FiO: Со всем уважением...

Среди желающих мигрировать в новые миры неожиданно оказываются и те, кто и так родился в онлайне...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Там, где лишь мы знаем

Не знаю, почему ещё никто не сделал перевода этого рассказа. Красоту его перекрывает только его грусть...Однажды китайскому философу приснилось, что он бабочка. Он проснулся и стал думать-может он бабочка, которой сниться, что она-китайский философ? При чём здесь Рэйнбоу Дэшь? Прочтите и узнаете. Но я предупредил-рассказ грустный!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Другие пони

Пробник

Повесть о чуде, о помощи, о понимании. О том, что может сделать неосторожное и поспешное обращение с ними. И о пони, который получил второй шанс, чтобы исправить старую ошибку. Который ещё может помогать, радоваться чуду и понимать.

ОС - пони

My little crysis

Алькатрас пытается остановить цефов, уничтожив ихнее копьё в парящем центральном парке. В последние секунды перед взрывом открывается неизвестный портал и Ал попадает в новый и неизвестный ему мир.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Человеки Стража Дворца

Конференция

Недолго пришлось их высочеству принцессе Твайлайт Спаркл сидеть без королевских обязанностей. Селестия отправляет ее руководить ежегодным съездом величайших умов единорогов. Но как же это тяжело, быть принцессой, перед теми, кем восхищалась всю жизнь. К счастью, от волнения есть отличное средство — бережно подставленное плечо друга.

Твайлайт Спаркл Рэрити ОС - пони

Я твоя мать

Старлайт пришла отомстить. Но злодейке просто необходимо высказаться. Или к чему приводят путешествия во времени.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Потускневшее серебро

Кто такая Сильвер Спун? Лишь скромный последователь или владелец собственной воли? А что, если она хочет большего, чем следовать за другими, более злыми пони? Что, если глубоко внутри она хочет быть целью их жестокости и насилия? Эта история о маленькой испорченной кобылке, влюбившейся в монстра, единственного достаточно порочного, чтобы исполнить её сокровенные мечты.

Рэрити Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун

Паранойя

История одного брони.

Легенда о Королевских Сёстрах

Эта история была рассказана и пересказана бессчётное множество раз. Многие выдающиеся пони пытались выстроить полную картину произошедшего. Но их выводы почти всегда сводились к общим словам про зависть, обиду и силу гармонии. И по сей день вся правда известна только двум королевским сёстрам.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Любовь и Богиня

Гротеск о любви, ненависти и дружбомагии.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Автор рисунка: aJVL
Глава 3 Глава 4

Интерлюдия

Флаттершай, Пинки, Рейнбоу Дэш и Спайк вошли в комнату, с интересом оглядываясь по сторонам. В двери за их спинами мелькнул силуэт гвардейца-единорога, она закрылась, и раздался голос принцессы Селестии:

– Входите, я рада вас видеть.

В полумраке её фигура, казалось, светилась, и вошедшие склонились в почтительном поклоне, вразнобой пробормотав слова приветствия. Чуть поодаль от неё стояла возле письменного стола Луна, которая приветливо улыбнулась им и снова повернулась к лежавшему перед ней потрёпанному тому в коричневой кожаной обложке; возле кучи подушек в центре комнаты стояла Твайлайт. Едва поднявшись из поклона, Флаттершай подбежала к ней и спросила:

– Что-то, м-м, случилось?

Её перебила Пинки, которая высунулась из-за спины подруги и затараторила:

– Нас так срочно позвали, и велели не ждать Эпплджек и Рэрити, а я всё равно решила их позвать, но в «Карусели» никого не было, и когда мы садились в колесницу, я спросила, не уехали ли они до нас, но никто ничего не знал, и я начала волноваться…

– И правильно начала, Пинки Пай, – голос Селестии был спокоен, как всегда, но у Твайлайт по спине забегали мурашки. – Вашим подругам угрожает большая опасность, и мы сможем выручить их только с вашей помощью.

– Я разобралась, как работает воспроизводящая часть заклинания, – голос Луны поднялся над обеспокоенными возгласами Дэш, Флаттершай и Пинки, и звучал необычно напряжённо. – Теперь я сумею инвертировать его и таким образом, возможно, влиять на происходящее там, – она кивнула в сторону книги и вдруг прервалась: – Если бы ты знала, сестра, как мне неприятно снова прикасаться к этому… Этой…

Селестия подошла к ней и положила голову ей на шею.

– Никто из нас не знает эту магию так, как ты. Прости, но...

– Я знаю, – Луна отстранилась и продолжила: – Для того, чтобы изменить события, происходящие там, мне будет недостаточно магии. Новый текст придётся буквально вписывать в книгу, предварительно очистив страницы от старого.

Селестия посмотрела на книгу и помолчала, размышляя. Наконец, она сказала:

– Но ведь любой, кто будет его писать, рискует оказаться под действием того же заклинания. Нельзя писать текст, не читая его; а всякий, кто читает это, рано или поздно оказывается под властью книги. Я всё-таки очень старалась, когда писала её…

Пинки подошла к принцессам, посмотрела на книгу и спросила:

– Рэрити и Эпплджек – они сейчас там?

Селестия кивнула, не прекращая думать. Спайк подошёл к Твайлайт и обеспокоенно заглянул ей в глаза, и Твайлайт, не найдя, что сказать, погладила его по голове.

– А нельзя сразу написать: «И они вернулись домой, в Понивилль, и жили долго и счастливо»?

Селестия улыбнулась и покачала головой.

– Нет, Пинки. Тот, кто создавал это заклинание, предусмотрел почти всё. Я уже пыталась уничтожить его, но там очень много защитных элементов, предотвращающих почти любое вмешательство. Если мы изменим содержание книги настолько грубо, сработает какой-нибудь из них, и мы не только потеряем Эпплджек и Рэрити – все их семьи окажутся под угрозой.

Мордочка Пинки вытянулась, и она, казалось, была готова разрыдаться, но подошедшая сзади Флаттершай дотронулась до её плеча и, что-то прошептав на ухо, уткнулась носом в кудрявую гриву подруги. Та обернулась и обняла пегасочку. Дэш и Твайлайт присоединились к ним, заключив Флаттершай в круг дружеских объятий; какое-то время они простояли так, не говоря ни слова, и наконец расступились. Селестия сделала вид, что не заметила блестевших сильнее обычного глаз Твайлайт и повернулась к сестре, которая подняла взгляд от книги и медленно проговорила, глядя в стену:

– А что, если мы попытаемся писать, не читая написанное?

– Это как?

– Да, как так вообще можно? – удивилась Пинки. – Каждый, кто пишет, обязательно читает, что он написал, а иначе можно такого понаписать, что никогда и не собирался писать, и получится очень смешно, и если бы я так умела, я бы обязательно стала писать книги, или стихи, и стала бы знаменитой писательницей или…

– Эка невидаль! – отошедший было в сторонку Спайк вернулся на середину комнаты и беззаботно махнул в сторону Пинки. – Я так все поручения Твайлайт записываю. Если пытаться понять, что она там говорит, с ума можно сойти.

Все замолчали, глядя на дракончика. Повисшая тишина затягивалась, становилась тяжелее, пока, наконец, Твайлайт не начала смеяться; её смех подхватила Селестия, и какое-то время они хохотали вдвоём, переглядываясь и жмурясь. Затем не выдержала Луна, и после этого всех находившихся в комнате будто прорвало. Смеялась Пинки, упав на спину и брыкаясь всеми четырьмя ногами, смеялась Дэш, держась за живот и всхлипывая, тихонько смеялась Флаттершай, спрятав мордочку в гриву и глядя на остальных прикрытыми в улыбке глазами, смеялся Спайк, вытирая слёзы и опёршись о Твайлайт, которая, в свою очередь, хохотала от души, запрокинув голову; смеялась Луна – мелодичным смехом, в котором слышались голоса далёких звёзд, и смеялась Селестия, глядя на всех по очереди и запоминая – до конца мира, до тех пор, пока не погаснет солнце, навечно – их голоса и улыбки.

Отсмеявшись, Луна вытерла глаза и сказала:

– Нет, не думаю, что ты и вправду сможешь записывать, не вдумываясь в текст и не читая его, но твой опыт вполне позволит тебе писать с завязанными глазами!

– Смогу-смогу, – Спайк посерьёзнел и сжал кулаки. – Если надо спасти Рэрити, я не только не читать смогу – я и думать перестану…

Твайлайт обняла его и сказала:

– В этом я тоже не сомневаюсь!

Селестия улыбнулась и сказала:

– Итак, вы готовы вверить судьбу своих подруг – и свою собственную! – в лапы этого юного дракона?

– Свою собственную? – Дэш взлетела и посмотрела на Селестию в упор. – Что значит – свою собственную?

– Я не просто так позвала вас всех. Моя битва с Найтмер Мун и ваша над ней победа показали, насколько эффективны Элементы Гармонии против её магии. Если внедрить их в само заклинание, туда, где нет защитных механизмов, можно будет уничтожить его изнутри.

Её голос стал лишь ненамного громче, но в нём появилась такая сила, что все, и без того внимательно слушавшие принцессу, застыли, обратившись в слух.

– Вы должны найти и спасти ваших подруг, а потом мы покончим с этой проклятой книгой раз и навсегда! Не бойтесь ничего – на то время, что вы будете находиться там, вы станете персонажами книги, и всё происходящее вокруг вас будет зависеть исключительно от нас; вам же нужно будет просто оставаться теми, кто вы есть сейчас – элементами Верности, Радости, Доброты и Магии. Когда вы спасёте элементы Честности и Щедрости, я продиктую Спайку нужный текст, и вашими силами заклятие будет снято, а вы вернётесь назад.

Твайлайт молча поклонилась, и другие последовали её примеру. Поднявшись, Твайлайт спросила:

– Но ведь прежде чем что-то написать, нужно будет стереть уже написанное. Разве книга не воспримет это как угрозу?

Луна кивнула и ответила:

– Воспримет – если это станет делать кто-то, кроме меня. Моя магия… имеет очень много общего с магией Найтмер Мун. Я не сумею разобраться в заклятии настолько, чтобы полностью снять его, но вот подобные вещи оно мне позволит, если я не буду особо упрямо подчёркивать, что я – не она. Боюсь, на какое-то время мне придётся стать очень, очень похожей на неё, и вспомнить, как это было…

Луна помрачнела и замолчала. Твайлайт не понимала, почему, но это выглядело в точности так, как бывает, когда луна заходит за тучу и ночь становится темнее – хотя сейчас был только вечер, и клонившееся к закату солнце светило в западные окна башни, проникая в комнату даже через тёмные шторы. Селестия, проследив направление её взгляда и будто угадав её мысли, кивнула и сказала:

– У нас есть время на подготовку. Начинаем после захода солнца.