живая, густейшая тьма, гниющие остатки больницы, бездонные глаза, источающие холодный белый свет, безликая маска на существе в серебряных одеждах, насекомоподобная тварь, механический комплекс, развалившееся посреди бесконечной пустоты на троне из чёрного хрусталя, несоизмеримо ужасное существо, серебряный и подозрительно знакомый ключ, и наконец…

Дверь. Старинная дверь с тёмной металлической оправой. Это видение продлилось чуть длиннее. Дверь была заперта. Но стоило Сансет попытаться вглядеться в неё, она слегка отворилась. Сансет не видела, что за ней, но почему-то знала, что эта дверь вела… к Ужасу. Ко всем этим ужасам и даже большим. И она ужаснулась. Кошмарные видения закончились. Мягкий, но могучий голос пророка (а это было именно пророчество) продолжил:

— УЖАС ДАЛЁКИХ ЗВЁЗД, ПРЕДНАЧАЛЬНОЕ ЗЛО, СИЛЫ ЗАПРЕДЕЛЬЯ… ПОВЕЛИТЕЛИ ПУСТОТ. ОНИ ЯВИЛИСЬ В ЭТОТ МИР, ПРОСАЧИВАЯСЬ В НЕГО СКВОЗЬ ГРАНИ МИРОЗДАНИЯ, НАХОДЯ ЛАЗЕЙКИ В ВОДОВОРОТЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ХАОСА, НАХОДЯСЬ ДОСЕЛЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ НАШЕГО ПОНИМАНИЯ И ВОСПРИЯТИЯ. КОГДА-ТО ВСЁ СУЩЕЕ И НЕ ТОЛЬКО ПРИНАДЛЕЖАЛО ИМ. ОНИ ХОТЯТ ВЕРНУТЬ УТРАЧЕННОЕ. ОНИ УЖЕ СРЕДИ НАС. БОРОТЬСЯ БЕССМЫСЛЕННО.

Следующее видение показало старца в странной шляпе мага с бубенчиками. Он стоял перед огромным вихревым порталом, вот-вот собираясь войти. Белый Аликорн стояла рядом.

Уже знакомый голос говорил теперь без усиления. Он принадлежал старцу.

— И всё же… Я попытаюсь. Я пожертвую собой, уподобившись им. Я достигну совершенства и должен буду сразить их. И тогда за мной должна прийти ты, когда я явлюсь сюда. –

По щеке Аликорна текла слеза.

— Старсвилл… Если бы только я знала, что тебя ждёт… Но это единственный выход. Ты прав. Что же мне сделать с Юникорномиконом? –

— Это не первый фолиант, раскрывающий глаза на истинное, несоизмеримо ужасное положение вещей в этой и не только вселенной. Не он и последний. Но прошу тебя. Найди их все. Уничтожь. Так мы хотя бы замедлим Их. Я безумен, я признаю это. Но разве нормальный решился бы на такое? – кряхтя молвил старец и засмеялся так, что по спине Сансет Шиммер прошёл холодок.

— Как мне остановить тебя, когда ты… — Аликорн не договорила.

— Одного из них вы уже остановили, помнишь? И как бы не прискорбно это ни было, твоя сестра уже поражена паразитом пустот запределья. Это лишь паразит. Когда он созреет, ты должна быть готова. Паразиты размножаются быстро. Даже такие. Они искажают, они меняют. Но.
Они уязвимы к тому, что чуждо им. Но не чуждо нам.

— Элементы… Любовь… Гармония.

— Да. Прости, моя ученица, что так долго скрывал истину о моих трудах. Теперь они должны быть уничтожены, но я не могу взять их с собой… Слишком опасно.

Аликорн и старец молча обнялись.

— Я смею надеяться, ты сделаешь этот мир таким местом, который будет настолько чужд им, что они никогда не посмеют к нему прикоснуться. Но они уже это сделали. Хоть это и малая часть. И в этом я вижу свою вину. Когда они воистину явят себя, если я… не смогу. Или даже если это буду я… Ты знаешь, что делать.

Аликорн кивнула. Бородатый старый жеребец что-то протянул ей. Это были три хрустальных шара. Она бережно сокрыла их в своей окаймлённой золотом седельной сумке.

Старсвилл вошёл в портал Хаоса. Видение закончилось, и туман вновь застлал всё.

Голос изменился. Он стал сиплым и будто повторяющим сам себя на записи… пророк устало молвил:

— НАДЕЖДА ЕЩЁ ЕСТЬ. НО ТЬМА УЖЕ ЗНАЕТ О НАШИХ ПЛАНАХ. МЫ ПОЗВОЛИЛИ ЗЛУ ВЗРАСТИ. ЭТО НАША ОШИБКА. ОНО ВСЕГДА НА ШАГ ВПЕРЕДИ. ВСЕГО ЛИШЬ ПАРАЗИТ… КАК ЖЕ Я ОШИБАЛСЯ.

Туман успокоился, и Сансет Шиммер обнаружила, что по-прежнему находится в тёмной, запретной секции Библиотеки. Шар лежал рядом, туман в нём застыл. Самодельный источник огня уже давно потух, даже не выгорев до конца. Она пребывала в шоке от увиденного и сопоставляла детали пророчества с известными ей фактами. Истина пугала её до дрожи. Она не хотела её принимать, она хотела, чтобы это всё было бредом безумного старца, а Селестия лишь пыталась ему подыграть, чтобы достойно сопроводить его в мир иной (в прямом или переносном смысле?). Но между тем, Сансет Шиммер понимала, насколько это всё вяжется в общую картину мироздания. Скептик в ней умер под весом навалившегося осознания. Все тёмные углы и белые пятна в хронологии истории и полотне науки были покрыты. Истина…

Она была более чем ужасна. Сансет показалось, что она услышала шёпот, настойчиво требующий чего-то. Сама не знаю почему, она достала серебряный ключ. И посмотрела вперёд, слегка осветив рогом стену. Она увидела дверь. Ту самую дверь из рокового Пророчества. И она была готова поклясться, что её здесь раньше не было.

Истина страшнее любой лжи.