S03E05
Глава 8. Планы[1] Глава 9. Перелом

Отступление первое. Битва за Сталлионград.

Тогда я был в долгом поиске событий, достойных быть запечатлёнными на холсте Эквестрийской истории. Однако мы, народ довольно спокойный, а потому все выдающиеся события либо давно описаны, либо не торопятся свершиться. Но однажды, когда я уже готов был оплакивать свою мечту об «историческом романе», ко мне в кабаке подсел шумный молодой пони. По началу я отмахнулся от небылиц, что понёс этот, явно принявший на грудь юнец, но его голос быль столь громок и переполнен эмоциями, что мне пришлось обратить внимание на этого возмутителя спокойствия. Немногими минутами позже, я понял, что мой новоприобретённый друг Бласт Пай, рассказывает о том, чего я так жаждал в эти годы. Он говорил, о Сталиноградском фронте…

Айрон Хувс устало прикрыл глаза, когда свист устремившихся к земле флешетов в очередной раз донёсся с поля брани. Генерал позволил себе передохнуть пару мгновений. За те шесть лет, что «Сталиноград» является линией фронта, все уже привыкли, что дождь стальных стрел означает кратковременных отдых. Массированная атака пегасов выкашивала немёртвых и заставляла прятаться некромантов. Он знал, что очередная волна отхлынула, что есть несколько минут, чтобы отвлечься от кровавой сечи.

Но, даже смежив веки, генерал всё равно видел опостылевшую за эти годы карту. Айрон Хувс наизусть заучил всевозможные диспозиции и манёвры. Как и рядовой солдат, в секунды бомбардировки он позволял отдохнуть телу, но как высший офицер даже не думал дать передышки разуму. Ни на мгновение генерал не мог прерваться, спешно планируя очередную операцию по обороне города. Множество раз переходящий приз на данный момент был в копытах пони, и стоило выжать из этого максимальную для фронта пользу.

«Проклятье!» — в ярости ещё больше зажмурился генерал, не переставая лихорадочно сканировать зрачками из-под плотно сомкнутых век, лишь одному ему видимую карту. Если бы не стратегическое значение города, если бы он не был его родиной, если бы не жизненно важные ресурсы, то он бы бросил эту мясорубку и отступил.

Но отступать некуда. Заняв эти позиции и укрепившись на них, некроманты поставят под угрозу весь восток Эквестрии. А уже сейчас у пони кончаются силы, чтобы штурмом взять когда-то мирный город... Что уж говорить об укреплённом плацдарме врага, в который его превратят? И в тылу нет достаточно обороноспособных рубежей, при этом свобода манёвра у противника будет потрясающей. Не говоря уже о сокрытых в здешних землях богатствах и производственных мощностях, которые холят и лелеют каждая из противоборствующих сторон, стремясь сохранить для себя богатства Сталинограда.

Выждав ещё пару секунд отдохновения, Айрон Хувс открыл глаза, и сравнил свои измышления с реальной тактической картой. Результат ему категорически не понравился. Да, метрополия регулярно поставляла добровольцев, выделила современное вооружение… Но все эти добровольцы — зелёные юнцы, а боеприпасы к только-только поступившим в серию «пушкам» давно истощились, остался лишь неприкосновенный запас на самый чёрный день. Пегасы-истребители не справляются, всё больше бомбардировщиков не возвращаются с рейда, пополняя армию противника своими безвольными телами.

— Я подвожу тебя, Сталь, — поднял глаза к потолку и прошептал генерал, вспоминая первый бой…

Тогда, излишне понадеявшись на смертоносный дождь, исправно выкашивающий монстров Вечнодикого Леса, штаб ожидал увидеть победу. Но вместо деморализованной и фактически уже поверженной армии, которую только и осталось, что растоптать тяжёлой пехотой, предстал ужас, которому имени нет… Минуты тишины, казавшиеся триумфом, окончились штурмом, в котором участвовала зазевавшаяся после флешето-метания эскадрилья.

— Генерал! — Прервали его мысли двое жеребцов, забежавшие в шатёр. — Обнаружена новая точка концентрации сил противника, в юго-западном квадранте, — отрапортовал единорог.

Маг, облачённый в эквестрийскую форму, щеголял неуставной солнцезащитной шляпой и шикарными бакенбардами. Второй казался обыкновенным земным пони, если не считать несуразную на первый взгляд броню, состоящую из пустых колчанов, да откинутую «противо-эмонационную» маску, защищающую от некротических миазмов и яда алхимиков противника. Айрон Хувс тут же перевёл вопрошающий взгляд на бывалого разведчика, которого безошибочно опознал во втором госте.

— Предположительно, они хотят опять завалить нас своими трупами, просто с нетипичного направления, — вытянувшись в струнку, гаркнул земной пони.

— Драколич? — Коротко потребовал генерал.

— Ни как нет, — вскинувшись, продолжил отчёт лейтенант Бласт Пай.

Он прикоснулся к опостылевшей маске и вздохнул, пробуя чистый воздух генеральской палатки, а затем горячо попросил:

— Разрешите применить пушки! Раздавим их пока не поздно!

— Баллисты… И… кончаются, но... — протянул командир, покачав головой, а потом, что-то для себя решив, кивнул и твёрдо приказал: — Эскадрилью. Одну. Возьмите флешеты...

— Так точно. — Склонил голову разведчик.

— Союзники?.. Будут?.. — С надеждой спросил Айрон Хувс.

— Легион? — Скривился капитан Прайс, и, забыв про устав, зачастил: — При всём уважении… Мне от её присутствия не по себе, не говоря уже о том, что меня смущает сам факт, что она пришла на помощь только сейчас… И вообще…

— Довольно! — Оборвал его генерал. — Сейчас любая подкова на счету. Они готовы? Помогут?

— Да, сэр. — Обронил единорог.

— Мне беспокоит их мотивация… — с сомнением вставил капитан Прайс.

— А меня беспокоят трупы моих друзей! — Отрезал Айрон Хувс. — Пригласите королеву ко мне!

— Есть! — хором отозвались бойцы.

Когда подчинённые удалились, старый жеребец не удержался и плеснул себе Коньяка. Он берёг его для празднования победы… Но, если королева поможет, то победа будет сейчас, а если нет, то уже плевать. Погрузившись в свои мысли, генерал не заметил, как его одиночество прервали. Спокойный женский голос заставил его отвлечься от видения тактической карты на дне стакана:

— Никогда не понимала вашего стремления замутнять собственное сознание.

— Как и я, никогда не понимал вашу привычку появляться совершенно незаметно. — Зло проворчал пони, рассерженный демонстрацией собственной слабости.

— Вы звали — я пришла, — холодно ответила собеседница.

— Вы правы, — генерал устало потёр переносицу копытом, — извините, я просто…

— Понимаю, — оборвала его оправдания королева и тут же перешла к делу: — Пока ваши войска сдерживали фронт, мои диверсанты проникли в тыл, и пьют некромантов, — она ненадолго замялась: — Хотя, скорее, вдыхают… Не могу объяснить. Пять поколений умерло в муках ради этой способности. Поглощать смерть… сама не до конца понимаю, как у меня это получилось…

— Соболезную. Но, лишь бы это сработало, — ровно прокомментировал Хувс.

— Будь здесь Элементы Гармонии, это бы решилось за считанные минуты, — неожиданно сменила тему собеседница и несколько обиженно закончила: — Но их нет. Единственный кто мог найти их — мёртв.

— Извините… — вздохнул генерал, налив себе ещё. — Дарёной телеге колёса не крутят… — опрокинув стопку, он доверительно сообщил: — И, да… Я правда соболезную… Обсудим тактику?

— Располагайте мной… — склонила голову Королева.

Воодушевлённые неожиданным подкреплением, пони устремились к победе. Эйфория, вызванная шансом закончить многолетнюю бойню, сподвигла многих к фатальным авантюрам. Драколич успел стряхнул с себя уже десяток отчаянных придурков, что с криком: “За Сталлионград”, пытались поразить могущественную нежить, забравшись на его загривок.

И ведь больше всего раздражала реальная возможность пасть под натиском восторженных идиотов. Последний “прыжок веры” какого-то жеребца, чуть не кончился его ослеплением. Как раз сейчас Сафирон с трудом избавился от этой фатальной инъекции героизма, и был зол. Предстоящий диалог с тут же отловленным аколитом, не предвещал последнему ничего хорошего…

— Ты! Хозяин желает знать, почему так долго?!

— Я… Я не виноват… Я просто ак… аколит. Ком… Командует нападением владыка Кииль Тазак… Я всего лишь выполняю прик…

— Отвечать! — рявкнул драколич, прерывая лепетание.

— Эта эквестрийская шлюха не перестаёт присылать своих ублюдков… — принялся тараторить несчастный. — Д… А… Да ещё и навесила на них какое-то заклинание… Мы не можем…

— Разве вы не должны были быть готов к такому раскладу? — Сухо осведомился немёртвый. — Разве было не очевидно, что подобное случиться?

— Ээ… мы… — залебезил тот…

— Понятно, — вынес приговор лич.

Но, накрывшие могучее создание взрывы, прервали утешительную трапезу лишённого посмертия дракона. И в тот же момент отчаянный жеребец разыграл свои козыри, накинувшись на уязвимую шею немёртвого. В итоге, драколич всё-таки был вынужден прекратить магическую подпитку предавшей его плоти. Окончательно умереть он все равно не сможет, стоит лишь найти новое тело, понадёжнее.

Бласт Пай торжествовал, усердно отпиливая голову врага, пока туша некогда могучего противника окончательно превращалось в тлен.

— Хорошая вечериночка, мне понравилось. — Тяжело дыша, просипел разведчик и стянул проитво-эманационную маску.

Жеребец утёр с лица кровь только что упокоенного монстра. И, брезгливо посмотрев на испачканное копыто, тяжко вздохнул. Однако, радость от вкушения наконецсто очищенного от некро-миазмов воздуха, позволила ему с улыбкой направиться в лагерь. Ему предстояло ещё одно сражение. Генерал никогда не давал увольнительные во время войны, а жеребец очень надеялся успеть заглянуть на огонёк к своей кузине Пинки.

Тем временем, Сталиноградцкие и Эквестрийски пони окончательно заявили о своём господстве на поле брани, победа была близка как никогда…

— …Юговосточную оконечность этих гор, это не обсуждается, — провозгласила Королева, ткнув копытом в карту. — Мы здесь живём гораздо дольше.

— Да! — Айрон Хувс отвёл взгляд от ненавистной бумажки, и почтительно поклонился владычице роя: — Ещё раз, спасибо вам.

— Минуточку. Позвольте… — в очередной раз получив чувствительный тычок от своего самозваного помощника, возразил Толкин Хэринг[1]. — Наши пони тоже внесли свой вклад. А как же снаряды? Пушки? Наши солдаты, в конце концов? Разве Эквестрийские воины не заслуживают награды?

— Награды? — Генерал, смерил презрительным взглядом появившегося только после победы аристократа, но быстро успокоился и уверенно кивнул: — А. Понимаю. Все пожертвовавшие своей жизнью и здоровьем будут обязательно вознаграждены.

— Да, и это тоже. Но не забывайте о договоре взаимопомощи между Городом-Государством Сталионград и суверенной империей Эквестрией. — Воодушевился нефритовый пегас. — Пункт третий — Эквестрия, в обмен на сотрудничество с Городом-Государством Сталионград, и предоставление права на беспошлинную торговлю, обязуется: оказывать всяческую помощь и протекторат, в том числе военную поддержку. Пункт шестой — любой совместно приобретённый Городом-Государством Сталионград и Эквестрией ресурс, является минимум на треть собственностью протектората.

Поняв, что сенешаль хочет просто заработать на чужой войне, не высунув свою задницу из Кантерлота, генерал начал медленно закипать. Но, поймав предупреждающий взгляд от Королевы, он в очередной раз смог взять себя в копыта.

— Пункт пятый… — пришла ему на помощь повелительница роя. — Эквестрия при любых обстоятельствах НЕ имеет права заявлять свои права на Город-Государство Сталиноград. В противном случае Город-Государство Сталиноград разрывает любые соглашения с Эквестрией. Там подписались генсек Сталлион, и Принцесса Всеэквестрийская Селестия Первая. — Видя недоумение посла, она пояснила: — Сталиноград так же и наш союзник, так что я читала этот документ.

Бросив яростный взгляд на посмевшую вмешаться в спор, Блюблад выжидающе уставился на уполномоченного Селестией переговорщика.

— Позвольте, а разве я заявлял права на город? — «Удивлённо» осведомился тот. — Я лишь хочу, чтобы доблестный Эквестрийский народ получил свою долю трофеев, за которую проливал кровь. На этой войне погибло много подданных Светоносной! И, подчёркиваю, помимо бойцов мы поставляли и вооружение.

— Согласен, но!.. — Резко начал генерал, но тут же замолчал, пытаясь цензурно сформулировать свои затруднения и описать тяжёлое положение города.

— Договор предполагает рассрочку в возмещении подобных долгов, — дала союзнику спасительное время Королева.

«Дискордов солдафон, — раздражённо посетовал про себя принц. — Если бы не это чудовище и идиот-сенешаль… Я должен был быть на месте этого нерешительного придурка. Я бы тогда…»

— Справедливо. — Кивнул Толкин Хэринг, жестом пытаясь обрывать мысли отчётливо “написанные” на перекорёженном лице Блюблада.

— Но выделить место под полевой госпиталь вы обязаны! — сорвался от такого с собой обращения принц.

— А чем вас не устраивает палаточный лагерь ополчения? Ваше… высочество? — Поинтересовался генерал.

— Он на скорое копыто развёртывался... В этом свинарнике нет необходимых условий. А мы воины! А не животные! И мы кровь проливали, ты… — белый единорог всё-таки смог задавить с новой силой вспыхнувшее раздражение, под взглядом официального дипломата. — Неблагодарный! Мы…

— Вы, значит? — оборвал его Хувс, а потом с лютым морозом в голосе продолжил: — Хорошо! Адъютант! Дуэльные ваджры[2] нам… — Он упёр кинжальную сталь своего взгляда в принца, опешившего от столь резкой смены настроения. — Не видел я Вас, на стенах города. И изволю подумать над Вашими требованиями, только если Вы, действительно прольёте кровь в бою за то, чего Вы хотите…

— Товарищ генерал! — Разорвал тишину палатки голос лейтенанта Бласта. — Разрешите обратиться?!

Хувс отвлёкся от блаженного ничегонеделания, и мрачно уставился на гостя, не считая нужным озвучивать свои претензии об идиотизме этой просьбы.

— Мы ведь уже победили! Сержанты справятся без меня... — не замечая недовольства своего командира прерванным отдыхом, провозгласил жеребец. — и я давно не видел свою сем…

— Иди. — Оборвал командующий, милостиво взмахнув копытом.

— Ну, будь же ты… Эмм… Что? — недоуменно встряхнул головой разведчик.

— Мы все заслужили отдых, — усмехнулся генерал, — бери увольнительную хоть на год!

— Эм... Эээ?..

— Молодёжь… — внезапно хмыкнул капитан Аддон Прайс, что в данный момент оккупировавший единственный стул в шатре. — Чего застыл, юнец? Приказ получил — вали отсюда!.. Не мешай отдыхать. — Ветеран сделал очередной глоток креплёного сидра. — И вообще, есть к кому возвращаться, так звез…

— Он прав! Брысь отсюда! — Поспешно прервал друга Айрон, а когда лейтенант покинул палатку, опять обратился капитану: — Кстати, о старых ветеранах, все не как не мог поблагодарить, что ты с ребятами первыми откликнулись на зов. — Взгляд жеребца потемнел. — Земля им пухом…

— Особенно моему брату, Соупу, — отсалютовал собеседник бутылкой. — А меня не за что благодарить… Я хоть и не часто бываю в родном городе, но сталионградец остаётся сталионградцем, где бы он ни находился. “Здесь наша родина и мы держимся за неё незримыми цепями”, — процитировал он строчку древней оды.

— И снова ты прав… Эх… Хорошо, что… кончается, пусть даже и так. Слава Шестерне, уже не стоит думать о каждом мгновении как о последнем. Единственные проблемы сейчас: восстановить город и решить вопрос с новым генсеком. Да то не в первой...

— А старый что? Погиб? — Отвлёкся от бутылки боец.

— Уж лучше бы и правда сдох, — сплюнул генерал. — Ковердли Рейкс[3] сбежал к нежити, трясясь за cвою тухлую душонку, и возжелав халявной силы. В итоге мы остались без Генсека…

— Ну и на какую солому он им такой нужен? — Вытянулось лицо Аддона.

— Сам в шоке…

— Теперь ты будешь?.. — Ухмылясь начал капитан.

— Нет, нет!.. К Дискроду это! — Тут же отрёкся Айрон, поняв куда клонит его друг. — Политика не моё, совсем. Я эти долбанные переговоры еле выдержал, если бы не Королева… не знаю что бы случилось. — Генерал с отвращением покосился на истёртую за долгие шесть лет карту. — Этот урод мне про бумажки свои талдычит, а я кроме этой тряпки ещё пол года точно никакую не запомню… Она мне снится теперь…

— Ха-ха-ха! — Развеселился Аддон. — Можно подумать у тебя будет выбор. Генерал Энгри Темпер[4] больше увлечён вопросами армии, чем процветанием города, а генерала Экспансив Майнда[5] за уши не утащишь из инженерного корпуса. От его трактатов про “чудооружие” уши вянут уже... — капитан заливисто заржал и, опять, приложившись к бутылке, весло продолжил: — Вот и остаётся скромный и неуверенный генерал Айрон Хувс. Тем более, именно этот великий жеребец вставил им по… Заставил их сражаться!..

— И вообще, начал восстанавливать веру в победу, восстанавливать город, воодушевил сотни… Аргх! — Прорычал тот. — Ты ещё вспомни, про то дурацкое прозвище… “Стальной Генерал”, выживший в…

— В одной из совершенно безнадёжных операции против некромантов, позволившей нам в первый раз отвоевать город. — Вдруг посерьёзневшим голосом перебил его друг. — Ты зря иронизируешь… герой.

— Авантюра это была… Безумная. И решать все равно народу, а не тебе. Поживем — увидим. — Буркнул генерал.

— ...Доживём — узнаем, выживем — учтём в поправках к уставу, — закончил Прайс девиз офицерского училища.

А на следующие сутки пришло письмо. Селестия поздравляла Хувса с победой и назначением на пост генсека. Светоносная благодарила Королеву роя, передавая приглашением в Кантерлот. Так же принцесса извинялась, за поведение своего племянника... Она не знала, что Блюблад отправился вместе с сенешалем Толкин Хэринг, ведь его миссия должна была проходить в совсем другой области Эквестрии. Тем не менее, божественный аликорн достойно оценила мудрость генерала Айрона, за то, что он не стал срывать тяжёлый, вызванный войной стресс на неразумном ребёнке. Однако, её очень интересовало, почему ему принц вернулся с этой миссии неожиданно молчаливым и задумчивым...

Сноски
[1]Talkin Hearing — Говорящий Слушатель.
[2]Варджа: Здесь — короткое двуклинковое (по бокам головы) оружие для рта. Слово имеет несколько значений на санскрите: «молния» и «алмаз». Ритуальное и мифологическое оружие в индуизме, тибетском буддизме и джайнизме.
[3]Cowardly Rakes — Трусливые грабли.
[4]Angry Temper — Гневный нрав.
[5]Expansive Mind — Пытливый ум.