Автор рисунка: Stinkehund
"Пессимист это тот, кого оптимист называет реалистом", - капитан-лейтенант Эшли Уильямс. "Я тебя уважаю, но это не значит, что я тебя не убью", - Урднот Рекс.

"Кто-то думает что просить помощь, значит проявить слабость. Это глупость и упрямство. Как бы ты не был силен, союзники делают тебя сильнее", - командор Джон Шепард

POV “Шепард”

Выбежав из больницы, я лихорадочно обдумывал произошедшее. Ничего себе мы попали, если уже бесчувственные роботы влюбляются на раз-два! Эх, Джокера бы сюда, вот уж кто точно шутил бы так шутил на эту тему. Надеюсь, что он просто полюбил эту принцессу, а не снова начал творить свои паучьи интриги. Так, ладно, соберись, надо пойти на ферму и помочь со сбором урожая. Слава Богу, хоть нашел работу, не связанную с каким-либо насилием, а то уже осточертело кого-то убивать. Понивиль вообще как бы довольно славный городишко, никакой преступности, никаких происшествий и возгласов “Командор Шепард, помогите!”. За то время, что Предвестник лежал в больнице я успел познакомиться с местными устоями и устроиться на ферму к семье Эппл, твердо решив заработать много денег. После поступления на “Нормандию” я, обычно, не был стеснен в средствах. Мизерные зарплаты от Совета и Альянса меня никогда не радовали, а потому я часто зарабатывал на поле боя, постоянно суя свою бренную тушку туда, куда и пьяный ворка не полезет, подбирая разный хлам и оружие. Теперь же все наоборот, денег ни гроша, на шее неконтролируемый и наглый, а главное — жутко прожорливый, иждивенец, быстрых способов заработать нет, на помощь власть имущих рассчитывать не охота, связи с родными и близкими и не предвидеться. Кстати, про родных и Землю, ночью четвертого дня пребывания на этой планете, я и Твайлайт пошли смотреть на звезды. Сказать, что я был в шоке — было сказать ничего, ни одного, кроган меня дери, знакомого созвездия! Узнав, из-за чего моя мордочка приобрела такой потрясенный вид, она решила меня обнадежить тем, что возможно я получу больше информации от принцессы Луны, или от ученых из знаменитой кантерлотской обсерватории. Эх, знал бы что так все будет, то в трусы вшивал золотые слитки, вместо кредиток на счету. Теперь же я обязан был каждое долбанное утро идти на ферму и выполнять указания лихой кобылы. Мда, видимо, я им забыл рассказать про то, что я делаю с теми, кто меня будит рано по утрам, но что поделать — надо так надо. Прибыв на ферму, я увидел на холме разговаривающих Макинтоша и Эйджей. Родственную идиллию нарушала лишь повязка на теле жеребца из-за травмы, которую он получил еще вчера. Подойдя к ним, я увидел то, что повергло меня в глубокий шок. Яблоки… море яблок на мерно покачивающихся деревьях.

— Что за, ретранслятор мне в двигатель, магия?! Как они выросли всего за неделю? Ну почему мне так везёт на трудные задания?! Так, на будущее, ничего не трогать в брюхе у Предвестника! – воскликнул в сердцах я. Мак, вкратце знакомый с моей историей, не удивился словам про брюхо, да и вообще, парень был весьма классный: молчит, не лезет куда не просят, всегда поможет.

— Да успокойся ты, мы вмиг все обчистим, вот только мой братишка сбросит с себя эти тряпки. Верно, Мак? – спросила ковбойша, пихнув брата в раненый пояс… спину, бок... ну в общем, вы поняли.

— Кмх, вообще-то, я не думаю, что весь урожай смогут собрать всего лишь один неопытный работник и маленькая пони, хотя небольшой шанс все же имеется, – недовольно проворчал Макинтош, прикрывая раненый бок. От боли тот аж целое предложение выдал.

— Чего?! – хором произнесли мы с Эплджек.

— Да я этими руками… копытами кроганов душил. Да я спокойно Атлас могу вскрыть и его пилота превратить в винегрет, что мне ваши яблоки! – протестующе воскликнул я. Каково это слушать о себе в таком ключе от того, кто в руках даже автомата не держал? И зря, наполненные ужасом глаза показывали это яснее ясного. Кое-как справившись с волнением, Макинтош и Эйджей смогли успокоиться.

— Ладно, только на нас свои трюки не проделывай, хорошо? – попросил меня красный жеребец. Но я уже знал как исправить свою оплошность.

— Агась, – повторил я его самую излюбленную фразу, отчего его лицо приобрело радостные черты, которые дополняла небольшая и очень теплая улыбка. Просто он жутко любил короткие и непринужденные фразы.

— Ты же мой брат, как ты можешь такое мне говорить?! – воскликнула Эйджей, вернувшись к прежней теме разговора.

— Я констатирую факт, если с ним у тебя есть шанс все это собрать, то уж точно их нет, если ты будешь работать одна, фу-ух, – высказал крепыш, а затем резко выдохнул воздух, переводя дух от слишком долгих фраз. Он не был тупым и неспособным к хоть какому-то диалогу, нет! Он был ну уж очень немногословен.

— Ах так! Тогда давай пари, если я одна соберу весь урожай, то ты пройдешь в бабушкиной косынке через весь Понивиль! – яростно воскликнула Эйджей, чьи глаза азартно зажглись подобно игроману у автомата с «Блазар».

— Агась, а если выигрываю я, то ты целуешь Предвестника в губы целых десять секунд, – ответил довольный своей шуткой Мак. Ответом на это условие был мой жуткий от неожиданности кашель и зардевшиеся щечки его сестры.

— Тебе сестренку-то не жалко? Скажу по секрету, за такое ее попытаются убить аж два аликорна. И это не я и не Селестия, – сказал я.

— В таком случае, отступись от своего упрямства, – сказал Макинтош, повернувшись к рыжей пони.

— И не подумаю! Я так и вижу тебя в той милой косынке, – проговорила упрямая кобылка.

— Ну писец, вторая Эшли на мою голову, такое ощущение, что и не уезжал из своей галактики! Ладно, тогда, раз у вас тут примерка у кого хр… силы больше, то я пойду, – сказал я, поворачивая в сторону города, а затем решил таки вставить свои пять копеек. – Но это не значит, что я отлынивал от работы и мне не надо платить!

Эх, ну как дети, чес слово, вторая Нормандия на мою голову! Жалко только, что нет моей Тали рядом, ей бы тут понравилось. Так, не унывать, вернемся еще. Надеюсь только, что если я не стану снова катализатором, у Предвестника хватит ума не продолжить жатву. И тут мою голову словно огрели чем-то тяжелым. У меня было видение. «Только не это, не опять...», — было моей последней мыслью перед столь привычной тьмой.

Галактика Млечный Путь, Земля. Понемногу жнецы отстраивают все, что наразрушали в течение года террора на планете. Постепенно часть Цитадели приводится в порядок. Главной же целью жнецов стало нахождение нас с Предвестником, в чем активно помогают объединенные войска Млечного Пути. После моего и этого мракобесия исчезновения, общим решением большинства жнецов было установить мир с циклом и сотрудничать по мере сил, вплоть до нашего возвращения. Жнецы до сих пор недоумевают каким образом двухкилометровый исполин и эфемерное существо смогли исчезнуть в мгновение ока?! Про “телепортатор” они знали, даже были некоторые чертежи, но он имел настолько сложную структуру, что сделать копию являлось невозможным, хотя, учитывая их уровень, я бы сказал "просто проблематично". Доказывает это то, что они начали конструирование нового механизма со схожими функциями. В их сотрудничестве с органиками дошло даже до того, что они “снизошли” до диалога с объединенными силами цикла, отчего начался вполне открытый и плодотворный диалог. К сожалению для всех, кроме жнецов, ибо им как всегда было на всех плевать, почти все ретрансляторы повыжигало напрочь. Именно поэтому обе флотилии теперь были временно “под арестом” на орбите Земли до тех пор, пока жнецы по всей галактике не восстановят эти “чудо-конструкции”. Меня чествовали как героя, все были жутко благодарны мне за ту жертву, что я отдал ради победы и мира, и это, конечно же, очень приятно. За главного у органиков на время были назначены Хаккет, Рекс и Виктус. Первый и третий хорошие организаторы и руководители, и тут я полностью согласен, ну а второй, походу, нужен был для того, чтобы держать в узде остальных. Всё таки не хватало ещё и того, чтобы Ария Т’Лоак не посчитала, мол, раз меня нет, то можно чудить в угоду своей особой совести. И это неудивительно, ведь единственный, кого она слушала, был лишь я. Хех, иногда мне даже казалось, что она изредка пыталась со мной флиртовать… Все, чего Хаккет смог добиться от жнецов в качестве информации и объяснений, было связано лишь с исчезновением меня и Предвестника. Его очень огорчила гибель Андерсона, так как они были лучшими друзьями, и если даже я кое-как помянул старого друга в Кантерлоте, то чего говорить про Стивена, с которым адмирал прошел огонь и воду. Нормандия... “Молю всех богов Эквестрии, Земли, Палавена, Тессии… в общем всех, что бы с ней и её командой ничего не произошло” – мысленно воскликнул я, когда информация дошла и до этой темы. Она находилась за пределами Солнечной системы. Её маяк обрывался в малоизученной системе Эндер. Так, ладно, СУЗИ сообразительная девочка и сможет их там всех вытащить. Одно я понял точно: нас спасут, и это практически не обсуждается. Главное только, чтобы при телепортации сюда не вышло пони-конфуза, как со мной и Предвестником, хотя было бы смешно взглянуть на непарнокопытного старину Гарруса. Постепенно картинка начала смазываться, и я вернулся в реальность.

Первое что я сделал — это побежал к Твайлайт, и ее, жутко сонную, потянул с собой в больницу к Предвестнику. На мои вопросы зачем и почему так рано, я ответил, что у меня было видение, связанное со жнецами. И все-таки не зря я так сказал, ибо весь сон с нее как ветром сдуло. Еще бы, такие огромные и древние создания хранят в себе немало тайн. Придя в больницу, я был готов к любым разрушениям или тому подобному, но все шло как всегда, что немало меня успокоило. И все же надо было спешить, а потому я резво ринулся вверх по ступенькам к палате жнеца. Позади доносилось едва понятное ворчание Спаркл, которая вспомнила про пропущенный завтрак. Как только я ворвался в палату, то тут же остолбенел прямо на входе, так как увидел рыдающую Луну, склонившуюся над телом Предвестника.

— Что случилось?! – синхронно воскликнули я и подоспевшая Твайлайт.

— О-он п-просто потерял сознание, его пульс снизился до минимального, я не знаю, что с ним, – еле сдерживая истерику, пролепетала принцесса. Так чего же она молчала, блин?!

— Врача сюда, срочно! Больному плохо, он потерял сознание! – крикнула в коридор фиолетовый единорог. Ну хоть кто-то здесь, кроме меня, желает спасти его. Я на предельной скорости подбежал к жнецу.

— Эй-эй, очнись, у меня тоже было видение. Да очнись ты уже! Это приказ катализатора! – крикнул я на бессознательного пациента. Хотя уже и не совсем, ибо, когда я приказал, взгляд Предвестника резко приобрел осмысленность и затем он уставился на меня.

— Администратор, данная платформа снова вошла информационную сеть. Идентификация прошла успешно, пакет данный прошел по трафику V-24563... — Вдруг влез в свои синтетические бредни Предвестник, правда тут же дернулся и вроде как стал нормальным. — Я видел все, что происходит там. Честно сказать, я удивлен, что они не продолжили жатву, ты молодец, правильные базисы дал. Они нас ищут, я чуть не отключился навсегда, когда отослал наши координаты и чертежи устройства. С трудом выловил их из своего подсознания, – устало проговорил приятель, дыша так, будто только что километра четыре пробежал, как минимум. Стоп… приятель? Хм, хотя, если учесть последние события... Да, если постараться, то мы вполне сможем работать вместе как настоящая команда, а может даже станем друзьями.

— Значит, жнецы скоро прибудут. Ты уверен, что они не устроят геноцид этого мира? – испуганно проговорил я, увидев глубокий ужас на мордочках наших знакомых кобылок.

— Нет, мы им нужны, да и я им запретил подобное. Этот мир достоин жизни, и он против Хаоса. Прошло вот уже три тысячелетия, а народ пони так и не пошел по рельсам любой другой расы, встреченной мной прежде. Тем более, когда есть такие ее представители, что напоминают мне тех самых неугомонных органиков, которые любили ставить палки в колесо Жатвы, – довольно весело ответил жнец. Ну ладно, с этим вопросом разобрались, а как же быть с нашим нахождением и перерождением в наши тела? Нет, я как бы не был против этого тела, но все же человеком мне было бы стать сподручнее. Хотя, думаю, Тали была бы счастлива, имея такую милую лошадку за пазухой. И мило, и покатает тебя. Мда-а, стало даже немного страшно, представляю, как будут от смеха корчиться Гаррус или Джокер при виде меня, а уж Явик с его пристрастиями к разумным деликатесам... Ну так и быть, спрошу потом, я их итак прервал на интересном месте, хотя, как я понял, до “серьезных отношений” дело пока не дошло.

— Так, ладно, поправляйся давай. Я пойду пока, потренируюсь и сделаю спортивную зарядку, надо мозги подгонять под новые реалии. Пойдем, Твайлайт, – усмехнувшись, сказал я.

— Вызывали?! – воскликнул, вбежавший в палату, врач.

— Эм-м, ему уже стало лучше, Ваша помощь не потребовалась, спасибо, – ответила фиолетовая кобылка, на что тот молча кивнул, а затем ушел. Видимо, остаться для проверки пациента у него не было и малейшего желания. – Ну пойдем, Джон, – сказала она уже мне, потихоньку направляясь к выходу.

— Предвестник, если что, учти, лучше обождите с романсами до более укромных мест. Кстати, судя по тому, как она о тебе волновалась, ты ее вдохновил… — подмигнув, сказал я. К сожалению, от метко прилетевшей подушки моя реакция меня не спасла, и мне не удалось договорить. Решив, что лучшим решением будет ретироваться, я, потянув ошеломленную Твайлайт, выбежал из палаты, дабы гнев двух древних созданий не раздавил нас напрочь. Её казалось бы удивил и едва не раздавил напрочь шок от подобное излияния любви между двумя бывшими плохишами, как впрочем и меня. Ай, не суть дела важно, главное было узнать хорошие вести с Земли, которые грели не хуже местной звезды. И да не смотря на новости, денек сам по себе выдался просто замечательным и небольшая передышка в виде незапланированного выходного давала весьма неплохие перспективы. Не придумывая особых излишеств, я решил прогуляться вместе с ученицей Селестии.

— О чем думаешь, Спаркл? – спросил я, донельзя довольный погодой. Увы, но у меня была страшная привычка — постоянно разговаривать со спутниками. Доходило даже до того, что Джек называла меня не иначе как “доставучим треплом”. Ну, от чистого сердца же, эх…

— Да так, ничего. Погода замечательная, не правда ли? – спросила Твайлайт.

— Ага, давненько я не выбирался куда-нибудь в солнечные страны или миры. Я уж и забыл, когда отдыхал под солнышком в последний раз. А ведь Вега в свое время звал нас с Гаррусом отдохнуть в латино-американском сегменте Альянса, правда, не срослось, хотя и понятно, ведь предложение было в силе лишь после победы над жнецами, – немного раздосадовано проговорил я, ибо увы, но это было так.

— У нас тут просто замечательно, я уже давно перестала жалеть об переезде в Понивиль. Тут так хорошо жить, что… — но она была прервана нарастающим гулом, на миг я даже вспомнил молотильщика на Тучанке. Приготовившись к худшему, я решил во чтобы то не стало защитить кобылку рядом со мной. Я почувствовал резкое дуновение ветра, хлестнувшее меня в бок, как оказалось, это была местная спортсменка номер один – Рэйнбоу Дэш.

— Что еще за шум?! – недовольно воскликнула Дэш. В то же время начала подходить и остальная компашка. У них что, особое чувство ситуаций или они их сами создают? Правда, тут не было Эплджек, но и это упущение было закрыто при зрительном поиске столь таинственного гула. Источником этого гула оказался табун коров, который на огромной скорости пер в нашу сторону, а вот как раз за ним со своей собакой бежала и сама пони-в-шляпе. Между нами и стадом было довольно приличное расстояние, но я быстро понял, что дело пахнет сингулярностью, когда Эплджек безрезультатно пыталась поймать самую шуструю и массивную бурёнку из всего табуна. Ковбойша совершала попытку за попыткой, но увы, ей это никак не удавалось. Я старался выждать как можно дольше, но когда обезумевшие травоядные нагло спихнули Эйджей с пути, едва не затоптав Вайнону, я не смог игнорировать проблему. Решив, что медлить просто нельзя, я телекинетически достал пистолет. Мне было прекрасно известно, что будет если это бешеное стадо ворвется в городишко.

— Прикройте уши, – грозно скомандовал я. Пора было ненамного вернуть того Шепарда...

— Нет, стой! Не убивай коров, не-е-ет! – увы, а может и к счастью, но Твайлайт не заставила меня передумать выстрелить предводительнице табуна в ее копыто. M-77 грозно бухнул и пуля, ускоренная до таких немыслимых скоростей, что цель скорее сталкивалась с энергией, чем со снарядом, пробила ей ногу и смачно вгрызлась в землю. Если бы я этого не сделал, то боюсь сегодня были бы чьи-то поминки… Мой замысел был довольно удачен – грохот выстрела, падение вожака и испуг, заставили коров остановиться едва ли не в священном ужасе.

— А-а-а-а-а-а-а-а, больно-о-о-о! – запричитала упавшая корова, к ней тут же подбежало несколько её соплеменниц и Эплджек. Я пребывал в немыслимом шоке. Корова была разумна! В тот же момент на меня налетело два урагана. Первый имел имя Рэйнбоу, а второй можно было назвать “морем упреков”.

— Ты что творишь, живодер! Да я тебе сейчас покажу, как тут убивать! – кричала взбешенная Дэш. Она безрезультатно пыталась меня отмутузить, что я изо всех сил предотвращал, разжигая в ней еще большую обиду и желание навредить. Другие пони были не менее разозлены, хоть и вели себя чуть более адекватно.

— Ты что творишь, дура! А что если бы эти коровы задавили твоих друзей?! Я, знаешь ли, видел что случается с теми, кто попадал под подобную давку! Особенно интересен был вид человеческих тел!! – заорал я в ответ, в своих тщетных попытках отбиться от крылатого деспота.

— Ты мог убить ее! Зачем ты это сделал?! Наверняка был другой выход! – вскричала Твайлайт.

— Твайлайт, прикрой-ка ротик! Он все сделал правильно, спасибо, Джон, – высказалась уставшая Эплджек, которая из-за разбурлившейся потасовки смогла подойти к нам незаметно. Благодаря поддержке пони, Рейнбоу наконец-то смогла от меня отвязаться, только лишь угрожающе зависнув в воздухе.

— Что?! Как ты можешь его защищать, особенно после этого?! – воскликнула Спаркл, указывая на раненую корову, возле которой уже во всю крутилась медсестра Редхарт, что видимо была недалеко от нашей потасовки.

— Если бы он не сделал “это”, то минимум, что бы нас ждало, так это частичное разрушение города, и это только минимум. Я и представить боюсь, если бы на улице была бы моя бабушка или сестренка. Я… я не смогла их остановить, так что в произошедшем виноват не Шепард, а я, – сказала погрустневшая Эплджек.

— Не вини себя, Эйджей. Все нормально, главное, что ты старалась. Спасибо за поддержку, но, тем не менее, это и моя ошибка тоже, не говоря уже о том, что я не стою твоей ссоры с подругами. Я должен был понять, что такие действия приведут к нежелательным последствиям, – несколько удрученно проговорил я, немного смущаясь поддержки фермерши. Не смотря на сказанное, я жутко лукавил. Я нисколько не сожалел о содеянном, и если была бы возможность повернуть время вспять, то я бы поступил так еще раз. Цель оправдывает средства, хоть мне и претила эта фраза, ибо уж больно это напоминало принципы одного трёхголового агентства.

— Да я... в общем... спасибо, Джон, – сказала порозовевшая от смущения, Эплджек. И вот тут-то меня проняло. Похоже, что у меня появляется свой местный эквестрийский фан-клуб. Блин, то-то у них мужиков маловато. Нет-нет-нет, мне хватало тонн любовных смс, что Сузи периодически отлавливала по пути к моему терминалу. Блин, у меня проблемы…

— Да ладно тебе, для этого и есть друзья, – неуверенно улыбаясь, ответил я. Несмотря на то, что у нас с Эплджек был свой диалог, остальная группа тоже решила внести свою лепту в наше общение. И это всё при том, что тем временем к нам подходило все больше жителей Понивиля. Мда, умею я появляться эффектно… Начиная с “Шепард, ты козел, что не писал с того света” и заканчивая “Шепард ты тупой индюк, зачем ты угрожаешь моим сородичам своими микробами?!”
— И что?! Он стрелял, он плохой и… — а затем Дэш, не имея действительных аргументов, спустилась на землю. Хотя чувствую, что ее озлобленный взгляд еще долго будет сверлить мой затылок.

— Сдай ту штуку, из которой ты стреляешь, – непререкаемым тоном потребовала Твайлайт.

— Нет, это мой пистолет, и я сам решу, когда тебе можно будет его брать, а когда нет, – жёстко ответил я, так как знал, что тут ее больше подстегивает научный интерес, а не страх и чувство самосохранения. Откуда я это знаю? Я на это легко могу ответить — она вот уже неделю канючит дать исследовать пистолет и инструментор, доходило даже до банальной кражи и попытки спаивания.

— Это я не для себя, а для всего города! Пока ты вооружен этой штукой, ты продолжаешь быть опасным для жителей Понивиля! – воскликнула Спаркл, но искорки в ее любопытных глазах выдавали совершенно другую мотивацию.

— Я пока пойду ее осмотрю, и пожалуйста, не ругайтесь. П-прошу вас, д-давайте жить дружно… — пролепетала Флаттершай. Это была до ужаса милая пони, как раз из той породы “девчачьих мечтаний”. На столь беззащитное создание даже кроганы лапы бы не подняли. Думаю, Тали бы она очень понравилась, хотя не факт, что моя любимая не попыталась бы спереть эту милоту в наш будущий дом на правах особо любимого домашнего питомца.

— Да, конечно, иди. Заодно, пожалуйста, передай ей мои глубочайшие извинения. Прости, что напугал тебя, Флаттершай. Я не хотел всего этого… — сокрушенно ответил я, несмотря на иной взгляд на произошедшее. Чертово умение принимать тяжелые решения.

— Угу, я так и сделаю, – смущенно пролепетала розовогривая пони.

— Простите что отвлекаю от разговора, но могу я узнать, что здесь происходит? – учтиво влезла в наш разговор мэр Понивиля. Это была пожилая пони, которую старухой и язык не поворачивался назвать. Уж чего-чего, а на роль бабушки она совсем не подходила, хотя в данном контексте я имел в виду возраст. Бойкий, энергичный и хитрый политик на страже Понивиля, который хоть и юлил, но юлил в пользу своего города. Мда, видимо, я так и не привыкну к местным реалиям хороших чиновников. Несмотря на ужас изложенной истории, она все же решила в мою пользу.

— Слава герою Понивиля! Слава командору Джону Шепарду! Завтра я объявляю праздник в честь нашего нового жителя! – провозгласила толпе мисс Мейн. Я было подумал, что у мэра нет сердца и что ей совсем не жалко несчастное животное. Но тут же был ошарашен осознанием того, насколько умна была эта кобыла! Зачем устраивать скандал, с последующей бойней и разрушениями? Проще дать чужаку чувство удовлетворения и заодно успокоить народ, тем самым убив двух зайцев одной сингулярностью. А я то думал, что политика и интриги остались в прошлом…

— Я что тут одна только о бедной корове беспокоюсь?! – воскликнула недовольная Рэйнбоу, хотя и была заглушена довольным гомоном толпы.

— Пойдем уже, герой, – произнесла улыбающаяся Эплджек, уводя меня в сторону “Сладкого Яблочка”.

“Конец POV Шепарда”
“Понивильская больница”

Постепенно Предвестнику даже стало ещё больше нравиться общение с Луной. Теперь она была несоизмеримо открытой, по сравнению с той, что он встречал ранее. Её глаза смотрели на него с плохо скрываемым обожанием, а тело хоть на мгновение, но старалось побыть с ним рядом, соприкасаясь так, как это только возможно. Неудивительно, что у него было ощущение полного удовлетворения, пусть он и боялся новых перемен в своем теле — уж больно все быстро перемешалось. Несмотря на свою влюбленность и розовые очки, примерно такие же мысли преследовали и ночную принцессу. Сказывался политический стаж.

— Луна, я хочу кое-что у тебя узнать, – сказал жнец, после долгого спора по поводу целесообразности борьбы с Хаосом.

— Да, Предвестник… дорогой? – неуверенно ответила принцесса, она ловила любое его движение, непроизвольно ища ложь или обман.

— Я все понимаю. Стресс, изгнание, я из твоего племени и страх твоих подданных, но почему я? — Тут Предвестник хорошенько задумался. А почему он себя так повел? Ведь у него причин было ещё меньше. — Ведь я детально изучил ваше мышление, и по всем стандартам я должен быть вам противен и мерзок.

— Пойми, ты хоть и правда очень кровожаден и жесток, но в тебе есть искра добра. Я верю в тебя и считаю, что ты очень-очень милый. А насчет выбора… пойми, я одинока также, как и ты, я никому не нужна кроме моей сестры. Ну а ты такой сильный, смелый и умный. Просто мечта любой кобылки, – смущаясь, изрекла Луна, и эти слова были настолько пропитаны любовью, что даже такой бездушной машине как Предвестник, стало невообразимо легко и хорошо, хотя по всем данным он так и не осознал, да и не мог дать внятное пояснения понятию “любовь”. Изначально он считал, что сможет имитировать это чувство, тем самым получив возможность манипулировать властью через младшую принцессу, но именно это решение и погубило его. Он не понимал, в какую петлю он полезет.

— Возможно, возможно даже я постараюсь думать как органики, и надеюсь, что в будущем мы станем с тобой конструктивной парой. Не исключено, что я с твоей помощью я смогу наконец понять вашу природу и не дать моему прошлому испортить наше с тобой общее будущее. Вроде бы, вы, органики, в такие моменты говорите “Я тебя люблю”, не так ли? – впервые неуверенно произнес жнец. Но это было и не важно для Луны, главным для нее были эти самые главные слова. Наконец-то она смогла удостовериться, что у него были к ней чувства, точнее она хотела бы верить в это. Пришелец и её любовь к нему была одной из тех немногих отдушин, что она имела сейчас, в новой Эквестрии. Она даже поймала себя на мысли, что отказ Предвестника был бы самым сильным ударом по ее неокрепшему сердцу. Прошла целая тысяча лет и все, кем она дорожила и все кто был ей небезразличен, сгинули во тьме веков. Хоть пускай сестра и считает, что изгнание было лучшей мерой, но, тем не менее, это была одна из самых страшных пыток из когда-либо придуманных.

— Я тоже тебя очень люблю, мой милый жеребец, – ответила принцесса, а затем закрепила сказанное очень сильным и страстным поцелуем. Жнец, не долго думая, ответил на это своими пылкими порывами тела, повалив кобылку на кровать.

Мэр Мейн на следующий день была полна решимости, ведь она никогда не бросала слов на ветер. Если и был обещан праздник, то он всенепременно состоится. В урочный час, несмотря на обиду, Твайлайт все-таки смогла усмирить свои позывы и даже написала благодарственную речь “герою” Понивиля. Придя на площадь в полдень, она с трудом протолкнулась до запасного входа на помост. Видимо, благодарны были многие, так как у сцены стояла ужасно огромная толпа пони. Также сюда прибыли и остальные участники вчерашнего скандала. Рэйнбоу до сих пор ходила с вечно недовольным выражением лица, будто только что проглотила целое кило лимоном, вполне возможно, что именно из-за этого её так никто не послушал. Из всей толпы выделялась лишь откровенно неважно выглядящая Эплджек, которая хоть и держалась молодцом, но увы, то и дело у нее подкашивались ноги, все-таки сказывались последствия спора и бешеная скачка за коровами.

— Внимание, пони! Сегодня я бы хотела наградить нашего героя! Пони, что смог спасти наш город от разрушений. Пони, что вчера спас множество жизней жителей Понивиля! Встречайте командора Шепарда! – продекламировала Мейн, прибытие на сцену эффектного жеребца. Он был настолько неотразим, что у многих кобылок на миг екнуло сердце. Кстати, именно поэтому Джон был не особо популярен у понивилльских жеребцов, поскольку слишком уж он затмевал их.

— Огромное спасибо, жители Понивиля. Правда, не я главный герой сегодняшнего дня, а потому прошу любить и жаловать нашу несравненную Эплджек. Поднимись на сцену, пожалуйста, – позвал Джон уставшую ковбойшу. У него был свой хитрющий план, он понимал, что, возможно, станет под прицелом принцессы и этой немаловажной шестерки. И именно поэтому он решил изобразить стеснительного героя, хотя некоторые благородные позывы его души никто не отменял.

— Я?! Шеппи, ты что, сдурел? Ты герой, а я не смогла их остановить. Да и вообще, кто я такая, чтобы получать славу? – недовольно воскликнула вдруг очнувшаяся из своего полусонного забытья Эйджей, хотя все же прошла на сцену. Ей льстило внимание столь сильного и могучего жеребца. Не говоря уже о том, что она бы и не призналась никому в том, что он стал ей снится даже в “особых” снах. Хотя в похожей ситуации оказались многие жительницы Понивиля. О чём уже давным-давно жалел сам персонаж подобных сновидений, еще до прибытия в этот мир.

— Да ладно тебе, и у меня были проколы. Главное — мотивация и желание, а уж удача — дело житейское, – сказал командор, легонько толкнув в бок свою подругу. Он и не догадывался, насколько сильно он подходил к опасной черте. Затем, продекламировав отрывок из речи, Твайлайт и мэр вручили им награду.

— Хех, ладно, так и быть. Ну что, скрасишь мне работу на фермеб, герой? — проговорила Эплджек, сходя с командором со сцены. Им вслед летели веселые аплодисменты толпы, которая почти всецело одобряла как самого человека, так и его слова.

— Почему бы и нет, но насчет твоего пари нам все же стоит поговорить отдельно, да и Предвестника нужно проведать, как бы больницу не найти в руинах... — согласился Шепард, выставив дополнительно своё условие. Прослушав лишь половину всего сказанного аликорном, фермерша только рассеянно кивнула. Многие кобылки исходили слюной от злости, когда смотрели на уходящих в даль Эйджей и Джона.

— Ну привет, злодей-любовник, – Шепард решил поприветствовать с ходу, направляя тем самым разговор в нужное русло. Надо было решать вопрос с принцессой, если у них все серьезно, то он мешать не будет, а даже наоборот, поможет. Но если это все хитроумный план по захвату мира, то кое-кому очень сильно не поздоровится. Он уже имел опыт общения с ИИ, а потому, как он считал, проблем не должно было возникнуть.

— Здравствуй, Шепард. Я рад тебя видеть, – учтиво ответил жнец, что было для командора большой неожиданностью, ведь с тех пор, как Предвестник стал жить среди органиков, то набрался от них только плохого.

— Ух ты, я конечно знал, что любовь меняет многих, но чтобы настолько... Поздравляю тебя, ты стал намного более совершенным созданием. Теперь тебе знакомо и это внеземное чувство, – восхищенно изрек Джон.

— Может быть, хотя я не уверен в его целесообразности. Благо, мне это импонирует, но будь бы я в старой платформе, такое вряд ли произошло бы. Я хочу попросить у тебя конструктивных советов относительно ваших межличностных отношений и либидо. Хотя твои воспоминания и являются действенным материалом, но все же твое мнение, как фигуранта этих самых воспоминаний, мне немаловажно, – попросил черный аликорн. Джон несколько смутился. Когда прозвучало «либидо» и «воспоминания» в одном контексте, то не вольно покроешься испариной, что и продемонстрировал командор. И всё же сейчас были вещи гораздо важней, сейчас решалась судьба Предвестника, а может даже и двух миров сразу, нельзя было халтурить.

— Ну тогда слушай. Я так понял, она сегодня снова придет. Делай так… — а затем последовала небольшая лекция о небольших ухищрениях и секретах в общении с противоположным полом. Предвестник внимал всё с большим интересом, постепенно понимая смысл многих слов и движений. Он даже стал потихоньку обдумывать собственные навыки обольщения и привлечения, которые уже мимолётно отрабатывал в уме. Проведя с Предвестником около двух часов, Джон смог рассказать практически все мелочи органической жизни, правда без практики они значили всего ничего.

— Фу-ух, подустал я маленько. Примерно как-то так ты сможешь оказывать своей девушке знаки симпатия и так далее. Поверь, она будет в восторге. Ладно, я пока пойду, а то что-то засиделся у тебя тут. Наверное, скоро тебя мадемуазель проведает. Не забудь про правило тридцать-четыре, а потому постарайся воздержаться от низменных позывов в больнице, – закончил капитан. Ему это даже как-то всё понравилось. Впервые за долгое время ему дали наговориться вволю, как и было присуще его экстравертивной личности.

— Большое спасибо, Шепард, я воспользуюсь твоими советами. Я заметил, что ты переживаешь по поводу того, на самом ли деле есть эта любовь или нет. Я решил, что собираюсь попробовать это новое состояние, и если мне оно не понравиться, то я все верну на режим реверса, как было ранее. Ты и сам должен понимать, что для меня это все необычно. И да, забыл выключить модуль вежливости… то есть перестать говорить эти гадости. Проваливай из моей палаты, углеродное ничтожество, – хрипло посмеявшись, сказал Предвестник.

— Хах, вот теперь я узнаю эту рожу. Если что, я буду тебе помогать и подсказывать по этой теме, но пока что пойду до Эплов, а то боюсь, если не уговорить Эйджей принять помощь, то будет катастрофа. Кстати, твой врач сказал, что завтра тебя выписывают. Давай, удачи, – сказал Джон и вышел из палаты. Предвестник знал, что его ждет сложная ночь.

Придя на ферму в начале седьмого, Джон уже прекрасно понимал, что Эйджей может сильно перетрудиться. Подтвердило это и то, что он встретил разъяренную Рэйнбоу, которая на все лады костерила Эплджек за ее промашку с их запланированным трюком. Шепард нисколько не удивился, когда, подходя к ферме, услышал проповеди Спаркл о помощи и о команде как о едином целом. Эйджей всячески отстаивала свою позицию, отчего Твайлайт пришлось уйти ни с чем. Джон понимал пользу того, что сказала единорожка, но она заранее выбрала неправильный способ донести информацию до упрямой фермерши.

— Эйджей, знаешь, а она права, между прочим. Ты перетрудишься, ведь помимо фермы ты запрягла себя в помощники куче пони. Даже несмотря на то, что Твайлайт тоже умеет перегибать палку, но ты все равно обязана распланировать свой график, – проговорил Шепард, добавив свою ослепительную, но очень хитрющую улыбку. Несмотря на то, что она не воспринимала ничьи слова всерьез, ей очень нравилось внимание аликорна, а потому план Шепарда был едва ли не идеален.

— Пойми, я обязана. Я еще никому не проигрывала в спорах, особенно в спорах о яблоках. Насчет обещаний… Понимаешь, просто если я пообещала, значит, я это сделаю. Я ведь пони слова, так что давай закончим этот разговор… – тихо проговорила пони. Решив, что это не стоит крупной ссоры, Джон ушел в сторону библиотеки. Он собирался хорошенько вздремнуть перед предстоящей работе на ферме, а то, что она будет, он нисколько не сомневался, уж больно Эплджек выглядела измотанной.

“Больница Понивиля”

Ночь тихо опускалась на затихающий город, постепенно пони на улицах становилось все меньше. Последним звуком в городе был мерный стук копыт по деревьям. Но даже обладательнице этих копыт не удалось справиться с хитрым Морфеем, отчего она уснула прямо под деревом, благо ночи были теплые и за свою оплошность она не пострадала бы. Никто не нарушал покоя жителей маленького провинциального городка, и лишь только одинокая тень кобылицы тихо опускалась в сторону больницы. Приземлившись около входа, Луна нервно передернула своими крылышками, пребывая в предвкушении предстоящей ночи. Она была безмерно счастлива улизнуть от своей дражайшей сестры, да и вообще, у нее было такое ощущение, что Селестия либо до сих пор винит себя за изгнание, либо желает выплеснуть все свои материнские инстинкты на свою младшую сестру. Ну ничего, она прекрасно её понимала, ведь заиметь жеребенка от обычных пони им с сестрой не было дано, да и пережить своего супруга с детьми и врагу не пожелаешь. Но теперь, когда тут два таких статных и могучих аликорна, данная проблема может иметь свой счастливый исход. Правда, ей было немного жалко сестру, ведь, как она поняла, у Шепарда была своя суженная, тем более, в отличие от пони, он был моногамен. Решив, что не стоит забивать себе голову столь ненормальными мыслями, она прошла внутрь здания. Как и раньше, ее никто не останавливал, так как у жителей города была ещё свежа память о недавнем дне Солнцестояния. Спокойно пройдя до палаты ее возлюбленного, она услышала до боли знакомый бархатный баритон.

— Я хочу, чтобы ты перестал общаться с моей сестрой! – гневно сказала Селестия.

— От тебя это никак не зависит. И вообще, когда твое мнение будет для меня важно, то я оповещу тебя в письменном варианте, так и быть, возможно, даже в пяти экземплярах. Я же не говорю о ее любимой сестре, что отправила ее в изгнание на холодный безжизненный планетоид аж на тысячу лет! – ехидно начав издеваться над Селестией, Предвестник все закончил гневным шипением, который действительно показывал всю его ненависть к старшей принцессе. Если раньше она была просто его возможным конкурентом за власть, как минимум над ситуацией, то теперь он оперировал еще и иными, чуть более жуткими мотивами. Странные металлические нотки ворвались в его глубокую и размеренную речь, и именно теперь Луна действительно могла представить любимого во всём его былом величии.

— Я видела твою душу. Ты монстр, ты не умеешь любить. Хоть я и не могу оторвать от тебя Луну, но ты получишь сполна, если обидишь ее, – едва не перейдя на крик, сказала принцесса. Она прекрасно понимала свою зыбкую власть в этом вопросе. Теперь можно было прекрасно осознать, что, возможно, это и был тот самый первый ход на шахматной доске под названием “Эквестрия” в партии между двумя аликорнами. Удар был настолько решительным и мощным, что теперь солнечная принцесса терялась в догадках, как ответить на подобное.

— Это я-то монстр? А ты знаешь, как ей было плохо, когда она пришла в этот мир, а все ее друзья лежали в могилах? И что же ты сделала? Стала сдерживать ее желание полюбить кого-то, кто сможет разделить с ней стезю бессмертия. Ты ее так сильно не любишь? Может, Найтмер Мун — это хитро спланированная акция по удалению соправительницы из Дворца? – продолжил добивать свою оппонентку темный аликорн. И он своего добился — в глазах Селестии сверкнули нехорошие огоньки.

— Кто бы говорил, убийца со стажем в миллиард лет, уничтоживший квадриллионы живых существ? Я спасала свой народ, ведь буквально за пару недель вечной ночи вся Эквестрия бы погибла. Я сделала все, что было на тот момент в моих силах, чтобы сохранить Луне жизнь, пусть и ценой тысячелетнего заточения. Я ни на секунду не прекращала поиск тех, кто сможет стать истинным воплощением элементов гармонии и окончательно исцелить мою сестру. И я расплачивалась за это каждой ночью, когда я смотрела на Луну и с болью вспоминала свою любимую сестренку. А вот ты, "дряхлая каракатица", так, кажется, говорил Шепард? Так вот, ты просто уничтожал всё и вся, заранее отбросив все попытки помочь и самому контролировать проблему. – Холодное презрение принцессы впечатляло не меньше, чем вспышка яростного гнева. — Будь моя воля, чудовище, я бы сделала все, чтобы оградить от тебя мою Луну, но раз... — Селестия не успела договорить. Её фраза стала последней каплей для той, что стояла в коридоре. Луна была шокирована услышанным, ибо она и не понимала, почему так все происходит. Она наконец-то нашла свою любовь, она наконец-то вырвалась с опостылевшего спутника, она в кои-то веки стала счастливой, но сестра как всегда начала все это методично рушить. У нее был только один вопрос – за что?!

— То есть ты так меня любишь?! – воскликнула ночная принцесса, вбежав в палату с двумя злыми аликорнами, точнее одним, так как другой считал ярость и злобу лишь инструментом, не более.

— Луна?! Луна, дай мне закончить… — начала оправдываться Селестия, но тут же была заглушена криком своей сестры.

— Убирайся отсюда, я не хочу тебя видеть! – кантерлотским голосом возвестила повелительница ночного неба. Где-то сверху послышались возмущенные крики и топот копыт врачей. Сказанное резало сердце не только Селестии, для Луны это тоже было страшным ударом.

— Так и быть… Прости меня, я не хотела мешать твоему счастью. Я не хочу тебя снова потерять… — грустно возвестила принцесса дня, а затем исчезла в вспышке света. Жнец мимолётно и удовлетворительно улыбнулся.

— Что же я наделала… — сказала Луна, и тут же заплакала от горя. Именно её слезы вдруг и поколебали весь стержень аликорна, тот просто не мог отчего-то сопротивляться их особой магии. Предвестник отчаянно выбирал выход из ситуации, для него было все ясно как дважды-два. Селестия проблема – нет Селестии, нет проблем. Конечно же, он задумывал весь этот спектакль заранее, но почему же так гадко на эмоциональном модуле?

— Ты должна пойти к сестре. Я считаю, что вы должны снова начать плодотворно сотрудничать… кмх, то есть помириться. Все мои споры с Селестией — это лишь мои споры и тебя они не касаются, – сказал жнец.

— Но как же наша ночь, как же разговоры и все остальное? – спросила Луна.

— Подождут. Только учти, что я завтра выписываюсь. Приходи в библиотеку, – ответил Предвестник, за что, правда, получил небольшой аванс – кроткий и жаркий поцелуй в губы.

— Спасибо, я всегда знала, что ты меня любишь. До завтра, и я тебя тоже безумно люблю, – чувственно прошептала Луна, отчего сердце жнеца сделало огромный скачок. Затем принцесса выпорхнула в окно, так как телепортироваться в помещении было не по этикету.

— Эх, органики, вечно с вами куча проблем, – проворчал Предвестник, укладываясь спать, но даже сейчас с его губ не слетала легкая улыбка счастья.

— Шах…

Предвестник был в некотором смятении, поскольку он никак не мог найти Шепарда. Он считал, что Джон зайдет его забрать из больницы, но увы, этого не произошло. В итоге, жнец сам решил отыскать Катализатора, ну или, грубо говоря, непосредственного начальника, ведь его безопасность стояла в наивысшем приоритете. Он заметил, что большинство пони стремилось в сторону кафе, в котором недавно между ним и командором произошла потасовка. Решив попытать счастья, он зашел вместе со всеми в помещение. И действительно, Джон стоял в углу комнаты и о чем то спорил с Рыжей, в то время как Розовая угощала всех своими новыми кексами. Увы, имена Предвестник не запоминал, да и не старался особо, отчего ограничивался лишь цветовой гаммой. Впрочем, если тут предлагали вкусную еду, то можно было бы и позволить немного польстить жалким органикам вокруг, для необходимости выудив из памяти их клички. Да и вообще в больнице кормили так плохо, так что жнец просто не устоял перед соблазном бесплатной еды. Но почему-то итогом для него стало отнюдь не удовлетворение с чувством насыщения, отнюдь. Он снова почувствовал самое противное и ненавистное ему чувство, чувство скрюченного в немыслимые параллели и фигуры желудка. В тоже время, Шепард с Эйджей заметили неладное. Все посетители стали валиться на пол, отчего постепенно нарастал гул возмущения. На Пинки было даже страшно смотреть, она считалась одним из лучших кулинаров во всей стране, а тут просто море недовольных и отравленных посетителей!

— А я о чем тебе говорил, Эйджей? Смотри к чему все это привело! – гневно воскликнул Шепард.

— Наверное продукты были испорчены, вот и все! А теперь прости, мне надо идти на ферму и заодно помочь Флаттершай, – проскрипела сквозь зубы фермерша, пробираясь между распластавшихся на полу пони.

— С этим надо что-то делать. Так больше продолжаться не может. Эплджек начинает меня пугать, – тихо проговорила Твайлайт, поднеся тазик очередному отравленному пони. Так как несчастье постигло довольно много посетителей кафе, то мэру пришлось организовать медицинский лагерь посреди города. Медсестры и врачи, как могли, помогали пострадавшим, но увы, их было недостаточно для того, чтобы справиться с таким наплывом пациентов.

— Я с тобой полностью согласен, так просто продолжаться не может. Не хватало ещё, чтобы дошло до летального исхода. Но говорить буду я, так как ты просто неправильно подходишь к ней со своими советами, если честно. — Твайлайт недовольно фыркнула, но спорить не стала. На этом и условившись, двое пони отправились в сторону фермы. Но тут их внимание привлек шум и небольшое дрожание земли.

— Твою ж хаска через лопатку, только у меня дежавю, или мне это мерещится? – спросил Шепард. Несмотря на похожее чувство, Спаркл решила не тратить время на разговоры, а попробовать найти причину шума.

— О, Святая Селестия, смотри! – воскликнула единорожка, указывая на огромную толпу кроликов, которая мчалась в сторону города со скоростью поддержанного глайдера. Им относительно повезло оказаться вне пути табуна ушастых, хотя тем самым они и не смогли бы помешать им начать свою крольчачью вакханалию в Понивиле.

— Бежим, надо остановить их! Там лагерь, они могут потревожить пациентов! – крикнула Твайлайт, галопом скача в сторону площади.

— Идиотский мир! Хочу на свою Нормандию! Хочу ринкола! Хочу стать человеком! Драные пони! – разъяренно орал Шепард, догоняя свою спутницу.

“Ферма Сладкое Яблочко”

Вокруг была умиротворенная идиллия. Командор и Спайк вместе с элементами гармонии, которых он называл не иначе, как дурные кобылы с синдромом приключения на круп, убирали урожай яблок. На то, чтобы устранить погром и бардак в городе, пришлось потратить много усилий. Было выяснено, что виновницей произошедшего стала Эплджек, так как вместо того чтобы спокойно посчитать кроликов, она их банально напугала. Несомненно, косым это жутко не понравилось, и они гурьбой побежали устраивать митинги на улицы когда-то тихого города. Это и стало последней каплей терпения многих жителей Понивиля. Теперь, помимо тяжелого разговора с друзьями, Эплджек ждал выговор от мэра. Попросив прощения у пони, Эплджек пошла разговаривать с Джоном и своими лучшими друзьями. В итоге ей пришлось попросить помощь у своих друзей, тем самым автоматом проигрывая спор. Также предстояла долгая нервотрепка от Твайлайт, во время которой она стояла с понурой головой и даже не старалась опровергать слова своей начитанной подруги. Отправившись на ферму, друзья начали методично собирать все яблоки. Правда был один необычный момент, Твайлайт спокойно собрала все яблоки с десятков яблонь и даже нисколько их не помяла. Увиденное поразило всех, даже Рэрити, которой телекинез не был в новинку.

— Я пошла собирать чемоданы, Твайлайт и сама спокойно сможет собирать урожаи и… — всхлипывая, произнесла расстроенная Эйджей. Выглядела она и так неважно, а со слезами на глазах это и вовсе был довольно неприятный вид. К ней тут же подбежали остальные подруги.

— Ну что ты, дорогуша, не переживай ты так! Все будет нормально, никто тебя не заменит! – воскликнула испуганная Рэрити, впрочем она тут же была поддержана одобрительным гулом остальных.

— Эплджек, я не хотела тебя унизить или заменить. Я просто хотела помочь, извини, что так вышло, – сказала, сокрушенная своей выходкой, колдунья.

— Да, что-то я совсем нюни распустила. Прости, видимо, сказывается усталость. Сейчас глотнем сидру и пойдем по домам, – сказала успокоившаяся фермерша.

Постепенно Солнце заходило за горизонт, причудливым светом озаряя группу пони и молодого дракончика. Сегодня Эплджек узнала, что глупо отказываться от помощи, ведь порою, взвалив на себя все, ты рискуешь не только проиграть спор…