Любовь не угаснет 2 часть. Продолжение конца.

Вы поняли о чем я

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дискорд

Хуже и быть не может

Твайлайт и Спайк написали по фанфику на тему Могучих Пони и отдали их на растерзание голодной публике. Добьются ли они успеха, или же надоедливые тролли и чрезмерно дотошные читатели разорвут их в клочки? Узнайте прямо сейчас!

Твайлайт Спаркл Спайк

Аполлон

- Хьюстон, у нас... пони?

Принцесса Луна

Опус №8 "Мелодический"

Октавия попадает в рассказ, написанный о ней же одержимым ею брони-фанатом. Ей предстоит сохранить собственное "я" и попытаться отыскать дорогу домой.

Октавия Человеки

Экзотические зверушки...

Что произойдет, при насильном отправлении пони в нашу реальность? Каждый хочет себе игрушку-пони, но это и ответственность, да и "игрушки" ломаются...

Пинки Пай Принцесса Луна

Моя маленькая Флатти

Сказки о волшебном мире никогда не умрут, пока есть те, кто ими наслаждается, их пишет, в них живет.

Флаттершай Человеки

Вновь и никогда

В далёком детстве крылатая пони увезла Меган в страну Понилэнд. А может, этого и не было вовсе — она давно не знает, во что верить. Только вот какое дело: в её колодец вновь угодил пегас.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Fallout Equestria: Вина Выжившего

Спустя почти 210 лет все верили, что Скуталу, первый дашит, умерла от последствий мегазаклинания. Но правда оказалась запутанной, и через 210 лет после падения бомб, правда станет ясна, когда группа мусорщиков придёт к магическому стазису. Скуталу должна найти свое место в Эквестрии без своих друзей и семьи. Но вскоре, её ошибки прошлого вернутся и будут преследовать её. Что будет теперь, когда Скуталу вернулась в Эквестрию? Какие ещё тайны таятся в недрах мира?

Скуталу Другие пони

Smashing Down

Частичный кроссовер с Ace Combat: Assault Horizon. Российский отряд спецназа МВД, отправленный на важное задание в Москву, потерпел крушение, а экипаж потерял сознание. Через некоторое время они очнулись в неизвестном месте. Пока спецназ пытался определить свои координаты, обнаружилось, что они не одни: другие люди по всему миру тоже попали в подобные ситуации. Собравшись вместе и организовавшись, эти силы начинают борьбу за своё выживание против врага, которого они никак не могли ожидать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Клубок Спаркл

Началось с того, что Твайлайт Спаркл втянулась в изучение специфического вида магии. А выбраться назад оказалось намного сложнее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: Noben
Глава 2: Чудище в библиотеке Глава 4: Неожиданный поход

Глава 3: Принцесса спаслась сама


Тётя-единорожка в спешке вбегает в свою обитель, ужаснувшись представшей перед ней картиной. То, что творилось в ранее чистенькой и прилежной библиотеке, даже Дискорд назвал бы беспорядком. «Золотой Дуб» изнутри теперь больше похож на дом неряшливого собирателя макулатуры. Книги горками усыпали весь первый этаж, цветочные горшки на верёвочках вообще пропали, а свитки, словно флаги, стояли вертикально и развевались на ветру. Бедная хозяйка библиотеки чуть не потеряла сознание от того, как преобразилось её жилище.

— Твайлайт! На помощь!

Крик её помощника раздался где-то в глубинах поля боя. Когда единорожка бросилась к нему, стараясь на ходу раскидывать книги по полкам при помощи магии, она увидела следующее. Спайк, защищаясь толстым трёхтомником «Игра тронов: Секреты военной тактики», отбивался от вражеской бомбардировки книгами.

— Пришёл конец твоей тирании, злая ящерица! Я заставлю тебя расколдовать фиолетовую принцессу!

Издав героический клич, на самой высокой горке книг появился я, в плаще-свитке и с двумя боевыми чернильными полосками на щеках. Потому что полоски – это круто. Тут я, не став дожидаться ответной реакции от кого-нибудь, вскочил на одну из книг и покатился вниз по горке. Набрав скорость, сделал затяжной прыжок и оказался над своим ошеломлённым противником. Оттуда, сбросив свой якобы плащ, но на самом деле заготовленную заранее ловушку, я приземлился позади злого дракона, теперь накрытого толстенным листом бумаги. Сразу же схватил зубами запрятанный горшок с фиалками в одном из холмов за верёвочку и, раскручивая его, как оружие, метнулся на беспомощного врага. Уже предвкушая победу и прицелившись, я на полпути почувствовал, как ниточка снаряда натянулась, а горшок завис в воздухе, вместе со мной.

— Так, всё, хватит! Войны мне тут ещё не хватало! – рассерженно произнесла Твайлайт, изымая моё оружие магией. – Юноша, я больше не потерплю хулиганства в моём доме!

— Я просто так не сдамся! – крикнул я, после чего ближайшие три книжки, подобранные с пола почти одновременно с моим приземлением, полетели в девочку-единорога.

К моему удивлению, они зависли прямо перед ней, окутанные пурпурной блестящей пылью. Не успел я удивлённо ойкнуть, как волшебством были подхвачены все книги с пола и ураганом завертелись под потолком. У меня от ужаса отвисла челюсть:

— Мамочки… — сказал я сам себе, после чего на меня лавиной навалилась гора книг, скрывшая солнечный свет…

Наверное, пару минут проведя под завалами, я осознал, насколько ужасно и разгромно моё поражение. Мне осталось лишь погибнуть… как настоящему герою, давшему бой чудищу… прямо как в легендах и сказках, которые я очень любил… возможно, когда-нибудь и обо мне сложат легенды… Как о первом летающем, бесстрашном жеребёнке…

Однако, когда драматизм ситуации чуть спал, я заметил, что завал почти не давит на меня. Удивительно, но гора книг, о которой я подумал, оказалась горой журналов в мягкой обложке. И было их не так уж много. Когда я вытянул копыто вверх, оно с лёгкостью оказалось на поверхности.

— А-а-а! Твайлайт, он восстал! – последовала ответная реакция из внешнего мира. – Вали на него ещё стопку!

— Без паники, Спайк. Думаю, он уже успокоился.

— Откуда ты знаешь? Он опасен! Он мог мне навредить!

— Спайк, возьми себя в лапы. Это просто жеребёнок.

— Ага! Жеребёнок из ночных кошмаров!

Я, не спеша, высунул голову и увидел, что книги и свитки аккуратно разложены около полок, придавая комнате надлежащий вид. Горшки с цветами висели, где положено. Дракон и захваченная им принцесса стояли недалеко, поправляя перевёрнутую статую коня на центральном столе. Когда я показался из небольшой горки журналов, Твайлайт подошла ко мне.

— Ну что, юный охотник на драконов, остыл немного? – спросила она строго. – Теперь мы можем поговорить спокойно?

— Как тут говорить спокойно? У вас же дракон… — начал я, но быстро был усмирён:

— Повторяю, он безобиден. Его зовут Спайк, и он мой друг и помощник. Не надо было на него нападать.

— Но… я пытался вас спасти! Он же загипнотизировал вас!

— Во-первых, драконы в большинстве своём не обладают силой контроля разума, а во-вторых, даже если бы и обладали, Спайк ещё совсем маленький, в его возрасте драконы даже огненное дыхание плохо контролируют, не говоря уже о чём-то более комплексном.

— Эй! Я всё слышал! – обиделся Спайк.

— Но… но… я… — не найдя оправдания, я опустил голову. – Извините…

— Одного «извините» недостаточно, молодой жеребёнок, — Твайлайт обращалась ко мне строго, но не повышая голос. – Ты влетел ко мне в дом, учинил погром, сломал кровать, разбросал все книги, которые должны лежать в определённом порядке, поднял на уши весь город и напал на моего друга. Такое поведение абсолютно неприемлемо.

— П-Простите… — у меня на глазах навернулись слёзы. – Извините, пожалуйста… я просто подумал, что вы в опасности, и… и…

Увидев то, как я изо всех сил пытаюсь не расплакаться, Твайлайт невольно стало даже стыдно за то, что она меня обругала, хоть и было за что. Она с жалостью посмотрела на меня, затем откопала из стопки журналов и погладила копытом по гриве.

— Ну ладно тебе, не надо плакать. Ничего страшного же не случилось.

— Простите…

— Всё-всё-всё… тише… я не сержусь.

Стыдясь своего поведения и бардака, который натворил, я сел на пол и виновато свесил голову. Фиолетовая пони облегчённо вздохнула и подозвала Спайка. Тот очень неохотно вышел из укрытия из горы книг и аккуратно, медленно подошёл.

— А теперь помиритесь, — попросила она с улыбкой нас обоих.

— Помириться? Да он мне чуть зуб не выбил трёхтомником! – возмутился дракончик. – Не говоря о том, что загонял по всему дому!

— Он же не со зла. Просто подумал, что ты ужасное чудище и захотел победить тебя, чтобы меня освободить. Согласись, это храбрый поступок.

— Теперь ты его защищаешь?!

— Да ладно, Спайк, я же шучу. Конечно, малыш заигрался, но давай вести себя, как взрослые. Помиритесь для начала, а там мы всё решим.

— Ладно, ладно… — фиолетовый дракончик взглянул на меня с недоверием. – Только обещай, что когда я протяну тебе лапу, ты не кинешься на меня с цветочным горшком.

— Именно с цветочным горшком?

Оба подозрительно глянули на меня.

— Да я… я… ох… обещаю, — отвечал я, протягивая копыто. – Мир?

— Мир…

Примирение состоялось, и Спайк пошёл в подвал, что-то бормоча про компресс для синяков. Твайлайт успокоилась, решив всё мирным путём, и в приподнятом настроении начала потихоньку раскладывать книги по полкам при помощи магии.

— Ну, раз уж мы нашли общий язык, может, расскажешь мне, малыш, как тебя зовут, и почему ты пугаешь бедных жителей Понивилля?

— Я… просто… — тут я запнулся и не закончил предложение.

— Что такое? – спросила единорожка, успевая и со мной разговаривать и книги перебирать.

— Мама запретила разговаривать с незнакомцами.

— А влетать в чужие дома и нападать на драконов не запрещала? – улыбаясь, взглянула на меня волшебница.

— Нет… не запрещала… — неуверенно ответил я. – Но, наверное, запретила бы, если б узнала, что я так делаю…

— Ну, тогда давай знакомиться. Меня зовут Твайлайт Спаркл, а это мой дом – библиотека «Золотой Дуб». Спайка ты знаешь, он – «моё правое копытце». А ещё я единорог, как ты можешь заметить. Наша встреча была… необычной, но всё равно приятно познакомиться.

— А я Фидджити Данделайн, — я немного стеснялся ей представляться после всего, что натворил, но всё-таки решился. – И… живу в Понивилле с мамой и папой… извините, что влетел в ваш дом и сломал вашу кровать без разрешения… В следующий раз обязательно его спрошу!

— Думаю, это не понадобится, если ты будешь заходить через дверь, — засмеялась Твайлайт, оставив книги в покое. – Знаешь, у тебя очень милое имя.

— С-спасибо… у… у вас тоже… — не найдя, что ответить, я высказал первое, что пришло в голову, и, лишь затем обдумав это, покраснел.

— Значит, твои родители – семья Фидджити? Фидджити Флаер и Фулпот?

— Да, это мои папа и мама.

— Что ж, боюсь, мне придётся рассказать им, что натворил их сынок, — сказала она с улыбкой, поднимаясь по лестнице в сторону спальни.

— Что? Нет! Только не это! – я тут же бросился за ней. – Мисс Спаркл, не надо им ничего рассказывать!

— Как это? Ты плохо себя вёл и заслужил наказание.

— Но ведь вы не злитесь на меня! Вы сами сказали!

— Да, я на тебя не злюсь, мой маленький рыцарь, но, уверена, твоим родителям будет очень интересно послушать о твоих захватывающих приключениях.

— Пожалуйста, не говорите им! – взмолился я. – Они же меня накажут! Я не хочу снова сидеть под домашним арестом три недели!

— Послушай, ты же сам понимаешь, что устроенный тобой погром – это некрасиво, правильно?

— Ну… да...

— А за плохие поступки должно быть наказание, правильно?

— Но я… да…

— Ну, вот. Конечно, тебя накажут, но зато совесть твоя будет чиста.

— Наверное, вы правы… я приму свою судьбу, как взрослый!

— Вот это правильно.

В комнате над вторым этажом Твайлайт тоже начала проводить хотя бы поверхностную уборку. Когда дело дошло до сломанной кровати, я попытался ей помочь. Но, к сожалению, ни магия, ни мои прыганья не смогли придать ей прежний вид. В какой-то момент мы так её перегнули, что она чуть не отпружинила в окно, но, к счастью, врезалась в стену.

— Значит, ты пролетел по главной улице Понивилля с помощью этого? – спросила единорожка, волшебной пылью поднимая в воздух оторванное картонное крыло.

— Да. Я долго собирал эти крылья. Это уже пятая моя попытка полететь, — погрузился я в воспоминания, стягивая рюкзачок, из которого торчали обрывки картонки и сломанные карандаши. – В первый раз, просто вырезав крылья, я упал в колючие кусты, не пролетев и пары метров. Во второй – меня ветром унесло в наше же окно, где я окунулся в котёл с супом из грибов. В третий – я застрял в дереве и просидел там до вечера, пока папа не вернулся с работы и не спас меня. Четвёртый был самым неудачным, потому что летать во время дождя на алюминиевых крыльях оказалось плохой идеей…

— Хочешь сказать, ты постоянно совершенствовал их конструкцию и на пятый раз полетел?

— Да! Я был прямо в облаках! Прямо как те крутые пегасы, делающие погоду!

— Но это невозможно. Конечно, крылья правильной формы, деревянные крепления сделаны на редкость хорошо, но… такое никак не могло взлететь…

— Но я правда летал. Я всегда мечтал летать. И сегодня действительно полетел!

— А почему ты не учишь заклинания полёта? – спросила Твайлайт, всё ещё удивлённая тем фактом, что такие крылья вообще подняли меня в воздух. Она поправила мою торчащую гриву. – Ты же единорог. Мы можем летать при помощи волшебства. Да, самолевитация – непростой трюк, но…

— Я не умею колдовать… в моей семье ведь нет единорогов… Я пробовал, но у меня не получилось даже стакан с водой поднять…

Тот случай всё ещё свеж в моей памяти. Злость и отчаяние от повторяющихся раз за разом неудач заставили меня ткнуть рогом в краешек стеклянной посуды, в надежде что близость с целью поможет вызвать желаемый эффект быстрее, но тем самым я лишь случайно опрокинул её содержимое на маму…

Взгляд на мою грустную мордашку уколол «принцессу» в самое сердце, и ей захотелось меня подбодрить:

— Знаешь, Данделайн, а ты интересный. Храбро бросился в атаку на чудище, не оставляешь попыток научиться летать даже без магии, изобрёл в рюкзачке механизм, позволяющий крыльям выскакивать, да и сами крылья… Мне кажется, тебя ждёт большое будущее.

— Правда?

— Разумеется. Тебя нужно только подтолкнуть в правильном направлении. Например, чтобы ты, прежде чем бросаться на монстра, подумал, а стоит ли с ним сражаться. Ну, и научиться магии было бы полезно в любом случае. Хотя бы самой простой.


К вечеру, кое-как закончив уборку, мы отправились на встречу с родителями… «неминуемое судилище». Я жутко боялся их ругани, поэтому даже попытался повести Твайлайт кругами, но, к сожалению, она знала, где находится наш дом.

— Никого? Как странно. В такой час… — оглядела беглым взглядом пустое жилище гостья.

— Да… как жаль… — с облегчением выдал я, пытаясь казаться как можно более разочарованным. – Что ж, у вас, наверное, полным-полно дел, не хочу вас задерживать, мисс Спаркл. Было очень приятно познакомиться, но…

— О, ничего страшного, я могу ненадолго задержаться.

— Но-но… вы такая занятая пони… у вас много дел, и…

— Ну, что ты, брось. Выкроить пару минут уж смогу, только ради тебя. Нужно же рассказать твоим папе и маме, какое доброе дело ты сделал, вызвавшись помочь навести порядок в местной библиотеке, — хитро улыбаясь, отвечала она.

— Но…

— Они ведь не знают, где ты пропадал всё воскресенье посреди всеобщей паники, верно?

— Но… я… вы… но… верно…

— Вот и ладушки.

Не сумев перехитрить взрослую пони, победоносно гарцующую с порога в гостиную, я выдохнул с тяжестью в горле и закрыл за собой дверь. Внутри не горел свет, тишина пронизывала освещаемый лишь вечерним сиянием интерьер. Я было подумал угостить волшебницу чем-нибудь, но лишь нашёл на плите кастрюлю с остывшим недоваренным супом, а конфеты мне трогать строго-настрого запретили.

— У вас довольно уютно, — раздался из гостиной голос Твайлайт, разглядывающей семейные фотографии у камина. – Как вышло, что мистер и миссис Фидджити не упоминали о том, что у них есть такой милый малыш?

— Они… они не очень любят обо мне говорить…

— Что-что?

— Нет-нет, ничего! – резко и громко ответил я, перебивая собственный шёпот. – Я спросил: «Хотите взглянуть на мою комнату?».

— О… — лёгкая заминка в её голосе тут же развеялась весёлым возгласом. – Я с удовольствием!

Моя «коморка» — не самое просторное помещение в доме, но мне вполне хватало. Большое овальное окно сбоку от одноместной кровати в углу, столик, компактный комод, да несколько полок, являющихся частью стены и занимающих значимую её часть.

— Вот тут я и живу, — сказал я, осветив комнату подобием фонаря, представляющим из себя крошечный террариум со светлячками. Стоило лишь слегка постучать карандашом по стеклу. – Вон там моё «рабочее место», где я собираю свои крылья и всякую всячину. Тут я обычно делаю уроки или читаю. Иногда рисую… но, наверное, вам это не очень интересно…

Судя по выражению лица гостьи, увиденное вызывало в ней смешанные чувства. Согласен, не так описывают детские в книжках: серые и коричневые тона, грубая отделка голых каменных стен, абсолютный контраст с ухоженной и кропотливо украшенной гостиной.

— Ты… ты и спишь здесь? – спросила Твайлайт в неуверенности.

— Ну… да…

— И тебе не холодно? На окнах даже ставней нет.

— Зимой мы с папой их забиваем досками и занавешиваем одеялом… а что?

— Нет-нет, я просто… неважно…

Слегка обеспокоенно оглядывая стены и потолок, она наконец обратила внимание на главный источник света и с неподдельным интересом присмотрелась к нему:

— Светлейшая Селестия, это что, лавандовые светлячки?

— Да… откуда вы знаете?

— Вид оседлых насекомых, обитающих только среди цветов дикой лаванды при значительной влажности. Излучают тёплый золотой свет, самые яркие из негибридных светлячков. Где ты их нашёл? Я думала, они водятся только на цветочных лугах раздола больших водопадов Южной Эквестрии.

— Обычно да, но прошлым летом они завелись в клумбе за школой. Тогда часто шли дожди, а край крыши закрывал цветы от капель. Так создались идеальные условия для их обитания, это я прочёл в одной книге.

— Ну, конечно! Вот о чём говорила Эппл Блум, когда рассказывала, что где-то рядом со школой водятся призраки!

— Да-да! Кто-то случайно увидел свечение среди ночи, и мы напридумывали всяких небылиц и о приведении ученика, который уснул на уроке, оказался заперт до утра и погиб от страха, и о том, как Черили закапывает там непослушных жеребят и сажает цветы, чтоб никто их никогда не нашёл. А ещё все подстрекали друг дружку пойти в полночь на спор «смотреть на духов», но никто так и не решился.

— Видимо, кто-то всё-таки решился, раз светлячки живут теперь у тебя.

— Ну… просто… когда дожди закончились, они становились всё тусклее и тусклее. Я прочёл, что они не покидают свой крохотный ареал самостоятельно, а сухость может их погубить…

— И ты решил воссоздать условия их обитания в искусственной среде, помогая им выжить и обеспечив себя источником освещения.

— Ну… мне просто стало их жалко…

— Это потрясающе, Данделайн! Очень находчиво.

— Д… да нет… ладно вам…

— Если хочешь, я расскажу об этом одной подруге. Она с радостью поможет им вернуться на волю, в родные места, — говорила Твайлайт, пока я беспомощно краснел от её похвал, утыкаясь носом в подушку, откуда лишь смог пискнуть: «Ладно».

Тем временем, единорожка продолжала осматривать всё вокруг в залитой золотистым светом светлячков «коморке». «Рабочее место» представляло собой небольшой закруглённый столик с отпиленными по моему росту ножками. На нём в беспорядке валялись редкие инструменты, разобранные игрушки, канцелярские принадлежности и тетрадные листы в клеточку – чертежи с множеством пометок и примечаний. На самом краю – заготовка под новые крылья из пластика. Столик аккуратно вписывался в угол комнатки, стены-полки которой ломились от книг. Их обложки – единственное, что разливало красок в унылые серые тона. Волшебница пробежалась взглядом по моей коллекции: словари и справочники — технические и филологические, журналы о современных достижениях в науке и технике, книги о магии, травах, животных, древних легендах, спорте и самообороне, физике и динамике полётов, истории авиации и первые летательные аппараты… «О том, как земные пони покорили облака» — моя любимая. Книг было не так много, как могло показаться, но каждая затёрта до дыр. Самодельными закладочками обозначены страницы, которые я больше всего любил перечитывать.

— Это… семейная библиотека или твоя личная? – неуверенно задала вопрос Твайлайт.

— Ну… и моя, и не моя… — отвечал я, едва не давясь неловким стеснением. – Некоторые книги были тут сколько себя помню, а другие я брал у папы, в школьной библиотеке, получал в подарок… просто находил… но прочитал все-все-все! Честно!

Поразившись количеству не совсем типичной для жеребёнка литературы, мисс Спаркл всё-таки нашла кое-что, подходящее возрасту читателя. Небольшую стопку в ярких обложках рядом с кроватью: «Сказания об эквестрийских храбрецах», «Дэринг Ду и Шестерёнка-Душа», «Сто сказок тётушки Софтхарт», «Всё, что нужно знать, и говорят о драконах», «Гасти Великая»… А на стене, над спинкой, были развешаны слегка помятые, красочные плакаты Дэринг Ду, Гасти и самой настоящей лётчицы-изобретательницы Ворп Спид.

— «Умные головой и храбрые сердцем, смело ступаем мы на битву со злом…» — провозгласил я, поймав взгляд гостьи.

— «…ибо пускай летать нам не дано, так взойдём мы до самых небес на своих копытах!» — героическим кличем подхватила Твайтайт. – Я обожаю Гасти Великую! Постоянно перечитывала её в детстве.

— Гасти, Дэринг Ду, Ворп Спид… они такие классные! Они всё преодолевают благодаря лишь уму и храбрости. Я постоянно читаю об их приключениях! Как злая судьба сбивает их с ног, наносит удар за ударом, но они всегда поднимаются и смеются ей в лицо, смело бросая новый вызов!.. Они – мои герои…

Мисс Спаркл с улыбкой смотрела на меня, чувствуя, как сердечко тает. Заметив её умиление, я вновь попытался скрыть подушкой надоедливый румянец.

— И ты мечтаешь однажды отправиться в приключение вместе с ними.

— Конечно! Каждый раз, когда читаю… откуда вы…

И тут я обратил внимание, как теперь волшебница разглядывает мои рисунки, приклеенные к деревянной спинке кровати. Мои неказистые, неаккуратные, без художественных навыков изображённые на бумаге фантазии.

— Это вы с Дэринг Ду летаете на лианах?

— Нет! Нет! Не смотрите! – в спешке закрыл я свой позор всем телом. – Это плохой рисунок!

— Что ты говоришь? По-моему, очень милый…

— Да-да, я знаю, «зачем Дэринг Ду качаться на лианах, если она умеет летать?»

— Я и не думала...

— Я забыл, хорошо? Я просто забыл об этом, когда представлял…

Услышав её смех, я лишь покраснел ещё сильнее.

— Успокойся, Данделайн, — с доброй улыбкой сказала она. – Я ни в коем случае не критикую твоё воображение. Нет ничего неправильного внутри фантазий. А мастерство кисти придёт с опытом.

— Да… вы правы… извините… просто ко мне нечасто приходят в гости, и, с тех пор как я осознал свою ошибку, боялся, что кто-нибудь рано или поздно на неё укажет и…

— Любите проводить время на улице?

— Что? Что вы имеете в виду?

— Ну, ты сказал, что к тебе нечасто наведываются гости. Вы с друзьями чаще просто гуляете? Или ходите поиграть к кому-то ещё?

Прошло примерно секунд пять полной тишины, прежде чем я осознал подтекст. Глаза забегали по комнате сами собой.

— Ну, да! Мы… ой, как мы гуляем! Вся площадка нас боится! Ведь мы такие дерзкие… — от слова к слову я чувствовал, как испаряется остаток мнимой уверенности под взглядом удивлённой кобылки. – Мы… с друзьями…

— Стой… ты хочешь сказать, что…

— Дискорд тебя подери, Данделайн! Где ты пропадал?! Знаешь, как мать испереживалась?!

Наш разговор перебил знакомый крик, заставивший меня моментально оцепенеть от страха и броситься прятаться в стопку любимых приключенческих книг. Вскоре и сам отец показался в дверном проёме.

— Ты у меня в своей комнате пожизненно будешь!.. – ярко-выраженный гнев резко сменило удивление, как только он заметил присутствие кого-то ещё. – Эмм… здравствуйте?

Мисс Спаркл выглядывала из-за комода с зеркальцем, за который инстинктивно спряталась в панике. Поняв, что её укрытие недостаточно надёжное для взрослой пони, она медленно, с неловкой улыбкой, вышла из него, аккуратно прокашлялась и приняла простой для себя дружелюбный вид.

— Здравствуйте, мистер Фидджити Флаер. Я – Твайлайт Спаркл, и я пришла поговорить о вашем сыне.


— Марш в свою комнату! Ты наказан!

— Но я…

— МАРШ!!!

— И смой со щёк эту гадость!

Наш разговор был долгим, тяжёлым, громким. Срывающий голос отец, полные осуждения глаза мамы… в общем, досталось мне буквально за всё. Я прямо ощущал, как повышается температура злости родителей с каждой вскрытой Твайлайт деталью моей очередной попытки взлететь в небо. Я держался, как мог, но противные слёзы проскальзывали через веки, стоило лишь шевельнуть головой. А в конце — молча удалился в ванную отмывать боевую раскраску в виде чернил, совсем забыв попрощаться…

Когда всё, наконец, стихло, хозяева радушно предложили волшебнице остаться на чашечку чая с ягодами.

— Мы очень извиняемся за поведение нашего сына, мисс Твайлайт, — заглаживала вину мама, подливая гостье кипяточку из чайника. – Он всегда был ужасно неугомонным, но чтобы поставить на уши весь Понивилль? Это вопиющий случай!

— Не судите его строго, мисс Фулпот, — вежливо отвечала фиолетовая пони. – Данделайн набедокурил, но, честно говоря, я не уверена, что это полностью его вина. Да, жители Понивилля несколько… кхм… чересчур впечатлительны, но принять летающего жеребёнка за дракона? С подобным сталкиваюсь впервые…

— Он хотя бы извинился? – обратился к ней усталым голосом тёмно-синий пегас в белой форме работника радужной фабрики.

— Да, разумеется! Много раз! И помогал мне с уборкой весь день… что было необязательно, я всё равно собиралась перебрать и рассортировать все книги заново… люблю это делать…

— Уборка не понадобилась бы вообще, если б он прекратил так себя вести!

— Надо было слушаться мать. Надо было слушаться мать, — шептала Фулпот, зачем-то продолжив приготовление оставленного на плите бульона.

— Не сын, а наказание!

— Зря вы так, мистер Флаер.

— Что я зря?! Он — ходячее бедствие! Продыху с ним нет! Берёт всякое без разрешения, постоянно собирает свои… странные приспособления! Вот это, например, которое он к раковине приделал!

— Не знаю, что это, но и трогать боюсь. А у мужа и так забот на фабрике хватает…

Твайлайт уже некоторое время назад присматривалась к необычной конструкции из палочек, шестерёнок, блоков и других совершенно разных маленьких штучек. А к высоко расположенной раковине был прикручен какой-то механизм, держащий стакан. Владелица библиотеки была умной и сообразила, что он примерно должен делать. Если потянуть за верёвочку у края кухонных столиков, где заканчивалась дорожка конструкции, она приходит в движение. Стакан начинает двигаться вправо, тем самым включая воду, и заполняется. Затем тянется вторая верёвочка, и уже полный сосуд возвращается обратно, по дороге закрывая кран. Так полный стакан доходит до конца механизма, который в конце опускается ниже, откуда его сможет взять даже самый низкий член семьи. На самом деле, я придумал и собрал этот хитрый прибор, когда понял, что мне огромных трудов стоит забраться на слишком высокие кухонные столики и налить попить. Родители не могут наливать мне воды постоянно, поэтому так я выкрутился из ситуации, хоть и получил от мамы с папой неделю домашнего ареста. В самом деле, по дому было разбросано много подобных изобретений – щётки на окнах, гнущаяся палка с необычным закруглённым крючком для доставания чего-то с высоких полок, колечко-мешалка на кастрюле, трубочки, собирающие дождевую воду с крыши и поливающие ею цветы под навесом, странная пластина в камине, разветвляющаяся по всем комнатам. Она задумывалась для обогрева помещений, но почему-то не работает… И это даже не весь список всяких штучек-дрючек, непонятых и отвергнутых родителями. Если кратко, им было за что на меня сердиться. Иногда я правда слишком увлекаюсь идеями, которые подкидывает воображение, хотя и хотел, как лучше…

— И эти его полёты… Селестия – спаси и сохрани, с каждым разом всё хуже и хуже! Я сотню раз твердил ему, что крылья, как у пегасов, собрать невозможно! Они физически не могут оторвать от земли землеходящего пони! Но он не слушает! Я запрещаю, а он всё равно не слушает!

— Может, он увлечён крыльями, потому что хочет быть похожим на вас? — выдвинула милое предположение Твайлайт, которое оказалось пресечено незамедлительно:

— Пф-ф-ф! Не смешите мои пропитанные радугой копыта! Он хочет быть похожим на эту… ДуДу…

— Дэринг Ду, — приняла собеседница неправильное произношение почти что за личное оскорбление.

— Неважно! На эту выдуманную пони из книжки! Конечно, зачем ровняться на простого рабочего пегаса, как я! Ему подавай героев, у которых всё и всегда получается! И он хочет летать, как она, хотя сам в свои годы даже простейшей магии не научился!

— Погодите минутку, зачем вы так? Магия у каждого проявляется по-разному…

— Дочь моего приятеля с фабрики с пелёнок заставляет игрушки по воздуху плавать!

— Волшебство не так работает! – чаша терпения Твайлайт начала переполняться. — Кто-то чувствует его ещё в младенчестве, а кто-то нет...

— Не надо защищать Данделайна, просто потому что он недора!..

— Всё-всё-всё, тихо-тихо, — внезапно вмешалась в спор мама, не позволив окончательно разозлить единорожку громким оскорбительном словцом. Возникшая между гостьей и отцом тарелка горячего супа остудила пыл беседы. – Когда я ем – я глух и нем.

Пауза позволила Твайлайт подавить вспышку гнева и взять себя в копыта, мягко отказавшись от угощения, что без энтузиазма со скучающем видом поедал глава семейства.

— Значит… с магией — беда… как насчёт школы? Друзья к нему не часто заходят?

— О, нет, нечасто, — отвечала за мужа Фулпот. – На самом деле… уже не помню, приходил ли кто-либо к нему погостить вообще.

— Что говорит мисс Черили?

— Ох-хо-хо, славная пони, я вам говорю! Такая заботливая. Волновалась насчёт прогулов Данделайна, когда он наказан. Мы уверили её, что всё в порядке…

— То есть, вы не пускаете его в школу, когда он наказан?

— Да-да-да, так и есть. Какое же это наказание, если он будет играть с одноклассниками? Потому мы просто запрещаем ему выходить из комнаты.

— Это… как сказать… даже не знаю… немного необдуманно строго, вам так не кажется?

— По мне так самое то. Малыш он умный, много читает, в школе его вряд ли научат чему-то новому. К тому же он и так почти ни с кем не общается. Ну, что ж тут поделать, нельзя заставить других жеребят дружить с ним насильно.

Больше всего единорожку смущало не столько попытка мамы превратить сказанное в шутку, сколько вся ситуация в целом. Усталый и вечно злой работяга-отец, странноватая и «непробиваемая» мать с кьютимаркой «тарелка с супом»… Они будто постоянно поглощены собственным потоком непрекращающихся проблем и любую неприятность со стороны воспринимают в штыки, стараясь избавиться от неё как можно скорее, чтоб не думать о ней впредь…

«Бедняжка…» — подумала мисс Спаркл, глядя на дно почти допитой чашки: «Как бы мне хотелось ему помочь… но… как?..»

— Мисс Твайлайт, как мы можем добиться вашего прощения? – неожиданно обратилась мама к гостье, подливая чай до краёв.

— Что вы, не стоит. Мы со Спайком запросто устраним беспорядок в библиотеке. Не беспокойтесь.

— Нет уж, мы настаиваем! – снова вступил в дискуссию папа, отодвигая в сторону пустую тарелку. – Всё-таки наш сын доставил вам неудобства, и мы обязаны что-то для вас сделать. Хоть что-нибудь!

— Ну, что ж… Раз вы настаиваете… — книголюбивая пони задумалась, ставя полную фарфоровую чашечку на блюдце. – Руководствуясь услышанным, я считаю, Данделайн и правда заслужил «исправительные работы». Как вы знаете, через несколько дней в Кантерлоте пройдёт Великая Ночь Радужного Водопада, и мне выпала честь в этом году подготовить всё необходимое для церемонии Исполнения Желания. Я планировала начать уже сегодня, но погром в библиотеке нарушил все планы. Итак, вот что я предлагаю: поскольку церемония очень важна, и я не могу больше откладывать к ней подготовку, а Спайку придётся наводить порядок у нас дома, я хочу взять вашего сына в помощники.

— Данделайна в помощники? – удивились оба родителя. – Вы уверены, что это хорошая идея? После того, что он натворил…

— Хуже разбрасывания книг всё равно не может быть, — засмеялась Твайлайт и продолжила. – Не беспокойтесь. Ничего опасного в этом нет. Данделайн просто немного поможет, чтобы я всё успела до Ночи Радужного Водопада. Так он и вину свою загладит, и сделает доброе дело, и вам даст отдохнуть от постоянных волнений.

Родители переглянулись, задумавшись о перспективах моего отсутствия. Конечно, может, иногда я действую на нервы маме и папе, но они никогда бы не отдали меня…

— Мы согласны.

…на попечение едва знакомой магической пони с драконом… ну, ладно… навстречу приключениям! Наверное…