Вы п(в)р(ы)о(играли)

Очень короткий рассказ о том, как в магической стране Эквестрия появился новый пони. Нет, это не попаданец. Попаданец подчиняется обстоятельствам. Здесь подчинятся обстоятельства.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Градус зла

Попаданцы прекрасно умеют кого-то доставать. Но этот бестолковый попаданец уже даже сделал на этом свое имя. Вот только жителям Эквестрии еще предстоит узнать насколько он в этом деле преуспел.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Наследство

Все разумные существа по своей природе любопытны. Кто-то больше, кто-то меньше. И в желании понять своё прошлое нам могут помочь высшие силы, правда, не всегда тем способом которым нам бы хотелось. Окажется ли это бесценным даром или страшным проклятием, решать предстоит тому несчастному, что возжелал тайны вселенной. За вычитку и редактуру огромное спасибо Stally Без его помощи все было бы гораздо хуже.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Мью и ее друзья

Зарисовки из жизни обычных пони или не совсем обычных?...

ОС - пони

Беглец

Эквестрия нуждается в спасителе. Но кто спасет её от него?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Вспонить все

Наука... Никогда не меняется.

Флаттершай Твайлайт Спаркл ОС - пони

Марсиане

Экспериментальный двигатель для межпланетных полётов, изобретённый сумеречным гением Твайлайт Спаркл, дал сбой, выкинув интернациональную команду в составе Старлайт Глиммер, Спитфайр, Черри Берри, чейнджлинга Драгонфлай и дракона Файрбола на враждебную всему живому планету в совершенно иной вселенной. С ограниченными запасами продовольствия, почти отсутствующим запасом магии, без связи с домом и невозможностью покинуть планету, они должны выжить, пока хоть кто-нибудь не спасёт их. К счастью, они разбились прямо по соседству с другим существом с точно такими же проблемами. Существом по имени Марк Уотни.

Спитфайр Другие пони Человеки Старлайт Глиммер Чейнджлинги Черри Берри

Fallout Equestria: Один на миллион: Вот идёт грифон

Продолжение «Понимании». Редхарт, попавший в иной мир, начинает осваиваться и пытаться выжить в незнакомой обстановке. Что ему доведётся пережить? Как знать. Сможет ли он завести друзей в этом неблагоприятном для дружбы мире? Сможет ли он вернуться домой? Ответы даст время, ну и, разумеется, ваш покорный слуга.

ОС - пони

Песнь феникса

Пони во время выступления открывает в себе необычный талант, сходный с пирокинезом.

ОС - пони

Прохладный день в Аду

Арктик Фрост — лидер партизан, возглавивший борьбу против деспотического режима Дейбрейкер, но, к несчастью для него, коварная кобыла захватывает жеребца в плен и оказывает ему толику своего гостеприимства.

Другие пони

Автор рисунка: Noben
Глава 24 Глава 26

Глава 25

Глава 25

Панацея присмотрелась и обнаружила, что череп, а точнее две трети головы, истлевшие до такого состояния, принадлежали уже безликому пони, застрявшему на границе странного хронополя, как решила обозвать его кобылка, причём та часть, что оказалась заперта внутри, не разложилась и осталась целой. Панацея мысленно посочувствовала тому, как умирал этот бедняга, и подошла ближе, чтобы рассмотреть всё поближе. Сочувствие тут же как перегаром сдуло. Оказалось, что этот понь, застрявший на границе, был каким-то бандитом, или просто, вооружённым плохишом, так как на его передней правой ноге был зафиксирован лёгкий пистолет, а другая нога уже успела нажать на курок. Это пони определила по пуле, застывшей в полёте, устремившейся точно в грудь розовой кобылке лет двадцати пяти, застывшей около тяжёлого рубильника, который и активировал консервацию во времени. Вокруг этой пони так же роилось огромное количество жеребят, жавшееся к ней, что наводило на мысль о детском саде. Очевидно, поле включилось с некоторой задержкой, объяснялось тем, что нога воспитательницы, чёрт, теперь она укоренилась в сознание Панацеи как воспитательница, не лежала на рубильнике, а успела уже опуститься почти к самому полу. Панацея осторожно протянула руку к барьеру и медленно ввела свою конечность в поле действия этого стоп-кадра. Пони сжала пулю двумя пальцами и осторожно вытащила её из пределов этой ловушки. Как только пуля оказалась снаружи, она тут же полетела с той же скоростью, какую должна была развить, вылетев из пистолета, но по прихоти судьбы она снова врезалась в поле и застыла. Пуля касалась хронобарьера лишь своим кончиком, но этого явно было достаточно, чтобы вновь обездвижить её. Синяя пони снова взяла пулю двумя пальцами, на всякий случай пригнулась и, развернув кончик пули в противоположную сторону, освободила её. Как только ей дали свободу, пуля запрыгала свинцовым зайчиком, отрикошетив, как минимум, от трёх стен, хотя, может быть и меньше, из-за эха, распространившего шум, наверное, по всей базе — это было сложно понять.

Не успела Панацея оторвать голову т земли, как к ней уже прибежали два паладина с пушками наготове. Вот что значит военная подготовка — подумала Панацея перед тем, как Капитан подошёл к ней и поставил на ноги.

— Что здесь произошло? — спросила Куххи, оглядывая коридор, видимо, пытаясь найти источник загадочного шума.

— Просто пуля.

— Зачем ты тут стреляла? Да и вообще, какого древесного волка ты тут делаешь?! — спросил грифон, испепеляя Панацею взглядом.

— Я не стреляла, у меня пистолета-то даже нет!

— Это мы точно не знаем, возможно, он спрятан где нибудь в твоих кибернетических конечностях. Это было бы разумно.

— Повторяю ещё раз, нету у меня никакого пистолета!

— Тогда, может, ты объяснишь, откуда тут взялась пуля?

— Я вытащила её из этой комнаты — указал Панацея в направлении помещения, где находился барьер.

— Врёшь... быть того не может. Оттуда невозможно ничего достать! — гаркнул на неё грифон.

— Да ни хера подобного! Вот, смотри! — гаркнула в ответ пони, которую достал этот старый маразматик, и просунула внутрь руку, схватилась за первое, что нащупала и ткнула этим в нос капитану. В руке оказался кусочек когтя, или копыта... в общем, что-то такое.

— Ну, доволен теперь? — начала тыкать грифону в клюв Панацея. Однако реакции так и не было. Грифон и гиппогрифка просто стояли и пялились на её ладонь рыбьим, немигающим взглядом.

— Эй? — начала беспокоиться пони.

— Куххи, позови остальных. Пусть все подойдут сюда.

— Выполняю — ответила паладинша и убежала прочь.

Через десять минут все, кто только был в этом доме, выстроили в полукруг перед Панацеей, от чего последняя чувствовала себя девочкой, которой нужно рассказать стишок за конфетку.

— Сразу к делу — обратился капитан к полусонным пони, стоявшим веред ним и Панацеей.

— Панацея, ты что-то натворила? — спросила зазевавшаяся Фенита, за что была награждена громким "псссть!" со стороны гиппогрифа.

— Вы знаете, что это? — спросил грифон, подняв веред собой расплющенный кусок свинца.

Молчание.

— Это пуля. Мало того, это пуля, которую некоторые из нас видело внутри того самого барьера, через который мы не смогли пробиться, а значит, её каким-то образом вытащили.

Тано, Фенита, Фреши и Дитзи остались абсолютно равнодушными к этой речи, но остальные... Скрап тут же навострил уши и стал внимательно вглядываться в синюю пони, а Кримми, видимо, желая подражать своему учителю, сначала долго смотрела на пулю, но после перевела взгляд на техника и тоже впилась глазами в Панацею, пусть и более рассеянным взглядом.

— Каким образом? — спросил Скрап, обращаясь к грифону.

— Насколько я видел, она просто взяла и просунула свою конечность сквозь это поле.

— Интересный киборг, очень интересный. Может даже стоит углубиться в её устройство...

— Эй, хрыч, ещё раз будешь говорить про меня, как о вещи, я тебе морду набью — предупредила его Панацея. Для пущей убедительности она хотела ещё стукнуть по стенке, но передумала.

Старик недоумённо моргнул, но позже пришёл в себя и ответил — Ох, всё забываю, что есть роботизированные организмы, которые вначале были пони, а не пылесосами. Мои извинения.

— Тем не менее, хотелось бы узнать, из чего ты сделана, а именно твои лапы и ноги — встрял капитан, обращаясь к Панацее.

— Ну, Персеваль сказал, что это какой-то духовный сплав, созданный на основе моего тела... и не лапы, а руки у меня, понятно!

— Как у нашего главного — прошептала Куххи, явно имея в виду первую часть её ответа, хотя кто знает?

— Ясно. Вечный материал. Не портится и не разрушается.

— А значит, практически, существует вне времени. По-другому я не могу объяснить, как она смогла вытащить ту пулю — подытожил Скрап.

— Погодите, уж не хотите ли вы, чтобы я вырубила это поле изнутри?

— Хотим — ответила гиппогрифка.

— Так, давайте притормозим, я, конечно, допускаю, что мои руки, ноги там, могут действовать, а как же всё остальное? вторая половина моего тела ещё, вроде как, живая!

— О, я бы не волновался — ответил техник.

— В смысле? — не поняла синяя пони.

— В том смысле, что раз уж ты смогла вытащить пулю, которая даже не являлась часть твоего тела, а лишь соприкоснувшись с ней, то что сможет помешать твоим остальным членам спокойно существовать внутри, когда они всегда соприкасаются с твоими интересными механизмами.

— В общем, не сцы — сказала Кримми и указала на дверь с барьером.

— Ладно, но есть ещё один насущный вопрос. Зачем мне туда идти?

— За этим — указал грифон куда-то на труп бандита.

— За мертвяком?

— Нет, за ключом, который находится у него в кармане.

И действительно. Только сейчас синяя пони заметила, что из наножного кармана бандита торчит верхняя часть ключа. Сомневаться в том, что это нужный ключ не приходилось, так как его богато украшенная гравировка с гербом города, да и сам материал из которого он был изготовлен, а именно -чистое золото, указывали на то, что это один из нужных им ключей.

— Понятно. А как быть с остальными? В смысле, стоит ли вообще вырубить это поле?

— Вопрос спорный — задумался грифон. — Но думаю, угрозы они не представляют, а рассказать могут много полезного.

— Тогда вырубаю.

С этими словами Панацея осторожно шагнула внутрь. Вначале нога, затем рука, и вот, она полностью вошла в поле. Ничего не происходило. Пони могла спокойно ходить внутри этого стоп-кадра. Первым делом она подошла к бандиту и вынула у него из кармана ключик, после того, как это было сделано, она осмотрела его оружие. Это был обычный пистолет, сейчас таким если только птичек пугать да тараканов расстреливать, слишком уж он был слабый. Затем Панацея подошла к розовой пони, находившейся у выключателя. При детальном рассмотрение оказалось, что у неё очень яркие голубые глаза, пушистый кудрявый хвост, полностью под стать гриве и метка в виде трёх шариков, устремлённых вверх. Синяя пони подошла к рубильнику и выключила его.

Мигнул свет и через секунду всё вновь пришло в движение. Дети кричали, розовая пони, громко дыша, накрыла голову копытами, а труп, наконец, упал на пол и стал обильно кровоточить через пустые глазницы и все прочие отверстия в черепе, успевшие оголиться. Панацея осторожно коснулась воспитательницы, но та, с громким "Не трожь меня!", отбила её руку и отползла в сторону к орущим жеребятам, которые из-за слёз и полной истерии не могли толком воспринимать происходящее. Панацея смотрела на эту сценку, пока остальные, кто оставался снаружи, заходили внутрь, чтоб осмотреть это, закрытое ранее, крыло.

— Кто вы такие и что вам от нас нужно? — недовольно спросила воспитательница, попутно успокаивая жеребят. — И где тот тип?

— Ты о нём? — поинтересовалась Панацея, указывая в сторону прохода. Розовая пони глянула на труп и тут же отвернулась, попутно закрывая глаза всем малышам, которые тоже хотели посмотреть, что же там такое. Жеребята были поголовно ясельного и младшего возрастов, так что для их неокрепшей психики увидеть мертвеца — был явный шок, впрочем, такой же шок они могли испытать, увидев Панацею, но с этим уже ничего нельзя было поделать.

— Так, дети, все встаём в пары и быстро уходим в спальни — скомандовала воспитательница.

— Но мама, я хочу ещё посмотреть на робота — пролепетал один жеребёнок, но розовая пони подтолкнула его носом вперёд, и он вынужден был идти.

— Мы их просто так отпустим? — спросила Куххи, глядя, как жители убежища скрываются за одной из дверей.

— Дадим им десять минут, этого времени ей хватит, чтоб уложить малышей по кроватям и вернуться. Думаю, ей происходящее не менее интересно, чем нам.

— Так вот какие они, убежища — пробормотала Дитзи, подходя к Панацее и рассматривая всё вокруг.

— Ты кого-нибудь из них узнала? — спросила её синяя пони.

— Не уверена, может и да, а может и нет...

— В смысле?

— Ну, как бы тебе сказать, я начала жить примерно недавно...

Но тут её оборвала Фреш-Де-Лайт, которая подошла к пони с остальной партией и серая пегаска потеряла всё желание продолжать рассказ.

— Я как будто домой вернулась — сказала Фреши. — Вот тут — указала она на выступ около двери, куда ушла розовая пони, у нас всегда стояло радио, и мы слушали новости с пустоши, а посреди этого места всегда толпилась уйма народу, а в выходные я со своей мамой играли тут в лото...

— Похоже, ты скучаешь по своему убежищу — заметила Фенита.

— Нет, ни капельки. Я по маме. Интересно, как она там?

— А я по своей маме ничуть не скучаю — включилась в разговор Кримми, которая грела уши неподалёку. — Я вообще считаю, что лучше бы её на свете не было.

— Почему это? — удивилась Фреши?

— Скажем так — подошёл Скрап. — У её мамы были несколько странные понятия о воспитание детей?

— Она была фанатичкой? — спросил Тано.

— В некотором роде. Она была высокопоставленным членом одного из отшельнических отделений братства стали, ну, это такие паладины, которые не подчиняются кодексу, но носят силовую броню и вершат своё правосудие. Изгои, одним словом.

— Ну и? — удивилась Дитзи, которая пока не видела особых предпосылок к такой ненависти.

— Ну и тут родилась Кримми, хотя изначально у неё было другое имя, которое ей совершенно не нравилось. Всё было хорошо, пока у неё не наступил меточный возраст, это время, когда у жеребят начинают проявляться таланты и метки. Её мать пыталась сделать из неё такого же солдата, как и она. Она читала ей всё об устройстве оружия, как лучше кого подстрелить, и даже заставляла выучиваться носить силовую броню. Вот только метку она получила в виде тапочек, как оказалось, у неё был талант к их изготовлению. Точно не знаю как, но скорее всего это было её хобби. Вот тут и начался ад. Её мамаша пыталась всеми силами изменить метку своей дочери, она её выстригала, выжигала, даже кожу сдирала и резала ножами, но всё без толку. Метка возвращалась.

— А потом я решила, что пока меня совсем не убили, лучше убежать из дома. В первом же городе я устроилась помощницей у Скрапа, и всё стало налаживаться, пока мы не застряли в этом месте. Конец.

Пока партия слушала эту историю, в комнату вошла розовая пони. Она оглядела всех присутствующих и целенаправленно пошла к их группке.

— Дерпи, это ты? Селестия помилуй, что с твоим глазом, да и вообще, как ты смогла продержаться так, что выглядишь моложе меня?

— Мы знакомы? — не поняла пегаска, и да, я сейчас не Дерпи, а Дитзи.

— Да мы знакомы всю жизнь! Кстати, где тут у меня маффины были в холодильнике... Дерпи?! Что с тобой?!

В этот момент все присутствующие обернулись на серую пегаску. С ней явно что-то происходило. Её наглазная повязка, начала отвязываться. Нет, даже не так. Нити, которыми она была пришита, просто выходили из-под кожи, оставляя крепление лишь на её переносице. Всё это время она косила свой жёлтый глаз в сторону развязывающейся повязки, пока её зрачок не начал чуть-чуть подрагивать, будто не зная, куда ему деваться. Мгновение, и повязка резко перевернулась на другой глаз, накрыв его чёрной стороной, обнажив белую. Нити снова зашевелились и снова стали сшивать наглазник с кожей, попадая точь-в-точь по ещё не зажитым шрамам, оставшимся, как теперь видно, с прошлого раза. Когда всё окончилось, на партию смотрел широко открытый жёлтый глаз, с любопытством изучающий окружающих. Мордочка расплылась в беззаботной улыбке, а носик беспокойно задёргался, видимо пытаясь найти маффины по запаху.

— У! Пинки! Ты испекла мне мафинов?!

— Д-да... — ответила шокированная пони. — Они в холодильнике...

— Уиии! — вскликнула ... Дитзи? и умчалась в сторону кухни.

— Узнаю старую Дурпи... — пробормотала она, после чего резко повернулась Панацее с компанией и состроила сердитую мину.

— Что вы с ней сделали? — сердито прошипела она.

— Ничего, мы её уже такой и нашли — спокойно ответил зебр. — Выпустили из снежного шара.

— Из чего?

— Из снежного шара, который мы нашли в это богами забытом городе — сказал Зебр.

— Стойте, почему богами забытыми? Кантерлот же всегда был... который сейчас год? Сколько времени я тут провела?! Война окончена?

— Думаю, тебе придётся сесть поудобней — произнесла над ними гиппогрифка, подошедшая вместе с капитаном. — Тебе предстоит многое услышать.

— Итак, значит, вы утверждаете, что сейчас снаружи такая ситуация, что туда лучше не выходить? — спросила воспитательница.

— Именно, а уж с детьми и подавно — ответила ей Куххи.

— Печально всё это.

— Кстати, что это за убежище, и кто ты такая? — вдруг спросила Фреши, которая вспомнила, что они ещё друг другу не представились.

— Я — Пинкамина Диана Пай, или просто — Пинки Пай, а это — детское убежище номер пять. Честно говоря, в Кантерлоте только такие убежища и существуют и в каждом из них своя защита. У нас, к примеру, стазис — поле.

— То есть, ты единственная взрослая в этом убежище?

— Да, меня всё время называли большим ребёнком, возможно, это и сыграло мне на ногу, правда, со всеми этими заботами я уже забыла, когда в последний раз развлекалась. Ну, да не мне тут жаловаться.

— Верно... Кстати, как ты объяснишь то, что у вас есть оружейная, то есть была оружейная, доверху наполненная оружием и боеприпасами? — спросил капитан.

— Стандартная заготовка. Сначала делают убежище, а потом думают, что в нём устроить — ответила Пинки. — Итак, я вам всё и рассказала, теперь ваша очередь представиться.

— Я Фреш-Де-Лайт, я из другого убежища, которое не является только детским — начала единорожка.

— Я Фенита, родилась снаружи.

— Я Тано, я не от сюда.

— Панацея. Из бывшего тридцатого убежища.

— Это пурпурный крест? — спросила гиппогрифка, но ей уже не ответили.

— Я скрап, мастер электроники, если у вам что сломается, можете спокойно обратиться ко мне.

— А я Кримми, я его помощница!

— Капитан паладинов братства стали, к вашим услугам.

— А я Куххи!

— А ну, по уставу, солдат! — скомандовал ей грифон.

— Пффф... Я Куххи, паладин братства стали и сестра этого чурбана...

— Сестра? А как же...? — немного зависла Фреш.

— У нас разные матери, только и всего.

— А я Дерпи! и я люблю маффины — донеслось с кухни.

— Приятно познакомиться — ответила Пинки. — И всё-таки, что вы здесь делаете?

— Мы пришли за этим — ответила Панацея, показав ей тот самый ключ, что она вытащила из кармана на трупе.

— Ключи от дворца? Зачем?

— Это путанная история и мне не хочется её рассказывать — призналась Панацея, убирая ключ подальше.

— Нас попросила какая-то помешанная гуль, пообещав хорошо заплатить! — Выпалила Кримми, за что тут же получила мягкий подзатыльник от Скрапа.

— С тобой уж точно в разведку никто не пойдёт — заявил старик.

— Да не особо и хотелось — надулась помощница.

— Что ж, из всего вышесказанного я могу заключить лишь то, что наружу выходить нам ещё рано, так что я хочу попросить вас, чтобы вы ушли из этого места и больше сюда не приходили — заключила Пинки.

— Ушли? Да у нас в этом здании временный штаб, нас каждый день атакуют тени, на которых приходится тратить огромное количество патронов, а ты говоришь уйти?! — вспылила Куххи.

— Я понимаю, что не могу вам ни угрожать, ни приказывать. Я просто прошу вас больше не заходить именно в эту часть убежища. Поймите, тут у нас автономная кухня, спальни, и ещё несколько больших помещений, которые вряд ли вам будут нужны. Вы и так разграбили нашу оружейную, пусть я и не против, но оставьте эти помещения в покое.

— Хорошо, думаю, это мы можем устроить, но как же вы? Вы не боитесь, что сюда ворвётся что-нибудь плотоядное?

— У нас есть наша стазис установка.

— Которая превратила вас в стоп-кадр? — поинтересовалась Панацея.

— Это только один из её режимов, самый аварийный, а тогда, уж поверьте мне — сказала усталая пони, — была та самая ситуация.

— И что вы собираетесь сделать? — поинтересовалась Фреши.

— Создать полый купол. Я просто окружу эти помещения тонкой преградой, через которую любой организм будет проходить миллионы лет, а когда мы поймём, что пора выходить...

— И как же вы поймёте? — поинтересовался Скрап.

— ...

— Так я и думал — ухмыльнулся старик. — Думаю, я знаю, как вам помочь с этим делом, только мне нужно ваше наножное устройство и парочка минут.

— Что вы собираетесь сделать? — удивилась Пинки.

— Сделать из него очень мощное радио, так вы по новостям узнаете, когда в Старом Кантерлоте будет чисто от тумана.

— Дед это может — улыбнулась Кримми. — А ещё вы сможете поймать детскую радиостанцию!

— Эммм, дядя Скрап — спросила Фреши. — А можете вы и мой ПИП-ПОН-И настроить?

Техник мельком глянул на устройство лимонной пони и засмеялся.

— Почему вы смеётесь? — обиделась Фреш-Де-Лайт.

— В твоём устройстве просто села батарейка, я разве тебе ещё не говорил? Нет? Ну да ладно, сейчас уже не вспомню.

— Как такое возможно? — удивилась Фреш. — И что теперь мне делать?

— Как такое возможно? Очень просто. Это электроника и она может ломаться и разряжаться, а по поводу "как починить?" — не волнуйся, со временем твой ПИП-ПОН-И сам зарядится, просто почаще держи его на солнышке, ну и не снимай с ноги, вроде как он и от тепла твоего тела тоже заряжается.

Щёлкнул рубильник и через секунду опустился барьер.

— Это же надо, выбрать добровольное заточение... — проговорила Фенита, глядя, как стальная дверь захлопывается, отрезая вид от тех помещений, где осталась Пинки с жеребятами.

— Почти как домашние кошки, хотя выйди наружу, они бы погибли — поддержала разговор Панацея, одновременно удерживая руками серую пегаску, которая всё порывалась метнуться обратно к холодильнику. В итоге Панацее это надоело и она оглушила её нажатием пальцев на шею.

— Ого, где ты этому научилась? — удивилась Фреши, глядя на пони, перебрасывающую Дерпи на плечо.

— От одного восточного коллеги, жаль что его затоптали пару месяцев назад.

— Коэль? — спросил Тано.

— Да — ответила Панацея и понесла укладывать Дерпи в кровать, после чего и сама устроилась поудобней, как бы то ни было, а ночных приключений ей на сегодня достаточно. Так как её комната была одноместной, ей пришлось потесниться и лечь с бессознательной пегаской в одной постели, подвинув её к стене и на всякий случай положив на неё руку, чтобы если та проснётся раньше и снова начнёт чудить — успеть остановить Дерпи прежде, чем она натворит глупостей.

Панацея проснулась от резкого движения, сбросившего её руку. Она открыла свои глазозаменяющие механизмы и посмотрела в сторону Дерпи. Её наглазник вновь был на прежнем месте, и если не считать тонких струек крови из дыр, где она была недавно, то можно было бы подумать, что с ней вчера ничего не происходило. Сама серая пони полусидела в кровати и нервно смотрела на Панацею.

— Что я тут делаю? — спросила она.

— Лежишь, что же ещё? Ты вчера так налегала на выпечку, что тебя пришлось за узду оттаскивать от холодильника и укладывать сюда, чтоб ты не сбежала.

— Я, надеюсь, ты ничего лишнего себе не позволяла, пока я была, так скажем, не в адеквате?

— Ну, это смотря как посмотреть...

— Ты что, обкопытила меня, пока я тут лежала?!

— Да нет, успокойся, я всего лишь оглушила тебя и свалила в постель.

— Оу, это успокаивает.

— Знаешь, некоторые предпочли бы обкопытивание оглушению...

— Просто я знаю, что происходит, когда я теряю контроль...

— Ты раньше не говорила, что у тебя настоящее раздвоение личности.

— Я думала, это не важно.

— Ну ничего себе! Ты внезапно можешь стать дурочкой, а это неважно?!

— Хорошо-хорошо, важно. Но что я могу с этим поделать? Я и так сдерживаюсь как могу.

— Вылечиться не пробовала?

— Хех, весёлый вопрос.

— Это ещё почему? — удивилась Панацея.

— Если психолог начнёт лечить это тело, то пропаду скорее я, чем она. Я в этом теле искусственно созданная личность, пытающаяся... пытавшаяся принести хоть какую-то пользу миру.

— И тебя не мучает совесть, что ты подавляешь хозяйку этого тела?

— Мучила бы, не будь ей всё равно. Для Дерпи это просто игра, интересные обстоятельства и так далее, для меня же — это жизнь — грустно заключила Дитзи.

— Господа, позвольте ознакомить вас с нашей текущей ситуацией — объявил капитан, вышагивая взад и вперёд по комнате перед всеми собравшимися обитателями укрепления, ну, жителей убежища уже в расчёт никто не берёт.

— Мы имеем один из нужных нам ключей, мы точно знаем, где находится ещё один и совершенно не знаем, где последний. Тот ключ, о котором мы знаем — очень труднодоступен, но с нашей теперешней численностью боеспособных единиц мы можем попытаться забрать его у хранителя. Хранитель — это Расти Армор. Мы имеем лишь отдалённое представление о его облике, но точно знаем, что он способен собираться вокруг себя орды глазунов. У нас есть примерный план, как отрезать его от них, но про это мы поговорим отдельно. Теперь следующее. Нам нужно торопиться. У нас есть правиант, есть крепкие стены, но практически кончились боеприпасы на крупнокалиберное оружие, которым мы разгоняем набеги...

— Ещё бы, так тратить патроны... — проворчала Фенита, за что была удостоена строгого взгляда со стороны грифона и пшика с лёгким ударом по крупу от гиппогрифки.

— Я продолжу, и больше, прошу, не перебивайте, иначе вылетите из помещения — сказал капитан и продолжил. — Нам приходится каждый набег поливать глазунов целым ливнем снарядов, чтобы они отходили, и теперь наши запасы почти истощились. К счастью, мы до сих пор имеем огромное количество лёгкого и среднего вооружения, а так же приличный запас взрывчатки, что позволит нам, как только патроны к большим пушкам подойдут к концу — покинуть это здание и отыскать новое убежище, вдали от орд — подытожил грифон. Можете задавать вопросы.

— Как много у нас времени? — спросил Тано.

— Мы сможем сдерживать их ещё максимум три дня, после этого оставаться в доме станет небезопасно. При дислокации мы потушим все фонари и уйдём налегке.

— Зачем тогда мне надо было так долго налаживать все эти осветительные приборы? — удивился техник.

— Во первых — вас надо было чем-то занять, чтобы вы не поддавались панике, а во вторых — свет нам действительно был нужен.

— Мы собираемся взрывать здание при отходе? — спросил Курьер, до этого старавшийся не привлекать к себе внимание, особенно внимание партии во главе с Тано.

— Нет, это уже лишнее — ответил паладин. — К тому же, если купол когда-нибудь исчезнет, завал создаст проблемы жителям убежища.

— Когда мы выступим на Расти Армора? — спросила Панацея.

— Сразу после сегодняшней волны, так что будьте готовы.

— А как насчёт плана? Вы собираетесь им делиться? — не унималась синяя пони.

— Как только, так сразу, мне ещё следует обговорить кое-какие нюансы со Скрапом, а всем остальным я настоятельно рекомендую спуститься в арсенал и выбрать себе подходящее оружие. Кстати, Тано, верно? Как твоя чудо-винтовка?

— Более или менее работает — нехотя отозвался зебр, — хотя с магическим лучём сейчас придётся повременить.

— Значит, тебе только и остаётся, что взять побольше патронов соответствующего калибра и постараться не тратить их в молоко — удовлетворённо ответил грифон.

Тано немного удивился его тону, но не стал спорить и пошагал с партией в арсенал, следуя за Куххи.