Пушкин - наше всё!

Как перевоспитывать жеребёнка-рейдера? Кто-то предлагает отправку в специальные училища, а вот наш герой берёт пушистый комочек домой - и знакомит с достоянием русской литературы. Ко дню рождения А.С. Пушкина.

Другие пони Человеки

FO:E - Схватка в Разломе

Два курьера. Два пони, чьи судьбы неразрывно связаны. Два непримиримых врага. У них разные цели, разные идеалы - но общая история. Которая началась в Разломе. И там же закончится...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Vale, Twilight Sparkle

Ничего уже не будет как прежде. Но, возможно, будет лучше? Мой взгляд на превращение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Мак Хомутищев

К первопубликации этой поэмы на Табуне 14 декабря 2017, 02:51 я дал такое предисловие: На этот раз я решил не постить свою поэзию прошлого тысячелетия, а быть немного более оригинальным, написав прямо сейчас свеженькую вещь, но по мотивам поэмы девятнадцатого века и тринадцатой серии пятого сезона МЛП ("Do Princesses Dream of Magic Sheep"). Итак...

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Биг Макинтош

Цена ошибки

Всем доводится ошибаться. Какова же цена ошибки Королевы Роя и есть ли свет в конце тоннеля?

ОС - пони Кризалис

Из портальной пушки на Луну/Lunacy to the Core

События первых двух серий с точки зрения Луны/Найтмэр Мун и Уитли, личностного ядра из Portal 2

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Первый полёт

Рэйнбоу Дэш, само воплощение скромности, самоотверженно согласилась дать Скуталу несколько уроков полёта. Однако у Твайлайт Спаркл возникли некоторые сомнения…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу

Луч света или как важно быть брони.

Рассказ об одном брони,посвятившем свою жизнь фэндому.

Человеки

Граница облаков

С кем только не сведёт судьба странствующего пони. Странный жеребец прибывает в маленький город, где занимается своим обыденным делом. Но кроме заработка он находит там кое-что ещё.

ОС - пони

Музыка душ

Винил Скрэтч и Октавия - довольно популярная пара в фэндоме. Но как начались эти отношения?

DJ PON-3 Октавия

S03E05
Глава 21 Глава 23

Глава 22

Глава 22

— Повторяю вам, срать я хотела на ваших спутников, мне заплатили – я отвезла. Всё! – Устала говорить одно и то же обезоруженная Версус под дулом своего же дробовика.

— Да–да, может и так – произнесла Панацея. — Но это не отменяет того факта, что именно ты их и увезла на своём пылесосе – продолжила она, сиганув мимоходом по открытой двери машины, от чего та с грохотом захлопнулась.

— Эй, светлячок! Не смей пинать Джека! Он один стоит пятьдесят таких, как ты! – тут же ощетинилась бордовая пони.

— Джека?

— Это мой грузовик!

— Хо-хо, ну, в таком случае…

Синяя пони развернулась к машине и от души всадила ей кулаком по капоту, оставив на ней небольшую вмятину, но слегка перестаралась и тут же, отдёрнув руку, начала трясти её, чтобы скорее прогнать болезненные ощущения.

— Ах ты, сука беспонтовая! – гаркнула Версус и кинулась на Панацею, но тут же была остановлена ногой зебра, перехватившей её за шею.

— Да, мать вашу, что вам вообще нужно?! – прокашливаясь выкрикнула водительница.

И действительно, до этого момента ни Тано, ни Панацея не знали, что именно им нужно, они даже не думали об этом. Конечно, был первоначальный план – схватить и разузнать о том, кто и куда отвёз Фреш и Фениту, но что дальше? Убить эту наёмную водительницу? Вроде не за что, особенно учитывая, что Тано и сам как-то подрабатывал у этих извергов.

— Вот как мы поступим – сказал зебр. – Ты отвезёшь нас к их базе и высадишь неподалёку, а позже можешь гнать на все четыре стороны, ясно?

— Ясно – не без злости ответила единорог. – Но сначала вам надо будет подождать, пока я запасное колесо поставлю, ведь вы были так добры, что изничножили одно из них особо ужасным способом.

— Сколько это займёт времени?

— Без помощи — полчаса.

— А с помощью?

— Минут за пятнадцать, думаю, успею.

— Ладно – фыркнула Панацея. – Но валын я оставлю себе, он мне ещё понадобится.

— А губа не треснет?! Это, знаешь ли, недешёвая игрушка! – обиделась Версус.

— Не треснет, к тому же, если будешь хорошей девочкой и дождёшься, пока мы вернёмся – получишь его обратно.

— Кхх.

На этом разговор закончился и бордовая пони направилась к своему Джеку, вызывающе вильнув задом с меткой в виде стального сердца, стараясь задеть синюю пони. Панацея стерпела лёгкий удар крупом и стала наблюдать, как перед ремонтом Версус обняла своего железного дракона, нежно потерев ему за зеркалом заднего вида.

— Она явно не в себе – прошептала Панацея и направилась помогать с ремонтом.

Для Панацеи ехать в машине, подскакивая на кочках, так и норовивших постелиться под колёса машины, было в новинку. Сиденья были странной формы, заставляющей сидеть на крупе, гул двигателя и запах перерабатываемой магии через двадцать минут сидели в печёнках и вызывали тошноту, а водительница постоянно оглядывалась, чтобы удостовериться, что её пассажирка не трогает больше положенного в кабине. Единственное утешение состояло в том, что Тано, находящемуся в кузове за подстрел колеса, было куда хуже. Судя по звукам – он просто кувыркался в нём, а с каждой кочкой лексикон пони, находящихся впереди, обогащался новыми ругательствами на иностранном языке. Версус сразу предупредила Панацею, чтобы ничего не смела трогать из рычажков и приборных панелей в Джеке, иначе тут же вылетит из кабины на полной скорости. Синяя пони, конечно, усмехнулась такой угрозе, особенно учитывая что оружие было у неё, но решила пока следовать правилам, как-никак сейчас их благополучие в копытах этой бордовой единорожихи. Вот из-за очередного бархана начала показываться верхушка фиолетового купола, который являл собой центр Старого Кантерлота, место, откуда всё понеслось.

— Подбираемся – произнесла водительница тоном, дающим понять, что она уже достаточно остыла для беседы без последующей драки.

— Слушай – начала Панацея, выставив часть руки в окно. – Почему ты назвала свою тарантайку Джеком?

— Потому что его так зовут – буркнула Версус.

— Не, вдруг у тебя был парень и его так звали, а потом пришли плохие пони и убили его, оставив после его смерти лишь этот грузовик.

— Знаешь, всё так и было, да.

— По харе вижу, что не так.

— Тогда зачем предлагаешь такие бредовые версии?

— Просто интересно, если я тебе прострелю лобешник – придёт ли мне мстить какой-нибудь жеребец. Или кобылка?

— Ни то, ни другое.

— Как это так?

— А вот так, я предпочитаю партнёров, для которых железо чуть больше, чем гемоглобин.

— … ты что, из этих…

— Можно и так сказать. Роботы и механизмы для меня гораздо привлекательней, чем такие же пирожки с мясом, как и я. Они, как бы это, совершенней во всём.

— Стоп, а как ты тогда…?

— Помнишь, перед поездкой я сняла с рычага переключения скоростей, как вы его называете, резиновый чехол?

— Твою мать… я же его трогала…

— Что?!

— Ну, когда на кочке подпрыгнули, я сжала его этой хренью – подняла свою левую руку синяя пони.

— …

-…

-…

— Эй! За дорогой следи! – выкрикнула Панацея, вцепившись в баранку поверх копыт Версус и повернула её, тем самым избежав столкновения со старым знаком магической опасности, изображавшем все четыре стихии.

— Ты о чём вообще думаешь?! – гаркнула синяя пони, наконец убрав руки с руля.

— У тебя такие тёплые механоиды… — улыбнулась водительница, поглаживая одно копыто другим, при этом уже не забывая следить за дорогой.

— Эй! Что у вас там случилось?! – раздался сзади недовольный голос зебра.

— Ничего, трясись там дальше – ответила синяя пони, на всякий случай чуть отсаживаясь от единорожихи.

— Слушай, а у тебя есть партнёр? – вдруг спросила Версус.

— Ага, у меня есть спутники, мы с ними путеше…

— Я в другом смысле.

— А… да, конечно есть – соврала Панацея, сама не зная почему. Может из-за того, что до сих пор видела себя пони, а не искусственной игрушкой, а может и просто потому, что этой дурёхе ещё надо везти тачку, причём желательно без посторонних мыслей.

— Жаль… а кто он?

— Она.

— Даже так? Ну, ладно. Кто она?

— Молодая блондинка, которая умеет вкусно готовить – ответила пони, мысленно ставя галочку попросить Фреши подыграть ей позже.

— А, ясно. Она действительно довольно милая для живого существа – ответила водительница и сосредоточилась на дороге впереди.

— Но если что, обязательно попробуй разик со мной.

— Непременно – буркнула Панацея, внезапно осознав, что Фреши действительно отличная девушка, пусть и только-только вступившая в совершеннолетие. Пони тут же прогнала эти мысли, интенсивно помотав головой.

— С тобой что? – удивилась водительница.

— Ничего, просто задумалась. Кстати, почему мы остановились?

— Потому что мы приехали. База авторейдеров находится за этими двумя домами, вы узнаете её по мигающей вывеске и сетчатому ограждению вокруг. Дальше я не рискну ехать, ибо если вас убьют – я хочу и дальше рассчитывать на них работать.

— Ну спасибо, блин.

— Всегда пожалуйста.

Синяя пони выскочила из кабины с дробовиком наперевес, а навстречу ей вышел зебр, потирая рассечённую бровь.

— И да, постарайся выжить – бросила Версус Панацее. – Если что, я устрою тебе ночь в стиле техно.

— Если она будет такой же бестолковой, как эта гусеница между колёсами, то я пас.

— Что значит бестолковая? Ты разве не почувствовала приятной вибрации?

— Нет.

— Я, честно говоря, тоже. Похоже, твой полосатый дружок и её из строя вывел.

— И слава тотемам. Мне хватило и той, что действовала на меня всю дорогу.

— Короче, шестерёночка, не забудь вернуться, я жду только полтора часа.

— Само собой ждёшь. Ты же хочешь получить это обратно – повертела она в руке дробовик.

— Именно, если его найдут авторейдеры, мне придётся многое им объяснить, а мне этого совсем не хочется.

— Кончайте бабский трёп, на пора – скомандовал Тано и первый пошёл в сторону базы.

Панацее только и оставалось, что направиться следом, не забыв напоследок, из озорства, шлёпнуть себя рукой по крупу, прекрасно понимая, что всё это видит водительница, неравнодушная к механизмам. Особенно пониподобным.

— Видишь кого-нибудь?

— Нет, похоже весь народ собрался внутри здания.

— Это хорошо или плохо?

— Для тебя хорошо, для меня не очень – ответил зебр и сложил свою винтовку, и снял пистолет с предохранителя.

— Кстати, что ты вдруг не спрашиваешь, что это наша водительница стала такой доброй?

— А зачем? Я всё слышал оттуда.

— Оум… ладно.

— И даже то, что с Фреши…

— А вот про это заткнись, сказала, чтобы отвязаться.

— Ага, не дурак, понимаю.

— Ладно, нам ещё их базу штурмовать. Круп знает, что они делают с Фреш.

— И Фенитой.

— И Фенитой, так и быть.

Пони поднялись из-за обломков здания и рысью побежали к нужному зданию. Оно действительно было огорожено сетчатым забором, но в нём было столько больших прорех, что на него вообще можно было положить хвост. А вот вывеска, мигающая огоньками напуганного электричества, неизвестно откуда взявшегося, гласила « Бордель КакТуз ». Именно в этот «КакТуз» и направилась данная парочка пони, готовая устроить зачистку, пользуясь элементом неожиданности.

Фенита до сих пор была привязана к холодной мокрой трубе, идущей вдоль одной из стен. Её задние ноги сковывали стальные кандалы с пропущенной через трубу цепью, а передние просто связаны позади той же трубы. Она пробыла в таком положение уже около суток. Её ноги онемели и затекли, на местах, где верёвка и колодки соприкасались с кожей – появились синяки и кровавые ссадины, но что больше всего нервировало, так это тонкая струйка воды, постоянно капающая на макушку, мешающая даже просто заснуть. Пегаска всё ждала, пока эти стервы, донимавшие её в грузовике, придут и начнут измываться, но всё пока что ограничивалось лишь тем, что они изредка проходили мимо неё, кидая косые взгляды на её подвешенную тушку. Она искренне надеялась, что Тано всё же найдёт это место и поможет ей с Фреши выбраться из этой передряги, но для этого нужно продержаться как можно дольше, так что Фенита дала себе слово не провоцировать лишний раз её тюремщиц.

— Ну как, свинка, приятное чувство, когда тебя в любой момент могут пустить на фарш? – тихим голосом произнесла Кики, держа перед лицом Фениты острый треугольный нож, зафиксированный ремнём на её копыте. Пегаска так и не поняла, откуда она взялась, но выглядела эта розовая пони как персонаж детской страшилки, в которой маньячка шьёт носки, футболки и прочие предметы одежды из меток жертв при помощи иглы из рога жеребёнка.

Фенита промолчала.

— Значит, опять решила меня подоводить – тихо прошептала розовая пони, после чего громко крикнула. – Гарпия! Зови остальных, хватит этой скотине киснуть без дела, пора поразвлечься!

— Ты же знаешь, нельзя её убивать, пока дырявая не вернулась! Только она имеет право на последний удар! – отозвался голос из соседней комнаты.

— Не волнуйся, я только слегка подпорчу шкурку, органы останутся целы!

— Хорошо, раз так, то можно и пошалить.

И вот, перед Фенитой, уже стояла стайка из полдюжины кобылок, впереди которых находилась Кики с ножом наготове. Тут была и серая Гарпия, и та самая пони, которой влетело от Кики, когда пыталась её поднять, и остальные кобылки, встретившие их по приезду в эту клоаку. Все ждали.

— Ну, пиньятка, хочешь что-нибудь сказать перед тем, как мы приступим?

— Как только я освобожусь, то лично переломаю каждую косточку в твоём организме – прошипела Фенита, напрочь забыв о том, что обещала себе не подкидывать еды параспрайтам.

— Сука! – рявкнула Кики и полоснула её ножом по лицу, оставив длинный порез наискось от правого глаза.

Панацея вышибла дверь своим шарообразным плечом, влетела в комнату и тут же распласталась по полу, оценивая обстановку и позволяя Тано ворваться следом, без риска прострелить ей позвоночник. Оглядев помещение на предмет целей, синяя пони тут же откатилась вбок и выстрелила в двух кобылок, стоявших у стены. Они даже не успели отойти от удивления, как дробь накрыла их, изрешетив на месте ту, что приняла на себя основную мощь выстрела, и прострелив ногу с грудью второй. Первая погибла почти сразу, в то время как её соседка, вскрикнув от боли, попыталась удрать, но была остановлена ещё одной порцией дроби в затылок. Оказалось, что на шестерых кобылок у этих горе-авторейдерш был только один жалкий нож, находившийся у розовой пони с татуировкой на ноге. Она и ещё две кобылки успели разбежаться по укрытиям, и как раз вовремя, так как Тано, проследовавший за Панацеей в это помещение, пристрелил зазевавшуюся рейдершу, разбрызгав содержимое её головы по стенке, рядом с привязанной Фенитой. Оказавшись за укрытиями, бандитки тут же попытались прорваться к выходу, правда, уйти удалось только серой пегаске, успевшей вылететь через окно, разбив при этом стекло собственной головой. Оставшиеся две уже никуда не смогли деться. Зелёную единорожиху с короткой жёлтой гривой нагнала ещё пара зарядов из дробовика Панацеи, заставив её задние ноги отделиться от тела, а после прошили шею, превратив его в сито. Розовая пони была близка к выходу, но пара выстрелов из пистолета Тано решительно отменили подобный исход, заставив её повалиться на пол с истошным криком. Зебр и синяя пони оглядели комнату и быстро подскокали к привязанной Фените, над которой, судя по всему, около часа измывались, как могли. Тут были и многочисленные порезы от ножа по всему лицу, клочками выстриженная, некогда красиво уложенная грива и хвост, фиолетовые с красным отливом гематомы и даже слабый запах продуктов жизнедеятельности, а довершалась картина засохшими следами слюней и соплей по всему телу.

— Вот что я называю бабья пытка – угрюмо хмыкнул Тано, освобождая свою напарницу, которая тут же рухнула на пол.

— Ты как, жить будешь? – поинтересовался зебр.

— Более или менее – ответила улыбнувшаяся пегаска. – Вот только всё тело затекло, придётся подождать некоторое время.

— Где мелкая? – спросила Панацея.

— А, это ты. Я уж подумала, что Тано поменял твою ленивую задницу на первого же попавшегося робота.

— Я тебе позже тресну, а теперь просто скажи, где Фреши?

— Я слышала, что её хотели увести в подвал. Думаю, искать лучше там.

— Ясно – отрезала синя пони и рванулась к ступенькам.

— А ты? – спросила пегаска зебра.

— Я пока останусь тут, на случай, если кто-то решит спуститься со второго этажа.

— Понятно.

— Вы все тут подохнете!- вдруг выкрикнула подстреленная розовая пони, от чего Тано и Фенита вздрогнули.

— Через полчаса сюда прибудет Боун и Дырявая с компанией, уж они-то с вас сдерут шкурки и постелят перед кроватями!

— Я сейчас её заткну – тихо произнёс зебр, наводя на неё дуло пистолета.

— Не надо, я сама хочу с ней разделаться, когда снова смогу подняться – мстительно прошипела пегаска.

Панацея быстро спускалась вниз на своих новеньких ногах, она с налёту выбила дверь и не глядя снесла дробью голову какому-то жирному жеребцу, который даже не успел взяться за свой ствол. Пробегая мимо трупа главаря авторейдеров, пони оглядела этот узкий коридор. В нём был огромное переплетение труб, счётчик света и железная дверь, запертая на несколько шпингалетов снаружи. Панацея в порыве попыталась выбить и эту дверь, но в результате просто сползла по её непоколебимой стали на пол. Пришлось всё сделать по скучному, а именно отпереть шпингалет за шпингалетом и плавно открыть скрипучую дверь. За дверью была широкая, но пустая комната с серыми стенами и потолком. Одинокая жёлтая лампочка болталась на проводе посреди этого помещения, освещая одинокий матрац и создавая густые тени по углам. Именно там Панацея и обнаружила Фреши, лежавшую без движения в позе эмбриона.

— Хватит уже, это было всего лишь пару минут назад – раздался слабый голос молодой единорожки.

— Фреши, это я – мягко ответила синяя пони, подходя к ней.

Фреш-Де-Лайт повернула голову, что стоило ей немалых усилий, и попыталась улыбнуться.

— О, Панацея, вижу, у тебя теперь всё прекрасно.

— Я тут, чтобы вытащить тебя – прокомментировала очевидное синяя пони.

— Воды. У тебя есть попить?

— Да, конечно, — ответила Панацея, доставая какие-то таблетки и флягу с водой. – Вот, выпей вместе с этой таблеткой. А лучше с двумя.

— Ммм… кисленькие…

Пока Фреш осушала флягу мелкими глотками, Панацея успела её разглядеть. Вся одежда, что когда-то была на жизнерадостной единорожке, изорвана ближе к низу, стальные наножники, как и оружие, пропали, а красные глаза и грязный нос свидетельствовали о том, что приходилось ей тут совсем несладко.

— Пойдём отсюда – произнесла Панацея и закинула Фреш-Де-Лайт к себе на плечо. – Теперь моя очередь тебя носить.

Когда Панацея поднялась к Тано и Фените, то последняя уже твёрдо стояла на ногах, излучая какую-то странную удовлетворённость, которую можно было заметить даже сквозь все порезы и царапины, на её иссечённом лице. Позади неё валялся какой-то распотрошенный труп, что было странно, ведь даже её дробовик не давал такого эффекта при убийстве.

— Все здесь? Отлично. Пора валить.

— Стой, а как же наши шмотки и оружие?

— Я уже всё забрал – ответил Тано.

— Когда это?

— Я поднялся на второй этаж и обчистил и сейф, так что теперь мы даже в плюсе, в каком-то смысле.

— Ты взломал сейф? – не поверила синяя пони, вспоминая, как однажды он пытался отпереть дверцу ломом.

— Ну, взломал – это сильно сказано. Я нашёл комбинацию, записанную на листочек в столе.

— А ящик стола был не заперт?

— Заперт. Но его деревянное дно оказалось гораздо слабее замка, на который его закрывали.

— Ладно, ты вроде сказал, что нам пора выметаться?

— Да. Пошли.

— Угу, Версус, думаю, нас уже заждалась.

— Что ещё за Версус? – насторожилась пегаска.

— Оу, уверена, она тебе понравится – ухмыльнулась Панацея и первой вышла наружу.

— Гони моё ружьё.

С этими словами их и встретила Версус, как только квартет приблизился к машине. Панацея тут же сняла его с плеча и кинула дробовик водительнице, которая умудрилась подхватить его телекинезом в воздухе.

— Хм. Легковат. Ты, похоже, неплохо постреляла.

— Эй, это ведь та машина, о которой я думаю? – подозрительно спросила Фенита, обходя Джека вокруг.

— Да, именно та – ответил Тано.

— Тогда какого?!

— А ну заткнулась, тут дети спят – показала синяя пони на Фреши, которая отрубилась, наверное, впервые за долгое время.

— Ладно, забирайтесь. Последний раз отвезу всех подальше отсюда и всё, надеюсь, больше никогда не встретимся – заявила водительница, запрыгивая обратно в свой автомобиль.

— Стой-стой-стой. Нам не надо обратно. Лучше подыщи нам безопасное убежище где-нибудь в этих развалинах – обвела рукой по кругу Панацея.

Версус хотела что-то возразить, как вдруг ей на ум пришла идея.

— Думаю, я знаю одно подходящее место. Там недавно прошло магическое облако, так что место полностью чистое.

— Так, мы же там траванёмся, нет?

— Дура, что ли? Облако не оставляет осадков, оно как псих с дубиной, опасно только когда рядом. Осадки от тумана.

— Туман – это же опустившееся облако.

— Ты это народу, который названия придумывал, скажи.

— Ладно, вези уж.

— Забирайтесь и поехали. Панацея вместе с обморочной может усесться в кабину.

— Она просто спит.

— Неважно, шевели задницей.

Безопасным пятачком оказался участок Старого Кантерлота рядом с куполом. Он был застроен некогда богатыми домами, от которых сейчас осталась лишь тень в виде четырёхстенных сооружений, изредка обзаведённых чем-то, что ещё можно было называть крышей. Именно в одном из таких домов, где ещё осталась преграда от неба, и остановилась партия, чтобы зализать раны и восстановиться. Дом попался пятикомнатный, в нём даже была работающая ванна, но группа разбилась на пары и обосновалась в двух спальнях. Первую спальню заняли Тано и Фенита, лицо которой теперь навсегда покрыла сетка многочисленных шрамов, которые не скроет никакая косметика, а если добавить к ним ещё и недавно коротко подстриженную гриву, то выглядела она теперь совсем не изысканно. Скорее лихо, став похожей на какую-нибудь бандитку. Фреш-Де-Лайт же, которая находилась с Панацеей в другой спальне, физически пострадала куда меньше, но синяя пони больше опасалась за её психическое равновесие, ведь подобное обращение могло сломать даже более взрослых женщин. Но, так как единорожка продолжала спать, делать выводы было рано. Всё, что могла сделать Панацея – это отмыть её губкой и уложить на мягкую, хоть и лишившуюся ножек, кровать, а самой устроиться на полу.

Фреши ещё спала, когда в комнату заглянул зебр и попросил Панацею выйти. Оказалось, он пригласил её оценить вещи, которые он успел выгрести из сейфа, и начать распределение. На деревянном прогнувшемся полу, накрытым посеревшим от пыли и пожелтевшим от недавнего облака ковре, лежала куча вещей, разложенных на несколько кучек. В одной куче лежали немногочисленные медикаменты вперемешку с огромным количеством самой разнообразной наркоты. Вторая куча представляла собой некоторое количество провианта, такого как мешок муки, банки консервов, немного сухофруктов, среди которых затесался один сочный мутафрукт, рис, питьевая вода, несколько вырезок мяса неизвестных животных и прочая пища, пригодная для употребления. Третья куча была сложена из крышек и маленького серебряного слитка. Тут было порядка пары тысяч, если не больше. Следующая кучка – это были разномастные патроны, баночки с порохом, гильзы и свинцовый скрап. И, наконец, поодаль от остальных вещей лежали четыре ствола – винтовка Фениты, револьвер Фреши, старенький двуствольный обрез и однозарядный гранатомёт, созданные под единорогов. Так же рядом с ними валялось несколько динамитных шашек, одна мина, одинокий детонатор для взрывпакетов и силовая подкова, которая была безвозвратно поломана.

Разложив по сумкам всю добычу, пришло время распределять оружие. Тано ничего себе не взял, так как у него хватало как оружия, так и патронов к нему. Фенита забрала свою винтову, и, оглядев содержимое, отказалась от остальных стволов, так как в её бесшумной профессии они бы только мешали, к тому же всё оставшееся оружие могло подойти лишь Фреши с её телекинезом и Панацее с её руками. Синяя пони молча взяла себе на вооружение двуствольный обрез и гранатомёт, сунув их в два специальных отдела её рюкзака, чтобы иметь возможность быстро их выдернуть, пока не появится хоть какая-нибудь кобура. Она так же взяла револьвер, чтобы отдать его Фреши, когда та очнётся. Сломанную сило-подкову решили продать при первой же возможности, а врывчатку поделили поровну между собой, оставив детонатор за Панацеей. Решили не доверять единорожке слишком опасное оружие в виде динамитных шашек.

Фреши очнулась посреди ночи. Все, включая Панацею, устроившуюся на другом краю этой большой кровати, спали. Единорожка медленно провела ослабшим копытом по своему лицу и улыбнулась, радуясь, что кошмар наконец-то закончен, после чего стала рассматривать синюю пони, спящую поодаль. Когда она только ворвалась, чтобы вызволить её из этого проклятого подвала, Фреши, признаться, решила, что это просто хороший сон, но теперь она окончательно убедилась, что Панацея действительно ворвалась на базу авторейдеров и спасла её. Помнится, тогда она предстала перед единорожкой со странными устройствами вместо ног, но чтобы убедиться наверняка, Фреш-де-Лайт медленно потянулась к покрывалу своей спутницы и осторожно сдёрнула его. Синяя пони открыла глаза и повернулась к единорожке, слепя её своим ярким белым глазом.

— Оу, ты наконец очнулась – первой заговорила синяя пони.

— Да, я очень рада, что ты мне не приснилась, я была уже на пределе.

— Просто не думай об этом.

— Как я могу не думать об этом? Это теперь будет преследовать меня всю жизнь – тихо простонала Фреш. – После подобного, глядя на жеребцов, я буду вспоминать эти страшные мгновения…

— Даже на Тано?

— Нет. Думаю, он единственное исключение.

— Ну вот, значит всё не так уж плохо.

— Всё очень плохо, Панацеечка. Всё это время мне было так страшно, как не было никогда. Я почти потеряла какую-либо надежду, я уже хотела разбить свою голову о стену, чем снова испытать это отвращение, когда…

— Чщщщщ… тебе надо успокоиться, иди сюда – обняла единорожку Панацея, прекрасно понимая, что ей сейчас как никогда прежде нужны ласка и внимание.

— Они тёплые…

— Да, я даже могу ими чувствовать.

— А что ты сейчас чувствуешь?

— Что у меня в коп… руках находится маленькая девочка, которой очень много пришлось пережить.

— Я не маленькая девочка. Я уже официально совершеннолетняя.

— Да–да, ты уже взрослая, но всё равно, лучше успокойся, тебе надо отдохнуть.

— Панацея…

— Что такое?

— Поцелуй меня… — закраснелась Фреши.

— Что?

— Поцелуй меня. Ты всегда заботилась обо мне, и теперь, когда я думаю о том, что было… в общем, если меня снова так схватят, я хочу, чтобы хотя бы мой первый поцелуй был адресован тому, кто мне не безразличен, раз уж остальное я потеряла.

— Фреши, думаю, тебе надо успокоиться…

— Нет! Панацея, скажи, только честно. Ты. Поцелуешь меня, или мне ждать, когда снова пожалуют какие-нибудь рейдеры, чтобы забрать и это тоже?!

— Чёрт возьми, малявка… конечно поцелую.

— Я тоже тебя люблю, Панацеечка — улыбнулась единорожка и прижалась к ней губами.

Следующие пару дней партия провела в этом же доме, восстанавливаясь после нелёгких испытаний, выпавших на долю девушек. Фреши отходила довольно быстро, и вскоре снова стала той весёлой и задорной единорожкой, какой её и помнили. Возможно даже ещё счастливее, особенно в присутствии Панацеи, которая продолжала изучать, на что способно её новое тело. Фенита же, наоборот, после того, как её изрядно пошрамировали, стала молчаливой и больше не докапывалась ни к Панацее, ни к Фреши, предпочитая общаться только с зебром. А он, в свою очередь, стал больше времени проводить с ней, чтобы вселить в неё больше оптимизма. Он долгое время убеждал её, что шрамы и короткая грива ей даже идут, а под конец даже брякнул, что с такой внешностью отыскать себе пару на пустошах гораздо проще, чем с модельной. Как бы то ни было, но это сработало. Фенита постепенно снова открылась миру, хоть и продолжала помалкивать в присутствии Фреши с Панацеей. И очень скоро группа отправилась к тому самому месту, куда должна была попасть ещё несколько суток назад.

— Вы опоздали – поприветствовала их гуль.

— Да, у нас возникли небольшие неприятности…

— Ненавижу опоздания – даже не слушала она. – Контейнер у вас?

— Да, вот он – показал Тано нужную вещь, присланную им с любопытным курьером.

— Хорошо. Правила вы знаете, как только выполните задание – сможете получить комбинацию.

— Что нам делать?

— Всё очень просто – ответила гуль, ударив полуразложившейся ногой по куполу, от чего в нём образовался аркообразный проход. – Вам всего лишь нужно войти внутрь и открыть мне ворота в королевский зал. Это всё. Всё? Да, точно, всё.

— Хорошо… — кивнул Тано и первым отправился через проход. За ним прошла Фенита и Фреши. Когда настала очередь Панацеи, гуль вдруг сказала.

— Вижу, в вашей цепочке больше нет слабых звеньев. У вас есть шанс.

— Заткнись – огрызнулась Панацея, пригибаясь, чтобы проникнуть внутрь. – Я до сих пор против этой затеи.

— И всё равно идёшь.

— Да.

Когда последний член отряда оказался внутри, проход за ними с громким треском осыпался, будто зеркало, в которое попали камнем.

— Эй, что за дела?! – крикнула Фенита.

— Это всего лишь предосторожность, чтобы вы никуда не сбежали – раздался голос в голове у каждого пони в отряде.

— Зачем нам бежать?

— Действительно, зачем? Ха-ха!

— Это ловушка?!

— И да и нет.

— Объяснись!

— Видите ли, ради своей цели я заманила сюда уже порядка ста пони. Некоторые поубивали друг друга, некоторые выжили… Но большинство уничтожило это место.

— То есть тут ещё кто-то есть?

— Да… Кто-то вам поможет. Кто-то убьёт при первой же возможности, но ваша цель – отпереть ворота в королевский зал.

— Где он?

— В замке. Но он закрыт. Закрыт на три замка, а ключи… где ключи?

— Говори, гнида! – крикнула в пустоту Панацея.

— Оооо… я бы на вашем месте так не кричала, вы можете привлечь внимание Старого Катерлота…

— Что?

— Что – вопрос, относящийся к определению…

— Где КЛЮ-ЧИ – еле как успокоилась Панацея.

— Ааа… один из них спрятан. А вернее потерян, украден древним вором. Второй ключ удалось захватить одному из ваших предшественников. К сожалению, он искусно скрывается от меня, но когда я его выслежу, то… А третий ключ у Главнокомандующего.

— Кого?

— Поймёте сами.

— Мы всё равно выберемся отсюда, нравится тебе это или нет – тихо пробурчала Фенита.

— Ооо, не думаю. Это не я вас тут держу, нет, совсем нет. Это Старичок вас тут держит. О да… я ощущаю его раздражение… потому и не захожу внутрь, ведь меня он хочет больше всего.

— Что делать, когда мы откроем дверь?

— Спасаться.

На этом всё затихло. Четвёрка стояла посреди мощёной камнем улицы. Ухоженные, но пустынные домики смотрели своими помертвевшими стёклами. Их внешняя безупречность и внутренняя пустота наводили на мысль о куклах, марионетках, декорациях. Небо, или вершину купола, как и его стены, было не видать из-за густого фиолетового тумана, медленно клубящемуся по всему, что здесь находилось. Казалось, будто нет в мире другого цвета, кроме всех оттенков фиолетового. Где-то туман был гуще, почти плотный, где-то рассеянный. Единственное, что тут было помимо него – это свет и тени. Настолько контрастные, будто их рисовали карандашом на белой бумаге. Вокруг была мёртвая тишина, нарушаемая лишь шарканьем вдалеке. Вдалеке. Но всё ближе. Инстинкты подсказывали, что нужно прятаться. Или умереть? Может даже что и похуже. Шарк превращался в скрежет железа и стук копыт. Что-то материализовывалось из сгустков тумана, готовое выйти. Надо срочно бежать и прятаться в одном из этих мёртвых домов. В этом поселении, возведённому вокруг величественного дворца, не имевшему окон. Лишь одна дверь с шестью замочными скважинами, три из которых были заварены. Сердца колотятся, на лбах выступает холодный пот. Что-то уже скоро заметит партию. Нужно прятаться.

Именно в таком месте нашей четвёрке и предстоит выживать . Или погибнуть.