Автор рисунка: aJVL
Глава 7 Глава 9

Глава 8

Ультиматум

ГЛАВА 8 «Ультиматум»

— Ваше Высочество, я не это имел ввиду! Точнее, это,... нет, не это! Молю, пощадите! – испуганно раскланялся жеребец.

— Такой дерзости я ещё не слышала. Как у тебя только бранный язык повернулся такое сказать! – сказала Селестия с таким грозным видом, что бедолага сжался в белый комок.

В след за правительницей, в комнату прошла синяя сестрица. Переглянувшись, Селестия продолжила толкать речи.

— Эппл Оскар, твоя дерзость не останется безнаказанной, заверяю тебя. Но сейчас у меня имеются более важные дела, нежели тобой заниматься, – сказала белоснежная и, переведя гневный взор на киберпони, медленно подошла к кобылке.

— А что касается тебя, Кибернетика. Ты меня сильно разочаровала. Неужели до тебя никак не дойдёт, какая угроза нависла над Эквестрией? Что твой поступок мог повергнуть нас всех во мрак ужаса! Тебе несказанно повезло, что именно мы тебя первыми нашли, а не Орден или ты возомнила себя настолько сильной, чтобы противостоять ему? Может, я слишком добра, раз позволила жить тебе в замке, а не в темнице, что под ним? – злилась белоснежная.

— Но как вы узнали о моём побеге, – первое, что пришло в голову единорожке.

— Узрел побег твой, патруль ночных пегасов и тут же нас известил. Мы с сестрой следовали за тобой, подозревая, что ты замыслила что-то неладное, к счастью, ты лишь мчалась к своему любимому – сказала Луна.

— Но это не отменяет сего факта твоего непослушания. Наше доверие к тебе упало, а ведь всё так хорошо шло. Мы возвращаемся, дитя науки, – вступила Селестия.

-Стойте, подождите! Почему вы её забираете? Она хорошая пони, я это знаю! Она ничего плохого не сделала! Я… я не отдам вам её! – вступился Оскар.

— Да как ты рот свой… — начала шипеть белоснежная, но была перебита.

— Сестра, спокойно, – сказала Луна.

Селестия недовольно отвернулась. Оскар явно её не то что разозлил, а обидел. Селестия, не смотря на своё могущество, в первую очередь кобылица и услышать такое… ну кто тут не обидится?

— Твоя смелость заслуживает внимания, но в данной ситуации совсем не уместна. Ты не ведаешь, что происходит, тебе и не следует это знать. Мы не считаем Кибернетику преступницей. Она в опасности и нуждается в защите. Это временная мера, просто дождись её, – сказала Луна, несколько разбавив ситуацию.

— И мой тебе совет, извинись перед Селестией, – прошептала она жеребцу.

Тот было хотел открыть рот, но Луна отрицательно повертела головой, дав понять, что сейчас не самое подходящее время.

Сумеречная принцесса подошла к белоснежной правительнице и коснулась её ноги копытом. Та обратно ко всем повернулась и ярко засветив рогом, окутала блеклой пеленой всех трёх кобылиц. Оказавшись в привычных гостевых покоях замка, Киб внимательно посмотрела на принцесс, думая, как же ей загладить вину за свой нелепый поступок.

— Я была очень осторожна! Я всего лишь хотела найти способ, как стать настоя… — не договорила кобылка.

— Молчать! – крикнула Селестия.

Кибернетика тут же замолкла.

— Ох, сил моих уже нет. Может, лучше разобрать тебя по винтикам? – недовольно сказала белоснежная и явно не желая продолжать разговор, спешно покинула покои, оставив механическую единорожку наедине с Сумеречной принцессой.

— Сестре нелегко сейчас. К тому же, час назад у неё был крайне неприятный разговор с… не важно. Киб, надеюсь у тебя хватит благоразумности больше не вывотворять такого, верно? – спросила Луна.

— Верно, – подтвердила кобылка.

— И ты больше не будешь нападать на гвардейцев, верно? – спросила синяя.

— Верно, – снова сказала пони.

— Сиди тихо и больше никаких сюрпризов. Ещё один малейший проступок и я больше не стану тебя защищать от Селестии. Ты понимаешь, что не смотря на свою природную доброту, она может с тобой сделать? – спросила синяя.

— Теперь понимаю, – сказала Киб.

Луна кинула на бордовую недовольный взгляд и, закатив глаза, вышла из покоев за дверью которых, стояло шестеро стражников – личных гвардейцев самой принцессы Луны, приставленных на стражу маленькой бунтарки.

=== Час назад ===

— Нам удалось наполнить энергией лишь половину войск. На большее Исток не тянет. Ядра сильно не хватает, – сказал советник.

— И всё же, этих сил вполне должно хватить. Подготовьте их, а я пока поболтаю с нашей милой принцесской, – сказал Баратион.

Лидер вышел из ангара и прошёл в небольшое помещение, обильно напичканное плодами древних трудов. Он встал на круглую металлическую платформу, покряхтел и посмотрел на техника, глаза которого были скрыты под толстыми линзами очков. Тот поморщился и дёрнул за рычаг. Началось тихое гудение и затем...

— Ваша Светлость, к вам посетитель, – сказал стражник, вошедший в тронный зал.

— Пускай войдёт, – приказала белоснежная.

Стражник удалился и через несколько секунд прошёл в зал, сопровождая красного жеребца, на шее которого, висел медальон с, до боли знакомым для Селестии, логотипом Ордена.

— Что!? Кто… Как ты попал в замок? – могущественная спрыгнула с трона.

— Наука, вы же знаете, – улыбнулся тот.

— Надеюсь, ты пришёл сдаться, – недовольно произнесла повелительница солнца.

— Ваша самоуверенность, принцесса, не знает границ. Скорее, я пришёл требовать вашей капитуляции, – сказал Баратион.

— Да как ты смеешь требовать такое, смертный! Ты хоть понимаешь, перед кем сейчас стоишь? – разозлилась Селестия.

— Очень даже понимаю. Перед той, кто очень скоро склониться перед Орденом и предоставит бразды правления ему. Перед той, кто трепещет перед нами, хоть и не показывает вида, но я-то знаю. Перед той… — говорил лидер.

— Хватит! Стража, взять его! – аликорн гневно подлетела к красному жеребцу.

Сражники попытались схватить нарушителя, но их копыта пролетели сквозь него, от чего Баратион временно «исказился» и через пару секунд, вновь пришёл в норму.

— Что это? Твои научные фокусы? – спросила Селестия.

— У науки нет фокусов. Ближе к делу. Либо вы завтра к вечеру капитулируете, либо нам придётся подтолкнуть вас к этому решению. Насколько сильно вы любите своих пони, принцесса? Готовы ли увидеть их страдания? Подумайте, – сказала Баратион.

— Если ты и твои выродки решили объявить нам войну, то пусть будет так. Эквестрия свободная страна и ею останется! Мы дадим надёжны отпор, – прошипела белоснежная.

Баратион посмеялся и растворился в воздухе. Точнее, лишь на глазах Селестии. На самом деле, он сошёл с голографической платформы и вернулся в ангар, продолжая контролировать приготовления к тому, что он жаждал уже очень давно.

Селестия же, с печалью в сердце, села на трон. Её и без того мрачное настроение, сменилось гневом и отчаяньем.

— Не переживай, лучик мой дневной, мы справимся, – подошла к ней Луна и обняла сестру.

— Но какой ценой… я только что дала зелёный свет этим кровожадным чудовищам. Они и камня на камне не оставят от Эквестрии, желая построить свой собственный мир машин и зла. Они сильны, сестра, а мы даже примерно не знаем, где их искать. Гвардейцы уже всю Эквестрию перевернули вверх дном. Они укрыты от нашей магии. Укрыты от глаз. Много невинных душ будет загублено. Несколько столетий назад нам просто повезло, что мы в нужное время оказались в нужном месте и остановили их, но с какими трудностями… Ты сама знаешь, что нам пришлось совершить. Мы так долго строили мир на этой земле, старались даровать счастье всему живому. Но скоро, реки окрасятся в багровый цвет… – шептала белоснежная, пытаясь справиться с камнем гнёта, давившем на её душу.

— Прошу, перестань! – заплакала Луна, всё крепче сжимая сестру.

— Ты помнишь, что мы сделали тогда? Помнишь, что было тысячу лет назад? Этот ужас на всю жизнь возлёг на мою память! И самое страшное, и на твою… — шептала могущественная.

— Хватит, Селестия! Я всё помню и тоже понимаю, на что эти гады способны! – крикнула синяя.

— Может, сдаться? Пускай живут себе в утопии механизмов, но зато пони будут живы, – рассуждала белоснежная.

— Не говори так! Их мир долго не просуществуют. Орден не знает каких-либо рамок, они и себя уничтожат и окружающих! Они обезумевшие фанатики, а не революционеры науки! – говорила Сумеречная принцесса.

— Война навсегда изменит Эквестрию, это разве лучше? – сказала Селестия.

— Да приди ты в себя! – синяя встряхнула белоснежную.

— Эквестрия и не в такие передряги попадала, но народ наш умён и солидарен с нами. Вместе, мы вернём величие страны. Пускай на это уйдут столетия, но пока мы едины, мы непобедимы! – сказала Луна.

— Звёздочка моя, прости меня за столь тяжкие сомнения. Разумеется, ты права, – натянуто улыбнулась белоснежная.

— И есть ещё тайная возможность того, что их логово будет обнаружено! – сказала Луна, что придало ещё больше уверенности принцессе.

— Я так счастлива, что у меня есть ты. В минуты сомнений, ты всегда рядом и всегда помогаешь мне видеть свет – сказала Селестия.

— Ровно, как и ты, сестра, – Луна закрыла глаза и прижалась к белоснежной принцессе.

Двери в тронный зал с грохотом распахнулись.

— Принцесса Селестия, принцесса Луна. Кибернетика сбежала. Крайний раз её видели у восточной стены, сейчас наш патруль следит за ней. Что прикажете делать? – ворвался солдат.

— Что!? – хором вскрикнули принцессы.

=== Час спустя ===

Бордовая единорожка молча смотрела в окно, безуспешно пытаясь хоть что-то рассмотреть в ночной тьме. Информационный голод силён. Кобылка попыталась выяснить, почему же он так будоражит её разум и частично, это ей удалось. Миг огромен, абсурден и загадочен. Пони не понимает и малой доли того, с чем приходится сталкиваться. Кобылка не любит, когда ситуация остаётся не понятой, или когда увиденные вещи ей не удаётся объяснить. Вот она и стремится расширить свой кругозор знаний, чтобы иметь больше возможностей для мышления и совершения выводов. Отчасти, ею двигало и любопытство, природу которого, она так же не могла объяснить. Возможно, его вызывает душа, заточённая в груди, возможно, что-то совсем иное.

Кибернетика провела всю ночь, непрерывно глядя в окно. Она наблюдала, как медленно встаёт солнце, постепенно освещая все окрестные земли. На небе замаячили фигуры пегасов, перегоняющие облака. Пони так бы стояла и смотрела в окно, если бы её не прервали.

В покои вошла фиолетовая единорожка.

— Киб, я слышала, что ты учудила той ночью. Ты поступила не правильно. Ох, но я не ругать тебя пришла, полагаю, от принцесс тебе уже досталось и очень надеюсь, ты сделала верные выводы, – сказала фиолетовая.

— Сделала верные, – подтвердила Кибернетика, поворачиваясь к гостье.

— Обстановка накаляется. Принцесса Селестия не объяснила что и как, лишь сказала, что нужно быть наготове. Она даже пригласила в Кантерлот моих любимых подруг, представляешь? Ох, неладное что-то происходит, не нравится мне это… — говорила волшебница.

Кибернетика ничего не сказала, продолжая смотреть на собеседницу холодным, пустым взглядом.

— Киб, ты не возражаешь, если к тебе заглянут мои подруги? Они тоже переживают за тебя – сказала Твайлайт.

— Почему? Эппл Джек меня недолюбливает, а с остальными я вообще практически не знакома – удивилась пони.

— Хоть вы и виделись фактически единожды и не при не совсем приятных обстоятельствах, но всё же, они знают, что ты добрая и хорошая, к тому же, я им по ушам о тебе не слабо наездила. Как говориться, подруга моей подруги, – моя подруга тоже. Так мы живём – улыбнулась Твайлайт.

— Хорошо, я буду рада встретить их, – сказала Киб.

— И кстати, у Пинки Пай к тебе ну очень много вопросов, готовься, – хихикнула волшебница.

От одного упоминания о розовой кобылки, у Кибернетики начались обильные системные сбои, сопровождающиеся тревожными сообщениями, заполонившие весь внутренний экранчик.

— С тобой всё хорошо? – спросила волшебница.

— Да, а что? – спросила Киб.

— У тебя веко дёргается… — сказала Твайлайт.

— Всё супер, – улыбнулась киберпони, погасив внутренние сбои.

— Ну тогда, я пойду, позову их, а сама потом отправлюсь к принцессам и попробую выяснить, так что же всё-таки происходит, – сказала ученица Селестии, покидая покои механической подружки.

Как только захлопнулась дверь, Кибернетика приступила к привычному занятию – наблюдением за миром в окно, частичку которого, ей удавалось увидеть. Долго пребывать в безмятежности не пришлось. Дверь с грохотом распахнулась и стражники впустили в покои несколько знакомых кобылок.

— Это так печально, что ты одна и взаперти. Надеюсь, дорогая моя, ты не будешь против, если мы поддержим тебя? – сказала Рэрити.

Кибернетика не понимала, каким образом она заслужила столь щедрое внимание к себе от подруг Твайлайт. Да, фиолетовая единорожка ей уже всё объяснила, но нейроразум всё равно не понимал…

— Я не против, – монотонно произнесла киберпони

.
— Немного жутковат, – тихо прошептала желтокрылая кобылка, но сенсоры Кибернетика уловили её речь.

— Что жутковат? – спросила Киб и повернулась к ангелку, который тут же сжался в крылатый комочек.

— Твой взгляд. Он такой… непонятный, – объяснила Флаттершай.

Кибернетика удивлённо посмотрела в зеркало пустынным взглядом, пытаясь понять, о чём таком говорит пегаска.

— Не забивай голову, она у нас чутка эмоциональная, – к кобылке подпрыгнула радужная пегаска.

— Лучше расскажи, ты с Оскаром… ну…. Я слышала, что ты была у него в комнате ночью, Эппл Джек весь день об этом трещит не переставая и меня это радует. Ну так что? – шептала голубая.

— Верно, я была ночью с ним в одной комнате. Что тебе рассказать? – спросила Киб, пытаясь понять, так чего привязалась эта очумелая пони.

— Ну… — начала сорванка, но блеск её глаз перебила ковбойша.

— Я всёёё слышу! – прокричала она.

— Мы все слышим. Фу, Рэйнбоу, разве можно так лезть в чужую личную жизнь? – фыркнула Рэрити.

— Мне можно всё! – пегаска гордо задрала мордашку.

— И где это написано? – усмехнулась рыженькая.

— Где надо, там и написано! – выкрутилась сорванка.

— О, Рэйнбоу, ты не исправима, – элегантно посмеялась Рэрити.

Кобылки продолжили весёлое общение, на время забыв про Кибернетику. Отвлеклись все, кроме «неё».

И тут, взгляд Киб пересёкся со взглядом розовой кудряшки. Она как-то безумно смотрела на киберпони и заметив внимание от Кибернетики, медленно начала приближаться к бордовой. По искусственной коже Киб пробежали обильные мурашки. Ей показалось, Что Пинки целую вечность к ней подкрадывается, хотя прошло всего несколько секунд.

— У меня столько ответов к тебе! – сказала розовая, от чего, температура тела киберпони начала расти.

— Ответов? – удивилась механическая.

— Ой, вопросов. Можно я их задам? – поправилась кудряшка.

— Нет – отрезала Киб, борясь с приступом киберпаники.

— Ну я вижу, что ты хочешь, врушка. Так вот, ты умеешь готовить? А есть ли у тебя встроенные ножи, лопатки, шампура? А мангал? Просто, я уже зашиваюсь в пекаре, а все новенькие работники почему-то с криками убегают на второй день, наверное стресс… Ты пока подумай, а как только тебя выпустят, не хотела бы покататься на шариках? О, нет. Лучше давай попрыгаем вместе по крышам? Я люблю прыгать, а ты? Твайлайт говорила, что ты сильная. Оу, раз ты сильная, может ты и по потолку ходить умеешь? – тараторила розовая и внезапно пропала из виду.

— Я тут! – раздался голос сверху.

Киб задрала голову и увидела Пинки, стоящую на… потолке.

— А ты веришь в макоронного монстра? – спросила розовая, стоя на потолке и довольно улыбаясь.

Киб ощутила, как от её головы пошёл пар. Единорожка придурковато улыбнулась и развела глаза в разные стороны, да так, что те просто выпали из орбит, оголив синие сенсоры. Из последних сил сдерживая поток ошибок, пони посмотрела на кудряшку, надеясь увидеть в ней хоть что-то естественное, ну… страх хотя бы.

— Так ты веришь в макаронного монстра, глазастенькая? – улыбнулась Пинки.

Критическая ошибка. Темнота.

«Перезагрузка системы»