Элементарная честность...

Всё, что тебя тревожило уйдёт. Честное слово.

Эплджек Биг Макинтош

Планета обезьян

Одна богиня, сделавшая ошибку. Одна ошибка, намеренная доказать, что ошиблись - все остальные. Два мира, соединенные порталом. Одна магия, подаренная всем без разбора. Перемешать, взболтать, дать настояться. Наслаждаться фейерверком.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Легенда ушедших лет

Эквестрия, процветающая страна. Во дворе Эпоха Гармонии, но каким путем удалось ее добиться? Много столетий назад родилась легенда о герое, спасшем не только Эквестрию от бед, но и прекратившем раз и навсегда Эпоху Раздора.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Особенная ночь для Зекоры

Зебра и человек празднуют годовщину совместной жизни.

Зекора Человеки

Граница облаков

С кем только не сведёт судьба странствующего пони. Странный жеребец прибывает в маленький город, где занимается своим обыденным делом. Но кроме заработка он находит там кое-что ещё.

ОС - пони

Лунный кубок

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы вместе с величайшими в мире магами она приняла участие в состязании за Лунный кубок – почётную награду для самых могущественных и искусных магов. Сможет ли она победить? С какими трудностями ей предстоит столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Наука требует жертв

По окончании Игр дружбы Твайлайт Спаркл пытается найти своё место в Высшей школе Кантерлот. Но с ней происходит что-то не то.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Зубная боль в сердце

Помимо эпических сражений за настоящее и будущее Эквестрии... а в случае с Твайлайт - ещё и за прошлое... пони живут вполне рутинной жизнью. Но жизнь эта бросает порой нешуточные вызовы. Пусть преодоление их не сопровождается разрывом светового спектра на семь цветов, в чьей-то жизни это - самые главные победы. Берри Панч и Колгейт учатся терпению и доверию в борьбе со всё усугубляющимся пьянством Берри. Единорог-стоматолог пытается докопаться до его причин. Но сможет ли она принять эти причины?

Бэрри Пунш Колгейт

Нет в жизни идеального момента

Мысли Найтмер.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Одиннадцать друзей Октавии

Бесценная виолончель Октавии забрана алчным драконом. И потому разношерстной компании музыкантов, мошенников и спецагентов предстоит вернуть ее назад! Очередной рабочий день Флеша Сентри, "Героя" Эквестрии... если бы не участие одной принцессы. Четвертая часть Записок Сентри.

Твайлайт Спаркл Спайк Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Кэррот Топ Флим Флэм Флеш Сентри

Автор рисунка: Noben
Зов Ночи (часть первая) Беседы на краю Вечности

Зов Ночи (часть вторая и последняя)

Всего лишь паразит… Как же я ошибался.


Он ничего не забыл. И он не простил.

— Открой дверь…

Тихий зловещий шёпот, казалось, звучал громче чем храп могучего дракона, нарушая мрачную тишину погрузившейся в беспроглядную мглу запретной секции. Сначала он был еле слышим, и звучал тревожно, слова невозможно было разобрать, но сейчас он будто говорил над самым ухом или даже в голове.

Сансет Шимер подошла к таинственной Двери, держа перед собой серебряный ключ в телекинетическом поле. Шёпот доносился с той стороны. Он, словно сквозняк, проникал через отверстие замочной скважины. Шёпот разбился на несколько голосов, неразборчиво бормочущих наперебой. Огненногривая пони застыла в оцепенении. Её сковал иррациональный страх перед неизведанным.

— Открой её…

Единорожка отпрянула от двери, выронив ключ.

«Нет… Я не должна… О, милостивая Селестия… Если бы я только знала, что за откровение было сокрыто в том хрустальном шаре.

Не могла же я поверить в это Пророчество? Неужели всё это правда? Пророчества – они обязательно должны сбыться, или показывают лишь возможный вариант грядущего? Или же есть и другие пути?

Но я знаю точно, что не должна была этого видеть. Экзамен теперь кажется мне чем-то совсем незначительным, на фоне всего этого. Но я важна для Селестии. Неужели она и так хотела посвятить меня во всё это?»

Сансет Шиммер вспомнила о проекте «Гармония», вскользь упомянутым её наставницей. Это был один из самых важных и амбициозных проектов Солнечной Принцессы. Тогда Сансет ещё не понимала, что это, но теперь… Пророчество гласило о явлении шести избранных, что ознаменует Небесный Удар – Соник Рейнбум, как поняла она. И такой действительно случился не так уж и давно, в её детстве. С тех самых пор Принцесса подготавливала почву для их становления. Она наверняка знала, кто получил свои метки судьбы в тот судьбоносный день, и следила за ними. Но почему нельзя было просто забрать Элементы и использовать их? И где они были сейчас?

Сансет знала, что она не одна из избранных. Но Селестия всегда говорила, что её ученица имеет огромное значение для Эквестрии, наравне с проектом «Гармония». Настанет день, и Сансет Шиммер должна быть к нему готова. Единорог догадывалась, к чему она клонит…

И всё же, Сансет Шиммер не была готова… К этому. Это было чересчур. Даже если лишь часть всего этого – правда… Один лишь Дискорд был побеждён страшной ценою. Сансет помнила о старом предании, что проливало немного света на его истинное происхождение. Особенно одна его строчка…

Неизвестные никому до этого Духи Раздора очнулись от сна в вечной пустоте.


Есть вещи, которые лучше не знать. Есть тайны, которые не должны быть разгаданы. Некоторые двери должны оставаться закрытыми… А ключи должны быть зарыты или уничтожены.

Сансет Шиммер бросила взгляд на лежащий на пыльном полу серебряный ключ. Он мерцал слабым, белесым сиянием, резко выделяясь в окружавшей темени. Поглотители никак не реагировали на него.

- Ключ… Он, конечно же, важен. – молвил зловещий шёпот. Голоса по ту сторону стали громче, но слов было не разобрать. Сансет Шиммер, дрожа, подняла ключ телекинезом.

— И всё же… Никто никогда не говорил, что дверь заперта… — как только зловещий шёпот это произнёс, таинственная дверь со скрипом резко отворилась, громкий поток неразборчивых голосов на краткий миг заполнил всю запретную секцию и также быстро стих. Сердце Сансет Шиммер бешено колотилось. Она взирала на зияющий проход в неизвестность. Единорожка положила ключ к себе в седельную сумку и со страхом глядела на дверной проём.

Там было темно. Но темнота эта была намного чернее той, что царила в и без того жуткой запретной секции. Казалось, за дверью всё это время находилась стена, сплошь сделанная из поглощающих чёрных камней. Это сходство заставило Сансет вздрогнуть.

— Однажды… было сказано, что ни одна дверь сама по себе не откроется, если только, не открыть её. -

Но она открылась только что сама по себе. И это пугало единорожку даже больше, чем зловещий шёпот во мраке.

Сансет Шиммер не спешила идти в неизвестность. Она не попадётся на это дважды. Уж лучше бы она заставила Лиру самой вернуть ту книгу… Хотя нет. Кто знает, что было бы, найди она Пророчество? Лучше уж так…

— Однако… Если уж дверь не заперта… Её может открыть сквозняк. Да… Всего лишь ветер… -

Огненные локоны гривы единорожки затрепетали, когда из глубин бездонной тьмы вырвался и ударил ей в лицо холодный, как сам космос, ветер, пробирающий до самых костей. Это был не простой ветер. Это был ветер, дувший в пространстве между мирами. Он принёс с собой не только космический холод, но и неизведанные ароматы и ощущения, на миг завладевшие единорожкой.

Когда нахлынувшие странные и неописуемые ощущения отпустили Сансет Шиммер, она стояла уже на пороге в пустоту. Страх вновь сковал её сердце, но вдруг непроглядная тьма перед ней рассеялась, словно тот туман из хрустального шара, являя очередное видение, и она узрела впереди небольшое круглое помещение.

Вдоль его стен без углов протянулись полки, заставленные старинными, даже древними книгами. Никаких удерживающих заклятий и рун на них не было, но Сансет чувствовала, что их содержание даже более зловещее, чем в тех, чтобы были в переднем зале. А это был видимо второй.

Сансет было незачем туда заходить, даже несмотря на гложущее любопытство и наличие странного мерцающего освещения в виде одного-единственного идеально круглого камня цвета нездоровой зелени на потолке. Она не доверяла ни зловещему шёпоту, ни этой загадочной, по-видимому, потайной комнате запретной секции. Все эти пугалки и спецэффекты в виде ветра и шёпота должны были, по всей видимости, отвадить вторженцев, каким-то чудом смогших обнаружить ещё и запретную комнату в и без того запретной секции. Но тогда как объяснить те ужасные откровения, свободно хранящиеся в виде шара в глубине залы? Или это всё было только лишь для отпугивания? Верилось в это с трудом, но как бы Сансет Шиммер хотела, чтобы это было так.

И всё-таки, ей было нечего здесь делать. Селестия сама поведает ей истинные тайны, как только придёт время. Нужно было попытаться найти выход, возможно, серебряный ключик поможет в этом. Сансет уже собиралась развернуться у порога, но тут её взгляд упал на книгу, подписанную как «Дневник Аликорна». На корешке виднелся знак Двух Сестёр – белый полумесяц поверх чёрного лучистого солнца.


Сансет Шиммер вошла в потайную комнату и притянула магией интересующую её книгу. Это был старый, очень ветхий дневник. Что-то требовало в ней ответов. Ответов не только на вопросы, касающиеся увиденного в шаре. Она хотела знать, к чему её готовит Селестия. И что-то подсказывало ей, что именно эта древняя рукопись даст ответы.

— Добро пожаловать в Чёрную Библиотеку … - раздался знакомый жуткий шёпот и тотчас смолк.

Сансет Шиммер бережно открыла магией «Дневник Аликорна», положив его на имеющийся здесь каменный пьедестал в центре комнаты, прямо под мерцающим болезненно-зелёным светом круглом камне. Он давал достаточно света, чтобы прочитать то, что было положено на пьедестал, но никак не мог озарить всё помещение. Свечение его выглядело настолько болезненно нездоровым, что вызывало даже лёгкую тошноту. Сансет Шиммер, пересилив себя, начала читать. Это был архаичный, доэквестрийский язык, который использовался только среди учёных и исследователей. Своего рода латынь Эквестрии. Первые несколько страниц были оборваны и частично обратились в прах. Но всё же, были и целые. Единорожка остановилась на уцелевшей странице под номером 17.

… "Имя им – Древние. Другого имени дать я не смею, как и назвать истинные, ибо это лишь усилит их и без того непомерную мощь. Древние были, есть, и будут всегда. Когда-то они правили всем, что только можно представить и даже большим, ибо ограниченный разум смертного неспособен постичь всю глубину сущности мироздания. Но способен постичь Бог, которым я теперь являюсь. Неведомо мне, что произошло во тьме бессчётных лет далёкого прошлого, но Древние лишились своего права быть Хозяевами, потеряли контроль над Предначальным Хаосом и его течениями, и были изгнаны во Внешние Пустоты.

Молодые звёзды зародившейся Вселенной стали свидетелями этой трагедии, и Древние прокляли их, оставив прорехи во Вселенной, нарушив основы её. Мироздание попыталось изолировать эту Вселенную от Внешних Пустот, создав замкнутую систему и залатав прорехи. Так зародилась Энтропия.

«Не мертво то, что в вечности пребудет, со смертью времени и смерть умрёт.»

Но Умирающие Звёзды становились чёрными дырами, памятуя, что их прокляли. Не последнюю роль в этом сыграла и Энтропия. Спустя неисчислимое количество лет, Прорехи Вселенной дали о себе знать. Древние нашли путь обратно. И хотя замкнутая система перестала быть таковой, Пустоты не были тем, что способно хоть чем-то наполнить Вселенную, кроме Ужаса, сокрытого в ней. Энтропия не будет остановлена никогда. В Конце Концов, она может стать тем, что таки сможет положить конец тирании Древних.

Но ещё раньше Древние нашли Предначальный Хаос, пронизывающие абсолютно всё и даже более. И стали биться за него. Многие до сих пор продолжают сражение, и лишь это отводит их гнев от нашей Вселенной. Но Хаос стал ещё одной прорехой, через которую Силы Запределья могут проникнуть в наш мир.

Но и мы можем проникнуть в Предначальный Хаос. Он пронизывает всё вокруг, являясь одновременно всеми возможностями и вариациями возможного и невозможного. И я нашёл способ подчинить его. Но мне не хватает мощи, будь я хоть трижды Богом, чтобы совладать с ним. Даже Древние пока не смогли этого сделать. Я должен опередить их.

Источниками колоссальной энергии являются Любовь и Гармония. Более того, они способны противостоять Древним. Сущность из их числа удалось одолеть моим дочерям. Они заслужили по праву свои титулы. Гармония и Любовь должны быть везде. Только так у нас будет Надежда.

И я знаю, как взрастить их и получить всё до последней капли. Чего бы там не задумал этот Старсвилл, который итак слишком много знал, и как оказалось, уже давно, но способ только один. Гармония и Любовь, День и Ночь, должны быть сосредоточены в едином существе, способном подчинить Предначальный Хаос и остановить Их. В едином Боге. И этим Богом буду я. Я уже есть он, только не получивший принадлежащее мне по праву.

Жаль лишь, что придётся поглотить жизни моих любимых дочерей. Но они будут теперь со мной навсегда. Они олицетворяют собой все добродетели и вся Любовь и Гармония этого мира зиждется на них.

Эта жертва никогда не будет забыта."


Сансет Шиммер осела на круп. Всё это лишь подтвердило увиденное ею в шаре. Но не только это бросало её в холодный пот. Тот, кто писал рукопись – был наставником или даже родителем Принцессы Селестии! И он замышлял… «поглотить» её, чтобы увеличить свою мощь для него одного понятной цели…

Внезапное осознание острым кинжалом пронзило разум Сансет Шиммер. Если у Принцессы и раньше были ученики, о которых пару раз упоминается во многих книгах, но о которых ничего неизвестно доподлинно, то куда они делись? Действительно ли её сестра была отправлена на Луну? И наконец, что сталось с тем, кто написал эти жуткие строки?

Ответ был очевиден. Селестия знала о методах своего предшественника и активно использовала их. Возможно, именно она его самого и «поглотила». А почему ныне так мало Аликорнов, хотя в старых легендах их довольно много? Как ей удаётся жить столько лет? И если Аликорны бессмертны, то почему никто из древних времён не дожил до наших дней?

Ученики, фаворитки Селестии… Время от времени она набирала их к себе и превращала в Аликорнов, лишь затем, чтобы поглотить их. Превращение в Богоподобную сущность означало концентрацию колоссального количества энергии в живом существе. Энергии всей Эквестрии. А учитывая, что эта страна тысячелетиями культивировала мир, гармонию и любовь, то можно было догадаться, что каждый поглощённый Селестией Аликорн даровал ей силы противостоять натиску Сил Запределья.

Это была, несомненно, благая цель. Но какая цена стояла за ней. Сансет Шиммер с грустью посмотрела на открытую рукопись. Скоро Селестия найдёт её и начнётся «экзамен». Она должна была стать одной из безликих жертв ради сохранения самого Мироздания.

Сансет Шиммер почти приняла свой жребий. Почти. Она всегда добивалась, чего хотела, даже если это казалось невозможным. Сейчас же это было действительно почти невозможным. Но она считала неправильным, что такое вообще имеет место быть. Как в Эквестрии, столь прекрасной и мирной стране, могла существовать столь ужасная и жестокая тайна? Она всем сердцем возненавидела этих Древних. Нет. Должен быть ещё способ.

Единорожка вновь вернулась к «Дневнику Аликорна» и продолжила чтение. Несколько страниц рассыпалось в прах прямо перед нею, когда она слишком резко использовала магию. От досады, Шиммер даже притопнула ногой. Осталась лишь одна непрочитанная страница.

"Как я мог быть настолько слеп? Тогда, когда я бился в одиночку с Тёмными Аликорнами, извращёнными веками эр Раздора и Хаоса, дабы подготовить почву для восхождения к власти моих дочерей, мой лучший помощник Старсвилл собирал в собраниях поверженных мною врагов богомерзкие фолианты и знания о Них. Все эти годы он знал о Древних даже больше, чем я, и молчал.

Он имеет большое влияние на моих дочерей. Зря я заставил его обучать их. Он способный, великий маг, и прекрасный друг… Был им когда-то. Но поведать о своих знаниях лишь после поражения одного из Древних? Я нахожу это предательством. Я приказал сжечь все его рукописи, и желал казнить на месте, но Сёстры вступились за него. Мне кажется, он знает о моём плане. И у него есть свой… Я должен опередить его.

Также, я забрал его главный труд. Книга, чьё название не должно быть произнесено вслух. Ибо она отмечена печатью древних. Я желал уничтожить его сразу, но любопытство возобладало во мне. Я прочёл лишь несколько страниц, и ужаснулся. В каких же несоизмеримо тёмных материях витал мой бывший друг… Я, последний Аликорн мужского пола, возвысившийся до уровня Бога… Знал о Них гораздо меньше королевского придворного мага. Я знал, что Они сделали, кем Они были… Но он знал их сущность. Он знал их по именам. Проклятым, непроизносимым. Казалось, он был среди Них… Так и есть. Он отмечен их печатью.

Скверна, которую нужно было уничтожить при первых признаках, проникла в мой дом и уже отравляла его изнутри. Древние нанесли удар первыми. Я оставляю эту рукопись на всякий случай, чтобы ты, моя дочь, Тия, смогла понять и простить меня, если я… опоздаю. Или не смогу. Наверняка Старсвилл захочет скрыть её от вас. Поэтому я спрятал рукопись в этой башне библиотеки, куда проникнуть могут лишь Аликорны. Луна не должна ничего знать.

Также, здесь я сокрыл от взора смертных и труд самого Старсвилла. Я сохранил его под потолком в сверкающем янтарном камне, который должен удерживать этот богомерзкий том неприкосновенным. Ни в коем случае не доставай его, он запечатан на долгие века лишь потому, что я не нашёл способа его уничтожить. Эти знания не должны попасть в недобрые копыта или что там у них может быть вместо них.

Всё необходимое для противодействия Силам Запределья я уже описал здесь. Незачем тревожить ещё более зловещие и тёмные тайны. Тия… Я люблю тебя. И Луну я тоже люблю. Простите меня за то, что я собираюсь сотворить. Даже если не выйдет, даже если Старсвил опередит меня… Я знаю, рано или поздно ты докопаешься до истины. Ты должна будешь сделать это… С Луной. Я был Первым Аликорном. Если я не справлюсь, ты должна стать последним."


Какой бессердечной тварью нужно было быть, чтобы хотя бы допустить мысль о том, чтобы принести в жертву собственных дочерей? Или же Сансет Шиммер просто не понимала, насколько конечная цель была важна, и жертвы были неизбежны? Но Селестия жива по сей день. А это значит, что тот, кто написал это, не смог. Или опоздал. И вероятно, сам стал жертвой.

Сансет Шиммер вернула «Дневник Аликорна» на положенное место и обратила свой взор на тошнотворное сияние зеленоватого камня. Был ли это тот самый некогда янтарного цвета сосуд для удержания запретного знания? Что за злая сила могла извратить цвет и сущность идеально округлого камня? И почему Первый Аликорн сказал, что он хранится в башне, в то время как это было глубокое подземелье? Камень явно не мог быть содран, мощная магия охраняла его. Неужели Селестия просто вырвала кусок башни и закопала его под Кантерлотом, которого тогда наверняка ещё не было? Да и Сансет Шиммер, даже не будучи Аликорном, смогла сюда проникнуть…

Неровное отвратное сияние затрепетало. Что-то начало пульсировать внутри камня. Запретный труд Старсвилла Бородатого казалось, был живым…

«Он отмечен их печатью»

Вдруг камень нездорового зелёного цвета дал трещину, словно яйцо дракона.

— Юникорномикон… — молвил шёпот. Как только он это сказал, богомерзкий фолиант с треском вырвался из своей темницы и рухнул на пьедестал для чтения. Это был истёртый, потрёпанный том еретического труда Старсвилла. Чёрный кожаный переплёт отдавал всё тем же отвратным зеленоватым сиянием. Непонятные руны, незнакомые Сансет Шиммер, покрывали его обложку и корешок. В него вошли все изведанные безумным магом знания древнего мира о запретных и тёмных материях, а также откровения, дарованные ему далёкими звёздами. Это был не единственный отвратительный фолиант, который существовал с незапамятных времён до восхождения Сестёр на трон. Но, несомненно, один из самых мерзких и сокровенных, способный потягаться в своём богохульстве с Чёрной Книгой безумного зебринского алхимика, также отмеченного печатью Древних и говорившем со звёздами.

Огненногривая единорожка подошла к ужасной книге, её вновь бросало в дрожь. Сколько запретных знаний и секретов она успела выведать за это время? И вот перед ней лежит один из самых опасных фолиантов на свете, который следовало бы уничтожить века назад. Но он уцелел. И вероятно, не только потому, что его сменяющиеся хозяева или Селестия, если уж он сразу попал к ней, желали использовать его.

Сансет понимала, если она хотела избежать участи предыдущих учениц солнечной принцессы, ей нужны были знания. Может быть, существует альтернатива, позволяющая избежать столь ужасного исхода, когда Они явят себя в полной мере? Старсвилл в Пророчестве ничего не говорил подобного методам Первого Аликорна. Где как не в его трудах искать ответы? И всё же… Не зря же она должна была быть сокрыта от глаз смертных…

Единорог открыла книгу магией, опасаясь прикасаться к ней сама. Том нехотя открылся, будто желая сберечь свои тайны нераскрытыми. Сияние проклятой книги было слишком слабым, чтобы комфортно читать, а разбившийся камень удержания уже потух. Сансет Шиммер осмелилась зажечь свой рог.

В этот же миг книга издала истошный визг, будто бы некое существо плавилось и испытывало страшную агонию на свету. Сансет тотчас потушила рог. Книга тут же стихла. Её собственное жуткое свечение стало чуть ярче.

Некоторые книги не должны быть на свету. Некоторые книги не любят его.

Первая же попавшаяся страница гласила:

"DISCORD: THE GREAT ONE

Тварь, известная как драконикус, Дискорд, Повелитель Раздора и Великий Интриган, Исчадие Вечного Хаоса — у него много имён и ещё больше титулов. Происхождение его столь же туманно, что и вопрос появления жизни и самой вселенной — быть может, он и ровесник всему этому. Но как бы там ни было, эта сущность считается оккультными деятелями одной из великих Древних, которые за мириады лет до появления привычных форм жизни правили мирозданием. Так это, или нет, но Дискорд воистину обладает великой мощью, искажающей не только пространство и время, но даже души живых."

Далее страницы были потрёпаны временем и некоторые слова в тексте так и останутся никогда не прочитанными. Написанное далее иногда слегка противоречит друг другу, что насторожило Сансет Шиммер. Не страдал ли Старсвилл раздвоением личности? Или это проявление его безумия? И то и другое вполне могло быть одновременно.

"...Первый среди равных, безумный комедиант, архитектор судеб, дирижёр бытия, сила смертных ничто пред ним...

… Соткан он из пяти тварей и одной смертной сущности, дракона и пяти из шести демонов Раздора, бывших слабейшими среди Них. Они первыми проникли в этот мир, первыми явили свою суть. И были разбиты и поглощены. Лишь один демон смог бежать обратно в Пустоты, и имя ему было Страх. Но Страх вернулся и незаметно проник в души и сердца, посеяв свои семена. Он лишь вестник Истинного Ужаса, что грядёт впереди. Всего лишь паразит…

Но страх не только несёт собой зло. Страх заставляет двигаться. Он бич эволюции и залог движения. Из страха перед тьмой мы научились сохранять и создавать свет, когда его рядом нет. Из страха перед вырождением мы объединились и изгнали других порождений холодной мрачной пустоты, Вендиго. Страх породил прогресс. Страх перед вырождением. Страха может быть использован как оружие, как рычаг регулирования. Это не правда, что Страх сковывает и губит. Сковывает и губит Ужас. Но мало кто ведает, каков он, Истинный Ужас, и мало кто сможет отличить его от Страха.

Страх… Он имел власть над теми, кто давно сгинул в прошедших веках ещё до возвышения Сестёр. Они пришли сюда из другого мира.

Люди. Они позволили Страху вернуться. Более всего они были подвержены из всех пороков именно ему, хотя все семь грехов были им не чужды. И не смотря на всё это, они не сильно отличались от нас. Опьянённые властью, что даровал им Страх, подгоняя их развитие, они перешли все грани. Гармония была загублена. Меня пугало то, что они всё-таки очень на нас похожи… Не во всём, но всё же.

Но люди не были рабами Страха. В конце концов, они одолели его. Теперь Страх сам их боялся, видя, что сделал их только сильнее. Люди возвысились и стали способны на многое. И тогда страх обратился к Истинному Ужасу. Человечество, чей период пришёлся на Эру Хаоса, пало жертвою Дискорда, наместника Древних в этом мире. Хаос обрушился на них и стёр их города в пыль, унесённую ветром меж мирами. Лишь немногие их творения уцелели, но были погребены под толщей земли. Дискорд изменял мир по своим прихотям, до тех самых пор, пока мой хозяин не возвысился над враждующими племенами и не посадил своих дочерей на трон. Уроки Вечной Зимы,к сожалению, были позабыты. И лишь годы спустя Эквестрия стала такой, какой мы её знаем. Но Гармонии и Любви всё ещё недостаточно, чтобы противостоять Им. Я надеюсь, моя ученица сможет создать тот мир, к которому мы стремились. Иначе, всё будет напрасно.

Вечная Зима… Вечная Ночь… Эра Хаоса... Это лишь инструменты Древних. Они прокляли звёзды, и стремятся потушить их все. Завеса истончается там, где нет света и тепла. Там, где нет гармонии и любви.

Они породили Тьму, что являлась лишь слабым отголоском того беспроглядного Мрака Небытия и Бесконечной Пустоты, который они знали. И эта Тьма проникла во вселенную на замену простому отсутствию света, призванная в начале времён Страхом. Ибо Страх всего сам боялся, и ему нужно было хоть где-то скрываться.

Они породили холод, что находится в межзвёздной пустоте и призван ослабить ненавистные им светила. Он пришёл на замену простому отсутствию тепла. Тепла столь чуждого для Них, даруемого звёздами.

Космическое пространство чёрное, потому что пустое. Бесконечно пустое. И это самое страшное. Пустота всегда страшнее любого содержания.

Бесконечная, несоизмеримо холодная, чёрная пустота.

Свет звёзд доходит до нас через миллионы лет. И там, где мы видим прекрасные скопления светил, в этот миг на самом деле зияет эта самая чёрная пустота.

Тьма и Хаос исказили выживших людей. Они уже не те, что прежде. Их знания позволили им уйти в иные грани, но пути в родной мир они так и не нашли. Они стали… Иными. И всё же люди способны противостоять Страху. Они обуздали его, и он их боится. Даже таких. Страх сокрыл Тьмою путь в родной мир людей, опасаясь, что они уничтожат или изгонят его.

Явившееся мне откровение говорит о грядущей Вечной Ночи, триумфе Тьмы и Страха. Времени, когда грани мира станут тонки и ещё больше порождений Пустоты смогут проникнуть в него. Подобное происходило в Эпоху Хаоса и во время Вечной Зимы. Нельзя этого допустить. Она знает, что нужно делать. И я тоже. Но сначала, мне нужно остановить моего Хозяина. Он нашёл путь, но он не единственный.

Я оставляю своим ученицам ключ от двери. Двери, ведущей в Никуда. Эта дверь на самом деле, никогда не была заперта. Она одна из тех самых прорех мироздания. Она может вести к запредельному Ужасу. Но ключ нужен был не для того, чтобы открыть её. Это может сделать даже «сквозняк»… Нет, есть ещё один вариант. Страх правит от имени Ужаса, но его власти придёт конец, если Гармония и Любовь станут достаточно сильны. Или же если явятся те, кто смог его обуздать. Есть риск, что Гармонии тогда придёт конец. Это последний шанс.

Дверь чаще всего ведёт к Ужасу, ибо Страх желает его пришествия. Но если попросить её…

Она выведет тебя куда угодно. Даже в мир людей. А из него можно найти путь в этот, и Тьма рассеется, если это сделать.

И самое главное. Ключ нужен не для того, чтобы открыть её. Он нужен, чтобы закрыть дверь. Потому что некоторые двери должны оставаться закрытыми."


Сансет Шиммер прекратила чтение. Запретное знание давило на неё словно толща целого океана на маленькую речную плотину…

Внезапно пространство вокруг на миг озарилось фиолетовым свечением, исходившим из ранее незамеченных во тьме единорожкой маленьких треугольных проёмов почти под потолком, служивших вместо окон. Словно что-то решило, что она уже слишком много знает. И действительно, вскоре из ниоткуда раздался голос. Но это не был тот зловещий шёпот. Это был спокойный, размеренный мужской голос, в котором сквозили еле заметные ядовитые нотки.

— Кто осмелился проникнуть внутрь моей коллекции?.. Шепчущий, не смей посягать на то, что тебе не принадлежит! –

Сансет Шиммер вмиг отпрянула от пьедестала. Что-то иное, помимо зловещего шёпота, было здесь. Оно не казалось проявлением несоизмеримого зла, но встречаться с ним она не хотела. Слишком много тайн… Селестия теперь точно от неё избавиться. Если столь ужасный обычай для усиления её мощи проводился из века в век, то Гармония и Любовь уже наверняка покинули этот мир… Как в легенде о Кристальной Империи. Нужно было срочно бежать.

Единорожка бежала к выходу, даже не зная, как она покинет запертую запретную секцию. Дверь и голоса в ней остались позади. Вот мимо пронеслась та полка с книгой Лиры…

Огненногривая пони застыла в ужасе, когда в дверном проёме выхода показалась её наставница, Принцесса Селестия. Неужели её так долго не было, что она пошла искать свою ученицу? Это значит, что время экзамена настало…

«О нет…»

— Сансет Шиммер, позволь спросить тебя, что ты здесь делаешь?- молвила принцесса строгим тоном. Её лицо было нахмурено, — Разве я не говорила тебе, что сюда заходить запрещено? Тем более, что после экзамена ты и так смогла бы получить доступ. Некоторые тайны не должны быть открыты всем. –

С минуту Сансет собиралась с мыслью, она хотела как-то соврать, но её натура дала о себе знать.

— Я всё знаю, Селестия. И как бы благородна не была твоя цель, я не желаю быть расходным материалом! Гармонии больше нет, и в этом виновата ты. – единорожка бросила грозный взгляд на могущественного бывшего учителя и запустила в неё огненный шар из рога, сразу же после этого телепортировавшись за ней. Она не ждала, что ответит Селестия, и побежала прочь, как можно дальше.

— Но быть Принцессой – это не значит быть расходным материалом! – услышала она полный непонимания и горького разочарования крик белого Аликорна за спиной. Может быть, она сама ничего не прочитала? Нет, это явно уловка.

— Гармония ещё жива… — мрачно молвила Селестия. Она не пыталась преследовать Сансет Шиммер. Принцесса с полным разочарования сердцем осознала свою ошибку. Сансет не могла стать новой Принцессой Эквестрии, не смотря на все свои таланты… Ну конечно, Гармония…


Единорожка телепортировалась прочь из Кантерлота сразу же, как только смогла выйти из дворца. Она не знала, что её не преследуют. Сансет Шиммер стояла посреди руин древнего замка в ВечноСвободном Лесу. Почему она была здесь, хотя планировала попасть в Понивилль и оттуда на поезде уехать на юг? Возможно, случайно сбилась. А может, и не случайно. Кажется, где-то за пределами леса брезжил рассвет, но в нём было по-прежнему темно. И лишь силуэт одинокой башни был виден на фоне слабого света далёких звёзд…

Сансет обратила на это внимание. Верхушка башни была оторвана…

Мрачные тени сгустились над нею. В темноте перед ней, за старинными тронами Сестёр зажглись два жёлтых глаза.

Страх…

Перед огненногривой пони вновь появилась дверь. Тот самый зловещий шёпот молвил:

— Страх… ты боишься возмездия за вторжение в запретные тайны?.. Ключи и двери, всё ведь так просто… -

Сансет затряслась от нахлынувшей дрожи. Два жёлтых глаза смотрели ей прямо в душу. Ей хотелось бежать… Неожиданно она вспомнила, что…

Дверь чаще всего ведёт к Ужасу, ибо Страх желает его пришествия. Но если попросить её…

Она выведет тебя куда угодно.

— Я хочу попасть туда, где Селестия никогда не станет меня искать. – запинаясь, выговорила она.

— Да будет так… -

Дверь со скрипом отворилась. Сансет Шиммер переступила порог и вошла внутрь.


Чёрная пустота приняла в свои холодные объятия огненногривую пони. Земля под ногами была серая, выцветшая, словно мёртвая… Повсюду были воронки и кратеры. Дверь позади неё закрылась. Сансет Шиммер глянула наверх и ахнула.

Небо было чёрным, а не тёмно-фиолетовым, как ночью в Эквестрии. Яркие звёзды, казалось, были совсем близко. Но когда они мерцали, становилось ясно, что они бесконечно далеки. Но не это было главным. Вместо привычной ночной луны, на небе висел большой голубой шар с зелёными и коричневыми материками. Мир, в котором находилась Эквестрия. Но это значит, что сейчас Сансет Шиммер была на…

Луне.

— Почти тысяча лет… — вдруг услышала Сансет Шиммер сильный женский голос, исполненный страдания и подавленного гнева. — Всё сходится… Она не смотрит на звёзды… Зачем, ведь у неё уже есть одна большая… -

Единорожка молча последовала на голос, отдаляясь от загадочной Двери всё дальше и дальше. Вскоре за одним из кратеров, Сансет Шиммер увидела величественную тёмную кобылу, изящно расположившуюся на голых камнях. Неужели это была…
Найтмер Мун.

Некоторые мифы и легенды могут оказаться более чем реальными.

— Она не смотрит на ночное небо. Она боится встретиться взглядом… И поэтому она не знает. Не знает, что Четвёртая уже родилась. Что она уже среди них. Шесть звёзд явили мне знамение. Я владычица всех ночных кошмаров, всех ужасов Сонного Царства. Всех потаённых страхов... Ещё немного… И Вечная Ночь наступит. – продолжала она свой монолог.

Сансет не решалась к ней подойти. Но если Найтмер Мун это Луна, как говорит легенда, то значит, Селестия всё же не поглотила её… Сомнения закрались в душу Сансет Шиммер, но она вспомнила ещё несколько моментов. Во-первых, Вечная Ночь – инструмент Древних. Во-вторых, «твоя сестра поражена паразитом запредельных пустот». Возможно, Они спасли её от тирании старшей сестры, намереваясь использовать в своих целях.

— Что? Кто-то здесь ещё есть? Не может быть. – в статном голосе тёмного Аликорна засквозили удивлённые нотки. Она заметила единорожку, даже не посмотрев в её сторону.

Сансет Шиммер, не ведая, что ей делать, поклонилась Лунной Кобылице.

— Я здесь потому, что страшусь гнева Селестии. – робко и почтительно молвила она.

— Страшишься? – Найтмер Мун рассмеялась, а затем оскалилась. Имя сестры было для неё ненавистно. – То есть ты бежала добровольно и ушла в изгнание? Я назвала бы тебя жалкой, но увы, собеседников у меня здесь больше нет… Не считая Шепчущего. Как ты проникла сюда, дитя? Ведаешь ли ты, кто перед тобой? –

— Вы На… принцесса Луна, изгнанная сюда сестрой века назад… — с уважением сказала Сансет Шиммер. Но поведать, как она сюда сама попала, она не могла… Если Найтмер Мун вернётся, то Вечная Ночь нагрянет раньше срока.

– Она сама меня сослала сюда, на самом деле… Я просто не так выразилась. – соврала Сансет.

— Ха. И что же ты такого наделала, чтобы тебя сослали на луну к Луне? – с иронией произнесла тёмная кобыла. – Неужели Дискорда освободила? –

— Нет, я… Я узнала больше, чем следовало бы. Я вломилась в Чёрную Библиотеку. – виновата ответила Сансет. Может, не стоит откровенничать с чемпионом тёмных сил? Но зловещая кобыла так к себе располагала…

Чёрную Библиотеку… — даже в могучем голосе принцессы слышалось неподдельное удивление. Будто она знала, о чём это, но понятия не имела о содержании. – Но ведь она сгинула века назад… Если только… -

Найтмер Мун страшно взревела и ударила передними копытами о камни, да так, что искры посыпались. Сансет Шиммер в страхе вжалась в землю. Зря, ох зря она тогда прикоснулась к тому шару…

— Я НАХОЖУСЬ ЗДЕСЬ УЖЕ ПОЧТИ ТЫСЯЧУ ЛЕТ, И НИ РАЗУ НЕ УДОСТОИЛАСЬ ЛИЦЕЗРЕТЬ ЭТУ ПРОКЛЯТУЮ ДВЕРЬ ВНОВЬ, А КАКАЯ-ТО ЖАЛКАЯ ЕДИНОРОЖКА ПРОНИКАЕТ С ЕЁ ПОМОЩЬЮ В ЧЁРНУЮ БИБЛИОТЕКУ! ШЕПЧУЩИЙ! НЕ Я ЛИ ЧЕМПИОН ВЕЧНОЙ НОЧИ, ВЛАДЫЧИЦА ВСЕХ УЖАСОВ И КОШМАРОВ? ПОЧЕМУ ОНА МНЕ НЕ ПОВИНУЕТСЯ? –

— Потому что… Дверь сокрыта тенями… А тени предают тебя… Потому что принадлежат мне. – ответил шёпот.

Найтмер Мун в бессильной злобе выстрелила тёмным лучом из рога куда-то в пустоту. Затем, она присела на круп и тихо молвила:

— Чёрная Библиотека принадлежала отцу. Её так и не смогли найти. Поведай мне, что ты прочла в ней, и я поведаю тебе в ответ свои знания о Силах Запределья. –

— Я ничего не прочла в ней. – соврала Сансет Шиммер, — Дверь открылась и я вошла в неё, а затем… меня напугал шёпот. И другой голос. Я убежала оттуда, а потом встретила Селестию…-

Одного не понимала единорожица, как Чёрная Библиотека могла быть не частью Запретной Секции? Неужели Дверь и тогда её…

— Что же, жаль. Но у нас ещё много времени. Даже если ты солгала, то рано или поздно всё равно всё расскажешь. Тишина убивает. Медленно и мучительно. Поэтому-то я и говорю сама с собой.

Хочешь знать, что побудило меня предать свою сестру? Она в сговоре со Старсвиллом убила нашего отца, а затем и старец исчез, она от него избавилась. Я понимала, что следующей буду я. Но не это главное… Все они тогда были осведомлены о наличии сил, выходящих за пределы нашего понимания. Но я не знала. Я была младшей.

Мне есть, за что себя корить. Я любила Ночь и желала, чтобы мои подданные разделяли мои чувства. Но они лишь беззаботно спали. Я смотрела в одиночестве на звёзды, когда до меня снизошло озарение. И лишь немногие смогли его со мной разделить.

Они умирали. Они были так далеки от нас, что их свет, молящий о милости, доходил до нас лишь спустя бессчётное количество лет. Возможно, на этот момент на их месте уже была чёрная пустота. Я содрогалась от ужаса, когда представляла небо абсолютно чёрным и пустым. В нём была бы своя красота, чудовищная красота… Но она не шла бы ни в какое сравнение с тем, что являют собой умирающие светила. Я слышала их зов. Зов Ночи. Вечная Ночь должна была стать реквиемом по ним, длящимся до тех пор, пока последняя звезда на небосводе не потухнет.

Селестия не желала принять этого. Она не ведала, не смотрела в них столь внимательно. Энтропия для неё пустой звук. Она начнётся со звёзд, как проклятие Древних, и рано или поздно поглотит всё. Селестия же видела лишь одну звезду, которой управляла. Она была слепа.

Я возненавидела её за это. За её эгоизм. За то, что она сделала с отцом. И Старсвиллом. В одну прекрасную ночь я отказалась опустить луну, и закрыла ею светило нашего мира. Эта звезда была прямо как Селестия. Она желала, чтобы все видели только её, и своим светом перебивала мольбы умирающих сородичей. Омерзительный эгоизм.

Но я бы не смогла одолеть сестру, которая сокрыла элементы гармонии. И тогда я отправилась в Дикие Земли, неподвластные нам. ВечноСвободный лес когда-то простирался очень далеко, и в самую дальнюю его окраину я держала путь. Я уже была когда-то там, в детстве, когда сбежала от сестры и отца, потому что он пророчил Селестии больше силы, чем мне, и я была обижена этим.

И там я нашла её. Дверь. Это были руины храма людей… Я тогда не знала, чему они на самом деле поклонялись. И там же я нашла ключ. Когда-то в детстве, ещё во времена Дискорда, я открыла эту дверь. И я сожалею об этом. Это я вернула в этот мир Страх, сама того не ведая. Это я виновата в том, что Шепчущий явился сюда. Это я открыла ключом ту дверь, которую не следовало открывать. Это я открыла дверь к Запредельному Ужасу.

Я была мала и ещё не ведала, что же произошло. Но мне хватило ума запереть ключом дверь. Это не правда, что она была всегда открыта. Но нужен лишь ключ, чтобы её открыть. Однако, ключ создан не для того, чтобы открыть дверь. Он нужен для того, чтобы закрыть её. Потому что некоторые двери должны оставаться закрытыми.

И всё же, я вернулась к ней, чтобы просить о помощи в битве с сестрой у неведомых мне сил. Прошли годы, но я не сильно поумнела… Я получила… Помощь… Оно преобразило меня. Но я не знала. Просто не знала, на что согласилась. И всё-таки, я не отказываюсь от своего плана. Несмотря ни на что, Вечная Ночь наступит.

Но я тогда проиграла. Оно оказалось ещё не достаточно могучим. Но теперь – оно это я, а я – это оно. И вместе бы больше не Луна и Кошмар, мы – Найтмер Мун! И скоро мы вернёмся, чтобы отомстить. И лишь одно меня беспокоило все эти годы больше, чем тот миг, когда я возвышусь над миром, и Четвёртая примкнёт ко мне, когда Мои Дети подготовятся к пришествию…

Я не закрыла Дверь до того, как оказалась здесь. –

Исповедь Луны стала ещё одним откровением для Сансет Шиммер. Она всё говорила и говорила, а единорог не решалась перебить тёмную кобылу. Вероятно, почти тысяча лет без общения плохо на ней сказывалась. Казалось, что Луна просто не знает некоторых аспектов произошедшего. Она не читала книги из Чёрной Библиотеки. И вряд ли ожидала, что Селестия перенесёт верхушку башни в подземелье.

И всё-таки, мысль о том, что сестра Селестии позволила злу проникнуть в этот мир, была шокирующей. Кажется Сансет Шиммер начала понимать, почему Селестия так жестоко с ней поступила…

— Позволь мне кое-что тебе показать. – молвила ночная принцесса. Сансет Шиммер молча кивнула и Найтмер Мун повела её куда-то вперёд. Солнце уже скрылось за горизонтом. Через некоторое время они остановились.

— Взгляни наверх. Мы на тёмной стороне луны. –сказала тёмный Аликорн.

Сансет Шиммер бросила взгляд наверх и ужаснулась. Вместо привычного звёздного неба (пускай и несколько иного цвета) там была чёрная, холодная и всепоглощающая пустота.

— Это то, что ждёт все звёзды. Селестия управляет и Луной и Солнцем. Она специально скрывает этот участок с земли. –

— Значит, это всё действительно правда… Пророчество… — прошептала в ступоре Сансет Шиммер.

— ПРОРОЧЕСТВО? ТЕБЕ ИЗВЕСТНО О НЁМ? Я БЫЛА МИЛОСТИВА И ПОЗВОЛИЛА ТЕБЕ ХРАНИТЬ МОЛЧАНИЕ, НО ТЫ СОЛГАЛА МНЕ, ТЫ ЗНАЕШЬ! Я ЗАСТАВЛЮ ТЕБЯ ГОВОРИТЬ! – тёмный Аликорн переменилась в лице, оголив хищные клыки. Зрачки стали вертикальными. Громогласный голос Найтмер Мун разнёсся по пустому спутнику.

Сансет поняла, что пора бежать. Она на память телепортировалась туда, с какой стороны ей казалось, они пришли. И да, на чёрном небе снова были звёзды и даже уходящее за горизонт солнце. А где-то за валунами была видна Дверь…

Найтмер Мун быстро догнала по воздуху бежавшую от неё единорожку. Она уже была на полпути к ужасной, но спасительной Двери. Аликорн это заметила и тотчас забыла о Сансет. Теперь она летела к Двери. Сансет Шиммер не могла ей позволить вернутся в Эквестрию. Последним усилием воли она совершила телепортационный рывок к двери, вбежала в неё и успела закрыть за миг до того, как тёмный Аликорн проникла бы за ней. Сансет видела, что Найтмер Мун обязательно должна была врезаться об дверь с той стороны, но никакого стука или вибрации она не услышала.


Дверь закрылась. И вела она больше не на луну. Сансет Шиммер более не желала знать, куда. Она заперла дверь тем самым серебряным ключом.

— Что ж… Пускай дверь будет закрыта. Некоторые двери должны оставаться закрытыми. Но, также, некоторые гости… Любят входить не только через двери. – услышала единорожка шёпот. Он больше не пугал её, скорее раздражал, хотя звучал зловеще. Но страшно было не то, как он это говорил, а то, о чём он говорил. Не только через двери…

Огненногривая пони оглянулась. Она была в помещении, сплошь сделанным из… Кристаллов? Это был какой-то дворец или замок. Но свет практически отсутствовал здесь, залы были темны и мрачны. Сансет Шиммер вышла на балкон. Мрак окутывал сплошною тёмной стеною целый город, целиком состоящий из кристаллов.

— Кристальная Империя… — прошептала Сансет.

В одной из обширных зал Сансет Шиммер нашла загадочное зеркало. Место, сокрытое тьмою… Это мог быть только он. Путь в родной мир людей. Сансет Шиммер нашла его, по милости Двери, которую она заперла. Дверь…

У Сансет Шиммер созрел план. Ни Старсвилл, ни Первый Аликорн, ни Селестия не оправдали своих ожиданий. О Луне и говорить не стоит. Если кто-то и мог сопоставить части мозаики, то только она. Только Сансет Шиммер, благодаря Двери, знала, что думали все (кроме Селестии, но с ней, по мнению Сансет, всё и так было ясно) те, кто был посвящён в высшую тайну. Все они ошибались, и лишь Старсвилл был ближе всех к решению проблемы. Если Гармонии нет, а цепочка пожирания Аликорнами друг друга прервалась до тех пор, пока Селестия не найдёт новую ученицу, то был лишь один способ хоть как-то остановить проникновение Сил Запределья в этот мир. Одну прореху Сансет уже залатала. Она сожжёт своей магией дверь, а серебряный ключ будет сокрыт в землях иного мира.

Единственным выходом были люди. Только они могли залатать прорехи, которые существуют в душах. Победить Страх. Уничтожить те многочисленные бреши на корню. Ослабить главного демона этого мира, ведущего партизанскую войну. Она проникнет в их мир, изучит их, получит силу и поработит. Нужен будет лишь достаточно мощный источник силы. А затем, она выведет людей в Эквестрию, поработит её и покажет, что Страх можно обуздать. Она сама очень сильно боялась. Но Сансет Шиммер всегда добивается того, чего хочет. Она захотела победить страх. И она смогла.

Потому что у неё был план.


Далее, как известно, Сансет похищает корону нынешней фаворитки Селестии, Твайлайт Спаркл, внутри которой находится элемент Магии. Неизвестно, чем она занималась всё это время. Но возвращение Кристальной Империи, и её проникновение в неё точно были взаимосвязаны.

Сансет Шиммер не могла знать, что в Запретной Секции никогда не было потайных комнат или второго зала. Она не могла знать, что Селестия никогда не видела ни рукописей своего родителя, ни богомерзких трудов Старсвилла Бородатого, хоть о последних и слышала. Она так и не узнала, что Старший Библиотекарь на самом деле та пожилая кобылка у входа, а вовсе никакой не жеребец. И не могла знать, кем на самом деле был тот, кто запер её в зловещей Запретной Секции.

Сансет так и не узнает, что проект «Гармония» увенчался успехом и что похищённый ею артефакт был не просто чудесной силы реликтом. Что Луна стала прежней, избавившись от паразита пустот, и раскаялась. Что ещё при ней был третий Аликорн, Кэйденс, призванный нести Любовь всем. Что Селестия никогда бы не опустилась до методов её предшественника, убивавшего всех Аликорнов, бывших тёмными, и решившего поглотить и двух последних, что были его детьми. И что его убил Старсвилл, а не кто-то из дочерей. И что его план увенчался успехом. Гармония и Любовь всё ещё были сильны и оставляли надежду на лучшее будущее.

Она не могла знать, хоть и могла догадаться, что Дверь не обладает собственной волей. Всё это время её направлял Шепчущий во Мраке. Она также не могла знать, что Шёпот, на самом деле… Помогал ей.

План Сансет Шиммер провалился, когда за ней отправилась Твайлайт Спаркл. Преображённая в человека единорожка наотрез отказалась возвращаться в Эквестрию, даже несмотря на заверения Твайлайт о том, что Гармония вернулась в неё и Селестия готова простить свою бывшую ученицу. Но Твайлайт тогда ещё не ведала об ужасной истине. Конечно, она вскоре обо всём узнает. Селестия желала оставить наследницу не для того, чтобы поглотить её, но чтобы Эквестрия не осиротела, когда придёт их с Луной время.

И всё-таки, Сансет Шиммер посчитала, что у её родного мира больше нет надежды. И что она погубила своим провалом последнюю. Поэтому-то она и осталась в том мире, в котором прижилась. Люди могли обуздать Страх. Чего пока не смогли сделать пони. И шансов у этого мира было больше, как ей казалось.

Но Шепчущий хотел от Сансет Шиммер лишь одного. Она должна была закрыть Дверь раз и навсегда. И сокрыть Ключ навеки. Чтобы она это поняла, он явил ей все откровения, которые только мог. И хоть Сансет и не всё истолковала верно, свою миссию она выполнила. Явление Древних было хотя бы на самую малую часть, но приостановлено.

Но почему Шёпот этого хотел? Разве он не был одним из Них? Никто этого точно не скажет. Никто, кроме, разве что Дискорда. Ну, или…


— Очень интересная история, хоть я и не узнал по большому счёту ничего нового… — молвил своим чудным голосом Коллекционер. Его окаймлённые серебром одежды отражали лунный и звёздный свет, падающий с небес.

— Так чего же ты хочешь от меня, Твайлайт Спаркл, Четвертая Принцесса Эквестрии? Тебе хватило знаний, чтобы призвать меня, и ты знаешь, кто я, так выкладывай же, не тяни, хоть и была мне интересна история о Сансет Шиммер. – загадочный жеребец погладил копытом свою чёрную, бесстрастную маску.

Он отошёл под сень деревьев, и его одежды перестали искриться. Коллекционер посмотрел на новоиспечённую принцессу, за которой маячил силуэт Кристальной Империи. Из её рта валил пар, когда она начала говорить, Коллекционер же казался не более чем манекеном с голосом. Снег под его ногами даже не проваливался.

— Лишь одно меня интересует. Поскольку Дверь теперь недоступна, есть лишь один способ… Получить запретные знания Старсвилла. Башня. Чёрная Библиотека… Она ведь у тебя, не так ли? –

— Вы весьма проницательны, Принцесса. – сказал Коллекционер, даже не стараясь скрывать яд в своём тоне. – Да, она у меня. Но ничто из моей Коллекции просто так не попадает в чужие ру… Копыта. Я лишь… меняюсь. Ведь я – Коллекционер. Всему есть своя цена. Я в курсе, что Элементы Гармонии уже утеряны для вас. Древо забрало их. Но. Есть ещё одна вещь, которая мне интересна. То зеркало, которое ведёт в мир людей… Это будет достойным пополнением моей Коллекции. Цена разумна, согласись. Да и потом, у меня оно будет сокрыто так, чтобы… на века. Случайные личности или даже неслучайные – никогда туда не проникнут. Тем более, что Дверь – потеряна для всех. –

— Ты в самом деле думаешь, что я просто так тебе отдам во владение целый мир? – голос Твайлайт трясся от возмущения. С одной стороны, она понимала, что Коллекционер говорит о разумных вещах. Но с другой…

— Ну что же, согласен, учитывая, что других входов в него нет. И что в нём сокрыт Серебряный Ключ... Я могу поделиться ещё кое-чем. Некий… Пророк. Подарочек Ордена. Теперь, когда Дверь утеряна… Вам не составит труда его содержать. Тем более, он может быть полезен чтобы… Предвидеть Их действия. – промолвил Коллекционер, уже доставая что-то из-под своего роскошного плаща.

Это были два куба – оба отдающие фиолетовым свечением. Если приглядеться, в одном находился обломок башни, а в другом… Живой жеребец в зале из чёрного мрамора.

— Это отвратительно. Как смеешь ты держать живых существ в плену веками? – Твайлайт была до глубины души потрясена тем, что Коллекционер мог буквально консервировать создания во времени и пространстве.

— Как я сказал, я всего лишь Коллекционер. Я не делаю это ради забавы или садистских наклонностей. Я лишь пытаюсь сохранить экземпляры в сохранности перед грядущими… переменами. Но ты так и не ответила, согласна ли ты на такой обмен? Спасти целую расу… Это ли не чудесно? К тому же, там Сансет Шиммер, героиня, Закрывшая Дверь. – хладнокровие и расчетливость, вот чем прекрасно оперировал Коллекционер.

— Что же… да. Я согласна. – успокоившись, ответила Твайлайт. Было видно, что это было для неё крайне важно.

— Позволь спросить, почему ты делаешь это втайне от Селестии и Луны? Хотя, я кажется, знаю ответ. – по голосу Коллекционера можно было почти ощутить, как он ухмылялся под маской.

— Они не должны знать. Знания о Древних нужны мне, чтобы я могла хоть что-то им противопоставить, если Селестия и Луна не… Ох… Гармония и Любовь всё ещё сильны в этом мире, но недавно мы лишились Элементов… Это наверное для нас также, как Шёпоту лишиться Двери. — с тревогой в голосе молвила Твайлайт Спаркл.

— В самом деле… Что ж, разумно. Однако, позволь не согласиться с последним высказыванием. – сказал Коллекционер, ужа выдавая Твайлайт два заветных кубика. Позади него с небольшим хлопком телепортировалось Зеркало, призванное фиолетовым Аликорном.

— Это ещё почему? – удивлённо сказала Твайлайт, пряча кубы в седельной сумке.

— Оу, дело в том что… мда, обхитрила ты меня. Это дело действительно никогда не было освещено. Но раз уж я изволил обмолвиться, так и быть. Шепчущий во Мраке – это и есть Страх. – поведал тайну Коллекционер.

— Но… Это же не имеет смысла! Зачем бы он помогал Сансет Шиммер бороться против себя и своих Хозяев?! – Твайлайт опять перешла на повышенные тона.

— О, поверь, в этом смысла больше, чем даже в самом Бытие. Тени принадлежат ему, потому что Страх боится быть обнаруженным. Он шепчет, потому что боится, что его услышат не те, кто надо. Он никогда не является лично. Он действует скрытно. Он – параноик. Он сеет свои семена в душах, но это не для того, чтобы повредить ткань мироздания или принести вред.

Ты никогда не думала, что Страх является двигателем эволюции и прогресса? Что Страх гонит вперёд, заставляя двигаться. А движение – это развитие. Это жизнь. Что именно благодаря Страху ваша раса выжила и пришла к Гармонии и Любви. Что именно он помог людям возвыситься, дабы Дискорд обратил свой гнев на них, давая Сёстрам время для удара? Что он желал, чтобы люди больше не проникали в этот мир потому, что они прознали о Них и стали поклоняться Им? Что люди — куда большее зло, чем даже он сам. И что миссия Сансет Шиммер была не только в том, чтобы закрыть Дверь и сокрыть Ключ.

Страх вам не враг. Это Ужас – сковывает и лишает способности двигаться. Страх – ваш друг. Всё, что он делает, лишь для блага живущих. Он использует Тьму, чтобы сеять свои семена. Он подгоняет и закаляет вас, чтобы вы были сильными. Чтобы вы были готовы лицезреть Ужас. Он играет на два фронта, но всей своей трусливой сущностью он ненавидит Древних. – Коллекционер сделал многозначительную паузу.

— Но почему? Почему он ненавидит тех, к кому он принадлежит? – непонимающе спросила Твайлайт.

— Дискорд теперь тоже на вашей стороне. Но он сделал это потому, что его суть – Хаос. А Хаос изменчив. Он не является Истинным Злом, как и Истинным Добром. Страх же…

Он был одним из шести демонов, первыми обнаружившими этот мир. Пятеро других теперь есть Дискорд и они едины в Хаосе, но Страх бежал... и вернулся, когда Луна пропустила его обратно. Это был именно Страх, а не Трусость, как сказано в ваших легендах. Трусость порождена Ужасом, она не несёт собой движения.

Ночная Принцесса не осознавала, почему это сделала, но я скажу одно: Зов Ночи. Она слышала его. Далёкие звёзды умирали и просили о том, чтобы их помнили, отправляя последние свои лучи в пустоту, надеясь, что они найдут путь к тем, кто будет благодарен за это.

Почему Страх ненавидит Древних? Потому что они прокляли Звёзды. Потому что он, как и я, живёт и представляется тем, кем не является на самом деле. Он – олицетворение, квинтэссенция Страха Звёзд, лицезревших Падение Древних бесчисленное количество лет назад. Он – есть звезда, пришедшая от страха в движение в последнюю фазу своей неотвратимой гибели под влиянием Проклятия, Энтропии. Страх не может больше дарить свет. Словно чёрная дыра, которой чуть было не стал. От того и имеет он власть над Тьмою. Можно даже сказать, что тот, кто слышит его – слышит Зов Ночи. Подобно своим сородичам, он взывает, пускай и шёпотом. Но просит он не о реквиеме по своим собратьям. Он просит о борьбе и храбрости противостоять Им. — молвил Коллекционер в ночной тишине. Твайлайт Спаркл молча осознавала услышанное. Звёзды на небе потускнели.

— Страх ненавидит Древних. Потому что никогда не принадлежал к их числу.