Обитель тьмы

В один прекрасный день к Твайлайт приходит Флатершай с просьбой помочь излечиться от странного расстройства, которое мучает ее уже долгое время. Но действительно ли оно является тем, чем кажется на первый взгляд?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони ОС - пони

Странник. Путешествие второе. Между мирами

Два мира, две истории, два существа. И каждое из них, находясь одновременно и в маленьком, сугубо личном мирке, и в огромном, с лёгкостью перемалывающим судьбы им подобных, ищет что-то своё. Он - алкает обрести сокрытое знание, она - справедливое оправдание. Кто же мог предполагать, что эти, на первый взгляд, совершенно параллельные судьбы когда-нибудь пересекутся, да ещё и при столь странных обстоятельствах?

Твайлайт Спаркл Лира Другие пони ОС - пони Человеки

Закат

Стихотворение на основе чудесной зарисовки Iskorka — На закате дня

Мои мечты, моё воображение

Данделайн – простой жеребёнок. Единорог, мечтающий научиться летать, как пегасы. Книголюб и выдумщик. Ученик Твайлайт Спаркл. Вместе им предстоит пуститься в приключение, полное опасностей и древних тайн, скрытых ещё с зарождения самой Эквестрии. История о величайшем зле начинается здесь…

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Моё маленькое солнышко

За несколько веков правления Эквестрией, Селестия работала очень много и усердно, но так мало отдыхала… В очередной раз погрязнув в тоннах бумажной работы, она загадывает одно единственно желание – стать снова маленькой и беззаботной. Говорят: будь осторожней в своих желаниях, они могут сбыться. Луна просыпается от того, что по её кровати кто-то прыгает. Тогда она ещё не знала, чем всё обернётся для Эквестрии…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Вприпрыжку к успеху

За всю историю Эквестрии не было никого богаче Пинки Пай. В чём же секрет её успеха? Она понятия не имеет.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Мундансер

Одинокий диалог

Очередная бессонная ночь, отличающаяся от прочих двумя вещами: не одиночеством и завершённостью. Но насчёт одной из этих вещей я не уверен. А вы?

Твайлайт Спаркл Человеки

Друзья со звёзд

История про то, как прошёл первый в истории Эквестрии контакт с пришельцами.

Дерпи Хувз

Так держать, Менуэт. Часть 2: Щупальца, мумии и прочее дерьмо

Приключенцы... Ага, звучит гордо. Совершенно не похоже на “чуваки, прорубающиеся с мачете сквозь джунгли, пока москиты жрут их крупы". Вы отправляетесь в приключение, хотите найти несметные сокровища, и вам нужно доставить целую гору разных вещей в какую-нибудь Селестией проклятую дыру на другом конце мира... Ну, вот тут я и появляюсь. Меня зовут Менуэт. Клянусь, я лишь хотела жить спокойной жизнью с небольшими намеками на приключения. Теперь же мне приходится сражаться с мумиями, зомби, щупальцами, непредставимыми мистическими мерзостями, наемниками с Манэгаскара и сборщиками налогов. И во всем виновата Винил. Снова.

Трикси, Великая и Могучая Лира DJ PON-3 Дэринг Ду Колгейт Марбл Пай

Чудо примиряющего очага

Продолжение истории "От рассвета до рассвета" и "Первого снега". Завидуя "режиссёрскому" таланту сестёр-принцесс, Дискорд взялся ставить свой собственный спектакль в Ночь Согревающего Очага. Но даже он не мог представить, во что в конечном итоге выльется его маленькая комедия...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Король Сомбра

S03E05

Fallout : New Canterlot

Глава 21

Глава 21

Фреш-Де-Лайт долгое время тряслась в машине, работающей на магии, обеспечивающей её работу через проводок с кольцом, надетый на рог водителя. Фенита была рядом и молча сидела, глядя в пол трясущегося кузова. По обе стороны от неё сидело по кобылке довольно доступного вида, державших в ногах по двуствольному обрезу, которые пока что смотрели в пол. Рядом же с Фреши сидел тот самый жеребец, силуэт которого они посчитали некогда дружественным, и спокойно покуривал вонючую сигарету, время от времени выдыхая едкий дым в лицо единорожки, заставляя её кашлять. Машину снова тряхнуло на бархане, от чего все находящиеся в кузове чуть не брякнулись головами о деревянную крышу.

— Эй, лихачка! – возмутилась одна из кобылок, та, которая была полностью розового цвета с голубыми глазами и татуировкой через всю переднюю левую ногу. – Ещё раз выкинешь подобный фокус — я тебе так накостыляю, что ты всю жизнь будешь питаться только обезболивающими!

— Заткнись, а – раздалось с водительского сиденья. – Это моя тачка, как хочу, так и управляю.

— Скотина, ты ещё получишь у меня – сплюнула сквозь зубы розовая пони и повернулась к безразличной на всё Фените.

— А ты что молчишь? Небось нравится слушать, когда меня затыкают, нэ?!

Фенита продолжала молчать.

— Эй, тварь! – лягнула её рейдерша. – Отвечай, когда я с тобой разговариваю! Ну! – продолжала она, не переставая при каждом слове пинать пегаску в бок.

— Кики, уймись – наконец подала голос вторая кобылка, пегас серого цвета с фиолетовой гривой. – Босс не любит, когда на игрушках есть царапинки. Подождём, что он скажет, а тогда уж и поизмываемся.

— Дело говоришь, Гарпия – согласилась Кики и подняла лицо Фениты за гриву на уровень своего лица. – Слышала, куколка, как только прибудем – я над тобой так поиграюсь, что родная мама не узнает.

В следующее мгновение по лицу розовой рейдерши растёкся смачный харчок, который, должно быть, Фенита собирала всю поездку, так как такое обилие соплей и слюны просто не могло скопиться за пару минут. Кики провела копытом по своему лицу и резко опустила голову Фениты в пол кузова. Фреши ожидала, что пегаска вскрикнет или как-то ещё подаст голос, но, к её удивлению, всё произошло абсолютно безмолвно, если не считать шипение державшей её за гриву пони. Когда Кики подняла голову Фениты для повторного удара, Фреш заметила, что пенсне пегаски разлетелись на осколки, большинство которых оставило мелкие порезы вокруг глаз, к которым ещё и добавилась кровь из ссадины на лбу, но даже сейчас Фенита продолжала молчать, явно бросая вызов этим рейдершам.

— Сучка – произнесла розовая пони, и уже хотела было повторить удар, как её окликнул властный голос по другую сторону Фреши.

— Кики, хватит, или ты забыла, как босс наказал тебя пару дней назад, когда ты умудрилась прибить того парня из Пустынного экспресса?

Розовая пони тут же насупилась и отпустила гриву Фениты, кинув на неё злобный взгляд, прошептав что-то, что только она и могла услышать.

Спустя некоторый промежуток времени машина остановилась и все, кто сидел в кузове выгрузились перед трёхэтажным зданием посреди руин обширного города. Фенита быстро сообразила, что их приволокли в развалины столичного мегаполиса, это было немного странно, учитывая, что данное место давно стало пристанищем для многих опасных тварей, к которым теперь можно было и добавить этих авторейдеров. Расплатившись с водительницей авто в кабине, с пассажирского сиденья соскочила пони в тёмных очках и плотной стальной броне, вооружённая трёхствольным плазменным плевателем, названным так от того, что выстреливал сгустки плазмы по широкой дуге, дезинтегрируя всё, что попадало в зону поражения. Довольно редкая вещица, не говоря уже о том, что довольно дорогая. Грузовик поддал газу и уехал, когда водительница выплюнула окурок из окна, предварительно поправив зеркало заднего вида бордовой ногой в резиновом накопытнике. Не успел гул двигателя заглохнуть, как из здания вышел крупный жеребец оранжевой масти с напрочь отсутствующей гривой и хвостом. Он говорил отрывисто и чётко, будто лаял, глядя на всех собравшихся с горделиво поднятой головой, что не могло скрыть его второй подбородок.

— Как вижу, на этот раз вы не с пустыми копытами, это хорошо – произнёс он, проходя между Фенитой и Фреш, которых держали на мушке.

— Что скажешь, Боун, как они тебе? – спросил бугай у жеребца, что ехал рядом с Фреши.

— Ну, похоже, они кого-то ждали – ответил он, глядя в небо. – Явно не нас, так что всё прошло без каких-либо проблем. Мы просто пришли, увидели и схватили их на месте.

— Да-да, подробности меня не интересуют, я спрашиваю, как тебе наши новые сучечки?

— Та, что более помята — настоящая стерва, пришлось успокоить её прикладом, когда начала распускать зубы…

— Ну ты и ублюдок – проворчала Фенита, задетая таким наглым искажением фактов. – Скажи прямо, что твоей розовой шлюхе просто захотелось поскандалить, а я оказалась под ногой!

— А ну молчать, тварь! – крикнула Кики, огрев однокрылую пегаску рукояткой своего ружья.

— Прекратить! – рявкнул главарь рейдеров, врезав розовой пони по скуле, от чего та отлетела на целый метр. К ней тут же подбежали две других кобылки, помогая подняться, но она послала всех куда подальше, попутно сплёвывая на землю.

— Я же говорил, настоящая стерва – повторил Боун.

— Да, похоже, ты прав, к тому же уродина с одним крылом. Пожалуй, отдам её на растерзание нашим леди – заключил бугай, вызвав тем самым довольный возглас из бабьей кучи.

— А эта блондиночка что?

— Похоже, она недавно из убежища, ещё молоденькая и скорее всего девственница. Как раз, как ты и любишь.

— Отлично, обожаю девочек из убежища. От них можно быть уверенным, что ничего не подцепишь – усмехнулся толстяк. – Но не волнуйся, я и тебе кусочек оставлю.

Фреши похолодела. В голове тут же возникла картинка, как её кидают в огромный, кипящий на костре чан с мутной жижей, которую позже пробует на вкус главный авторейдер, приговаривая, что не хватает соли. Фреш-Де-Лайт уже хотела пуститься наутёк, и пусть её лучше подстрелят, чем съедят эти омерзительные пони, но ноги предательски не слушались её команд. Да и вообще, всё тело вдруг будто онемело, она повернула голову и заметила, что в её крупе торчит уже пустой шприц из-под какого-то вещества. Последнее, что она услышала перед тем, как заснуть – это были слова Боуна. – Так, вы всё слышали, единорога в подвал, мутантку можете пристегнуть на первом этаже!

— Кабзда – пронеслось в голове Фреш перед тем, как она отрубилась.

— Почему мы так быстро свалили из Понивилля? – возмущалась Панацея, продолжая сгибать и разгибать пальцы. – Мы даже в само поселение не зашли.

— Мы его проходили, когда тот Дракон пёр тебя до лаборатории. Всё как обычно – ухоженные домики и спрятавшиеся там жители, позже Спайк мне ответил, что они каждую новую зебру так встречают.

— Спайк?

— Ну да, так того дракона звали. Мировой парень, хоть и вспыльчивый иногда.

— Ага – ага. Замяли. Теперь давай думать, где мне разжиться ежинорожьим оружием.

— Я могу тебе дать свой пистолет, если хочешь.

— Не прокатит. Ты видел его крепление? Оно подойдёт для нормальных копыт, а для этих двух дур – подняла перед собой руки пони. – Для них надо именно единорожью модификацию. Странно, будто для этого протезы и изготавливались – вполголоса произнесла синяя пони.

— Кстати, ты вообще как, от себя ещё не охреневаешь?

— В смысле? – не поняла Панацея.

— Нууу… — начал тянуть Тано. – Ты же понимаешь, что в приличное общество тебе теперь путь закрыт. Честно, увидь я что -то подобное в перекрестие, то стрельнул бы, не думав не минуты.

— Умеешь ты подбодрить.

— Ну уж ивиняй. Выглядишь ты как робот–убийца из старых кинолент.

— А разве это плохо? На врагов будет оказываться такое колоссальное давление, что они…

— Панацея.

— Да конечно я сама себя в зеркале шарахаюсь! Но что поделать?! Это явно лучше, чем таскаться за вами бесполезным грузом! Селестия тебя лягни, неужели это так сложно понять?!

— А что плохого в том, чтобы быть прицепом? Из тебя получался хороший, как я уже говорил, сторожевой.

— Я тебя сейчас ударю.

— Всё, молчу.

Уже на подходе к оговоренному месту встречи компания заметила некоторые тревожащие признаки, такие, как следы колёс и гусеницы на песке, а в тот момент, как они вышли к углублению, в котором остановились девушки, окончательно утвердились, что случилась беда. Весь лагерь был перевёрнут с копыт на голову, вокруг были разбросаны многочисленные бытовые принадлежности, такие как кружки, одеяло, вилки. Даже походная кастрюлька, которая очень нравилась Фреши. Однако из вещей пропало только оружие, запасы еды и воды и, конечно же, деньги. Самих пони тоже тут не было, зато многочисленные следы копыт и колёс давали явное представление о том, что тут происходило и в какую сторону их увезли.

— Плохо дело – произнёс Тано, глядя в сторону следов от машины, до сих пор оставшихся лишь потому, что погода последние пару дней была безветренной в этой области.

— Как думаешь, куда эти авторейдеры их повезли? – спросила Панацея, убедившись, что никакой стрельбы поблизости не было.

— Скорее всего, к своей базе в столичных развалинах.

— Откуда знаешь?

— Как-то раз сделал для них одну грязную работёнку. Надо было убрать одну крысу, которая воровала из общага.

— Не думала, что ты принимаешь подобные заказы.

— Это было давно и мне нужны были крышки.

— Хех. Звучит как оправдание проститутки.

Зебр не стал продолжать спор и решил промолчать, после чего подобрал оставленную в лагере карту и ткнул куда-то в окраины столичных развалин.

— Нам сюда.

— Отлично, а теперь отрывай свою задницу от земли и помоги мне собрать вещи, не хватало ещё оставить здесь что-нибудь нужное.

Версус ехала в своём любим автомобиле, покуривая сигарету, отлично державшуюся во рту за счёт диастемы. Её чёрная грива развевалась на сухом ветерке, проникающем в кабину грузовика через пустые боковые окна. Эта бордовая пони была одета в затемнённые коричневым цветом очки, лёгкий шарф, натянутый до самых губ, и резиновые накопытники, позволяющие крепче держать руль машины, питающийся от кольца, надетого на её рог. Ей очень нравилась своя машина, особенно в экстаз её приводила дополнительная гусеница, установленная между четырьмя колёсами, помогающая не буксовать в песках пустоши, чем она выгодно отличалась от остального транспорта. Работала Версус как попадётся, выполняя любые заказы, за которые сулят хорошую выручку, вот и сейчас она возвращалась в гараж к семипалому, чтобы оставить там свой грузовик и пойти как следует напиться в ближайшем баре.

Вдали послышался шум мотора и Панацея с Тано залегли. Транспортного средства ещё не было видно из-за бархана, но чувствовалось , что вот-вот появится.

— Как думаешь, это наш клиент? – поинтересовалась синяя пони, пристально вглядываясь в горизонт.

— Не уверен, но лучше считать, что да – ответил зебр, раскладывая своё оружие и переключая его в режим магического луча.

— Будем стрелять?

— Буду.

— В таком случае, постарайся не перевернуть грузовик – согласилась пони, наблюдая, как машина наконец показалась из-за бархана, продвигаясь практически по своим старым следам.

Версус продолжала ехать на своей колымаге, слушая радио по старенькому приёмнику, как в одно мгновение, откуда-то спереди, по её машине прошёлся тонкий луч магической энергии, разрезав половину переднего бампера и одно из передних колёс, превратив его в мешанину стали и резины. Машина стала заваливаться набок, но бордовая пони резко вывернула баранку и направила грузовик юзом по песку, пока он не остановился. От переворота спасло то, что автомобиль изначально ехал на низкой скорости, иначе он покатился бы кубарем, и не факт, что водительница осталась бы в живых. Она быстро сняла кольцо питания со своего рога и достала из-под сиденья свой любимый автодробовик, отделанный гравировкой в виде виноградной лозы, и вставила в него кассетную круглую обойму на двадцать четыре патрона. Она приготовилась встречать гостей, которые точно захотят заглянуть внутрь.

Панацея и Тано подходили осторожно. Они были уверены, что водитель до сих пор жив и, похоже, готов их встретить. В окна его было не видать, похоже, он укрылся за толстой дверью кабины – предположила группа и двинулась быстрее. Подойдя вплотную, зебр приготовил свой пистолет, а синяя пони, коротко кивнув, резко рванула дверь на себя.

Версус спустила курок и дробь с глухим выстрелом вылетела через открытую дверь куда-то в пустошь. Очевидно думая, что у неё обычное однозарядное ружьё, в кабину быстро запрыгнула странная пони, если так вообще можно было назвать существо со стальными, как решила бордовая водительница, ногами, две из которых оканчиваются каким-то подобием грифоньих лап. Версус тут же совершила очередной выстрел, который на этот раз достиг цели.

Дробь разбилась о левую руку Панацеи, что вызвало сильную вспышку боли по всей искусственной конечности. Синяя пони громко вскрикнула, и, стиснув зубы, попутно шепча проклятья, ухватилась правой рукой за направленный в неё дробовик и подняла его дуло вверх, с лёгкостью руша слабый телекинетический поток.

Версус успела лишь сделать последний выстрел, который пробил крышу кабины, прежде чем её оружие оказалась у синей пони, которая, до сих пор морщась от боли, выбросила дробовик из кабины, а следом и её саму, выдернув из сиденья с неприличной для пони лёгкостью. Версус грохнулась в песочек рядом со своим отброшенным оружием. Она хотела было снова поднять его телекинезом, но тут в её висок ударилось тёплое дуло пистолета, закреплённого на ноге у Зебра с дрэдами.

Панацея спрыгнула из кабины, потирая место, куда пришлась дробь, и с удивлением обнаружила, что там нет ни единой царапины, хотя боль была такая, будто от ноги оторвали целый кусок мяса. К счастью, боль прошла так же резко, как и возникла, и теперь синяя пони стояла с дробовиком водительницы наперевес, глядя сверху вниз на бордовую пони в резиновых накопытниках и белом шарфе. Её очки слетели ещё во время манёвра, так что из-под чёрной гривы на Панацею глядели светло-розовые, напоминающие малину с молоком, глаза.

— Итак, лапочка – начала Панацея. – Сейчас ты нам всё расскажешь…

Версус только и оставалось, что сплюнуть сквозь щель в зубах.