Автор рисунка: aJVL
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Ночь в замке

ГЛАВА 5 «Ночь в замке»

Меня и единорожку поселили в едином гостевом корпусе замка, но в разных покоях. Любезно предоставленная мне палата, была изысканно великолепна! Высоченный потолок, большая и просторная комната, окно размером где-то с полстены. Вся мебель была по-своему уникальна. Думаю, над интерьером трудились настоящие художники своего ремесла. На стенах висели трезубчатые подсвечники, с горящими в них свечами. Их мягкое свечение придавало особый уют помещению. Моё внимание привлекла огромная кровать, стоящая недалеко от входа. Она была застелена светло-голубым постельным бельём и бардовым большим одеялом. Красивое сочетание сложных цветов. Не долго думая, я с разбегу плюхнулся на неё и провалился в объёме её мягкости. Пик блаженства!

В деревянную дверь раздался стук. Я подошёл и отворил незапертую дверь. На входе стояла фиолетовая кобылка и с улыбкой смотрела на меня. Видимо, ей как и мне, спать совсем не хотелось.

— Твайлайт, ну разве не здорово здесь! — восторженно произнёс я и жестом пригласил пони пройти внутрь.

— Совершенно с тобой согласна — сказала пони и вошла в покои.

Единорожка обошла почти всю комнату, но особого удивления на её мордашке я не заметил.
— Было время, я жила недалеко от замка и частенько оставалась ночевать в дворцовой библиотеке. Кантерлот мой родной город — начала пони.

— Почему ты переехала отсюда? — удивился я.

— На переезде настояла принцесса Селестия. Мне необходимо было, по учёбе и одному важному поручению принцессы, временно перебраться в Понивиль и с тех пор я там и живу — объяснила кобылка.

— Ты не хотела бы вернуться сюда и остаться жить? — спросил я.

— Сначала очень хотела, но потом передумала — ответила пони.

— Почему? — продолжал я спрашивать.

— Потому что, там я встретила тех, кто изменил мою жизнь. Изменил к лучшему — улыбнулась фиолетовая, погружаясь в воспоминания.

— Твои замечательные подруги? — спросил я снова.

— Верно — улыбалась кобылка и кивнула, от чего качнулась её ровная причёска.

— А как отнеслись к твоему выбору друзья из Кантерлота? Они наверное скучают по тебе— говорил я.

Единорожка перестала улыбаться и замолчала. Очередной мой вопрос, её явно расстроил, от чего, мне самому стало не по себе.

— Никак — прошептала пони.

— Что же это за друзья такие! — разозлился я.

— У меня не было друзей. Я была одна — грустно молвила кобылка, ещё больше расстроившись.

— Но как у такого маленького чуда, не могло быть друзей в столице, в родном городе? — пытался я подбодрить поникшую единорожку, но получилось как всегда. На её глазках проступили слёзы.

— Я не хочу об этом говорить — заплакала пони.

«Нда, молодец Артур» — саркастично похвалил я сам себя.

Я подошёл к Твайлайт, развалился на полу и крепко её обнял. Я не мастер утешать расстроенных людей и уж тем более, других существ. Но всё же, я попытался, тем более, это я её огорчил.

— Извини, я не хотел тревожить твоё прошлое — сказал я сочувственно.

Твайлайт захныкала и прижалась мордочкой к моей груди.

— Самое страшное, я этого не понимала — что-то пыталась объяснить мне кобылка и, сделав паузу, быстро затараторила, за чем я едва поспевал. Её прорвало, да так прорвало, что с кончика рога посыпались маленькие фиолетовые искорки.

— Со мной многие жеребята хотели завести дружбу, но я их отталкивала, думая, что мне это не нужно. Учебники заменили мне друзей. Когда я начала испытывать нехватку в общении, то сама пыталась познакомиться с пони, но от меня все шарахались. Но кому нужна подруга-ботаничка, которая в своё время, оттолкнула от себя возможных друзей? Все привыкли, что я одиночка и это влилось у них в какой-то стереотип. Никто не хотел дружить со мной. И самое страшное, я сама к этому привыкла. Мне было невыносимо одиноко, но я старалась как то с этим жить. Я была окружена заботой родителей, брата, любимой няни, но всё это не способно заменить дружбу. Если бы не принцесса Селестия, то... не знаю, что за жизнь бы у меня была. Она поручила мне отправиться в Понивиль для организации одного праздника и изучения магии дружбы. Я сначала подумала, что это лишь важное поручение, но заведя настоящих друзей, я со временем поняла, что принцесса сделала это ради меня и только ради меня — всхлипывала волшебница.

Душещипательное откровение юной пони пробрало меня до мозга костей. Я прекрасно её понимал. У меня самого-то на Земле друзей раз... и всё. И попав в Понивиль, я осознал одиночество своей жизни. Осознал и изменился. Эта деревня действительно обладает неким волшебством. Волшебством дружбомагии. Два одиноких создания вселенной, встретили друг друга. Случайно ли забросило единорожку в мою лабораторию? Случайностей не бывает. Я продолжил утешать поникшую кобылку.

— Вспоминай об этом с улыбкой, не позволяй плохим воспоминанием брать над тобой верх. Я именно так и поступаю — бодрил я, на этот раз удачно.

— Ты рассуждаешь, как Пинки Пай — улыбнулась пони.

Я не понял, что имела ввиду Твайлайт, но тоже улыбнулся в ответ. Ещё несколько минут я продержал чудесное создание в своих объятьях, пока оно совсем не успокоилось. Сколько же боли накопилось в этом существе. Но теперь её нет. Она выплеснула всё наружу, освободив своё сознание от камня гнёта.

Кобылка крепко вцепилась копытцами за мою руку, стараясь прижаться ко мне как можно сильнее. Я отчётливо ощущал её напряжённое, дрожащее тельце. Краем ушка она щекотнула мне кончик носа, отчего я чуть не чихнул. Когда кисть руки затекла, я хотел освободить её из объятий единорожки, но та не отпускала, а лишь усилила хватку. Только спустя некоторое время, я почувствовал, как копытца прекрасного создания, начали медленно сползать с моей руки, а тело волшебницы стало необычайно мягким и податливым, словно пуховая перина. Теперь, уже мне не хотелось выпускать её из объятий.

Но заметив, что единорожка устало клюёт носом, я медленно освободил её. Она тут же плавно сползла на меня и крепко заснула. Я аккуратно взял спящую кобылку на руки и понёс в её покои, где нежно уложил на просторную кровать. Закутов одеялом, я подошёл к выходу из помещения и посмотрел на единорожку. Едва заметная улыбка. Волшебница всегда улыбалась во время сна. Приятное тепло окутало меня, и я вышел из палаты Твайлайт, попутно потушив все свечи. Вышел счастливым.

Я дошёл до двери свих покоев и... прошёл мимо. Мне нужно прогуляться. Мне нужно подумать. Основательно подумать. Я бродил по пустынным коридорам замка в поисках места для размышлений, наслаждаясь дивной архитектурой строения. Интересно, сколько лет дворцу. Сто? Тысяча? В любом случае, он был в идеальном состоянии.

Свернув за угол, я вышел из здания и попал в живописный королевский сад. При свете лунной ночи, окружающая растительность имела синеватый оттенок. Он был более насыщенный цветом, нежели Земной. В этом мире всё по-другому устроено, вплоть до мелочей. Я шёл в глубь сада по каменистой дорожке, попутно разглядывая ночные цветущие цветы, около которых кружились светлячки. На невысоком кусте я заметил спящих пташек. Я никогда не видел своими глазами, как по ночам спят птицы. Они кучкой сидели на прутиках куста и слегка покачивались на волнах сна. Подойдя ближе, я нечаянно разбудил одну пташку и та, открыв лишь один глазик, плавно его закрыла. Она не боялась меня. Я не привык, к тому, что фауна не боится человека. Необычный мир.

Я услышал за спиной тяжёлые взмахи крыльев, отчего порыв ветра затеребил мои волосы. Обернувшись, я увидел сумеречную принцессу.

— Не спиться? — спросила кобылица.

— Спать хочется, но ноги ведут — с улыбкой ответил я и продолжил.

— А ты почему не спишь? — спросил я в ответ.

— Я редко сплю по ночам, ибо сумрак моя стихия — ответила кобылка и посмотрела ввысь.
Я присел на край дорожки и начал смотреть на звёзды. Одни блекло мерцали, другие светили не переставая. Я даже разглядел одну туманность или нечто похожее на неё. Я вспомнил, как Твайлайт демонстрировала мне особенности загадочного неба с помощью телескопа, всю ночь напролёт. Я заулыбался.

— Тебе нравится то, что ты видишь? — спросил синий аликорн.

— Это прекрасно — тихо ответил я.

Сумеречная принцесса подошла ко мне и села рядышком.

— Отрадно, Артур. Нечасто слышу подобные хвальбы. Обычно, жители Эквестрии по ночам спят, и редко кто любуется моей работой — сказало создание и присоединилось к наблюдению за ночным небосводом.

Я несказанно удивился и уставился на принцессу. Та, заметив мой взгляд, пояснила.

— Всё, что ты видишь сейчас, сотворила я. Давным-давно, ночи в этих землях были черны и пусты. Но меня такой расклад не устроил, и я преобразовала пустоту в ту картину, что представлена твоему взору. На неё ушли десятилетия, пока я не добилась именно того результата, которого хотела. С тех пор я стала ответственна за ночь и за всё то, что происходит под её покровом, пока сестра моя опекает день — молвил аликорн.

Моему удивлению не было предела. Селестия вертит солнцем, Луна разукрашивает звёздами небо. Их магическая мощь потрясает моё воображение. Их действия, сродни действиям богам. Может, они и есть боги? Они создали пони? Как устроен их мир? Кажется, у меня начинает болеть голова. Это всё слишком для меня...

Принцесса заметила мою отвисшую челюсть и тихонько засмеялась.

— Извини, я не хотела тебя столь сильно шокировать, хотя честно говоря, ожидала подобной реакции — улыбалась кобылица.

Я посмотрел на аликорна оценивающим взглядом. Теперь, в моих глазах она выглядела не просто королевской кобылкой синего отлива, а кем-то невероятно могущественным. Настолько сильным существом вселенной, что понятие этого, просто не способно уместиться в моём ограниченном разуме. Я думал, мне больше нечему удивляться. Как глубоко я ошибся.
— Всё в порядке. Мне трудно привыкать к подобным вещам, я же чужеземец — говорил я, чувствуя себя аборигеном на её фоне.

— Артур, хватит нарекать себя чужеземцем. Ты уже давно один из нас. Привыкай — улыбалась принцесса.

— Я не первый раз наблюдаю за твоей работой, Луна. Теперь мне ясно, что за художник сотворил этот шедевр. Это небо, эти звёзды... Иногда мне хочется, что бы ночь никогда не кончалась — говорил я мечтательно.

Краем глаза я заметил удивление на мордашке принцессы, сменившееся благородной улыбкой.

— Глубоки твои рассуждения и глядя на тебя, я частично вижу себя. Я тоже хотела вечной ночи — молвил аликорн.

— Как бы не была прекрасна ночь, но она должна быть вечной только в наших мечтах. Нельзя нарушать естественный природный цикл — говорил я.

На глазах кобылицы навернулись редкие слёзы, которые она мигом смахнула движением копытца.

— Верно. Она не должна быть вечной — тихим, нежным голоском повторила за мной сумеречная принцесса, не переставая улыбаться. Она погрузилась в глубины своих воспоминаний, что подтвердил её взгляд в никуда. Ротик улыбался, а в глазах виднелась тяжёлая печаль. Интересно, о чём она задумалась?

Теперь и я задумался, пытаясь вспомнить что-то важное. Я пошёл гулять, чтобы о чём-то поразмышлять, но сонный разум предательски об этом забыл.

— Ты скучаешь по родному миру? — спросил аликорн, прервав мою думу.

— Да, иногда — ответил я.

— Хочешь вернуться туда? — спросило создание.

Я был в замешательстве от прямого вопроса.

— Да... нет... не знаю. Нет — выдавил я.

Принцесса продолжала на меня смотреть.

— Прошу прощения за напористость. Я узрела грусть в твоих очах и подумала, что о доме печаль твоя — объяснилась кобылица.

— Я просто устал — улыбнулся я и продолжил.

— Луна, принцесса Селестия мне не доверяет? — задал я тревоживший меня вопрос.

— С чего ты так решил? — удивилось могущественное создание.

— Ты бы видела её взгляд, которым она любезно меня одарила, пока мы были на экскурсии на Пустыре. Она подумала, что я причастен к этим кражам, представляешь? — печально ответил я.

— Характер сестры моей невероятно сложен и не каждому дано его понять. Понимаешь, Артур. Селестия тебе как раз, очень даже доверяет, поверь мне на слово. В противном случае, она бы даже в замок тебя бы не пускала, тем более на ночь. То «недоверие», о котором ты мне поведал... оно в какой-то степени нормально. Когда Селестия пытается в чём-либо разобраться, то она отбрасывает все моральные привязанности к живым существам, что позволяет принимать решения более объективно и хладнокровно, без чувственной привязки к подданным. Её «особенность» не раз выручала наше государство и предотвращала множество бед. Во время такого мыслительного процесса, ты для неё ничем ни лучше и ни хуже любого пони в Эквестрии. Это её дар и в то же время, проклятье. Она способна столь хладнокровно как найти решение, так и принять его. В этом ты уже давно убедился — объяснила сумеречная принцесса и продолжила.

— Но Артур, помни. Как бы она на тебя не напирала, Селестия всегда будет помнить кто ты и сколько добра для нас сделал. Она не злая и не монстр, знай это — молвила синяя кобылица

— Луна, я совсем запутался — запутался я совсем.

— Это слишком сложно, я понимаю. Тебе следует знать только одно. Не думай, что Селестия тебе не доверяет — улыбнулся аликорн.

Луна напомнила мне Гришку, который любил рассказывать мне малопонятные вещи, обильно сыпя незнакомыми терминами. Я скучаю по другану...

Насколько же сложны эти существа. Сложнее, чем люди в десятки раз. Их разум уникален и не удивительно, что они правят страной, причём уже очень давно. Их мышление хоть и схоже с человеческим, но всё же, в корне другое. Необычное недоверие Селестии оказалось вполне оправданным, насколько же мудра эта правительница. Мыслить непредвзято о столь хорошо знакомых существах не каждому под силу... не каждый способен сознательно подавлять в себе эмоции, мешающие принимать объективные решения. Хотя, Селестия тоже допускает ошибки — вспомнил я своё погребение заживо. Всё слишком сложно. И тут, думая об эмоциях, я наконец вспомнил то, о чём хотел пораздумывать за прогулкой. Об Твайлайт. Только я набрался смелости, чтобы поговорить о ней с умнейшим существом вселенной, как аликорн меня опередил.

— Пожалуй, не буду тебя задерживать, а то и так перегрузила твой сонный разум всякой информацией. Тебе действительно нужен отдых, возвращайся в свои покои. Спасибо за беседу, Артур. Мне было приятно с тобой общаться, ты даже не представляешь насколько. Добрых снов — улыбнулась сумеречная принцесса и взлетела в сторону ночного небосвода.
Думаю, богиня... бррр, принцесса права и мне нужно набраться сил. Я поднялся с земли и направился в обратном направлении, к выходу из сада.

За спиной послышался хруст ветки. Я обернулся, ожидая увидеть Луну, но никого не увидел. Странно. Пожав плечами, я потопал дальше. Снова непонятный звук из-за спины. Я сразу вспомнил свою недавнюю прогулку под дождём и ощущение, что кто-то за мной наблюдал. Такое же, как и сейчас. Я вновь обернулся и опять пустота. Мне стало как-то не по себе. Я ускорил шаг и на посторонние звуки старался не обращать внимания. Выйдя, наконец, из сада в более менее светлое место, я обернулся. Никого.

— Принцесса Луна? — вполголоса позвал я, но никто не откликнулся.

Я простоял так ещё минуту и собрался было идти дальше, как краем глаза, заметил движение отдалённого куста сада. Нервно передёрнувшись, я помчался в сторону невиданного. Добежав до кустика, я никого не встретил. Несколько прутьев кустарника было сломано и судя по их затухающему раскачиванию, сломаны они были несколько секунд назад. Сомневаюсь, что нарушитель спокойствия успел умотать,значит... он где-то рядом. От моей смелости и следа не осталось. Сверкая пятками, я помчался к входу в замок. Миновав все коридоры и пару раз заплутав, я добрался до своих покоев, где благополучно запер массивную дверь на тяжёлый засов. За мной кто-то следил, а может, я просто утомился — не знаю. Интересно, ну и где эти бравые королевские стражники? Почему никто не охраняет коридоры и сад? Я вспомнил американские фильмы-боевики, где согласно жанру, полиция всегда прибывает на место в самом конце гущи событий, когда собственно аля-Шварценеггер всех уже давно разбросал.

Я не был до конца уверен, что в закрытом саду Кантерлота бродит нарушитель, возможно, просто какая-то зверюшка гуляла. Посторонние не могли пробраться в замок. Тревожить принцесс не хотелось, Селестия и так с трудом переваривает, что я «человек», так ещё сочтёт меня сумасшедшим. Я подошёл к балкону палаты и неохотно облокотился на его перила. Веранда выходила на сторону сада, от чего мне стало как-то жутко. На улице не было ни души, лишь щебетание ночных насекомых разгоняло тишину. Я посмотрел на соседний балкон, ведущий в палату Твайлайт. Окна были чёрные, никаких признаков для беспокойства.

Я вернулся в комнату и закрыл двери веранды. Затем не туша свечи, я подошёл к объёмной кровати, где благополучно плюхнулся. Сон долго ждать не пришлось. Он настиг меня почти сразу.