S03E05
Шок. Полдень.

Бремя белого.

Есть такое понятие — тенденциозная толерантность.
Хочу напомнить, что Император родился снежно-белым.

-…прими же его как благодарность за свои заслуги перед Империей – венок опустился на коленопреклонённого пегаса.

— Еще бы куст на голову надели – с иронией мысленно отозвался «Лев Востока».

— Надо будет – наденем — тем же «тоном» пообещал Император.

— Ну-ну — крылатый внезапно рванулся ввысь и совершил пару средней сложности трюков. Естественно, не потеряв новое украшение.

— Постыдился бы – сколько лет-то уже – шутливо пожурил его «старый актеришка в короне».

— Кто бы говорил – полководец полетел к своим «бессмертным».

Его можно было принять за сорокалетнего – как и меня в том же возрасте.

Воистину – столичное Начертание это одна из лучших моих задумок.

Хотя главное конечно то, что генерал молод душой.

Несмотря ни на что.

Старик вернулся к трону и усмехнулся.

Да, теперь он вспоминает произошедшее с улыбкой. А тогда…

-
— Итак, когда же наши доблестные войска вернутся на родину? – спросил Император, едва закрылась дверь.

Посланец сглотнул.

Этот момент наконец наступил.

Спокойно. Они ведь поступили правильно.

Не может быть, чтобы Он не понял.

Солдат выпрямился и вскинул копыто:

— Полковник Фламенд Цертус шлет вам свое приветствие и сообщает, что его войска провели успешное наступление…- длинный список южных названий, значимая часть которых, скорей всего, ничего не говорит правителю Империи. Затем были битвы и их результаты. Перечисление новых завоеваний. В конце просьба о подкреплениях.

Молчание.

Император еще в начале доклада отвернулся к окну.

Ни вопросов, ни приказов.

Но сам воздух как будто начал сжиматься вокруг несчастного посланника.

Дверь внезапно открылась.

— Надеюсь, я не помешала – Королева черных? С чего это она так легко сюда зашла?

— Что тебе нужно? – все еще не поворачиваясь, спросил повелитель. Очень напряженно.

— Просто стало интересно – что могло так тебя взбесить? – беззаботно отозвалась дырявая кобыла, с видом хозяйки проходя ко второму креслу – не расскажешь?

Даже несмотря на свое крайне незавидное положение, пегас почувствовал возмущение – как эта тварь смеет…

— Может быть – прервал его мысль Император – только я все еще надеюсь, что не так понял. Солдат!

Посланец снова вытянулся по струнке.

— Хочу уточнить – наконец оглянулся владыка – правда ли, что полковник Фламенд нарушил мои приказы и начал лить кровь подданных Империи ради абсолютно чуждых нам интересов? Да еще и посмел принять под защиту нашего государства совершенно не нужные поселения, населенные народами, даже право на жизнь которых находится под большим вопросом?

— Сколько огня – послышалась довольная ремарка – приятно посмотреть.

Этот взгляд, кажется, сейчас прожжет в нем дыры.

Солдат собрался с силами.

Правду говорить легко и приятно.

— Никак нет…

Глаза владыки закрылись.

— Ну вот, испортил все веселье – вновь раздалось сбоку.

-…полковник Цертус сделал это в соответствии с вашим приказом и общей политической и военной доктриной государства.

Раздался предвкушающий смешок.

-
Хорошо, что в кабинете была Крисалис – в ее присутствии я неосознанно напрягался и становился лучше. А то ведь могло дойти и до необдуманных указов.

Меня вполне можно понять – страна едва начала подниматься с колен: значимая часть долгов оплачена, ожидался первый нормальный урожай, промышленность предпринимала робкие шаги в сторону демилитаризации, южане пытались натурализоваться и прочее. Конечно, вряд ли что-то могло заставить нас забыть о войне, но все жаждали как можно скорее отбросить последнюю ее нить и вернуть наших солдат с Южного материка.

А тут на тебе: большая заваруха, в которую нужно вкладывать свою кровь и ресурсы.

Все было просто – какой-то не в меру наглый царек, успевший объединить под своей властью несколько коренных провинций бывшего Царства, решил поиграть мускулами и слопать столичную область, а также все, что по дороге. В улучшенной традиционной манере – приобщив к земле и обратив в рабство всех, кто не принадлежал к титульной нации. Впрочем, большая часть рабов тоже жила недолго: ценных специалистов отправляли в родные земли, а всех остальных использовали как мясо при захвате следующих городов.

Все хорошо и замечательно – вероятно царек знал о скором окончании нашего договора с городом и не очень-то торопился, старательно очищая «святые земли» от «отбросов». Однако, чтобы не прослыть трусом, он стал слать туда одну за другой угрожающие послания с обещаниями всех перерезать.

Вот только он не учел, что в бывшей Столице сидит полковник Фламенд Цертус.

Примечательная личность – наследник древнего рода и завидный жених, великолепный тактик и неплохой администратор, ярый Последователь. Один из самых молодых полковников нашей армии, хотя нельзя сказать, что это исключительно его заслуга – у него был могущественный покровитель, который всячески способствовал продвижению своего протеже. Хотя сам пегас большую часть жизни скорей всего и не подозревал о дружественном копыте в столь высоких кругах.

Эх, как же давно это было…

Во времена, наступившие сразу после Революции, многим из нас виделось, что старый мир рухнул и вещи, казавшиеся прежде важными, совершенно обесценились. Судя по всему, так считала и последняя представительница семьи Цертус, чьи корни восходили ко дням основания Города. Во всяком случае, древность ее рода не помешала ей стать одной из «наиболее вероятных претенденток» на звание избранницы Унвера.

Мне доподлинно неизвестно, правда ли Фламенд является сыном моего почившего друга. Уже на второй год после тех кровавых событий пегаска вышла замуж за другого, тоже весьма достойного жеребца и тему отцовства ее первенца поднимать стало просто неприлично. Вполне вероятно, что бывший Старейшина столь внимательно относился к нему просто из приязни к его матери.

Не важно.

Мне лично всегда казалось, что они очень похожи друг на друга. По жизни — веселые раздолбаи способные на неплохую актерскую игру и любящие пошалить. В работе – четкие и смышлёные исполнители, способные на нестандартные ходы, ударный труд и самопожертвование. Думаю, что главное отличие было в воспитании. Пегас с детства жил в атмосфере любви и впитывал Истину о Едином, благодаря чему вырос почти идеальным гражданином с четким виденьем личной чести и долга перед родиной и Создателем. Однако его идеализм порой становился прямо-таки запредельным. Ясное дело, что ни о каком понимании политики, тонкой дипломатии, шпионажа, холодном прагматизме и готовности бестрепетно пожертвовать другими не могло быть и речи.

Последнее было главной причиной необходимости в покровителе для военной карьеры – высший офицер должен знать, что ради Высшего Блага порой нужно идти на жертвы. Мне неоднократно доводилось спорить об этом с Унвером, вплоть до самой его кончины во время Нашествия. В итоге решил дать парню шанс – в конце концов, именно минимизация наших потерь была главной задачей для остающегося на Южном материке военного командира.

Так что легко можно представить, сколь сильную эмоцию я ощутил, когда мне доложили, что он ввязался в полномасштабную войну за чужие интересы, да еще и якобы по моему приказу и в соответствии с нашей доктриной.

Что ж, в логике ему действительно не откажешь.

Задача – защищать город до окончания года.

Есть противник, который неоднократно заявлял о своих враждебных намерениях и имеет все шансы дойти до охраняемого объекта в срок.

Первый тезис: лучшая защита – нападение. Комментарии излишни.

Второй: в подавляющем числе случаев следует собрать как можно больше войск перед сражением. Вокруг полно аборигенов, жаждущих жить.

Третий: бои стоит вести на чужой территории. Которую лучше подготовить заранее.

Четвертый: нельзя оставлять вероятного противника в тылу. Лучше всего сделать из него союзника и послать на фронт.

Пятый: не упускать возможности уменьшить количество врагов во время отступления. Впрочем, и до этого.

Шестой: нет мира агрессору. Всякое дело требуется доводить до конца.

Итог: создание альянса из местных князьков, уничтожение наступавших войск бывшей «титульной нации», вторжение в коренные земли, тысячи погибших граждан, создание на Южном материке чего-то вроде филиала нашей Империи.

Старик приложил копыто к лицу – и сразу дал знак продолжать.

Сейчас-то ему известно, чем все «закончилось», а тогда перед ним вырисовалась весьма неприглядная картина: практически неминуемое объединение частей бывшего Блистательного Царства против общего врага и долгая, безнадежная война на чужой территории ради спокойствия местных жителей, которые только недавно уничтожали его родину.

Конечно, было и практическое оправдание – обширный, профессионально сделанный доклад о наличествующих на новой земле ресурсах, которые, теоретически, с лихвой компенсировали бы всю нашу потребность в сырье. Уже к тому времени приплыло несколько флотилий не с золотой и магами, а с куда более прагматичными вещами: фрукты, железо, специи и прочее. В этом мне четко виделось копыто Ставроса и его клики, частью которой был и оставшийся на Южном континенте экономический триумвир.

Вот только за потоки сокровищ обычно надо расплачиваться реками крови.

Я буквально сердцем чуял, что ничего хорошего от нашей экспансии не выйдет. Даже возникло серьезное желание просто бросить своих сограждан и отмежеваться от любых дел связанных с Южным материком.

Но я просто не мог так поступить – это было бы предательство. К тому же, бросать их было совершенно необязательно, да и вообще – во мне теплилась надежда на более благополучный исход.

Ага, как же…

Взгляд обратился к еще закрытой секции Стены.

Это было потом.

А тогда я был вынужден все бросить и уплыть на юг.

С подкреплениями, естественно.

Нас встречали.

Даже есть картина об этом.

Тысячи ликующих южан, флаги, фанфары, цветы и прочие мелочи.

Полковник, склонившийся перед сходящим с трапа земным пони.

Сотни «знамен» у моих ног.

Я произнес маленькую речь, а затем потащил его на корабль, в защищенную каюту – выяснить текущее положение дел и изложить ему свое виденье событий…

-
— Простите, ваше величество, но я все еще считаю, что мое решение было правильным – твердо ответил пегас.

— Ага, значит, вас не трогает гибель тысяч сограждан и совершенно не беспокоит будущее – Император снова заходил по комнате.

— Трогает, но они выполняли свой долг – смотреть прямо перед собой.

— Какой долг? – устало спросил земной пони – вам нужно было просто подождать еще несколько недель и спокойно уплыть. Они погибли ни за что.

— Долг перед Единым, ведь все существующее – Его создания – Фламенд переложил шлем на другую ногу.

— Вы же понимаете, что это – те самые существа, что меньше двух лет назад чуть не уничтожили нашу родину? – правитель сел на переносной трон.

— Так точно.

— И что нам не удалось бы удержать такой огромный кусок суши в подчинении, даже будь у нас вчетверо больше солдат?

— Да, ваше величество.

— Так почему же вы это сделали? Чего ради вы проливали кровь Империи? – уже раздраженно спросил Император.

— Если бы вы видели, что они делали с населением, то поступили бы так же – решился пойти во-банк полководец – такое и в кошмарном сне не присниться – горы черепов, дороги, уставленные кольями, которым нет конца…

— Я не нуждаюсь в этом перечислении – поднял копыто собеседник – те, кого вы защищали, поступили бы точно так же, представься им подобная возможность и вполне вероятно, что они уже планируют сделать это с нами. Они дикари, не знающие Истины.

— Но мы ведь можем научить их – наконец оторвал он свой взгляд от стены – показать им, что можно жить по-другому…

— Вы тут не грибки играете и должны понимать, что на вас смотрит вся Империя! Научить их – он фыркнул – скорей всего, вы просто не представляете, о чем говорите – сколь колоссальных вложений требуют ваши необоснованные мечты. Ведь нам придется не просто учить их, но и сторожить, защищать, окультуривать цивилизацию, которая отстоит от нас как земля от неба, да к тому же находится на другом континенте. Ломать саму их жизнь – вы думаете, они пойдут на это? А даже если и так, то ответьте мне на главный вопрос – зачем нам это надо?

Полководец собрался с духом.

Как он сказал посланцу: правду говорить легко и приятно.

— Вы уже, должно быть, читали доклад о местных ресурсах, а значит, нет смысла повторять его – начал пегас издалека – я хочу спросить вас: зачем существует Империя?

По лицу Императора было явно видно, что вопрос поставил его в тупик.

— Чтобы принести счастье ее подданным – наконец ответил он.

— И только? – полководец почувствовал, что ходит по острию ножа – когда она родилась, вы сказали: «Я создам новый мировой порядок, где все живое сможет жить в мире и согласии под сенью Империи и Единого. Мы создадим его вместе». Неужели вы отказываетесь от своих слов?

Молчание.

— Думаю, что нет – решил он продолжить – она должна была быть зародышем нового мира. Конечно, затем все произошло совсем не так, как вы предполагали. На нас напали безжалостные варвары и сделали из нас своих данников. Чтобы победить их, нам пришлось стать подобными им. Воинами. Грабителями…

Ожидаемой вспышки не последовало.

-…но вот мы победили и вчерашние враги сами молят нас о помощи – в голосе нарастали эмоции – конечно, для нас они – кровожадные монстры, но ведь и у них есть разум, способность обучаться, желание жить. Как же мы можем отвернуться?

— Легко и просто – так, как призывает здравый смысл – отозвался Император, но в его словах уже не было той уверенности.

— А как же любовь? – воодушевленно спросил Фламенд – как же наш долг перед Единым? Разве не на Последователях лежит ответственность по распространению Истины нуждающимся в ней? И сейчас они сами просят нас остаться и рассказать о «наших путях». Конечно, дикари имеют в виду наше оружие и магию, но все это – ничто без фундамента на котором стоит Империя. Мы имеем возможность принести им свет и если не воспользуемся ею, то совершим преступление перед южанами, миром и Спасителем.

Пони на троне начал смотреть в пол.

— Мы обещали создать новый мир и сейчас сам Создатель дает нам такую возможность – уже тише завершил он свою мысль.

На какое-то время наступила тишина.

— Вы ведь осознаете, что мы можем просто этого не потянуть? – сдаваясь, уточнил великий правитель.

— «Отпускай хлеб твой по водам» — процитировал пегас и добавил – «труд ваш не тщетен».

— Я не настолько глуп, что бы спорить с Абсолютом – криво усмехнулся земной пони – к тому же, по вашим словам, непосредственная угроза ликвидирована, причем с немалыми выгодами. Да и местное сырье действительно может привести нас на вершину.

Он вскинул голову и в его глазах блеснул юношеский задор:

— Что ж, Фламенд Цертус, ваша взяла – Империя будет нести бремя просвещения в эти дикие земли.

Полководец почувствовал, что воспаряет без помощи крыльев.

— Однако не думайте, что вам и им не придется многим пожертвовать…

-
Я потом долго объяснял этому идеалисту, как все это выглядело на родине и что будь у нас хоть чуть менее централизованный и жесткий режим, то его бы уже открыто клеймили предателем, а под меня начали бы подкапываться недоброжелатели.

Унверу это все было бы очевидно с самого начала.

Не суть – мне предстояла большая работа.

Бывшая Столица Блистательного Царства была официально принята в Империю на правах города особого значения и переименована в Есталон – ей не привыкать. Большая часть близлежащих земель, которые уже успели вступить в альянс, были измельчены и объявлялись вассалами нашего государства с небольшим ограничением власти местных правителей и подчинением общеимперским законам. Более удаленные были названы «входящими в зону интересов» и имели неплохой шанс получить военную помощь в случае нападения.

Фламенд Цертус пошел на повышение и был назначен генерал-губернатором новых территорий. Со стороны это наверняка выглядело как почетная ссылка. Политический советник для него был заготовлен еще перед отплытием.

Я успешно раскинул внутреннею агентурную сеть из квалифицированных подданных Крисалис и местных добровольцев, а также сделал зачин для внешней.

А потом начался долгий период моей дипломатической работы. Окрестные «государства» и царьки стравливались, подкупались, запугивались, получали уверения в нейтралитет, дружбе, готовности постоять за свои интересы и так далее. Долговременных соглашений заключать смысла не было – Царство только вступило на путь хаоса и я думал, что скорей всего все эти правители не долго будут сидеть на своих тронах. Ожидал, что жители будут завидовать нашему островку спокойствия и благополучия, что еще больше укрепит наши позиции.

Значимая часть всего этого сбылась. По крайней мере, до начала наших проблем.

Император провел на Южном материке полтора года и, вернувшись на родину, застал начало ее расцветания.