Автор рисунка: Stinkehund
Глава 6 Глава 8

Глава 7

Блеск небес

ГЛАВА 7 «Блеск небес»

«Есть только миг… между прошлым и будущим. Именно он. Называется — жизнь»

— Ну зачем тебе столько книжек, дорогая моя? – улыбнулась Рэрити.

— Я взяла всего лишь пять учебников. Люблю перед сном почитать, — ответила Твайлайт.

— Всего пять книжек, — хихикнула Пинки Пай.

Фиолетовая кобылка вышла на крыльцо.

— Спайк, остаёшься за старшего! – сказала волшебница.

— Ну почему я не могу пойти с вами? – расстроился дракончик, тайком косясь на Рэрити.

— Потому, что за библиотекой нужно присматривать. Вдруг кому-то понадобится взять книги, — объяснила Твайлайт.

— Эх, ты так как всегда права. Твайлайт, но почему ты такая умная? – вздохнул помощник.

Фиолетовая кобылка улыбнулась.

— Ты тоже не глупенький, — ответила она.

Обменявшись взаимными похохатушками, единорожка примкнула к подружкам и отправилась в путь. На улице дул прохладный ветерок, предвещающий скорую холодную ночь. Волшебница мечтательно представила, как совсем скоро, она ляжет возле костра и начнёт рассказывать страшные байки, в надежде напугать подруг.

Целый час длился пеший путь юных путешественниц. Эппл Джек обращала внимание на дикие яблони, Пинки Пай высказывала интерес к кузнечикам, прыгающих рядом с ней, впрочем, как и она сама. Восторг розовой кудряшки был невообразимым! Флаттершай чувствовала себя непривычно уверенно, находясь в окружении верных и любимых подруг. Рэйнбоу Дэш, завораживающе кружилась в воздухе, отрабатывая фигуры высшего пилотажа, которые сама и выдумала. Вдоволь накружившись, пони начало подташнивать от головокружения и не подавая вида, кобылка продолжила путь пешком. Рэрити всецело сконцентрировала внимание на слухе, стараюсь насладиться звонким пением птиц. Она слышала каждую нотку и каждая нотка, безумно её восхищала. Твайлайт совсем не пыталась расслабиться, прокручивая в голове всевозможные варианты проведения похода наиболее интересном образом.

Кобылки решили далеко не уходить, ибо на улице уже начинало смеркаться. Лучшим вариантом для них пал живописный луг тысячи пещер, в которых, давным-давно жили Алмазные псы, но те ушли из здешних мест много лет назад по одной единственной причине – кончились залежи драгоценностей. На месте их шахт остались дивного вида пещеры, заросшие чудными цветами. Эти пещеры давно пользовались популярностью у понивильцев. В них часто проводят школьные экскурсии, да и просто приходят любители необычных мест. В силу большого трафика экскурсий, пещеры, разумеется, максимально обезопасили, да так, что даже копыто подвернуть практически нереально.

Почти добравшись до симпатичной полянки, что близ пещер, девчонки задорно разговорились, делясь друг с другом, хорошим настроением.

— Ну давай, рассказывай Флаттершай, — усмехнулась радужная.

— Что рассказывать? – пропищал ангелок и отвёл глазки, поняв, о чём сейчас пойдёт тема.

— О твоём приятеле, — звонко произнесла пегаска.

— Он мне не приятель. Мы всего лишь гуляли пару раз. Три раза. Четыре. Ну ладно, пять, — говорила желтокрылка.

— И в пятый раз, он остался у тебя на ночь, где вы предались горячему, необузданному… — начала радужная.

— Нет! Я хорошая, воспитанная пони! Он зашёл буквально на пять минут и всё! – заступилась за себя Флаттершай.

— Теперь это за пять минут делается, да? – подколола голубая.

Флаттершай закрыла мордашку гривой и промолчала.

— Рэйнбоу, перестань… — вздохнула Рэрити.

— Ну раз ты настаиваешь, Рэрити, тогда поговорим о тебе и недавнем визите к принцу Б… — недоговорила пегаска, как в её рот влетело копыто утончённого модельера.

— Фу, ты даже копыта душишь? – недовольно спросила Дэш, выплёвывая блёстки.

— Девочки, ну на кой мы пригласили с собой Рэйнбоу? Она с ума саму принцессу Селестию извести способна! – воскликнула Рэрити.

— Принцесса Селестия, говоришь? А вы знали, что однажды ночью, к ней в покои вошёл стражник… точнее, три… и вышли только под утро. Они были тааакие счастливые! — засмеялась радужная.

— Не правда! — в этот раз, ротик болтушки навестило фиолетовое копыто Твайлайт, в любезном сопровождении гневного взгляда.

— Следи за языком, сладенькая. А то однажды, он вылетит изо рта вместе с чьим-нибудь копытом, — подметила Эппл Джек.

Рэйнбоу хотела было поделиться кое-чем пикантным, с языком в главной роли, но решив больше не доставать подруг, промолчала. С трудом промолчала. Её подруги были слишком воспитанные и развести их на подобные темы, всегда было крайне трудно. Недовольно фыркнув, пегаска вновь начала кувыркаться в воздухе, пока подружки переключились на более обыденные темы.

Дойдя до места, со специально подготовленным местом для костра, они, наконец, остановились, сбросив с себя ноши с продуктами, покрывалами, одеялами и книгами.

— Брр, прохладненько стало! – дрожа зубами, молвила кудряшка.

Подружки не стали терять времени, Твайлайт и Рэйнбоу отправились в лесок за дровами, как остальные кобылки остались подготавливать ночное ложе близ очага.

— Рэйнбоу, можно тебя кое о чём спросить? – поинтересовалась волшебница, магически собирая сухие ветки.

— Валяй, — махнула копытом радужная.

— У вас с Гришей совсем всё плохо? – осторожно спросила единорожка.

Пегаска остановилась. Задорная улыбка мигом пропала с её мордашки и волшебница пожелала, что вообще её об этом спросила.

— Я честно не знаю, Твайлайт. Понимаю, что мой характер не сахар, но и он ведёт себя так, что я просто не могу ему доверять, — поведала голубая.

— Ты про случай, когда он ночевал у Рэрити? – спросила волшебница.

— Надеюсь, ты не рассказала ей о том, что я рассказала тебе? – насторожилась Рэйнбоу.

— Упс! – фиолетовая закраснела и широко заулыбалась.

— Ну ты же обещала! – разозлилась голубая.

— Нужно было произнести Пинки-клятву! Вечно вы меня не слушаете, — раздался голос из-за их спин.

Пони синхронно испуганно подпрыгнули и посмотрели на Пинки Пай, сидевшую на куче веток.

— Всё, ухожу-ухожу… — пропищала розовая, забрав с собой ветки.

— Рэрити тоже сказала, что ничего между ними не было, они лишь беседовали. Даже Свити Белл может подтвердить, — продолжила Твайлайт.

Пегаска хотела что-то возразить, но так ничего не произнесла.

— Гриша хороший парень, не упусти его. Вместо того, что бы придираться к нему, без обид, но присмотрись повнимательнее к себе, — закончила Твайлайт.

Рэйнбоу снова промолчала, погрузившись в собственные мысли. Несколько минут подружки собирали хворост в полной тишине. Когда совсем стемнело, они отправились обратно. Твайлайт применила магическое заклинание, благодаря которому, её рог отбрасывал мягкий равномерный фиолетовый свет, дарующий видимость на несколько метров.

— Твайлайт, я завидую тебе с Артуром. Вы так счастливы… — заговорила голубая.

Единорожка улыбнулась.

— Дэши, тебе не зачем завидовать. Гриша не хуже, поверь. Хватит на него дуться, а то накрутила себе всяких нелепостей, — улыбаясь, говорила пони.

— Твайлайт, Спайк прав. Ты действительно очень умная и я рада, что ты читаешь все эти супер некрутые, но полезные книжки, — с улыбкой сказала радужная.

— Заходи ко мне завтра, я с удовольствием поболтаю с тобой о Грише. Я правда рада за вас и искренне хочу помочь, — добро произнесла волшебница.

— Замётано! – обрадовалась радужная.

Подняв друг другу настроение, кобылки вернулись в лагерь, в котором в конец окоченели остальные подружки. Набросав веток в кучу, Твайлайт приготовилась магически их поджечь, как…

— Стой! Давай обойдёмся без фокусов. Побудем эм… аборигенами что ли, — сказала Эппл Джек.

— Что ты имеешь ввиду? Мы будем говорить на непонятных языках? Ура! – обрадовалась Пинки Пай.

— Нет, давайте разведём огонь по старинке – трущимися палочками. Мы всё-таки в походе, — предложила ковбойша.

— Почему бы и нет. Ну давай, Эппл Джек, покажи нам мастер класс! – улыбнулась фиолетовая.

Рыженькая взяла одну плоскую дощечку, положила её в центр очага. Копытами держа круглую палочку, она начала быстро её тереть об деревяшку, надеясь добиться температуры, необходимой для возгорания древесины.

— «Сахарок», твои усердные действия мне напоминают кое-что нехорошее и неприличное, — заулыбалась радужная.

— Рэйнбоу Дэш! – Рэрити грозно погрозила ей копытом.

— Верно-верно! Копыто здесь играет ключевую роль! – засмеялась сорванка.

— Ах ты летучая нахалка! – встрепенулась модельер и помчалась за убегающей засранкой, которая в свою очередь, хохотала на всю поляну.

Спустя минут десять, пони вернулись уставшие и измокшие. Рэрити бросила на пегаску недовольный взгляд.

— Зато согрелись, в отличие от вас, девочки, — произнесла Дэш, глядя, с каким усердием и рвением работает копытами Эппл Джек.

Твайлайт подмигнула подругам и те, словно прочитав её мысли, подмигнули в ответ. Прикрыв копытом рог, волшебница незаметно совершила одно из элементарных заклинаний. Вспышка и появился огонёк, который начал жадно поглощать сухие ветки.

— Ну вот и всё! Я же говорила, что справлюсь! – довольная собой, воскликнула ковбойша, на что все пони дружно посмеялись.

Пару часов кобылки оживлённо болтали под романтический треск горящих веток, делились женскими секретами и даже позволили развязать язык самой Рэйнбоу Дэш, забавляющей их своими неординарными историями. Когда костёр начал потухать, пони вновь ощутили холод, да и страшновато им стало… после жутких сказочных баек от фиолетовой единорожки.

— Я за дровами схожу, а то замёрзнем и простудимся ещё. Рэйнбоу, не поможешь? — предложила Твайлайт.

— Я устала, — отвернулась пегаска.

— Милая, брось, ложись спать. У нас тёплые одеяла, — говорила Рэрити.

— А ммннее холлодднно, — дрожала зубами Пинки, прижимаясь к спящей Эппл Джек.

— Я всё же схожу, — волшебница пошла в лесок.

— Только давай не далеко, темень на улице, — побеспокоилась модельер.

— Хорошо. Я мигом, — звонко воскликнула волшебница, скрываясь во тьме.

Засветив рогом, заботливая кобылка вновь начала шастать по траве, пытаясь найти сухие ветки. Ещё за первый заход, подружки успели практически всё собрать, оставив лишь самые мелкие палочки, которых, разумеется, на поддержание костра не хватило бы. Посмотрев чуть дальше, пони увидела высокие силуэты мёртвых деревьев. Там находятся пещеры – виновники их гибели. Алмазные псы копали без разбору и повредили корни деревьев, стоявших на земле не один десяток лет. Обрадовавшись, что там может оказаться много сухих палок, кобылка уверенно пошагала в мёртвую чащу. На пути ей начала попадаться указатели, направленные на различные пещеры. Твайлайт твёрдо решила, что на следующий день обязательно их посетит, не стоит упускать возможность.

Выйдя к высоким сухим деревьям, пони была вынуждена переступить ограждение, дабы поближе подобраться к чаще. Твайлайт не любительница нарушать правила и запреты, но мысль о том, что её любимые подруги могут простудиться не давала ей покоя. Света её рога вполне хватало, чтобы видеть землю перед ногами. Обойдя широкий провал, кобылка посмотрела вниз. Высота совсем небольшая, ибо пещера заколочена досками и имела с классификацию, как опасная. Даже падение на доски не способно нанести вред кому-либо. Безопасность превыше всего.

Подобравшись к ряду ветхих стволов, пони начала жадно собирать хворост, который был в изобилии буквально повсюду. Некая золотая жила для любителей разводить костры. Неосторожно пятясь назад, она задней ногой повисла в воздухе. Испуганно вскрикнув, кобылка тут же прыгнула вперёд и, развернувшись, заметила ту самую заколоченную пещеру.

— Вот я глупенькая, чуть не упала, — перевела дух волшебница.

Неожиданно, странный звук заставил кобылку обернуться…

Сверчки пели как никогда громко. Такое явление не редкость в местах, отдалённых от обитания пони. Сверчки находятся на своей территории и чувствуют себя в полной безопасности, а безопасность как известно, понятие относительное.

— Что-то она долго, — зевнула Пинки, мня бок ковбойши, словно пуховую перину.

— Может, заблудилась? – предположила Флаттершай, хлопая сонными ресницами.

— А ну-ка зоркая ты наша, поищи заблудшую красавицу, — Рэрити тихонько толкнула Рэйнбоу в бок.

Недовольно побурчав, радужная встала на копыта и уставилась на Рэрити.

— Что? – удивилась модельер.

— Может я и зоркая, но в темноте не вижу, — ответила радужная.

Поняв намёк подруги, светлая кобылка присоединилась к пегаске и, применив магию света, отправилась искать Твайлайт. Бродя по чаще несколько минут, подружки испугались не на шутку. Волшебницы нигде не было. Они начали звать Твайлайт, с каждым разом крича всё громче, но ответа не следовало. Удаляясь всё глубже, сердца пони начала охватывать страх, как внезапно…

— Смотри, — Рэйнбоу указала копытом в сторону фиолетового огонька, мерцающего за деревьями.

— Далеко забралась. Всегда она так… чрезмерно усердная, — улыбнулась Рэрити.

Пони миновали кусты, небольшие деревья и вышли к заколоченной пещере. Раньше заколоченной пещере… Сейчас же, все доски были переломаны упавшим на них, мёртвым деревом, но самое страшное, свет исходил из глубины пещеры. Спустившись по старой, ветхой лестнице и чудом не навернувшись, кобылки подошли к источнику света. Души подружек охватил безграничный ужас. Среди досок лежала фиолетовая волшебница, которая едва заметно шевелила передним копытцем.

— Твайлайт, о Селестия! – закричала Рэрити.

Подружки мгновенно подбежали к Твайлайт и начали аккуратно разгребать завал над бедняжкой. Закончив работу, подруги совсем растерялись. Волшебница, будучи вся в синяках, лежала на правом боку и тяжело дышала. В её глазах читался страх, боль и непонимание. Она попыталась что-то сказать, но взвизгнула от боли.

— Тише, ничего не говори, — прошептала Рэрити, гладя подругу по гриве.

Рэйнбоу Дэш металась как ошпаренная и всего за считанные секунды соорудила носилки.

— Они выдержат? – спросила Рэрити.

— Должны, — дрожа голосом, ответила бледно-голубая пегаска.

Подложив носилки под единорожку, они медленно её подняли. Бедняжка несколько раз дёрнула копытами, но сжав ротик, тихо простонала.

Донеся потерпевшую до едва горящего костра, они плавно положили её около огня. Остальные подружки мгновенно вскочили на ноги. Они кричали, спрашивали что произошло, суетились, одним словом — паниковали.

— Рэйнбоу, быстро за помощью, — протараторила Рэрити.

Пегаска метеором унеслась прочь, от порыва которой, едва не потух костёр.

Подружки окружили потерпевшую. Твайлайт крайне тяжело дышала, жадно хватая ртом воздух. Синяки стали ещё больше, но в темноте, они терялись, что несколько разбавляло ужасающую картину.

— Дер.. де… — пыталась что-то сказать волшебница.

— Береги силы, — улыбнулась Рэрити, не в силах больше держать слёз.

— Су... сухое дер… дерево упало. Я … испу... галась и упала вместе с ним, — всхлипывая, объяснила бедняжка.

Закончив предложение, пони сжалась в калачик и тихо простонала. Флаттершай осмотрела тельце единорожки и повернувшись к подругам, побледнела как снег в морозном декабре.

— Держись, помощь уже идёт, — говорила Эппл Джек.

— Мне… больно… почему… так… больно, — прошептала Твайлайт.

— Прошу, не говори ничего! Молю! – разрыдалась Рэрити.

Твайлайт взглядом хваталась за своих подруг, которые просто не знали что делать, лишь Флаттершай металась по окрестностям и прибегала с листьями, которые прикладывала к синякам, надеясь оказать первую помощь. Твайлайт вновь зашевелила ногами и попыталась что-то сказать, на что Рэрити отрицательно покачала головой.

— Подружка, выздоравливай. Как только поправишься я закачу самую грандиозную вечеринку в честь твоего выздоровления! – сквозь слёзы говорила Пинки.

Твайлайт едва заметно улыбнулась и затем, вновь начала тяжело дышать и тихонько постанывать. Волшебница попыталась заплакать, но острая боль не давала ей выплеснуть эмоции. Продолжая жадно хватать ротиком воздух, пони жалостливо смотрела на своих подруг, у которых от вида бедняжки сердце разрывалось.

— Мне… уже… не больно. Мне… лучше, — прошептала она, ощущая, как болезненные ощущения начали отпускать.

— Да где эта чёртова помощь! – раскричалась Рэрити.

— Я не хочу… пожалуйста, я… не… хочу! Это не справедливо! – волшебница из последних сил пыталась сопротивляться.

Эппл Джек потёрлась об её голову своей мордашкой.

— Передайте Артуру, что… я его люблю… я… всем… сердцем и душою. Я всегда буду… с ним… пусть помнит это, — прошептала Твайлайт, безуспешно пытаясь копытцем дотянуться до хоть одной из подружек.

— Не надо! Пожалуйста! Ты сама ему скоро передашь! – рыдала Рэрити, встретив её жест смвим копытом.

— Сахарок, умоляю, борись! Это всего лишь пара царапин! – плакала рыженькая.

Твайлайт вновь улыбнулась, но уже вялой улыбкой.

— Вы самые…. замечательные…. подруги. Спа… спасибо за дружбу. Спаси… бо за… всё… — тихо прошептала кобылка.

— Твайлайт! – Флаттершай сжалась в комочек и горько заплакала.

Дыхание фиолетовой бедняжки продолжало происходить рывками, но уже более спокойно. Спокойней, чем бы следовало. Твайлайт посмотрела на одинокий, затухающий огонёк костра. Он чем-то напоминал ей её же саму. Он тоже боролся изо всех сил, но тем не менее, продолжал плавно затухать. Волшебница медленно перевела глазки к небу. Как же она любила звёзды. Они такие красивые… шедевр небесного масштаба. Ей показалось, что звёзды сверкали ярче, чем обычно, словно дружно решили порадовать маленькую бедняжку. Подруги что-то кричали, но их голоса были где-то далеко и растворялись в эхе её разума. Взор Твайлайт примкнул к яркой звёздочке. Ей казалось, что та смотрит прямо на неё. Завёт к себе, словно приглашает в гости маленькую любознательную единорожку, любящую мечтать по ночам. Любящую эти крохотные точки. Боли не было совершенно, только чувство покоя и умиротворения. Чувство, заглушающее страх. Несколько слезинок потекло по щекам. Их тепло – единственное, что ощутила волшебница среди всепоглощающего холода. Лучшая ученица Селестии. Просто. Лучшая. Огонь костра потух, ровно, как и блеск усталых глаз кобылки, неподвижно прикованных к одинокой звёздочке.

— Она не дышит!? Она не дышит! – закричала Рэрити и обняла фиолетовую подружку, но та ответила ей лишь мягкостью расслабленного тела.

— Твайлайт, миленькая, не уходи. Пожалуйста, не уходи… — крик отчаянья вырвался из Флаттершай.

Блеск небес отразился в неподвижных очах кобылки. Блеск небес…