Автор рисунка: aJVL
Не судите. Гости с юга.

Красный дождь.

Как началась Юзландская кампания.

Командир одернул наспех одетую тунику и открыл дверь.

Солдаты уже бежали на стены.

Повсюду были крики, команды, лязг доспехов и скрип машин.

Музыка, которая слышится слишком часто в этих мерзких землях.

Что на этот раз?

Опять город взбунтовался?

Нет. Там все спокойно.

Но эти твари наверняка ударят в спину – только покажи им слабину.

Странно, ведь все же было тихо.

Вспомнился доклад Тайных.

Какие-то переговоры в лесу.

Неужто они опять сговорились?

Значит точно — горожане нападут.

Ничего. Не в первый раз.

Войска сенехерима подойдут через день.

Надо только продержаться.

Хотя, чего бояться этих трусов?

Если там всего-навсего…

— Одабаши! Что нам делать? – с истеричными нотками в голосе обратился его заместитель.

— То же, что и всегда – презрительно бросил командир – эти ничтожный дикари никогда не научаться воевать, как подобает…

— Это не местные! – задергался баш.

ЧТО?

Он почти мгновенно преодолел оставшиеся ступени и посмотрел за стену.

Правда – эти войска никак не походили на жителей полуострова.

До самого леса простирались ровные колонны пони в черно-красном обмундировании с вкраплениями золота.

И их все прибывало.

В воздухе были не менее упорядоченные отряды пегасов тех же цветов.

Ближе всего к городу — но все же слишком далеко для катапульт – размещались таинственного вида машины, похожие на баллисты.

Над всем этим ужасным великолепием реяло знамя с красно-черно-золотым глазом.

Бред – они на краю цивилизованного мира – дальше только лес…

Откуда они явились?

Даже сейчас их уже тысячи.

Неужели это…

— За помощью послали? – севшим голосом уточнил одабаши.

— Они их всех перехватили – ответил дрожащий голос.

Помощи не будет.

— Ничего, сейчас будут переговоры – не может быть, чтобы они просто так взяли и напали – постарался восстановить душевное равновесие командир.

Будто в ответ, с их стороны раздался звук труб и они начали расчехлять свои орудия.

Что ж, солдатам Сиятельного не привыкать к крови.

Чует его сердце – ее прольётся много.

Он еще раз оглядел противников.

Как стена.

Да, такими он их представлял.

Посмотрел на своих воинов.

И увидел в их глазах ту же мысль.

Мы обречены.

Раздался грохот и их машины выплюнули нечто в направлении города…

-
— Это сигнал – вперед – его внезапно рванули назад:

— Куда идиот? – зашипел стоящий справа – тебе же сказали – они сами справятся.

— И ты дашь Лесным сражаться за нашу свободу в одиночку? – возмутился юнец.

— Они сами этого потребовали – пожал тот плечами.

— А мне плевать! – ударил об мостовую кистень – эти чудовища должно погибнуть от наших копыт!

— Друзья лучше знают, что делать – покачал головой старик слева.

— Это НАШИ враги – закричал неугомонный – вы что забыли об их зверствах? Даже вся кровь этого проклятого племени не смоет их преступления.

— Помним получше тебя, молокосос. Они ответят – кивнул седовласый – после того как Лесные их победят.

— Да они даже не видят, куда стреляют – возмущенно воскликнул уже трясущийся от злобы заводила, показав на разорвавшийся далеко вверху снаряд – что это?

Остальные подняли глаза и увидели, как спускается что-то красное. Сверху пролился ароматный дождь.

— Да они там в лесу все с ума посходили! – возопил глазастый юнец –стреляют цветами! Вперед, пока стража не опомнилась!

Он рванулся к стене, размахивая оружием.

-
— Да, помолчали бы вы лучше, сосунки – добродушно прервал начавшийся было спор сержант, отвешивая обоим по подзатыльнику – ведь любому и так понятно, что это такое.

— Ну и что же? – с едва заметным вызовом поинтересовался правый, поправляя черно-золотой шлем.

— Непролитая сегодня кровь.

-
Одабаши сполз по стене и сел прямо на камни.

Спокойствие и умиротворение опускалось на мир.

Внизу какой-то дикарь шлепнулся в лужу, уронив кистень, и начал петь.