Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2

Глава 1

Глава первая.

Зал суда полнился голосами. Можно было услышать запах пота, стоящий в воздухе, исходящий от напряженных тел. Кажется, что сейчас здесь собрался весь Понивилль, спустился целиком Клаудсдейл, да и Кантерлот тоже.

Много пони, слишком много. Единороги, пегасы, земнопони – их было слишком много. Теснились у входа, вставали друг другу на спины, чтобы видеть.

На скамье подсудимых сидела невысокая кобылка с крыльями, темносинего цвета, с белой, шелковистой и длинной, до пола гривой. В гриве маленькими рыбками, бисером играли крохотные звездочки, то исчезая, то вновь возрождаясь с миниатюрными сверхновыми. Глаза у девочки были закрыты, но вот если посмотреть в них – они были точно такими же, как у недавно побежденной злодейки – Кризалис.

И все смотрели только на нее, на то, как она роняет слезу за слезой, тихо плачет и всхлипывает, бормоча какие-то слова себе под нос.

Элементы Гармонии – все, в первом ряду, с нескрываемой злобой, а то и с завистью, взирали на нее. И кажется, даже у стесняшки Флаттершай в глазах горела зависть – лютая, некрасивая, уродующая.

Стук молотка был неожиданным, гулом прошелся по залу, грозным надсмотрщиком в миг заставил всех умолкнуть. Девочка приподняла голову и все увидели торчащий у нее из под гривы уже не малых размеров рог. Конечно, не такой длинный, как у Селестии или луны, но вскоре – пройдет пара лет, и она смогла бы их догнать. Малышка-аликорн, необыкновенная, красивая и будоражащая воображение. Вызывающая восхищенные и завистливые взгляды, удивленный свист у подрастающих жеребцов. И глаза – в которых, непременно, можно было утонуть, как в озерах. Такие же глубокие и такие же притягательные.

Принцесса Селестия, сопровождаемая своей младшей сестрой медленно поднялась на помост. Вот оно – идет сама справедливость, само правосудие. Безгрешность и Богиня, которая, конечно же, однажды была унижена этой малышкой. Наверно, за это тоже придется отвечать.

— Слушается дело по обвинению в... – аликорн расправила широкие крылья, блеснула рогом, но запнулась. По обвинению в чем именно? Но молчание продолжалось недолго. – По обвинению в своем существовании. Подсудимая Мэри Сью, вам есть, что сказать в свое оправдание?

Кобылка-аликорн, которую, как оказалось, звали Мэри, еще раз всхлипнула, трогательно вытирая копытцом глаза. Каждый, кто сейчас был в зале резко, грубо подавил желание прижать ее к себе и пожалеть.

— Я... я ведь ни в чем не виновата, правда!