Встать на крыло

Вырастая, пегасы, подобно птицам, традиционно обязаны были покинуть отчий дом, но Флаттершай даже вообразить себе не могла, что когда-нибудь решится на такой решительный шаг - до тех самых пор, пока все не изменил один незначительный на первый взгляд случай

Флаттершай Энджел

В ожидании

Я знаю, что она уже не вернётся. Я знаю, что на вряд ли её увижу. До сих пор жду её, её возвращения... Я не могу её отпустить...

DJ PON-3 Октавия

Наследие пришельцев

Одна маленькая пони находит у окраины Вечнодикого леса существо, имеющее прямое отношение к незваным гостям, посетившим Эквестрию больше тысячи лет назад.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Я вернулся

Злодей, которого давным‑давно победили, вернулся и жаждет мести.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

На виражах души моей

Радуга соглашается провести двухнедельный отпуск с семьей Спитфайр, за время которого с ней произойдет много интересного, веселого, занимательного, а порой и трагичного, из чего она сделает множество разнообразных выводов, полезных и не совсем.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Другие пони ОС - пони

Энциклопония, или путешествие у камина

Какое отношение имеют пони к шестерёнкам, пару, неправильному атеизму, а псы к алмазам... Об этом и ещё другом я побеседовал со своим ОС

ОС - пони

Легенда о Камнепаде, отважном бизоне

Давным-давно, когда на этой земле ещё не было пони, все племена жили в мире и согласии. В те дни бизоны без стеснения странствовали по холмам и равнинам, от гор до самого моря могло безбоязненно мчаться их стадо. То было время, когда обрёл легендарную славу храбрый воин, прозванный Камнепадом. Присядь же, послушай — я расскажу тебе о том, как избавлял он наш народ от бед!

Другие пони

Безымянная

Любознательная Марта совершила невероятное, но печальное открытие, которое изменило всю её жизнь

Другие пони

Тайна Принцессы.

Не все хорошие пони на самом деле такие хорошие... У всех есть слабости и соблазн поддаться им может быть сильнее их самих и иметь разрушительные последствия...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Если вы единорог, держитесь подальше от лайрмерских болот

Болота в глуши, о которой забыло само время. Это вам не древние гробницы и не схроны артефактов великих магов ушедших эпох. Это просто скучная серая топь. Пойти убедиться в этом и отметить границы на карте ― плёвая задача для обученных профессионалов. Что может пойти не так?

ОС - пони

S03E05
Глава 4. Ищущий, да обрящет” Глава 6. Экстремальная археология

Глава 5. Если верблюды корабли пустыни, то пони пустынные кораблики...

Глава в которой разрешаются прошлые вопросы и возникает масса новых.

— Эй, Флаттершай, с ней всё будет в порядке? — Меня привёл в чувство звонкий голос радужной пегаски. Жутко хотелось пить. Горло пересохло настолько, что вместо просьбы раздался лишь сдавленный хрип.

— Относительно. Видите, она уже приходит в себя.

— Пить…

— Сейчас, сахарок.

— Спасибо, ЭйДжей. И кто-нибудь может мне сказать, где мы находимся? — промочив горло, я всё же смог вернуться к членораздельной речи и попытался встать, но тут же был остановлен нашим штатным хирургом.

— Лежи и не дёргайся, — придавила она меня к песку, — у тебя сломана нога и как минимум трещины в рёбрах, и это я ещё осмотр не окончила. Хорошо хоть сотрясения, кажется, нет, но это, похоже, потому что нечему там сотрясаться, — усмехнулась пегаска.

— Так, стоп. Флатти, ты освоила магию? — не смог я скрыть удивления.

— Не-а, но вот в отличие от нашей гиперактивной радуги я внимательно слушала твой рассказ о телекинезе. И, кажется, нашла ему более толковое применение. Ты знаешь, что тем же образом, каким мы держим предметы возле копытца, можно ощупать, например, внутренние органы и кости? Чувствительность, кстати, потрясающая, я вот нащупала у тебя четыре небольших трещины в рёбрах и закрытый перелом на ноге. Хотя всё уже начало срастаться, но как раз сейчас я бы посоветовала тебе не двигаться, да и как можно меньше говорить, чтобы лишний раз не беспокоить рёбра.

— Принцесса? — раздался голос безымянного жеребца. — Вы можете сказать, что произошло?

— Не сразу. Господа, дайте мне немного отлежаться, заодно я попробую понять причины и последствия, ладно?

— Как скажете, только не затягивайте с этим.

Что можно сказать, я цел и почти невредим — это хорошо. Магия вне тела мне недоступна, дистанционные заклинания начинают искажаться и распадаться буквально сразу за пределами оболочки ауры. И ладно бы только это, вокруг было искажено само пространство — не настолько сильно, чтобы это было заметно на местности, но достаточно для того чтобы перестали функционировать порталы. Приподняв голову, я осмотрелся. Пони, скорее всего стражи, разбили лагерь, причём очень грамотно, на мой неискушённый взгляд — в углублении одной из скал, во множестве торчащих вокруг из песка. Здесь была какая-никакая защита от палящего солнца и хороший обзор на окружающую местность.

Представив, что бы со мной было, если бы я упал не так удачно… От такой картинки, возникшей в воображении, меня всего передёрнуло. Вряд ли бы даже лучшие местные врачи-маги смогли бы собрать в кучку получившийся фарш. Пони, конечно, живучие создания, но не настолько, чтобы пережить множественные переломы и разрывы внутренних органов.

— Рарити, на твоём месте я бы экономила воду, — сказал я поньке, которая уже в который раз прикладывалась к фляжке, — неизвестно, когда ещё мы сможем их пополнить.

— Леди, вы можете сказать, что произошло? — Стоило мне только снова заговорить, как возле меня тут же образовался старший из команды безымянных фестралов. Не помню, то ли они не представились, то ли я забыл их спросить, ну, в общем, неважно.

— Могу, чернявенький, могу. — Страж от такого обращения скривился, как будто я заставил его съесть лимон и запить уксусом, но промолчал. — В данном регионе действует магическая и, скорее всего, ещё и пространственная аномалия непонятного пока генезиса. Когда портальный канал, через который мы проходили, попал в область действия аномалии, он разрушился, выбросив нас не в расчётной точке. Магические же возмущения не дают возможности строить арканы за пределами тела мага.

Внезапно наступившая тишина заставила меня внимательно осмотреть слушателей. Н-да, картина из серии: «Твай, ну честно, мы поняли только предлоги». Из общей картины выбились только стражи, стоически державшие морды лица уставными кирпичами, и Флаттершай, застывшая в классической позе копыто-лицо.

— Твайлайт, дорогуша, ты не могла бы повторить, но чуть попроще? — попросила Рарити, оторвавшись от увлекательного для неё процесса закрепления камней на шляпе, и где она их только взяла?.. Остальные поняши согласно закивали.

— И кто меня окружает? — спросил я в пространство. — Видя такой плачевный образовательный уровень, я просто обязана провести ликбез путём регулярных занятий с вами на базе библиотеки. Думаю, четырёх часов в день нам хватит. — Видя откровенный ужас в глаза понях, особенно Рейнбоу, пришлось исправляться. — Шутка, заниматься будем по шесть часов.

— Твай, ты же не поступишь так с нами, да?! — подлетевшая вплотную радужная пегаска, судя по всему, решила давить на жалость, ибо состроила такую умилительную мордашку, что только пульсирующая боль в рёбрах помешала мне рассмеяться в голос.

— А теперь серьёзно. В этой местности мы не можем пользоваться магией и строить порталы. Связные амулеты, скорее всего, тоже будут сбоить. С другой стороны — мы прибыли практически туда, куда нужно, где-то здесь должна находиться принцесса Луна, несмотря на помехи, я всё ещё могу указать приблизительное направление. Так что, думаю, сейчас отлежимся до вечера, а весь остаток дня и ночь потратим на движение. Спать-отдыхать будем в самые жаркие часы дня. Вопросы есть? — я внимательно осмотрел всех понек. — Вопросов нет. Стражи? Тогда устраиваемся поудобнее и ждём заката. Кстати, я так понимаю, раз больше пострадавших нет, остальные вышли из портала на небольшой высоте?

— На небольшой?! Сахарок, да я чуть не опозорилась перед всеми с той верхотуры падать! Ты бы хоть предупредила, шо ль, — фермершу, судя по всему, сдерживало наличие посторонних, были бы тут только члены Гармоничной банды, быть бы мне битым вторично, вот прямо по глазам это вижу.

— Мы упали где-то с десяти-пятнадцати метров и целы только благодаря доспехам. А если учесть то, что первые полчаса здесь пегасы летать вообще не могли, сама понимаешь… — Флаттершай, подтащила к себе ЭйДжей и прикрыла своим крылом. Судя по тому, как фермершу мелко трясло, отходняк от падения начался только сейчас. — Хорошо, первыми в себя пришли стражи и помогли нам собраться вместе, они же, кстати, первыми и смогли летать, иначе тебя мы бы искали долго, если бы вообще нашли… Твай, ты хоть понимаешь, что чуть нас всех не угробила? — Под взглядом Флаттершай, мне захотелось стать маленьким, незаметным и не привлекать внимание этого жёлто-розового монстра. Пришлось приложить значительное усилие, чтобы сбросить наваждение и спокойно посмотреть ей в глаза. Я буду не я, если у Флатти кроме талантов телекинетика не найдутся способности псионика или эмпата.

— Ещё как понимаю, но кто, если не мы? Любая другая группа сюда бы не добралась, а если бы и добралась, то погибла бы, так как такую защиту сейчас могу создать только я.

Наш диалог прервал всё тот же страж, судя по всему, его выбрали переговорщиком с таким страшным мной.

— Леди Твайлайт?

— Что, чернявенький? Вопросы таки появились? — поморщившись от боли, я принял более удобное положение.

— Да, вы определили порядок движения, но не указали цель. Мы можем узнать, куда будем двигаться?

— Конечно можете. Мы пойдём в самый центр этой аномалии.

— Вы можете указать направление, чтобы мы слетали на разведку?

— Не стоит, страж. — Я лишь покачал головой. — Чем ближе к эпицентру, тем сильнее будут искажения, вы можете погибнуть в воздухе, просто попав в зону с аномальной метрикой. И если на земле оно будет заметно на фоне песка и камней, то в воздухе будет лишь лёгкое марево или вообще не будет заметно никаких внешних проявлений.

— Стоп-стоп, ты хочешь сказать, что нас занесло в «Зону»? Как в той книге? — Судя по выражению её лица, она сейчас в красках представила наш дальнейший путь.

— Не исключено, милая моя, не исключено. Ладно, давайте всё же отдохнём перед ночной прогулкой. И да, стражи, можете снимать караул, тут вокруг ни живых, ни мёртвых нет. Я, конечно, колдовать не могу, но вот чувствовать этот мир мне ничто не мешает.

И, подавая пример, я растянулся в тени, раскинув крылья в стороны — жара всё же давала о себе знать, — и через пару минут накопившаяся усталость и усиленная регенерация дала о себе знать, и я уснул.


— Пять, восемь, тринадцать, двадцать один… Здесь явно есть какая-то закономерность, — раздавался одинокий шёпот пони, висящей в чернильной пустоте.

— Всех усыпила, а сама чем-то непотребным тут занимается. Сестра ты бука! — послышался вкрадчивый голос второй пони, в котором явственно слышались ехидные нотки.

— О, предвечная ночь, ты когда-нибудь будешь серьёзной или так и останешься «древним-жеребёнком»?

— Древним?! — в пустоте раздался хлопок копыта по чьему-то крупу. — Да у нас разница в возрасте всего десять лет, «древняя-маленькая» сестрёнка!

— Тише, пускай дети спят. У них нету нашего запаса энергии, чтобы тратить его понапрасну.

— А сама-то почему не спишь?

— Ты тоже должна была это почувствовать, кто-то уже два раза провёл ритуал подъёма светил. И мы не знаем кто или что это.

— Да брось, не будь такой серьёзной. Выдалась такая шикарная возможность отдохнуть от придворных лизоблюдов… — в пустоте раздался довольный вздох.

— Не знаю, не знаю, на луне хоть не так пустынно было…

— Ох, прости, я напомнила тебе об этом, но и ты пойми меня правильно, иначе остановить то существо, в которое ты превращалась, было невозможно.

— Не стоит извиняться, солнышко, ты всё сделала правильно. Я сама виновата в том, что произошло. И вообще ты опять сбила меня с мысли. Кто, кроме Дискорда, мог провести ритуал? У Каденс был доступ?

— Нет, у неё другое призвание, да и резерв не настолько велик, поэтому доступа к аркану ей я не давала. И остаёмся только мы с тобой, Твайлайт и Дискорд.

— А значит у нас проблемы — мы не могли провести ритуал, Дискорд бы не стал… Вот опять! За нами кто-то наблюдает! ТЫ!.. Я чувствую твой взгляд! ПОКАЖИСЬ!


Последнее слово несло с собой не только всплеск силы, но и волю хозяйки снов, так что меня вынесло из сна как пушинку, снабдив ещё и фантомной головной болью. И если прошлый раз этот сон можно было списать на работу фантазии, то сейчас уже можно делать выводы. И получаются они довольно интересными, во сне моё сознание явно отправляется в гости к хозяйке тела. Причём, там же находится и вся остальная компания потеряшек, что есть очень хорошо — сразу вернём всех по местам.

Приподнявшись, я осмотрел стоянку и пересчитал на всякий случай поней. Вроде все на месте. Двое стражей бдят, третий умудрился уснуть в трещине в одной из скал, вон хвост горе-конспиратора торчит. Рарити, улёгшись в обнимку с ЭйДжей, спали. Флаттершай с Рейнбоу что-то делали, тихо переругиваясь между собой, но отсюда видно не было, что. Пинки превзошла сама себя, тихонько сидела на крупе на вершине скалы, не будем вдаваться в подробности того, как она туда забралась без альпинистского снаряжения, и, судя по всему, любовалась закатом, ну или окружающими пейзажами.

Ладно, надо начинать будить лагерь и выходить, нет смысла тратить время попусту. Попытка подняться почти удалась, боль в рёбрах практически исчезла, а вот наступать на ногу пока ещё не стоит.

— Твай, лежи пока, сейчас займёмся твоей ногой! — моё пробуждение всё-таки заметила Рейнбоу, которая тут же подлетела ко мне и снова уложила на песок. — Тут Флатти прикольную штуку сделала, должна помочь тебе с ногой.

— Угу, — сказала жёлтая пегаска, не отрываясь от того что делала, — сейчас вот тут подтянем, и будет готово.

— Даже боюсь спросить, а что это? — я не смог скрыть своего удивления. Всё же мешанина из шнурков и элементов каркаса одной из палаток вызывала у меня опасения.

— А ты не бойся, ты спрашивай, — улыбнулась Флатти, — а я тебе отвечу. Это костыль для одного болезного аликорна.

— Меня терзают смутные сомнения…

— Не бойся, Дубровский, я Маша. Давай сюда лапку, будем крепить, — заржала Флаттершай.

— Чего?!

— А, не обращай внимания, Рейнбоу, это наша с Твайлайт «шутка», посторонним не понять.

— Ну и какого сена вы тут шумите? — Ага, мы всё-таки разбудили остальных понях. Вон и страж из своего укрытия выбрался.

— Никакого сена, яблочко, только натуральные сухари с витаминно-минеральными добавками производства стражей за авторством алхимического гения принцессы Луны. Сейчас перекусим — и в путь.

При упоминании сухарей сонная ещё Рарити показательно скривилась, а один из стражей тайком хихикнул, нехороший такой. Нет, понять их можно, пахнут эти «сухпайки» довольно своеобразно, зато содержат суточную норму всех необходимых для пони веществ и немного алхимических стимуляторов, состав и способ изготовления, которых стражи наотрез отказались называть.

Вышли мы только через полчаса. Пока поели, пока все собрались, всё же тут только стражи и Флаттершай в курсе, как собирать походный лагерь. К тому же ещё пришлось повозиться, подгоняя костыль. Хорошо хоть на находящиеся вплотную к телу предметы можно было воздействовать телекинезом, так что я получил возможность хоть и медленно, но ковылять на всех четырёх, а с учётом песка и не так уж сильно замедлял движение отряда.

Так мы и шли где-то до середины ночи, построившись цепочкой. Возглавлял колонну страж, следом за ним шёл я, указывая направление, дальше шли остальные пони. Последним тоже шёл один из стражей, проверяя, не потеряли ли мы кого-нибудь. Третий фестрал разведывал местность в округе, появляясь то слева, то справа от колонны. Шли молча, окружающий пейзаж, особенно ночной, сильно давил на психику, хотелось забиться куда-нибудь в уголок, а ещё лучше побыстрее убраться из этого мрачного места.

Практически мёртвую тишину окружающего мира, если не считать шум лёгкого ветерка, прервал вопль Пинки.

— Стоять! — из середины колонны она переместилась прямо перед ведущим стражем и, встав на задние ноги, перегородила путь.

— Пинки, что случилось? — спросил я, внимательно рассматривая местность за её спиной — песок как песок, точно такой же, как тот, по которому мы только что прошли.

— Там! Дальше! Опасно! Пинки-чувство говорит мне, — она демонстративно набрала в грудь побольше воздуха и шёпотом прокричала: — там — смерть!

Дружный вздох ужаса издала вся банда Гармонии, включая и Флаттершай — умеет пирожок нагнать ужаса, не в кондитерскую ей надо было, а в театр — вот бы где она развернулась по-настоящему. Стражи подтвердили свою квалификацию, тут же собравшись и взяв под контроль окружающую местность.

— Спокойно, радость моя розовая, — как можно более уверенным голосом сказал я. — Иди сюда, будем разбираться. Во всяком случае, живых существ впереди нет.

Пытаясь одновременно удержать дёргающиеся хвост и уши, попрыгала ко мне за спину. Только я собрался шагнуть вперёд, как это чудо уцепилось за хвост и повисло якорем.

— Нельзя-нельзя дальше!

— Да не бойся ты, неугомонная, — я поморщился от боли, так как для удержания равновесия пришлось наступить на сломанную ногу, — не пойду я дальше, — ответил я и, сосредоточившись, попытался выделить какие-либо отличия местности впереди от той, по которой мы только что прошли. Хотя, если провести параллели местной аномалии с известной нам литературной зоной… — Страж, сможешь поднять маленькую песчаную бурю? — обратился я к ближайшему фестралу.

— Простите? — осторожно ответил тот, и судя по лицу, я его явно озадачил.

— Крыльями пыль сможешь поднять и прогнать её немного вперёд?

Страж, поняв, что от него хотят, несколько раз энергично взмахнул крыльями, подняв облачко песка, и даже слегка перестарался, заставив расчихаться Флаттершай и Рарити. Зато остальные смогли увидеть занимательное явление — облако пыли очертило сферу диаметром навскидку метра три, на границе которой песчинки просто ярко вспыхивали и исчезали.

— Ух ты! Красиво! — чуть ли не хором протянули поняши, а вот стражи заметно напряглись, особенно тот, что шёл первым. Ведь если бы мы шли тем же курсом, его голова попала бы аккурат в сферу.

— У кого-нибудь под копытом есть камень? — спросил я в пространство.

— Есть! — тут же синхронно отозвались Пинки и Рейнбоу.

— Можете бросить их в эту сферу?

— Да запросто! — снова хором ответили они.

Камень, брошенный радужной, был больше, но прошёл по касательной и распался на две части, одна упала на песок. Вторая часть зависла внутри аномалии и начала медленно разрушаться, поверхность как будто кто-то стачивал мелким напильником, а образовавшаяся пыль исчезала так же, как и песок. Камень Пинки попал точнее и вошёл в аномалию целиком и точно так же начал распадаться.

— Знаете, мне совершенно не хочется проверять, что будет с живым существом, если оно попадёт в область действия аномалии, — сказал я в пространство, наблюдая за исчезающими осколками породы.

— Угу, сахарок, нам тоже, — согласилась со мной ЭйДжей.

— Твайлайт, ты знаешь, что это такое? — спросила подошедшая поближе ко мне Флаттершай.

— К моему стыду, нет. Причём я даже не могу предположить, какие процессы породили вот «это» и что внутри сферы вообще происходит.

— И что будем делать?

— Двигаться дальше, но теперь примем меры предосторожности: Пинки, мы с тобой с одним из стражей идём первыми. Идём медленно и на каждый подозрительный сигнал бросаем камни или песок, как показала практика, они вполне эффективны. Остальные идут за нами след в след и смотрят, чтобы никто не отклонился от маршрута. Стражи, вы, наверное, вдвоём идёте в хвосте колонны и следите за кобылками.

— Твайлайт, дорогуша, мы уже давно не жеребята и сами способны о себе позаботиться! — тут же возмутилась гиперактивная радуга в форме пони.

— Рейнбоу, я вас сюда затащила, мне за вас и отвечать. И если с кем-то из вас случиться беда, я себе этого не прощу, — и уже про себя добавил: «А уж принцессы точно не простят и жестоко отомстят».

— Но!..

— Принцесса права, — вмешался один из до сих пор молчавших фестралов, — здесь слишком опасно. Леди Твайлайт, можно провести ещё один эксперимент?

— Ну только если сам туда не полезешь, а так почему бы и нет.

— Думаю, нам всё же стоит проверить реакцию сферы на живое, — страж продемонстрировал зелёное яблоко, извлечённое из его сумок.

— Согласна. Действуй, — кивнул я, разрешая.

Страж бросил плод в сторону сферы, камни, кстати, к этому времени уже практически распались. Все внимательно следили за полётом яблока, и, как оказалось, зря. Стоило плоду только коснуться границы аномалии, как оно взорвалось, и всех рядом стоящих обдало раскалёнными брызгами яблочного пюре. Любопытная Пинки, вылезшая дальше всех, взвизгнула и упала на круп, потирая нос. У Флаттершай, судя по всему, сработал инстинкт медика, она тут же подскочила к розовой, убрала её копытце от лица и осмотрела пострадавшую часть тела.

— Ничего страшного, просто горячий сок очень неудачно попал, а так даже ожога не будет, — сказала та, закончив осмотр.

— Пинки, теперь ты понимаешь, насколько это опасно и насколько твои способности важны сейчас для нашей группы? — спросил я поднявшуюся на ноги поню.

На её лице поселилась гримаса мыслящего кирпича, и опять неведомым образом накидка на поньке сменилась пустынным камуфляжем. Готов биться об заклад, что такого цвета форму показывали у натовцев, воевавших в пустыне. Н-да, для полного образа розово-копытного терминатора сейчас не хватает только минигана. Правда, держался этот образ всего пару мгновений, затем на лицо поняши снова вернулась улыбка.

— Конечно, я вас не подведу! — шёпотом прокричала та и пристроилась справа от меня. Мне ничего не оставалось, как обойти аномалию и двигаться дальше.

Так мы и шли, ориентируясь на подёргивающиеся конечности Пинки и собственные глаза. Аномалии, находящиеся ниже уровня песка или задевающие его, были чётко заметны по характерным воронкам и периодически возникающим вспышкам искр от распавшихся песчинок, сброшенных в сферу ветром. Так что опасность представляли только те аномалии, которые находились выше. Да к тому же я тоже научился улавливать места, где висела невидимая смерть, правда, всё сильнее болящая нога не давала толком сосредоточиться.

Легче стало только тогда, когда совсем рассвело и начали появляться восходящие потоки воздуха, которые сильно искажались, проходя через аномальные сферы, и заметны они были достаточно хорошо, чтобы и остальные пони могли ориентироваться и обходить опасность.

Где-то к девяти часам солнце стало уже серьёзно припекать, и было принято решение искать укрытие на день. Таковое нашлось возле двух удачно расположенных скал, торчащих из песка практически вплотную. Между ними мы разбили лагерь, укрывшись от солнца с помощью ткани от палаток, которую закрепили на камне на манер тентов.

После команды «привал», рефлекторно сказанной одним из стражей, но выполненной как фестралами, так и гражданской Гармоничной бандой, поньки со стонами и ахами повалились на подстилки, а кто-то так и вовсе на песок.

— Какое неприятное место, ещё нет и полудня, а уже так жарко и шарики эти пугающие… — голосом умирающего лебедя протянула Рарити, допивая последнюю воду из своей фляжки.

— Так, всем внимание! — Надо срочно брать ситуацию под контроль, пока не стало слишком поздно. — Ввиду ограниченности ресурсов, воду будем экономить, пить только по команде и по паре глотков за раз, не больше. Рарити, вот что ты будешь делать, когда закончится и вторая, а? — попенял я членам отряда. Правда, от меня тут же отвели глаза Рейнбоу и ЭйДжей, вдобавок радужная и вовсе стала смущённо ковырять копытом песок.

— Что, вы тоже по фляжке выдули?

— Ну, это…

— Рейнбоу, более членораздельно, пожалуйста, — попросил я, внимательно глядя на неё.

— Ну, у меня уже вторая заканчивается…

Твою ж бабушку, нет, я тоже хорош, не предупредил и ЦУ не выдал, но блин, неужели у них своих мозгов нет?

— Яблочко, а у тебя?

— А я вторую фляжку только распечатала. И вообще, какого сена ты прицепилась к этой воде? Закончится — наполним фляжки заново, — дёрнула головой возмущённая Эпплджек.

— А из чего мы, по-твоему, их наберём? Тут пустыня, и я почти полностью уверена, что ни рек, ни тем более колодцев мы не найдём! — под конец я чуть не перешёл на крик. Так, спокойно, виноват тут скорее только я, поэтому… — Лохматая радужка, иди сюда, — подозвал я Дэши.

— Как ты меня назвала?! — она мигом оказалась возле меня, и куда только вся показная усталость делась?

— А разве я не права? — улыбнулся я, дёрнув чуть пониже головы за цветастую гриву. — Держи, — я протянул пегаске одну из своих фляг. Смутившаяся пегаска мучительно покраснела, но флягу приняла, правда, тут же спряталась за спиной яблочной пони. Так, или я что-то сделал не так, или одно из двух… Судя по порозовевшим мордашкам остальных поней, скорее первое.

— Используйте воду разумно, а теперь всем отдыхать и заодно думать, как пополнить запасы воды или эффективнее её экономить, — сказал я понькам и, повернувшись головой в сторону пустыни, постарался улечься так, чтобы не беспокоить вконец разболевшуюся конечность.

Пони ещё долго возились, но где-то через час все спали, кроме одного из стражей, вставшего на вахту. Я же продолжал рассматривать окружающие пейзажи, спать не хотелось, да и боль давала о себе знать, так что пришлось вспоминать заброшенные когда-то медитативные техники и аккуратно войти в транс — не разум, так хоть тело отдохнёт.

Постепенно по мере отрешения от основных органов чувств окружающий мир ушёл на второй план сознания, а разум уже готов был впасть в привычное по предыдущим опытам состояния безмыслия, но не тут-то было. Ослабевшая связь с материальным миром вызвала обострение, причём лавинообразное, ощущения магической энергии мира. Сейчас даже с закрытыми глазами я видел-чувствовал лежащих неподалёку понях и токи жизненной энергии в них. Ощущал великие реки энергии земли, словно океанические течения, прокладывающие себе путь в толще породы, и мелкие ручейки, ветвящиеся от них, бегущие в песке под нами, и не менее масштабные потоки в воздухе, и в далёком отсюда океане. А также бесконечную бездну космического пространства высоко над головой. Но всё это меркло на фоне потоков энергии жизни, буквально пронизывающей этот мир. Эта сила растекалась озёрами и ручьями по поверхности планеты, проникала на самые высокие вершины и в самые глубокие расщелины, постоянно видоизменяясь: распадаясь, сливаясь и возникая вновь. Теорию о том, что планета, на которой есть жизнь, сама является живым существом, можно считать полностью доказанной.

Ещё раз «окинув взглядом» мир, погрузился в его созерцание, но что-то не давало покоя — что-то, что находится совсем рядом, та самая аномалия, в которой мы сейчас находились. В этом месте токи энергии разрушались, сливаясь в противоестественных сочетаниях и закручиваясь в огромный энергетический циклон, в центр которого мы и направлялись. Разглядеть происходящее там было невозможно, слишком плотно и быстро двигался там поток совершенно разнородных энергий. В удалении же от центра постоянно возникали локальные сгущения и вихри, которые в материальном мире как раз и проявлялись аномальными сферами, и, судя по тому, что я сейчас видел, одними сферами дело не ограничится. С другой стороны, как раз на нашем пути скоро будет небольшой поток водной энергии, идущий практически по поверхности, а значит, там, скорее всего, найдётся речка или ручей, ну или на крайний случай водоносный слой, идущий неглубоко под песком, что позволит нам решить проблемы с водой.

— Твайлайт! Твай! Да очнись же! — как будто издалека раздался голос Рейнбоу.

— Дэши, осторожнее, вдруг это опасно! — голос Флаттершай я расслышал уже чётче и, сосредоточившись, вытолкнул себя из транса обратно в горячую и такую неприятную пустыню.

— Флаттершай, ты ранишь меня до глубины души, ну разве я опасная? — осмотревшись, понял, что вокруг меня собрались все поняши, а Рейнбоу застыла с приподнятой ногой, явно хотела меня потрогать. — И по какой причине сбор?

— Это мы у тебя хотели спросить, — подозрительно глядя на меня, сказала радужка.

— А что не так-то?

— Ну хотя бы то, что ты висела в воздухе и светилась, как та гнилушка, наверное с час, а может и больше, я просто первая проснулась, — пояснила желтая пегаска, подлетая поближе. — Ну так что, нам уже стоит убегать от тебя или ты так для красоты светилась?

— Ну, если вы хотите побегать и потеряться в пустыне, то вперёд — я запрещать не буду, сами будете виноваты, а так всё в порядке. Считайте, что я сходила в магическую разведку и как минимум нашла нам источник воды.

— Сахарок, ты хоть в следующий раз предупреди что ли, а? Страшно всё же… — пристально глядя на меня, сказала яблочная пони.

— Ха, испугалась! Вот я… — тут же подхватилась Рейнбоу.

— …чуть не влетела в этот, лягать его всемером, шарик, — ЭйДжей указала копытцем на ближайшую аномалию.

— Да, может, я для разгона отлетела! — парировала радужная, но была встречена крайне скептическим выражением лица ЭйДжей.

— Так, внимание всем! У нас есть ещё какие-то проблемы? Стражи? Нет? Тогда подъём и продолжаем движение, нет смысла зря тратить время.

Поняхи со стражами начали собирать лагерь, точнее, собирали стражи, а остальная банда мешала по мере своих сил, особенно отличились Рейнбоу и ЭйДжей, тихо переругивающиеся между собой. Мою попытку поучаствовать в процессе пресекла Флаттершай, прижав копытцем к песку.

— Лежи пока, болезная, будем осмотр делать.

— Доктор, я будут жить? — вполголоса спросил я пегаску, с трудом сдерживая смех, всё же когда тебе водят по рёбрам копытцем, да ещё и активно прощупывают телекинезом, это довольно щекотно.

— Если больной хочет жить, его проще удавить, — буркнула жёлтая пегаска, заканчивая осмотр ноги. — Могу тебя поздравить — трещины в рёбрах уже заросли, а вот нога всё ещё не в порядке. Хотя перелом уже сросся, но сама костная мозоль ещё слишком мягкая, да и что-то странное с ней происходит, так что пока пользуйся костылём.

— Ох, дорогая, вы меня так обнадёжили! — Пегаска в ответ уничижительно на меня посмотрела и ткнула копытцем в живот, сбив дыхание.

— Ты хоть понимаешь, куда ты нас притащил?! — тихо прошипела Флаттершай мне на ухо, пока я возвращал себе способность нормально дышать. — И ладно мы с тобой, но они, — пегаска кивнула на остальных понек, — они же совсем как дети, и если с ними что-нибудь случится, я не знаю, что с тобой сделаю.

— А если мы ничего не сделаем, то в тартарары может полететь весь этот мир, и вполне себе, что без всех «Элементов Гармонии» мы не сможем обойтись, — так же тихо ответил я, наконец восстановив дыхание.

— Только это тебя и оправдывает.

Большая часть этой ночи прошла спокойно, все уже привыкли к темпу движения, а аномалии стали замечать не только мы с Пинки, но и остальные поньки. Так что фестралы даже пару раз летали разведать дорогу впереди, низенько, правда, но это всё же значительно быстрее, чем на четырёх копытах по песку. Пришлось слегка отклониться от маршрута, чтобы побыстрее выйти к воде, но это уже было необходимо. И если выносливые фестралы всё ещё булькали полупустыми фляжками, то самые активные кобылки снова остались без воды, да и моя, несмотря на всё экономию, уже была практически пуста.

Пустыня вокруг практически не менялась, по ходу движения аномалии стали появляться всё чаще, но на нашу скорость это повлияло не сильно. Однако мои надежды на то, что ночь пройдёт так же спокойно, как и предыдущая, были разбиты. Где-то к трём часам мы встретили ещё один тип аномалий. Прямо у нас на пути оказалась довольно глубокая воронка в песке с большим, круглым и идеально гладким дном.

— Ух ты, прикольно! Интересно, а зачем было это делать? — едва заметив новый объект, тут же заинтересовалась Рейнбоу и даже рванула, судя по всему, лично проверить, что там такое внизу. Пришлось в очередной раз ловить это чудо за радужный хвост.

— Фтоять! — выплюнув волосы изо рта, повторил: — Стоять, ядрён батон! Неужели непонятно, что всё необычное в этой пустыне опасно!

— Да ладно тебе, что тут такого? Просто полированный камень, — пошла на попятную пегаска.

— Который до сих пор не засыпало песком? Стражи, у кого-нибудь есть камень под копытом? Бросьте его на площадку.

Камень, который отколол один из фестралов от ближайшей скалы, полетев по красивой такой параболе, оказавшись над площадкой, резко ускорился и был, по сути, вдавлен в дно воронки, а ещё через пару секунд исчез даже небольшой след от его падения.

— Все видели, что произошло с подопытным? Если не хотите превратиться в собственную аппликацию, даже близко не подходите к краю таких ям.

— Думаешь, она тут такая не одна? — спросила Флаттершай.

— Практически уверена, — кивнул я, — скорее всего, дальше они будут попадаться с той же частотой, что и сферы.

Окинув взглядом поняш и проверив, все ли на месте и вняли моим словам, я вдруг понял, что у нас, похоже, проблемы: нигде не было видно Пинки. Даже следов на песке, которые бы уводили в сторону от нас — и тех не было, хотя, зная о её необычных отношениях с пространством, я этому и не удивлён.

— Леди, что-то не так? — заметив мою обеспокоенность, спросил один из стражей.

— Куда делась Пинки?

Стражи тут же переглянулись и рассредоточились вокруг группы, кобылки, судя по всему, перепугались.

— Но как же так, она же только что была тут? — молвила озадаченная Рарити, осматриваясь вокруг.

— Это ж Пинки, как исчезла — так и найдётся, — преувеличенно бодрым голосом отмахнулась Рейнбоу.

— В любом другом месте я бы с тобой согласилась, но это пустыня слишком опасна, и могло…

— Да вон же она, — Флаттершай указала в сторону, откуда мы пришли. Повернувшись в том направлении, тоже заметил бегущую к нам поняшу. Стоп. Бегущую? Она не прыгала в своей обычной манере, она от чего-то убегала. Присмотревшись, заметил какую-то довольно обширную тень, хорошо различимую в лунном свете, преследовавшую розовую поняху. Причём именно преследовала, Пинки постоянно приходилось уворачиваться от аномалий, и тень двигалась точно по её следам.

— Все внимание! Быстро проверили сумки и приготовились бежать за мной! — крикнул я, направляя поток доступной мне силы к перелому, не знаю, поможет ли, но бежать с костылём не получится всё равно. — Пинки! Беги за мной! Остальные не отстаём! — крикнул я, когда розовая подбежала поближе. Заодно убедился в реальности угрозы, с Пинки бы сталось нестись так и по совершенно пустяковому поводу, но вот от тени, которая гналась за понькой, явственно тянуло чем-то настолько жутким, что шёрстка на спине вставала дыбом и вообще хотелось рвануть, куда глаза глядят. И мы рванули.

Я никогда не был фанатом экстремальных видов спорта, да и спорта как такового, если честно, но адреналина, выделившегося за время забега, хватило бы на целый полк экстремалов. Мы неслись по песку, буквально в последний момент уворачиваясь от аномалий, выдёргивая друг дружку из опасных мест и подгоняя отстающих. Не знаю, сколько мы так бежали, не до того как-то было, главное, что водная жила была всё ближе, а возле неё всё явственнее чувствовалась область стабильного пространства, судя по всему, поток был достаточно мощным, чтобы сопротивляться местным безумным колебаниям энергетического фона.

Бежавший чуть впереди меня фестрал вдруг резко затормозил. Я уже было хотел его окрикнуть, но тут заметил причину остановки. Перед нами был каньон, довольно узкий в этом месте — метров триста шириной, а вот увидеть, что находилось на дне, не получилось, слишком темно.

— Леди, что делаем? — Фестрал помог мне удержать равновесие, оттащив немного от пропасти.

Что делаем, что делаем? Я лихорадочно пытался придумать выход из текущей ситуации. Ещё пару секунд — и тут будут все остальные пони, тень же запуталась между аномалиями и приотстала, но это ненадолго: она скоро нас нагонит. Я снова глянул на каньон, на этот раз выискивая аномалии, которые над каньоном нашлись, да в таком количестве, что перелететь эти жалкие три сотни метров не получилось бы и у Рейнбоу, даже если крутость её возрастёт на полные две сотни процентов. Хотя стоп, сам каньон был чист, на дне ощущался мерный ток водной энергии, а количество аномалий по мере погружения стремительно уменьшалось, а после определённой отметки они пропадали вовсе.

— Стражи! Хватайте пешеходов и вниз, пегасы — на своих крыльях! Быстрее! — догонявшая нас тень после блуждания в лабиринте аномалий как будто приобрела второе дыхание, так как стремительно нас нагоняла. Поэтому убедившись, что все меня слышали, подал пример и, взяв короткий разбег, прыгнул в пропасть.