Автор рисунка: MurDareik
Глава 2

Глава 1

— Братик, что происходит? — спросил маленький мальчик с темными волосами, бежавший рядом со своим братом по коридору, который периодически потряхивали резкие подземные толчки.

— Нет времени объяснять, Вадим, нам нужно торопиться, иначе будет поздно, — быстро ответил его старший брат и, вбежав в огромную комнату, остановился и, внимательно оглядевшись, подошёл к одному из пультов управления.

Вадим же, не понимая, что происходит, просто стоял и рассматривал помещение. Оно было огромным, везде были различные экраны и всякое научное оборудование, которое он раньше не видел, хотя его брат и был одним из самых умных и молодых учёных в истории и часто брал его с собой в свою лабораторию, где даже один раз случайно чуть не подорвал весь научный комплекс.

— Братик, тебе помочь? — заботливо спросил Вадим, видя спешку и тревогу своего брата. И тут неожиданно землю вновь тряхануло, но гораздо мощнее, чем ранее.

— Господи, лишь бы всё сработало, — вполголоса прошептал старший брат Вадима и нажал пару кнопок на пульте управления, отчего система полностью включилась, отчего он радостно подбежал к какой-то капсуле и стал что-то проверять.

— Братик, мне страшно. Что происходит? Почему мы прибежали сюда, почему всё трясётся, и что ты делаешь? — спрашивал Вадим испуганным голосом, пытаясь понять, что происходит.

Себастьян встал и, подойдя к своему брату, крепко обнял его, отчего тот даже почувствовал, как колотится сердце его брата.

— Вадим, послушай меня очень внимательно. Ты умён не по годам, хотя тебе всего четыре, и ты всегда всё схватывал на лету, но сейчас я не могу полностью объяснить, что происходит, — сказал Себастьян и, взяв шприц, вколол содержимое своему брату в правую руку.

— Ай! — вскрикнул Вадим от неожиданности. – Зачем так резко, братик, и что ты мне вколол?

— Помнишь, я рассказывал тебе, что работаю над очень важными проектами, которые должны помогать людям? Так вот, это один из них. Ты ведь помнишь, как называются маленькие роботы, над которыми я работал?

— Наноботы! — моментально сказал Вадим и широко улыбнулся, и Себастьян радостно улыбнулся в ответ.

— Молодец. Так вот, только что я ввёл в тебя наноботов, которые улучшат твой организм. Они помогут тебе лучше перенести предстоящее путешествие.

— Какое путешествие?

— Помнишь, я рассказывал тебе о телепортации? Когда можно переместиться из одного места в другое лишь за одно мгновение.

— Помню, — сказал Вадим с непонимающим взглядом.

— Так вот, ты сейчас возьмёшь и залезешь в эту капсулу, и я тебя телепортирую в другое место. И как только ты окажешься там, ты сразу же должен будешь выбежать из этой капсулы и бежать от неё как можно дальше. Всё понятно?

— Понятно. А как же ты? Я не хочу уходить без тебя. Давай пойдём вместе! — сказал Вадим и прижался к брату, крепко обхватив его за шею.

— Не бойся за меня, я телепортируюсь сразу же за тобой, а сейчас быстро полезай в капсулу, а то у нас осталось мало времени, — сказал он и, подойдя к капсуле, усадил своего брата и, тщательно пристегнув, дал ему круглый металлический диск.

— Что это? — с интересом спросил Вадим, крутя в руках диск.

— Это то, что поможет тебе найти ответы на вопросы, когда придёт время. А сейчас усаживайся и держись. Будет немного трясти, но ты не бойся, это ненадолго. И запомни, как только ты телепортируешься, сразу же выбегаешь из капсулы и бежишь как можно дальше от неё. Всё понял? — спросил Себастьян и внимательно посмотрел на брата и, дождавшись его кивка, обнял его ещё раз, при этом Вадим заметил, что он почему-то плачет. И тщательно закрыв дверь капсулы, он подошёл к пульту управления, и спустя несколько минут капсула засветилась и исчезла в ярком свете. А толчки в лаборатории продолжали постепенно усиливаться, но Себастьян просто сидел, облокотившись на стул своего кресла.

— Себастьян, у тебя получилось? — вбежал в помещение молодой парень в очках и вопросительно посмотрел на Себастьяна.

— Все получилось, Артём, благодаря тебе. Спасибо, что помог сделать это и подключить питание, а то бы я один не успел бы, — сказал он, и Артём улыбнувшись, сел в соседнее кресло, смотря туда, где недавно стояла капсула.

— Дай Бог, чтобы он попал в добрые руки. И надеюсь, его жизнь будет лучше, чем наша.

— Я искренне на это надеюсь. Кстати, ты не знаешь, как обстоят дела на поверхности?

— Городов больше нет, все разрушено. Да и Земля скоро исчезнет. Учитывая темп толчков и возрастающую амплитуду колебаний, нам осталось около десяти минут до того, как лаборатория обвалится. А ещё через пять Земля полностью разрушится, — сказал Артём, смотря на своего друга.

— А почему ты сам не захотел использовать телепортационную капсулу, чтобы спастись? — спросил Себастьян.

— Несмотря на мой юный возраст, я прожил неплохую жизнь, да и наши знания представляют угрозу другим мирам. Тем более это наша родная планета. А твоему брату ещё жить и жить. Поэтому я с радостью согласился осуществить твой план. Но жалко, что теперь он будет вспоминать весь тот ужас, который увидел.

— Не вспомнит, — сказал Себастьян и Артем удивленно поднял бровь. – Я вколол ему наноботов. А мы ведь так и не успели убрать тот побочный эффект от их воздействия на человеческий мозг.

— Потеря памяти. Хотя я думаю, она со временем восстановится. Но у него будет много вопросов, когда он вырастет. И не думаю, что мир, в котором он окажется, будет населён людьми.

— Поэтому я дал ему компьютерный голографический диск. Когда он подрастёт, то с его помощью сможет узнать ответы на большую часть своих вопросов. Хотя лучше бы ему вовсе не знать их, чтобы не тревожить свой разум.

— Как ты думаешь, эта капсула найдёт обитаемую планету? — спросил Артём.

— Я запрограммировал её на специальное сканирование. Если на этой планете будет жизнь, воздух и развитые существа, то система должна будет остановиться именно в этом мире. А до тех пор она будет телепортироваться из одного мира в другой, пока не найдёт подходящий, который бы удовлетворял все критерии поиска.

— А ты уверен, что энергии хватит? И если Вадим захочет вернуться в наш мир, то что тогда?

— Не волнуйся, энергии там хватит на несколько лет, а система жизнеобеспечения капсулы будет защищать Вадима. Да и после обнаружения нужной планеты капсула самоуничтожится. А защитное поле, встроенное в ней, погасит взрывную силу реактора капсулы.

— Видимо, ты всё просчитал. Что ж, теперь нам нужно только надеяться, что жизнь твоего брата сложится лучше, чем у нас с тобой, — сказал Артём, улыбаясь.

— Надеюсь, что там, где бы он ни был теперь, у него появится семья, которая будет любить и заботиться о нем, — сказал Себастьян, и из его глаз потекли слезы.

— Ему повезло иметь такого брата как ты, — сказал Артём, похлопав его по плечу, и в этот момент стены и потолок лаборатории стали рушиться.

— Похоже, это конец, — сказал Себастьян, встав со стула и пройдя в центр лаборатории.

— Похоже на то, — сказал подошедший к нему Артём. – Хорошо, что мы единственные на Земле, кто занимался разработкой телепортационной капсулы. И хорошо, что эта разработка действительно нам пригодилась и сослужила хорошую службу и помогла тебе и твоему брату.

— Господи, помоги моему брату преодолеть все трудности и обрести достойную цель в своей жизни, — сказал Себастьян, а секунду спустя стены и потолок лаборатории обвалились и оборвали жизнь двух людей, пожертвовавших собой ради спасения ребёнка.

* * * * * *

А тем временем Вадим сидел в капсуле и с нетерпением ждал, когда, наконец, он достигнет места, куда отправил его брат. Несмотря на то, что Себастьян пообещал, что сразу же последует за ним, у Вадима было плохое предчувствие насчёт его брата.

— Надеюсь, с братом всё будет в порядке, — сказал про себя Вадим, разглядывая диск, который дал ему Себастьян, после чего попытался его включить. Однако диск просто не захотел работать, так что Вадим оставил его в покое и, устроившись как можно удобнее в капсуле, закрыл глаза и погрузился в сладкий сон.

Однако уже спустя пару часов его разбудил сигнал, который говорил о том, что капсула достигла места назначения. Вадим просидел в капсуле ещё пару минут и никак не мог решиться выйти наружу. Но неожиданно на экране компьютера капсулы загорелся и на нём отобразился десятиминутный обратный отсчёт. И тут Вадим вспомнил, что брат предупреждал его, что он должен будет выбраться из капсулы и убежать от неё как можно дальше, и теперь он узнал причину этой просьбы. Поэтому Вадим быстро открыл дверь и, взяв чёрный диск и положив его в карман своих штанов, вылез наружу и быстро огляделся. Увидев, что он находится на какой-то поляне возле леса, Вадим, не раздумывая, бросился прямо в его глубину. Он бежал и бежал, пока не услышал звук взрыва, явно исходивший от капсулы, на которой он прибыл. Немного постояв и как следует отдышавшись, он направился назад к тому месту, думая, что его брат, вероятнее всего, тоже должен будет оказаться там.

Но только идя назад, Вадим заметил, насколько пугающе выглядел этот лес. А для четырёхлетнего ребёнка нет ничего страшнее, чем оказаться одному ночью в совершенно тёмном лесу. Большие мрачные деревья и листья на них не давали проникнуть ни единому источнику света. Любой шорох, доносившийся из кустов, заставлял маленького Вадима вздрагивать, а звуки, издаваемые животными, доносившиеся из глубины леса, лишь усилили его страх. Он побежал со всех ног, чтобы выбраться из этого леса как можно быстрее. Но из-за спешки и плохой видимости он не заметил камня выступающего из земли и, споткнувшись об него, он налетел на дерево. И тут он почувствовал дикую боль в боку и увидел, что заострённая ветка дерева чуть не проткнула его насквозь, и лишь благодаря везению только немного задела его, оставив длинную, но не очень опасную кровоточащую царапину, из которой потекла кровь. Поэтому встав, он уселся на ближайший камень и прижал свою руку к ране, пытаясь остановить кровотечение. И тут он почувствовал необычную вибрацию по всему телу и, снова посмотрев на рану, увидел, как она стала постепенно затягиваться.

— Братик, спасибо тебе, — сказал Вадим, улыбнувшись и вспомнив про брата и его наноботов. Пару минут спустя, когда рана благодаря наноботам полностью затянулась, он встал и снова направился к выходу из леса. Но Вадим даже не успел пройти и пары метров, как его голову пронзила адская боль. Побочный эффект от наноботов после их активации начал действовать, и теперь Вадим, обхватив голову руками, лежал на земле и плакал, иногда сквозь боль пытаясь позвать на помощь своего брата.

* * * * * *

Хувсвиль, небольшой городок, находящийся на западе неподалёку от Кантерлота. Обычный городок с обычными жителями и, казалось бы, очередная ночь. Но сегодняшняя ночь была особенной. Особенной для двух пони, которые мирно прогуливались вдоль реки и наслаждаясь красотой звёздного неба. Они даже не понимали, что с сегодняшнего дня их жизнь изменится. Мирно прогуливаясь, они шли всё дальше и дальше, не замечая пройдённого расстояния. В конце концов, их город скрылся из виду, но они просто продолжали идти дальше, наслаждаясь присутствием друг друга. Темно-синий пегас с коричневой гривой не сводил глаз с единорожки розового цвета с мятно-зелёной гривой. Но отойдя от города, он немного забеспокоился.

— Свитпай, милая, может, нам стоит вернуться?

— Ну, Клаудвэйф, давай ещё немного прогуляемся. Сегодня такая красивая ночь.

— Согласен. Знаешь, говорят, если падает звезда, то нужно загадать желание, и оно обязательно сбудется.

— Правда?

— Правда. Вон, смотри. Похоже, одна звезда действительно падает. Быстро, загадывай желание, — сказал он, и единорожка сразу закрыла глаза.

— Ну как загадала?

— Да.

— Ну что ж, будем надеяться, что твоё желание сбудется.

— Я в этом уверена, милый, — сказала Свитпай и поцеловала супруга в щеку.

Пройдя ещё немного, они уже было хотели развернуться и отправиться домой, как вдруг увидели впереди себя яркую вспышку света, а затем услышали мощный взрыв.

— Что это было? — обеспокоенно спросила Свитпай, вглядываясь в ночь.

— Не знаю, но это было где-то впереди, — сказал Клаудвэйф, и они быстро поскакали в ту сторону, где произошла вспышка.

Пробежав метров четыреста, они выскочили на просторную поляну и в неверном свете луны заметили на ней небольшую круглую воронку.

— Видимо, здесь и произошёл взрыв, — сказал Клаудвэйф, тщательно осмотрев воронку.

— Но что могло вызвать такой взрыв? — с недоумением сказала Свитпай. — Я не вижу здесь обломков или частей того что взорвалось.

— Это интересный вопрос, дорогая. И могу поспорить, что все в городе слышали его и скоро здесь будет куча любопытных пони, — сказал Клаудвэйф.

И тут они услышали крик, доносившийся из леса. От неожиданности Свитпай обхватила шею своего супруга и так сильно её сжала, что Клаудвэйф начал опасаться за свою жизнь.

— Свит… пай… ты… меня… за… ду… шишь, — буквально прохрипел Клаудвэйф, и Свитпай, посмотрев на своего мужа и увидев его синеющее лицо, тут же отпустила его.

— Прости меня, милый, я не хотела, — сказала Свитпай, виновато опустив голову, но Клаудвэйф лишь приподняв её голову своим копытом и ласково поцеловал её в нос, отчего Свитпай, улыбнувшись, обняла супруга. Но их идиллию вновь разрушил пронзительный жеребяческий крик, донёсшийся откуда-то из леса.

— Милый, что нам делать? — растерянно спросила Свитпай, посмотрев на своего мужа.

— Кто бы это ни кричал, мы должны помочь ему, милая, — сказал Клаудвэйф, и Свитпай, одобрительно кивнув, побежала вместе с ним в лес, ища источник крика.

Оказавшись в лесу, они снова услышали крик, который на этот раз был более слабым. Но этого хватило, чтобы понять, откуда именно исходил источник крика и, пробежав несколько метров, они наткнулись на древесного волка, который стоял над каким-то существом размером с жеребёнка. Увидев пони, древесный волк оскалил зубы и двинулся в их сторону. Клаудвэйф, быстро взмыв в воздух, со всей скорости ринулся вниз и мощным ударом копыт послал волка в ближайшее дерево, отчего тот просто развалился на ветки и брёвна.

— Милый, ты в порядке? — обеспокоенно спросила Свитпай, подбежав к нему.

— Не волнуйся, это не первый раз, когда я сталкиваюсь с древесными волками, так что какой-то опыт общения с ними у меня есть, — улыбаясь, ответил Клаудвэйф. Но когда он посмотрел на Вадима, его глаза наполнились испугом.

Маленькое тельце лежало лицом к земле и не подавало признаков жизни. Быстро подбежав к нему и перевернув, они впервые увидели человека, но в такой ситуации их это не волновало, так как почти все его тело было покрыто ранами, оставленными древесным волком, и сейчас они опасались за его жизнь.

— Святая Селестия, неужели мы опоздали? — сказал Клаудвэйф, опустив голову.

Но Свитпай, наклонившись, приложила ухо к груди не виданного ими раньше существа и услышала хоть слабый, но отчётливый стук его сердца.

— Милый, он живой, — радостно сказала Свитпай, и Клаудвэйф, облегчённо вздохнув, присел рядом с женой и стал рассматривать Вадима.

— Ты когда-нибудь встречала или видела подобных существ? — спросил Клаудвэйф, осматривая тело Вадима на наличие серьёзных ран.

— Нет, милый. Я даже не предполагаю, кто это, но он ещё совсем маленький. Он даже ростом не больше обычного жеребёнка, — сказала Свитпай, проведя копытцем по волосам Вадима, отчего тот немного задёргался.

— Дорогая, нам стоит уходить и как можно быстрее. Обычно древесные волки ходят стаей, и нам очень повезло, что он был один. Но они могут быть неподалёку, — сказал Клаудвэйф, и Свитпай, одобрительно кивнув, помогла уложить Вадима ему на спину, и они вместе направились к выходу из леса.

— Как ты думаешь, Клауди, он имеет отношение к этому взрыву? — спросила Свитпай.

— Не знаю, Свити, хотя думаю, он знает причину этого взрыва, но сейчас нам надо решить, что с ним делать? — спросил Клаудвэйф, посмотрев на свою спину, где мирно посапывал Вадим.

— Он такой миленький, может, давай отнесём его к нам домой и посмотрим, чем мы можем помочь ему? — предложила Свитпай, посмотрев в глаза мужу и сделав умоляющее лицо. Свитпай знала, что её муж никогда ей не откажет, что бы она ни попросила.

— Хорошо, милая. Правда нам стоит тогда поторопиться, я уверен, что этот ребёнок сильно пострадал.

Осторожно, чуть ли не крадучись проникнув в город, они пробрались к своему дому так, чтобы их никто не заметил, поскольку произошедший взрыв взбудоражил всех местных жителей, и они уже собирались на городской площади, чтобы выяснить его причину.

Войдя в дом, Клаудвэйф положил Вадима на одну из перин и отправился на кухню, чтобы набрать воды и промыть его раны, а Свитпай пошла искать их семейную аптечку. Набрав тёплой воды и взяв полотенце, Клаудвэйф сел перед Вадимом и стал аккуратно отмывать его от грязи и уже засохшей крови. Промыв его руку, Клаудвэйф удивлённо уставился на неё, не веря своим глазам.

— Ну как он, милый? Я надеюсь, раны не слишком серьёзные, — спросила Свитпай, но войдя в комнату с аптечкой, которую она держала своим телекинезом, она увидела, что её муж с удивлением на мордочке сидит перед ребёнком, смотря на него. – Что-то случилось, Клауди? У него серьёзные раны? — обеспокоенно спросила Свитпай, при этом случайно отпустив аптечку своим телекинезом, которая тут же упала на пол.

— Ты не поверишь, милая, но у него нет ран, — сказал пегас, и единорожка, подойдя к Вадиму, аккуратно взяла его за только что вымытую руку и тщательно осмотрела её.

И действительно, на коже Вадима не было не то, что шрамов, на ней не было даже царапин. Хотя она помнила, что когда они нашли его, то отчётливо видела следы от укусов и царапин, нанесённых волком.

— Как такое возможно? — поражённо сказала Свитипай. — Мы же видели, что он был ранен.

До сих пор не веря своим глазам, она взяла полотенце и стала протирать тело Вадима ещё тщательнее. Но после того как они полностью обмыли его, они увидели, что он был абсолютно целым и невредимым.

— Думаю, нам стоит радоваться, что он в порядке, хотя это действительно очень странно, — сказал Клаудвэйф. — Но с другой стороны, мы понятия не имеем, кто он такой и какого он вида. Может, у его рода есть особые магические способности, как у единорогов? — предположил он.

Свитпай, быстро сходив в их спальню, принесла одеяло и накрыла им Вадима и, сев рядом, стала с умилением смотреть на него, при этом поглаживая по голове своим копытцем.

— Он такой миленький, — сказала Свитпай, посмотрев на своего мужа.

— Согласен, он действительно выглядит мило, — сказал он и, подойдя к своей жене, сел рядом с ней, посмотрев в её яркие бирюзовые глаза.

— Как думаешь, что с ним случилось и что случилось с его родителями?

— Не знаю, но думаю, что мы сможем узнать ответы на некоторые свои вопросы, когда он проснётся.

— Знаешь, милый, я боюсь, что это всё из-за меня.

— В смысле? — озадаченно спросил он.

— Когда ты сказал, чтобы я загадала желание, я захотела, чтобы у нас появился малыш. И вот теперь он у нас есть. Хотя это не совсем малыш, но он ещё очень маленький, — сказала Свитпай и прижалась к своему мужу.

— Думаю, это лишь случайное стечение обстоятельств, вот и всё. Хотя должен признать, мысль о жеребятах у меня тоже часто возникала, — сказал он и поцеловал свою жену.

— Знаешь, я кое-что придумал. В Кантерлоте в замке принцессы работает мой старый школьный друг. Он у неё вроде советника и на хорошем счету. Я попрошу его поговорить с принцессой, чтобы он добился для меня аудиенции у неё.

— Это хорошая идея. Думаю, принцесса знает, откуда мог появиться этот ребёнок и где могут быть его родители. Но ты уверен, что принцесса примет тебя?

— Я попрошу своего друга объяснить ей все тонкости ситуации. Тем более принцесса Селестия — самый добрый и великодушный правитель. Я не думаю, что она не поможет маленькому жеребёнку.

— Думаю, ты прав, милый, — сказала Свитпай, и тут она случайно нащупала, какой-то предмет, находившийся у малыша в кармане. Вытащив его, они увидели тонкий чёрный металлический диск.

— Что это, милая? — спросил Клаудвэйф.

— Не знаю, Клауди, это лежало в его кармане, — сказала она и протянула таинственный предмет своему мужу.

— Думаю, до прибытия принцессы лучше его не трогать, — сказал он и спрятал диск в один из ящиков.

— Милый, как думаешь, я могу стать хорошей матерью? — волнуясь, спросила Свитпай.

— Ты уже хорошая мать. Ты проявила настоящую материнскую заботу к совершенно незнакомому жеребёнку и всячески пытаешься его защитить. Разве не так поступают настоящие матери? — сказал он и лёг рядом со Свитпай, накрыв её свои крылом.

— Спасибо, милый, ты не представляешь, как много эти слова для меня значат, — сказала она и положила свою голову на плечо Клаудвэйфу. Мгновением позже он почувствовал что-то мокрое на плече и, повернув голову, увидел катящиеся по её щекам маленькие слезинки.

— Свитпай, почему ты плачешь? — обеспокоенно спросил он.

— Просто я представила, как будто это наш жеребёнок, и подумала, каким бы ты был замечательным отцом.

— Спасибо, милая. Я думаю, когда мы поможем этому жеребёнку, нам следует завести и парочку собственных жеребят, — сказал он, отчего Свитпай с радостью во взгляде посмотрела на него и, заключив в свои объятия, поцеловала.